332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алиса Чернышова » Пара для дракона, или просто будь пламенем (СИ) » Текст книги (страница 20)
Пара для дракона, или просто будь пламенем (СИ)
  • Текст добавлен: 19 декабря 2020, 21:00

Текст книги "Пара для дракона, или просто будь пламенем (СИ)"


Автор книги: Алиса Чернышова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 24 страниц)

Сгрести себя с пола удалось не с первого раза, но Маллани с малым нужно было дать побыть наедине, тут без вариантов.

– А вы молодец, – сказал фейри, устраивая Фьорда в кресле. – Справились на отлично.

– Подслушивали?

– Разумеется, – безмятежно отозвался остроухий. – Подслушивал и подсматривал – я, знаете ли, несу ответственность за то, что рискнул оставить вас с опасной менталисткой. Это после травмы-то! Я бы и не стал этого делать, но ситуация была критической. На меня она реагировала плохо, господин Шокуо-Ретха сделал все, что мог, оставались… экспериментальные методики.

– Вот за это я и ненавижу головастиков, – буркнул великан. – Всё и всегда у вас с подвохом.

Фейри улыбнулся, показательно продемонстрировав весьма острые клычки.

– Признаться, – сказал он мягко. – Для того, кто ненавидит головастиков, вы слишком хорошо умеете их понимать. И слишком уж тянетесь к ним. Нет?

От необходимости отвечать его спас громкий, как кабздец, Рыда. На сей раз друг явился с боевой поддержкой, то бишь, супругой. Великан в очередной раз благословил небо за то, что на свете существуют друзья.

– Фьорд, ну как же так! – щебетала Чичи, которой всегда было сразу и много. – Выглядишь осунувшимся. Кошмар просто! А где та девушка? Я принесла одежду, и еды, и всё по-мелочи для маленького. Что значит, мне туда нельзя? Беспредел! Произвол! Мне – можно!

Великан посочувствовал мысленно менталисту, но спасать не стал: пусть Чичи немного собьёт остроухому спесь. Экспериментальные методики, мать его…

– Так что там, ты говорил, за заваруха?

– А, – Рыда оскалился. – Кажись, у нас в городе меняется власть. Ну, то есть, уже сменилась.

– Чего?!

– Да, ты, друг, многое проспал, – сказал орк. – Так бывает. В общем, дела такие: наш Жрец решил, что ему надоело каждый раз по два часа втирать всяким придуркам свою – как он там говорит? – политику партии. На фоне случившегося наши доблестные Главы Гильдий разродились очередной отборной порцией вони, и терпению Жреца, по ходу, пришёл окончательный он самый. Вот и решил его Претемнейшество, пока у нас гостят драконы, слегка подсократить количество тех, кто треплет нервы. Как итог, гильдейский Глава и верховный маг всея Чу арестованы. Завтра общегородское собрание, а нам, гвардейцам, надо быть там в полном составе – Властелин будет вещать перед народом, и скажет, судя по всему, много интересного, раз созывает всех друзей, включая нас и некромантов. Сечёшь? Представляешь, что за концерт будет, раз нужна такая подтанцовка? В последний раз такое горячее шоу нам обламывалось, когда Главу боевиков изгоняли.

– Ясно, – прищурился Фьорд. – Значит, я выздоровел.

– Чудесное исцеление?

– Оно самое.

– Смотри, брат, поосторожней: головастики сказали, что ты ещё несколько дней проведёшь в лекарской койке.

– Вот разгребём всё – тогда и отлежусь, – хмыкнул Фьорд. – Что бы там ни было, но, коль уж так девки пляшут, моё место – за плечом Властелина. Новых уродов у власти, после всего, не хотелось бы.

– А то, – ощерился Рыда. – Мне провести с ребятами дополнительную беседу на тему правильных политических взглядов?

– Сам проведу, – хмыкнул Фьорд. – Сейчас вот только свалю отсюда – тем более что, кажись, головастикам опять не до нас.

Это было правдой: один из братьев доброты, обслуживавших смежное, лекарское крыло, примчался в мыле и начал быстро что-то вещать ошалевшему от счастья остроухому про двух с половиной новых пациентов, которых доставил сам Властелин. Точнее, одного доставил, и он вроде как в полуразобраном виде, некроманты трудятся, пытаясь собрать. Вторая была на подходе, и не с чем-то, а с передозом пыльцы.

