290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Душа Зоны (СИ) » Текст книги (страница 9)
Душа Зоны (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Душа Зоны (СИ)"


Автор книги: Алексей Абвов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 14 страниц)

Выкинув из головы лишние мысли, занялся установкой интегрального индуктора, переместив её с тайного склада в рабочее помещение. Физически она представляла собой два объединяемых в единую конструкцию шкафа на пять кубометров каждый, плотно набитых выполненной из аномальных материалов сложной механикой. И если я когда-то начинал занятия артефакторикой с самого простейшего индуктора, имевшего только один управляемый канал, то у доставшихся мне установок таких каналов было... шестнадцать тысяч триста восемьдесят четыре. Судя по документации, предыдущее поколение обладало лишь пятисот двенадцатью каналами. Каждый канал при своевременной подаче к области формирования необходимых аномальных материалов способен создавать до двенадцати функциональных элементов в секунду. Собственно, большая часть места в шкафах была отведена под подготовку нужных аномальных материалов и их доставку в весьма компактную зону формовки. Вся эта механика уже была полностью отлажена, тесты проходили без сбоев. Сободовцы, или кто они там на самом деле, сумев наладить устойчивую параллельную работу полутысячи формовщиков, на радостях от успеха захотели прыгнуть слишком высоко и круто обломались. Конфигурация базовых полей в зоне формовки новой установки получилась настолько сложной, что плохо поддавалась даже математическим расчетам, не говоря о практической реализации. Устанавливалась же эта конфигурация, как выяснилась из документации, с помощью специального шаблона, который им должны были поставить Хозяева Зоны. Без них, казалось бы, вся затея полностью теряла смысл. Обычным способом даже сотню формовщиков хрен сконфигурируешь. На 'Янтаре', судя по документам Пашки, установка имеет только шестьдесят два рабочих канала. Но мне уже довелось создавать конфигурацию полей близкой сложности, когда мы делали энергетический реактор. Осталось только пересчитать проект и загрузить его в имплантаты.

Сформировав модель и запустив расчет, озадачился изучением информации по теме силовой брони, благо появилось свободное время. Уже с первого взгляда стало ясно – проект исключительно сырой. Обнаружили интересный эффект от взаимодействия нескольких артефактов, создали их виртуальные ядра на специальных электронных эффекторах, провели испытания... относительно успешные и сразу же давай гнать поток, наплевав на все явные и скрытые недостатки. В тренировочном скафандре я познал только малую их часть. Настоящая силовая броня из-за особенностей взаимодействия отдельных эффекторов обладала ужасной инерционностью. Тормозилось и искажалось буквально каждое движение руки, ноги тела. Только благодаря активному экзоскелету удавалось частично скомпенсировать этот недостаток. А у него ещё и свои особенности оставались. В общем, человек в настоящей силовой броне с экзоскелетом будет медленным и весьма неуклюжим. Вот роботов силовая броня сделает поистине неуязвимыми машинами смерти. Именно к этому стоит готовиться.

Разбираясь уже с технологией связи и специфическими свойствами артефакта 'поплавок', быстро догадался – силовая броня совершенно бесполезна против 'пробивных пуль'. Те её просто не заметят, поразив защищаемую цель. Но и тут, если хорошенько подумать, и применить свойства 'поплавков', открывается шанс сделать так, что 'пробивная пуля' просто просквозит сквозь броню и цель, не нанеся ей какого-либо ущерба. Но тогда пострадает защита от обычных боеприпасов. Нужно думать, как совместить плюсы и скомпенсировать минусы. Нарисовав очередную грубую модель, запустил новый расчёт. Нужно определить, стоит ли вообще возиться. А избавить саму силовую броню от двух главных недостатков я как раз смогу. Там всё опять упирается в конфигурацию установочных полей. Большой вес же получался из-за использования в изоляции активных эффекторов друг от друга 'уранита', а он крайне тяжелый аномальный материал. Заменить его нечем, однако есть идея переделать сами эффекторы и пересчитать управляющую ими систему. Интересная задачка.