Фьорд только покачал головой: кажется, пока он спал, Ири развлекалась на все лады – так, как только могла. Что за это время вообще не успело случиться?!

* * *

Игорь ненавидел больницы – ещё там, на Земле.

Притом не сказать, что уровень заведения сильно влиял на это чувство: его одинаково раздражали и прилизанно-дружелюбные частные клиники, и развесёлые государственные, все как один, вне зависимости от профиля, напоминающие гастролирующую психбольницу со вкрай задолбанными врачами, рвущимися без очереди разномастными пациентами и бюрократией головного мозга в качестве главного диагноза.

Да, декорации и расценки у медицинских заведений разные, но вот запах всегда относительно одинаков: антисептика, хлорки, нездоровых тел, боли, страха, волнения. В стационаре к сему букету можно было добавить ещё и неповторимый аромат немытых тел и экскрементов – в качестве вишенки на торте, так сказать.

Если подумать, Игорь всегда был аномально чувствителен к запахам – просто, как ни странно, не осознавал этого. Тем не менее, знал и чувствовал многое там, в самой глубине души, пусть и никогда не говорил вслух.

Да, он ненавидел больницы, но верхушкой топа его неприятия были приёмные покои в травматологии и залы ожидания у операционных. Сидеть, закидываясь дешёвым кофеином из автомата, не чувствуя вкуса, и ждать новостей в компании таких же, как ты. Растерянных, порой – заспанных, в домашней или небрежной одежде, со всклокоченными волосами. Кто-то кусает губы, кто-то отчаянно обзванивает знакомых, кто-то заламывает пальцы… Всех их выдёргивают внезапно, из привычной, спокойной жизни, и заставляют ждать.

Мало что бывает хуже.

Иномирный приёмный покой, конечно, выглядел – и пах – совершенно иначе, но многие характерные черты сохранились.

Так, дежурный некромант (как выяснилось, именно такого рода маги за неимением лекарей в Чу становились врачами) выглядел так, как будто и сам был наспех воскрешённым зомби, не первой свежести притом.

Парень выполз на крышу с огромной кружкой, наполненной чем-то явно бодрящим, уставился на Максима и выдал столь заковыристую фразу на местном, что перевести на великий и могучий её было хоть и можно, но совершенно неприлично.

После, конечно, всё завертелось. Как знать, что там драконица начертала огненными письменами над мальчишкой, улетая, но дежурному по местной больнице это придало небывалое ускорение. Вскоре несколько людей (или, как минимум, относительно человекообразных существ) с помощью магии отволокли Макса в местный аналог палаты, который именовался магически изолированной комнатой. У Игоря уточнили, кем он больному приходится, услышали, что не родственником, разочаровались и крайне настойчиво попросили "подождать".

Что плохо – автомата с кофе, пусть и дерьмовым, тут и близко не было.

Между тем, кажется, вечер у местных окончательно перестал быть томным – притащили ещё одного пациента, на сей раз девушку, прекрасную, но очень бледную. Следом примчался самый настоящий эльф, то есть, хрупкое создание с миндалевидными глазами и всклокоченными зелёными волосами. Сие дивное видение Игоря, признаться, слегка шокировало и даже взбодрило почище кофе. Хотя и пора, казалось бы, уже привыкнуть, что земные сказки в этом конкретном мире становятся реальностью.

Эльф тоже умчался, что-то бормоча, а потом всё внимание Игоря сконцентрировалось на одном конкретном существе – в зал вошла Ири.

– Ну, как ты? – спросили они хором. И одновременно друг другу улыбнулись.

– Нормально!

– Всё в порядке! – пожалуй, к манере одновременно спрашивать и отвечать стоило бы уже привыкнуть. Но, если честно, в этот самый "порядок" не особенно верилось.

Ири выглядела, как всегда, роскошно, этого не отнять. А вот пахла – усталостью и раздражением.

– Я хочу тебя обнять, – сказал он. – Можно?

Она улыбнулась, быстро осмотрелась, как школьница, проверяющая, нет ли поблизости учителей, и пристроилась рядом, поджав ноги и положив голову ему на плечо.

– Можно, – сказала она. – Только так, чтобы никто не видел.

– А что, накажут? – усмехнулся Игорь. – Или обниматься с иномирцами неприлично?

– Ни то, ни другое, – её дыхание обжигало шею. – Просто я очень важная. И страшная. А завтра мне предстоит быть ещё важнее и страшнее. Понимаешь?

– Думаю, да, – вздохнул он. – Никто не должен видеть твоих слабостей?

– Именно, – она на мгновение прикоснулась губами к его коже. – Все должны видеть, что я уверена во всем, что делаю, и могу справиться со всем происходящим. И не думай, мне нравится быть той, кто я есть, мне не хотелось бы ничего другого, но… Но знаешь, приезд дедушки, и вся эта ситуация с иномирными менталистами, и мост, и хутор, и Мать Соли, и теперь ещё Диве, и… я должна быть постоянно уверенной в себе, принимать решения, но правда в том, что мне дико хочется на кого-нибудь наорать, а потом расплакаться. И проспать пару-тройку дней, просыпаться лишь иногда, и тогда валяться в кровати и есть там же, наплевав на приличия.

Игорь улыбнулся.

– Звучит, как план на идеальные выходные. И – эй! Никто не может быть сильным двадцать четыре часа в сутки.

Он почувствовал её улыбку.

– А почему именно двадцать четыре?

Игорь вздохнул.

– Ну да, совсем не факт, что ваши меры измерения равны нашим… давай так – никто не может быть сильным постоянно.

– Спасибо, – шепнула она, и их губы, наконец-то, встретились…

А мгновение спустя двери распахнулись от сильнейшего удара.

31

Даже с новой скоростью Игорь не уловил тот момент, когда Ири оказалась на ногах, на шаг впереди. По её одежде заплясало пламя. Секунду спустя в зал ворвался юноша, красивый, утончённый, статный и совершенно безумный на вид. За ним клубилась тьма, чёрная и пугающая.

– Где она?! – взревел пришелец так, что стены задрожали. – Где?!

– Успокойтесь, господин Эт! – рявкнула в ответ Ири чуть тише, но не менее внушительно. – Всё крыло некромантов забито ранеными, в том числе благодаря вашим с Диве выходкам. Проявите толику уважения и убавьте звук! Тут спят больные!

– Меня это не интересует! – ощерился "господин Эт", надвигаясь.

– Ах, во имя Неба! – рыкнула Ири. – Право, вас что, воспитали в какой-то крысиной яме? Я никуда вас не проведу, пока вы не успокоитесь и не вспомните о манерах!

– Как же ты меня достала, высокомерная жестокая стерва! – вызверился этот хам. – Речь о моей паре! У тебя вообще есть сердце?

Раздалось яростное, злобное рычание. Эти двое изумленно оглянулись, и только тогда до Игоря дошло, что рычит, оказывается, он сам.

– Не смей так с ней говорить! – прошипел он. В коридоре, освещённом магическими светильниками, подозрительно замигал свет.

– Какая радость, – ощерился Эт. – Я как раз планировал сменить прикроватный коврик…

– Прекратите, – в голосе Ири появились откровенно опасные нотки. – Господин Эт… может быть, у меня и нет сердца, но я прощу вам ваше поведение. Только потому, что понимаю, что это такое – тревога за пару.

Пришелец моргнул, посмотрел на Игоря, потом – на Ири. Поднял брови.

– О, – сказал он. За этим явно должен был последовать монолог, но Ири прервала его на излёте.

– Диве будет в порядке, – сказала она серьёзно. – Она, очевидно, приняла слишком много не самой качественной пыльцы фейри, но это обратимо. Однако, вы, надеюсь, и сами понимаете: вы должны взять себя в руки. Не стоит входить к ментально пострадавшему существу в состоянии полного душевного раздрая. Это не только неэтично, но и банально опасно. С учётом открывшихся обстоятельств, можно сказать, что Диве – моя компаньонка. Я отвечаю за неё, как выходец из Старшего Дома, и не могу позволить вам подвергать её риску.