При работе время летит незаметно. Пришло сообщение на КПК от Вики, судя по цифрам адреса, отправление пришло из сети долговцев, что она задерживается и зависает где-то далеко от Бара. Обещает прибыть только к утру с первым конвоем. А у меня тем временем завершился расчёт идеальной конфигурации полей для установки, без учёта фактора исходного состояния. По уму нужно запускать новый расчёт с проработкой промежуточных сдвигов, подгонки и приближения к теоретическому идеалу, который априори недостижим. Разработчики понимали всю сложность финишной настройки, потому рассчитывали получить в итоге хотя бы половину от общего числа созданных активных индукторов. Восемь тысяч – это реально много. А я могу попытаться запустить в работу все. Разом. Загрузка картинки в имплантат, продолжительная подготовка, мысленный захват полей задействованных в индукторах ядер артефактов. Самый длительный и тяжелый этап. Спешить категорически противопоказано. Хоть, в отличие от реактора, мощного взрыва вряд ли случится, зато любое ошибочное действие моментально выведет самую ответственную часть установки из строя. На восстановление её до текущего состояния уйдут месяцы. Слишком уж много в ней мелких элементов. Четыре часа без малейших движений, застыв у раскрытых потрохов конструкции. Все поля подчинены моей воле, теперь резко разом выстроить их в идеальную конфигурацию. Раз! Выдох. И только запоздалое осознание того, что дышать я тоже надолго забыл, рефлекторно подпитывая организм из внутреннего источника энергии аномалий. Проверка конфигурации полей... идеал! Сработало. Теперь нужно собрать остальные потроха, закрыть крышки, заправить расходными аномальными материалами и запустить пробное тестирование. В отличие от обычной электроники на основе кремния, тут возможно сразу проверить созданный единичный функциональный элемент на работоспособность. И при сбое сразу же переделать его. Каждый электронный кристалл, выполненный из аномальных материалов, является идеальным. Там отсутствуют внутренние дефекты и слабые элементы, способные отказать со временем, если, конечно, это не заложено в конструкцию разработчиком. В обычной же кремневой электронике высокой степени интеграции до тридцати процентов площади кристалла и электронной схемы отводится на сокрытие неизбежных производственных дефектов. Резервирование, отключение дефектных областей, и многие другие ухищрения нам просто не нужны. И выход годных изделий у нас практически стопроцентный. Пожалуй, окажись нужные артефакты и аномальные материалы более доступны, в этом мире обычная микроэлектроника просто исчезнет. Останутся проблемы с наладкой оборудования, но ведь как-то Хозяева Зоны научились создавать шаблоны для конфигурации полей? Наглядная демонстрация реальной преодолимости принципиальных проблем.

Так, всё нужное для заправки есть. Теперь установка сама отработает тестовую программу, получив на выходе чип памяти на четыре терабайта и финальную конфигурацию работоспособных индукторов. И только теперь, скинув первое дело, наконец-то заметил голод и сильное утомление. Пора идти в Бар, а затем и в гостиницу. Новое сообщение от Вики неожиданно упало на КПК. Оказывается, она уже тут и желает позавтракать вместе со мной.

– Плоховато выглядишь, – спустившись в Бар, окинул сидевшую за столом хмурую подругу изучающим взглядом.

Выглядела она так, как будто всю ночь бегала и стреляла, а теперь старательно держится бодрячком.

– От тебя сложно чего-то скрыть, – она вымучено улыбнулась. – А всё я ещё забываю, кто ты есть на самом деле. Трудная выдалась ночка... – она вздохнула и опустила взгляд в почти пустую тарелку.

– Опять драться пришлось? – Заметил я очевидное.

– Пришлось... – тяжкий вздох. – И не мне одной. На 'Долг' начинают серьёзно давить. Стараются раздёргать его силы. За вечер и ночь произошло двадцать шесть стычек с хорошо подготовленными отрядами игроков.

– Игроков? – Я наконец-то разложил полные тарелки на стол, усаживаясь на скамью рядом с подругой.

– Да, – Вика посмотрела на меня и оглянулась по сторонам, выискивая тех, кто нас может сейчас подслушивать.

По столь раннему времени суток мы оказались почти единственными посетителями Бара, только в другом углу сидела парочка хмурых долговцев с одной бутылкой водки на двоих и без закуски. Вряд ли так отмечают удачные события.

– Поначалу подумали на наёмников, – продолжила она рассказ. – Снаряга, оружие, тактика – буквально все характерные признаки. В долгие перестрелки не вступают. Укусили и отходят, нападая позже в другом месте. Командование 'Долга' приказало держать позиции и отказаться от попыток преследования, ибо легко угодить в подготовленную ловушку. Вышедшие на помощь рейдовые группы по пути к дальним форпостам как раз в ловушку и попали, но обошлось без фатальных потерь. Бойцы там серьёзные с большим опытом. Нападавшие тоже ушли, не став дожидаться подхода новых подкреплений. Хоть меня никто прямо не заставлял, просили только осторожно пробежаться по округе и выяснить, кто хулиганит, но оказываться тоже как-то... когда в моей учебной группе новичков двое тяжелых после очередного обстрела. Практические занятия, мля! – Она грязно выругалась. – В общем, нашла я вражескую группу, сопроводив её до входа в какие-то старые подземелья. Метнулась к долговцам за подмогой, вот на обратном пути с тремя сквадами рейдеров мы и столкнулись нос к носу с теми гадами. Они только вылезли из тайного убежища, а тут мы. Их больше сорока, а нас... хорошо хоть место удачное оказалось. Игроки были ниже в хорошо простреливаемом перелеске, у нас же камни, за которыми удобно укрываться. Полетели гранаты, неприцельная стрельба на подавление. Противник рванул обратно к катакомбам, я тогда плохо соображала после близкого взрыва, кинулась за ними. Знала бы раньше – хрен сунулась. Их там сотни, но в узких коридорах, короче – сильно повезло, – девушку колотила заметная дрожь, она снова переживала прошедший бой. – Зажали на раз, ни вперёд, ни назад, случайно нашла почти засыпанный отнорок, через который вылезла на поверхность. Пришла в себя и решила – на сегодня достаточно приключений. Пусть долговцы тех гадов из-под земли теперь выковыривают. Доедай скорее, и пойдём в номер, – она подняла на меня горящий возбуждением взгляд. – Хочу уснуть в твоих надёжных объятьях, – пожалуй, сейчас это было её самым большим желанием.

Когда мы снова выбрались из кровати, спустившись завтракать, обедать и заодно полдничать, сразу же узнали две громкие новости. Их обсуждали практически все, прикидывая, куда дальше дело пойдёт. Первой достаточно странной новостью оказалось неожиданное нападение подразделения американского спецназа на лагерь подготовки новых 'военных сталкеров', когда туда прибыла представительная комиссия из Киева вместе с какими-то важными иностранцами. Произошло это за внешним периметром Зоны, где и выстроили капитальный военный лагерь около крупного села. Только построили всех набранных по Украине желавших пострелять в людей за хорошие деньги дураков и их инструкторов, только перед ними вышло высокое начальство, как со стороны шоссе выкатилась колонна из двух броневиков и четырёх грузовиков. Их, конечно, легко опознали, благо такие там сейчас часто катаются, но когда они подъехали ближе, по построенным шеренгам людей хлестанули пулемёты и ударили автоматические гранатомёты. Комиссия с начальством попала под самый первый залп, столпившийся народ тоже полёг, как срезанная трава под острой косой. Выжившие попытались разбегаться, но американцы выбросили пехоту, занявшуюся азартным отстрелом бегущих и добиванием шевелившихся подранков. Местность там открытая, спрятаться практически негде. Из шести с хвостиком тысяч несостоявшихся новых 'военных сталкеров' выжило только около десятка. Настоящая бойня. Волки и овцы. Американцы же собрали трофеи, погрузились на машины и куда-то укатили. Теперь их все старательно ищут, даже не понимая, какое именно подразделение так кроваво отметилось. Подозревают влияние Зоны, сильно боятся появления мутантов-контролёров за внешним периметром. Я же по косвенным признакам из новостных заметок в сталкерской сети стал подозревать бывших 'военных сталкеров' во главе с лейтенантом Сорокиным. Они достойно отомстили за предательство командования и павших товарищей.

Вторая новость казалась следствием первой, но реально предвосхитила её. 'Международный Комитет Изоляции' постановил создать вокруг нынешнего внешнего периметра Зоны двенадцатимильную полосу безопасности. Именно двенадцатимильную, а не двенадцатикилометровую, к примеру, что прямо говорит о том, кто в том комитете реально заправляет. Из этой полосы, как заявляют – временно, выводится всё гражданское население, устанавливаются кордоны на дорогах и многочисленные блокпосты. Туда вводится активно формируемый в настоящее время военный контингент изоляции и другие войска. Гражданское население тихо протестует, несмотря на обещания экономической компенсации за временно оставляемое имущество, в которые мало кто верит. Вернее верит, что компенсации действительно выделят, но им покажут кукиш с маслом, ибо все деньги разворуют чиновники. Да и во временность мер тоже мало кто верит. Потому и не желают спешно покидать свои дома, бросая нажитое имущество мародёрам. Учитывая, что многие жители близлежащих населённых пунктов жили за счёт Зоны... почему-то неудивительно. Но кто гражданских будет спрашивать-то, когда решение уже принято? Появились сообщения о нападениях неизвестных налётчиков на деревни, сёла и даже близлежащие города. Во всём винят вырвавшихся на свободу 'проклятых сталкеров'. Пугают и ожидаемым расширением Зоны, мотивируя народ скорее паковать чемоданы. Неожиданное уничтожение лагеря подготовки 'военных сталкеров' только добавило веских аргументов 'Комитету Изоляции'.