– Тут вам не Предгорье, чтобы прикрываться этими идиотскими законами, по меркам которых драконы из подчиненных семей – просто вещи! – ощерился Эт. – Я – её пара, и имею право её видеть. Сейчас!

– Несомненно, – Ири была спокойна, как стена. – Однако, именно ваши действия привели к подобному результату. Не окажете ли вы мне честь обсудить наедине несколько вопросов? Через пару минут подойдёт менталист, занимающийся делом Диве, и расскажет нам больше, а пока… Ихор, я прошу простить. Оставлю вас на минутку.

– Это точно безопасно? – Игорь посмотрел на Эта с подозрением. – Может, я лучше побуду с вами? Обещаю не слушать.

– Мне приятна ваша забота, – сказала она мягко. – Но не стоит. Максимум, что может случиться, если господин Эт опять потеряет контроль над собой – мы устроим небольшую разминку. Не опасную ни для кого из нас, ручаюсь. Пожалуйста, не волнуйтесь!

Игорю Эт с первого взгляда не понравился, вот совсем. Во-первых, он был психованным истериком. Во-вторых, он оскорбил Ири. Это у неё-то нет сердца?! Ладно, предположим, она помогла Игорю потому, что он ей понравился (каким бы умеренно привлекательным ни казался ему самому нелепый чел в отражении, она, очевидно, отыскала в этом зрелище что-то хорошее). Но Максу она явно не симпатизировала, но – помогла, хотя могла бы просто отговориться чем-нибудь.

Но, если честно, была ещё и третья причина, по которой Эт Игорю не нравился. Он был… ну, очень явно из того же круга, что Ири: одежда, осанка, эта нечеловеческая, величественная красота, могущественное колдовство. Игорь с некоторой грустью подумал, что Ири наиграется с ним, а после выберет себе кого-то вроде этого парня.

Подходящего.

Эта мысль не радовала, потому что сам он увлекался ею все больше: и запахом, который он теперь неосознанно искал повсюду, и голосом, и красотой, и смелостью, и умом, и – да – тем самым сердцем, которого у неё, якобы, нет. Но здесь, в иномирном приёмном покое, он чувствовал, как сомнения захлёстывают душу.

Этот мир казался таким прекрасным, ощущался, как свой, но, всё же, был чужим. Игорь тут был чужаком, никем, и это противоречие сжигало изнутри. С другой стороны… однажды он уже выбрался из ямы. Почему бы не повторить этот трюк? В конечном итоге, вся жизнь – это сплошное карабканье по отвесным стенам бесконечной пропасти. Смысл не в том, чтобы не падать вовсе – сие невозможно.

Смысл в том, чтобы упорно продолжать движение.

* * *

– И о чём же мы собираемся говорить? Будьте добры высказать свои претензии побыстрее!

Ири мысленно вздохнула и подошла к окну. Из немногих магически изолированных комнат после дневного веселья свободной осталась только эта, и то потому, что персонал поленился разгребать наполовину заполнивший помещение хлам.

– Господин Эт, – сказала Ири устало. – Диве рассказала мне, что произошло. И… об её прошлом роде деятельности (я не знала этого, как и вы), и о вашей реакции. Она сказала, вы ощутили такое отвращение, что просто молча ушли.

– Нет! – взвился дракон. – У меня был скачок силы. Мне надо было подумать!

– Понимаю, – вздохнула Ири. – Но не приходило ли вам в голову, что она воспримет это иначе?

– Мы – пара, и обмен эмоций…

– Может быть легко заглушён до Принятия, если один из пары находится в сильном напряжении, – отозвалась Алая. – Послушайте, Эт. Мне это всё нравится не больше, чем вам. Что бы вы там ни думали, я не горю желанием вмешиваться в отношения пары. Клянусь Небом, у Властелина Чу есть более важные, неотложные и актуальные дела. Однако, я выросла в Предгорье, где по законам государства и морали драконы из старших Домов предоставляют защиту представителям обычных семей, особенно тем, что вхожи в гнездо. Пусть я и не могу дать Диве короткое имя, однако, я всё ещё обязана оберегать её, как зависимую, и более молодую, и неопытную. Также в круг моих обязанностей входит решение проблем с другими представителями старших Домов. Потому я спрашиваю у вас, здесь и сейчас: вы намерены и дальше трепать паре нервы, решая, подходит ли она вам? Если да, я, как её представитель, категорически против вашей кандидатуры. Совместимы вы или нет, Диве – драконица. И пережила многие вещи, которые для разума молодого дракона губительны. Если вы намерены и дальше в любой непонятной ситуации убегать в закат, я не считаю возможным отдавать вам её прямо сейчас.

Ири стиснула зубы, осознав, что всё же повысила голос. Дедушкины откровения произвели на неё слишком большое впечатление, а то, что произошло с Дорой, равно как и история с Казначеем… парность была болезненной темой.

Возможно, Ири слишком вмешивалась. Возможно, она пыталась защитить Диве так, как не смогла уберечь Дору и себя.

Возможно всё.

Эт молчал. Он как-то разом успокоился, а теперь разглядывал её внимательно, оценивающе, и взгляд этот ей не нравился.

– Я ведь могу поступить иначе, – сказал он мягко. – Прямо сейчас сообщить отцу, что вы – никакая не изгнанница, что ваш родственник здесь, и явно не затем, чтобы убить. Я могу сказать, что вы мешали мне обрести мою пару, и отец направит сюда все свои войска. Потом я смогу сделать из вашего котика прикроватный коврик, как обещал давече. Степные рыси – отличные мастера плетений, но, в большинстве своём, не лучшие бойцы.

Ири улыбнулась – на её вкус, это было лучше истерик и нытья.

– Рада, что вы успокоились, – сказала она холодно. – И так уж вышло, что мы с вами оба многое можем сделать, дабы напакостить друг другу. Но – стоит ли? Или, может, проще ответить на мои вопросы? Подумайте.

Несколько мгновений они мерились взглядами. Стихийные ауры плескались вокруг, закручиваясь в немом противоборстве. Ох, до чего же длинный день… Всё же, ментально Чёрные драконы куда сильнее Алых…

Внезапно всё прошло.

Эт усмехнулся.

– Знаете, пожалуй, я хотел бы встретиться с вами в тренировочном зале. Пара вроде вас – кошмар наяву, но вот от такого друга я бы, пожалуй, не отказался.

Ири не сдержала нервного фырканья.

– Это, я так понимаю, был пряник?

Чёрный обольстительно улыбнулся.

– Да, – сказал он. – Не считайте меня идиотом, я ценю ваше отношение к моей паре. Но мы с ней сами разберёмся, хорошо? Представьте, что я украл вашего пушистика, увёз в свой город и не пускаю вас к нему. Между тем, вы знаете, что он болен. Были бы вы так уж… спокойны, о Властелин?

Ири не стала представлять эту ситуацию в красках, потому рычание удалось сдержать. Общую реакцию, однако, все же не совсем.

– Именно, – сказал Эт. – И… коль уж вы встретили пару, понимаете и сами: меня не радует это положение вещей.

– Я не стала бы так вести себя, не волнуйся я за неё, – отрезала Ири. – И не веди вы себя… как вы.

– На вашем месте я бы волновался не о моей неотразимой персоне, а о том, что мне соврать отцу насчет визита Алых, – отметил Эт. – Скрыть совсем не получится, но, если постараться, можно смягчить его гнев. Не называть личности прибывшего, к примеру… Но тогда уже вы будете мне должны.

Что же, это был удобный момент.

– Я буду вам должна, если вы сообщите своему отцу о прибытии моего дедушки. И о том, что он желает встречи с вашим родителем – на его территории, разумеется.

Брови Эта чуть ли не поцеловались с волосами.

– Ваш дед так устал от жизни? Или он не в курсе вашей просьбы?

– Как ни странно, он затем сюда и прибыл, – Ири не видела смысла лгать в этом. – Итак?

– Значит, и впрямь самоубийца. И что, так легко отправите его на убой?

– Даже вслед не помашу, – криво улыбнулась Ири. – У нас с дедушкой свои счёты.

Чёрный хмыкнул.

– Понял. Что же, я это сделаю, а вы – уйдёте с дороги и перестанете вмешиваться в мои отношения с Диве. Иначе я задумаюсь, насколько правдивы слухи о том, что драконицы часто делят с компаньонками постель.