– Подготовка к войне с Зоной явно вышла на финишную прямую, – заметила Вика, когда мы обсуждали новости, про кошмарные сны Сидоровича и залётный из будущего вертолёт она знает. – Хочется верить, что ты и другие парни сумеете сделать большую летающую тарелку, чтобы улететь отсюда на хрен! Этот игровой проект просто решили закрыть, – высказала она более очевидное предположение. – В любом случае, я доживу тут до самого конца. Лишь за тебя сильно боюсь, да и за всех местных тоже. Что их ждёт впереди?

– Узнаем, – я тихо вздохнул, думать на эту тему было неприятно.

На этой грустной ноте мы и разбежались. Я предупредил её о возможном предательстве среди долговской верхушки. Именно оттуда может утекать информация о движении боевых отрядов к игрокам. Уж больно те ловко действовали, пока Вика не влезла в расклад. Жалко прямых доказательств у меня нет, исключительно слова пойманных игроков и особое трофейное оружие. С этим бесполезно идти к генералу Воронину, запросто сам крайним станешь. Вике же стоит проявить повышенную осторожность и удвоить внимание. Хотелось составить ей компанию, да у меня свои обязательства, тоже исключительно важные.

– Я не ждал от тебя столь быстрого успеха... – Пашка Сисадмин прохладно встретил известия о моей готовности начать производство связных модулей. – Хоть я тебе и показывал прототипы, но узнав про возможные производственные задержки, мы решили упростить модуль в расчёте на установку с 'Янтаря'. И под это дело полностью переписали защиту. Тебе придётся подождать хотя бы пару дней, пока мы доведём первый проект до стадии серийных изделий с нормальной защитой от несанкционированного доступа, – таким ответом он меня хорошенько запутал, я ведь считал, что у них всё давно готово.

– Сколько вообще потребуется изготовить модулей? – Мне захотелось прикинуть примерное время занятости и определиться с дальнейшими планами.

– Сто двадцать восемь тысяч, – выдал Пашка какую-то совершенно нереальную на первый взгляд цифру.

Изготовить-то как раз просто и даже быстро, с имеющейся установкой и за один день справлюсь, если расходных материалов хватит.

– Куда столько? – Я удивился.

– В запас! – Категорически заявил он. – По грубым прикидкам – в Зоне постоянно обитает около четырнадцати тысяч сталкеров, включая и 'детей Зоны', – поделился он секретной информацией. – Каждый год ещё сколько-то новых добавляется. Бывалые же периодически бесследно исчезают. Текучка здесь большая. Запрошенного количества нам гарантированно хватит на пару лет, просто поддерживать больше активных номеров в системе обмена информацией чревато сильным падением скорости исходящего трафика. Нужно существенно увеличивать количество каналов, вопрос – где взять потребные артефакты? Переживём кризис, а там что-то новое придумаем.

– Хорошо, тогда выдай мне те артефакты сейчас, начну шлёпать прототипы и настройку установки, сразу формируя слепки виртуальных ядер. Время дорого, – пока они там где-то застряли, есть возможность провернуть свои тёмные делишки.

Ждал отказа, но Пашка пошел мне навстречу, выдав кейс с контейнерами и потребовав расчёт по потребным аномальным материалам. У него имелся запасец, впрочем, на всю запрошенную партию его вряд ли хватит. И даже на его треть. Доложу из своего, чего уж там, благо знаю, где добыть ещё.

Получив желанное, первым делом достал с тайного склада вторую установку. Нужно довести и её до эксплуатационного состояния. Затем притормозил творческий порыв, вернувшись к первой. Кто мешает делать 'пробивные пули' интегральным индуктором? У них внутри весьма сложная конструкция, обычным способом формировать её долго. Вот финальные операции с артефактами происходят как раз быстро. Модель есть, пересчитать её для загрузки в установку и заправить другие расходные материалы. Чем я и озадачился. 'Уранит' – сверхтяжелый аномальный материал. Ценится здесь весьма высоко. Где-то на уровне 'сверхпроводника', хотя 'уранит' гораздо распространённее того. Обычно идёт на изготовление особых боеприпасов, что неудивительно, и ещё применяется при доработках оружия артефактами, так как частично или полностью экранирует их поля. За поход я добыл три куска размером с кулак и примерным весом сорок килограммов каждый. Одна 'пробивная пуля', весит двадцать шесть грамм и 'уранита' в ней примерно полтора процента, но почти все сто конечного веса. По итогу я смогу получить чуть меньше пяти тысяч готовых боеприпасов. Много ли это или мало? Для войны с людьми – реально до хрена, учитывая и возможность повторного использования выпущенной пули при удачном стечении обстоятельств. И раз мне пророчат походы в самый центр Зоны, а там завелись боевые роботы, то нужно хорошенько подготовиться. Как говорят некоторые вояки – 'патронов много не бывает'. Выбрался из рабочего подземелья наружу, с желанием пройтись по базару и посмотреть бумажные объявления в Баре. В одном месте 'уранит' предлагают на обмен и много. Примерно полтонны. Хотят 'карбон', 'твёрдый воздух' и 'киноварь'. Наверняка производители боеприпасов. Сидят рядом, маленький закуток за Баром. Отправился знакомиться.

– Хотите сделать заказ, охотник? – Оторвавшись от ручного индуктора, спросила меня полноватая русоволосая женщина лет тридцати, когда я спустился в очередной подвальчик.

И она здесь была не единственной дамой. Дюжина столов и за каждым сидит по работнице. Девчонки от двадцати и дамочки до сорока лет. Одеты в однотипные рабочие серые комбинезоны с множеством карманов, волосы подвязаны в пучки, кое-то вообще закутался в синий платок. И это действительно кустарный цех по производству боеприпасов 'ЗС'. Помещение выглядит аккуратным. Свежий воздух без тени запаха пыли. Вдоль стен стоят металлические шкафы с ингредиентами и стеллажи для готовой продукции.

Окинув помещение изучающим взглядом, рассказал спросившей женщине о своих потребностях.

– Решили взяться за это неблагодарное дело? – Её взгляд выражал искреннее сочувствие. – Если сможете вытягивать хотя бы по шесть пуль из 'уранита' в сутки – дайте знать, мы сможем выгодно договориться. Купим или выменяем все излишки любых калибров, в приоритете девятка, – предложила она.

– А сами? – Я ещё раз осмотрел помещение, работницы преимущественно занимались вытягиванием серых гильз.

– 'Уранит' тянется гораздо хуже и требует при работе гораздо большего внимания, – поделилась проблемами женщина. – Нам выгоднее использовать другие материалы, вставляя в пулю сердечник-утяжелитель из него. Но вы наверняка знаете и о недостатках такого подхода, – я рефлекторно кивнул, хотя информация была для меня новой.

Хотя, если подумать – при производстве пуль достаточно сложно обеспечить идеальную центровку сердечника в рубашке. Плохая центровка же обычно приводит к промахам при стрельбе. Специальные пули для точной снайперской стрельбы вообще делают однородными, вытачивая их на автоматизированном токарном станке из латунного прутка.

– У нас давно висят заказы на патроны высокой точности, – подтвердила мою догадку женщина. – Вот, возьмите, тут подробная спецификация, – она достала из кармана комбинезона сложенный лист бумаги, протянув его мне. – Мы готовы платить материалами, если 'уранитом', то вчетверо по весу от готового изделия.

'Да уж, тут есть место развернуться', – тогда про себя заметил я. Мы быстро сговорились по обмену, 'твёрдый воздух' и 'киноварь' были в дефиците, перекинул выданные мне мерные брусочки 'уранита' по десять кило каждый на тайный склад, отправившись на своё рабочее место. Конечно, делать боеприпасы установкой для производства сложнейшей электроники – это хуже, чем забивать гвозди микроскопом. Лёгкий конфуз от такого кощунства я как-то переживу. Главное – результат.

– Кто бы только смог догадаться... – извлечённая на его глазах из установки большая коробка чёрных матовых пуль изумила Пашку Сисадмина до самой глубины души. – Всякого мог от тебя ожидать, но это... – он просто не находил слов, дабы выразить ими оценку моего греховного падения. – Неужели оно того стоит... – наконец-то он сумел сформулировать вопрос.

– Вполне годится для финальной калибровки индукторов, – я расплылся в довольной ухмылке. – Да и профит получается больше, чем ожидается с твоего заказа, – бросил ему колючую шпильку.