– Во-первых, вполне правдивы, но не в нашем с Диве случае, – Ири усмехнулась так похабно, как только могла себе позволить, глядя на чуть вытянувшуюся рожу Эта. – Если бы вы выросли в Предгорье, то принимали бы такие вещи, как должное. Второе – так и быть, я уйду в сторону, но не раньше, чем вы при мне Признаете Диве своей парой. Торговать её интересами в угоду дедушкиных суицидальных порывов я не намерена.

Эт почти восхищённо покачал головой.

– Это же надо быть такой… – он все же оборвал себя на полуслове.

– Стервой? – ощерилась Ири. – Я по вечерам тренируюсь, вот мой секрет.

– Лучше бы вы чем другим по вечерам занимались – добрее были бы. Что, этот ваш кот совсем не справляется?

– Да вот как-то так выходит, что я сначала потеряла кучу времени из-за одного великого мыслителя, который как-то не так понял голозадого божка и решил, что я – его пара. А потом каждый раз, когда я пытаюсь уединиться со своим настоящим истинным, вы вываливаете мне на голову очередную гору ваших же проблем!

– Ну конечно, – ухмыльнулся Эт. – То есть, виноват я. Тот факт, что ты мне месяцы нервы трепала и не позволяла к себе прикоснуться – сущая ерунда!

– Подумать только, – закатила Ири глаза, тоже переходя на панибратское обращение. – Несколько месяцев! Неужели ты настолько привык к тому, что девушки прибегают по команде. "Ко мне"? Или "к ноге"?

– Да мне и рта обычно открывать не надо!

– Да, оно и видно!

Несколько мгновений они ошеломлённо смотрели друг на друга, а после, всё же, расхохотались.

– Ты признаешь Диве? Да или нет, – сказала Ири, отсмеявшись.

– Я хотел бы сделать это у себя, в торжественной обстановке, – отрезал Эт. – Как мой отец. Я хочу, чтобы родители это видели.

– Извини, но это условие необходимо. Здесь. Сейчас! Я хочу быть уверена, что ты не поступишь с ней, как… В общем, не решишь после пары ночей, что не можешь смириться с её прошлым, с тем, кем она была и есть. Диве не заслужила такого.

– Что же, хоть в этом наши мысли сходятся!..

Их диалог прервал крайне неуверенный стук в дверь.

– Извините? – послышался голос фейри Идалу, заместителя Шокуо-Ретха и отличного менталиста. – Я могу войти?

– Да, – и дверь распахнулась, впуская зеленовласого фейри. Тот вёл себя крайне осторожно, будто был готов в любой момент дать стрекача.

– Всё в порядке, можно входить, – отметила Ири.

– Да, мой Властелин… Просто тут, как бы так официально сформулировать, витает весьма густой эмоционально-энергетический фон. Мне точно не стоит подойти позднее?

– А если сформулировать неофициально? – заинтересовался Эт. – Что за фон?

– О, боюсь, такой сорт речи неприменим в приличном обществе…

– Вот и не говорите приличному обществу, а нам – скажите, – Ири тоже стало любопытно.

– Ну, неофициально фейри называют такое "или подраться, или вжарить", мой Властелин.

Ири сдавленно фыркнула.

– Да это почти драконий девиз! Вашей чести ничего не угрожает, дивный господин. Расскажите нам лучше о состоянии госпожи Диверы.

– Не то чтобы я волновался за свою честь, о Властелин, вам обоим достаточно только свистнуть. Скорее, я не хотел бы умереть в цвете лет… Касаемо же госпожи Диверы, ситуация не критическая, как я и сказал с самого начала.

– Она сделала это осознанно? – задала Ири главный вопрос, внутренне сжимаясь.

– Что?! – Эту, похоже, только сейчас пришло в голову, что это могло быть вполне сознательное решение.

– Нет, – драконы одновременно облегчённо выдохнули. – Нет, скорее несчастный случай. Очевидно, госпожа пыталась успокоить себя пыльцой чаяфы, болотной лилии. Не чистой, разумеется, а в смеси с листвой вахаби и дурман-травой…

– Во имя Неба! – поразилась Ири. – Где она вообще взяла эту дрянь? И зачем? Я, может, и недостаточно щедра, но уж на чистую, без примесей, пыльцу чаяфы точно хватило бы – при условии, что ей так уж хотелось травить себя этим эльфийским ядом, уж простите за столь нелестную оценку!