– Знал бы – кинул тебе другой проект, – Пашка покачал головой, всё ещё пребывая под впечатлением.

– Другой? – Я взглянул в его сторону с заметным любопытством.

– Ты в курсе, что вскоре ожидается большой дефицит самых обычных КПК-шек и прочей нужной сталкерам электроники? – Спросил он меня, я мотнул головой. – Понятно – у тебя всё давно есть, а чужие потребности тебе побоку, так? – Подколол он меня, взывая к совести. – Так вот, внешние поставки всё! Закончились и ждать возобновления абсолютно бесполезно. Сколько-то осталось старых запасов, однако они быстро исчерпаются. КПК-шки здесь расходники, как и сами сталкеры, впрочем, – он грустно улыбнулся. – Чтобы поддерживать дальше сталкерское сообщество, нам придётся наладить производство всей потребной электроники самим. Сейчас моя группа параллельно с другими проектами разрабатывает программную среду для линейки сталкерской электроники нового поколения. Процессорные ядра и кое-какую обвязку опять же обещали производить свободовцы, у меня есть проектная документация и пара рабочих прототипов. Раз теперь за эту часть задачи отвечаешь ты, то придётся тебе перестать маяться ерундой, – он кивнул в сторону коробки с готовыми пулями.

– А не много ли ты хочешь, Паша? – Поинтересовался у него с явным вызовом в голосе. – Или тебе 'Долг' так крепко накрутил мозги, что теперь ты всех полезных людей сразу пытаешься сделать должными? – Его эмоциональный настрой мне сильно не нравился, хотелось поставить его на место.

– Считаешь – тебя нельзя принудить силой? – Поинтересовался он, характерно прищурив глаз на обожженной стороне лица.

Смотрелось... устрашающе.

– Хочешь попытаться? – Я тоже умею давить взглядом и ещё ментально.

– Не хочу, но попытаюсь! – Решительно заявил тот. – И 'Долг' обязательно подключу, коли потребуется. Случись чего – запись нашего разговора моментом упадёт их безопасникам. А они держат наш проект под плотным контролем, хоть и не суют постоянно сюда любопытный нос.

'Да уж...' – я мысленно влепил себе оплеуху за... всё. Кое-кто тут совершенно незаметно превратился в настоящего фанатика почище иных монолитовцев. И переубеждать его как тех монолитовцев пулей или острым клинком вариант откровенно скверный. Да и ещё с 'Долгом' серьёзно воевать после придётся.

– Ты знаешь, с кем именно я столкнулся на базе 'Свободы'? – Спросил его, немного снизив эмоциональный напор. – Стоит ли меня после них пугать каким-то 'Долгом'? – А вот теперь в голосе звучала явная насмешка, и, судя по резко нахмурившемуся лицу парня, он понимал разницу. – Я готов поучаствовать в ваших проектах, но исключительно на взаимовыгодной основе, – предложил ему начать переговоры без регулярного перехода к взаимному запугиванию. – Ты знаешь, что за мной тоже стоят люди, – Пашка кивнул. – Как только я доберусь до дома, то скину установки и твои проекты на них. Наладим выпуск КПК-шек и всего остального. Вот только работать за большое человеческое 'спасибо' Зона не велит. Ты уж озаботься тем, чем нас заинтересовать.

Пашка долго молчал, сверля меня сердитым взглядом, медленно осмысливая разговор и постепенно успокаиваясь.

– Ладно, разберёмся, – тихо буркнул он. – И вообще, зачем ты меня звал-то? – Наконец-то вспомнил он о причине своего появления в моей лаборатории.

– Вот... – я открыл перед ним картинку на большом экране.

Пока обе установки дружно делали пули, я озадачился изучением артефактов 'поплавок', так как мне сильно не понравилась, как их хотят применить для передачи информации. Дело в том, что артефакт имеет шестнадцать внутренних ядер, а использовать собираются только одно. В результате чего скорость обмена информацией между артефактом и его удалёнными виртуальными ядрами получается весьма низкой. И чем больше создано этих виртуальных ядер – тем больше придётся прикладывать энергии на возбуждение артефакта, опасно приближаясь к границе его устойчивости перед возможным разрушением. Задействовав сразу все ядра одновременно, мы сможем увеличить пропускную способность связного канала сразу на пять порядков, устранив и риск разрушения артефакта заодно. Вот только возбудитель получается весьма сложным, без филигранной манипуляции полями его хрен создашь. Я как раз и сделал модель такого возбудителя, выведя её на экран компьютера вместе с необходимой конфигурацией полей.