– Никаких обид, мой Властелин: все знают, что наши цветы специально выводились в расчете на драконов, – Идалу не сдержал мимолётной хищной улыбки – некоторые расовые конфликты и хотел бы, но не сгладишь совсем. – Касаемо же вашего вопроса, то, думаю, дело в привычке. Как вы знаете, некоторые слои населения любят смесь вахаби и чаяфы из-за относительной дешевизны, медленного привыкания и достаточно мягкого действия, подавляющего, при этом, волевой и эмоциональный аспекты. Как вы понимаете, в торговле живым товаром подобное может быть важно. Ну и, наконец, пыльцу чаяфы крайне легко достать – она считается одним из лекарских средств. Про вахаби, думаю, и говорить не стоит…

– Разумеется, – поморщилась Ири.

Она не думала об этом. Очередная сторона, о которой она не подумала. А ведь, судя по всему, Диве не единственная, не так ли? Между тем, слова "медленное привыкание" очень коварны. Они не значат, что привыкания нет вовсе.

Ири с трудом сдержала гримасу – разболелась голова. Сколько ещё таких проблем, которые она пока не заметила, вскроется? Сколько пройдёт времени, прежде чем она сможет сделать этот грязный, полный тьмы город таким, каким хочет его видеть? И… какую цену за это придётся заплатить?

– … Полагаю, сначала госпожа приняла свою обычную дозу, – говорил дальше фейри. – Однако, как вы прекрасно понимаете, превращение изменило её организм, повысило устойчивость к ядам в разы.

– Так что она приняла ещё… – пробормотал Эт.

– Боюсь, да, – кивнул фейри. – И понятия не имею, сколько раз это повторялось: чаяфа влияет на память, она могла и не помнить. Так или иначе, как вы знаете, драконий организм реагирует на пыльцу резко. Это особенно ярко можно наблюдать, когда драконам приходит в голову напиться: они трезвы до определённого предела, а потом…

Ири понимающе кивнула.

– Мы можем пройти к ней? – Эту явно не терпелось.

– Я погрузил её в лечебный сон, – мягко сказал фейри. – И – да, разумеется, вы можете навестить её. Буду вынужден, однако, попросить соблюдать вербальную и эмоциональную тишину.

– Разумеется, – отмахнулся Эт. – Вопреки мнению некоторых, я – неплохой ментальный маг, а уж вредить собственной паре не собираюсь. А теперь, если мы, наконец, всё обсудили…

Фейри бросил быстрый взгляд на Ири и, дождавшись её утвердительного кивка, повёл их за собой.

– Вы осмотрели мальчика? – между делом уточнила драконица, бросив взгляд на настороженного Ихора и успокаивающе улыбнувшись.

– Лишь мельком, – отозвался фейри. – Собственно, я только дал ему соответствующие пыльцовые смеси и повлиял на его разум, чтобы ребёнок не испытывал боли. Пока с ним работают некроманты; моя миссия будет потом.

– Значит, у него, как минимум, есть это самое "потом"?

– Господин Наместник утверждает, что да.

– Господин Наместник?..

– Дежурный некромант вызвал его, когда увидел… характер повреждений. Он посчитал нужным это сделать, поскольку на мальчике был символ вашего личного приоритета. Как вы знаете, никто в городе не умеет разделывать и собирать воедино тела так, как господин Наместник.

Ири ухмыльнулась – это было истиной. С варлоком они как-то сочтутся, но не факт даже, что тот был особенно против: препарировать тела, мёртвые или живые, он любил ничуть не меньше, чем препарировать умы, сидя в своём кресле и играя во власть.

Можно сказать, это было его маленьким домашним хобби.

– Кстати, о знаке моего приоритета. Господин Фьорд ещё не приходил в себя?

– О, уже давно!

– И как он?

– Выглядел вполне здоровым, когда сбегал от меня в компании своего друга-орка.

Ири вновь понимающе улыбнулась, а ещё, как ни странно, ощутила облегчение: следующий день обещал быть непростым, потому с верным напарником за плечом ей будет в разы проще.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю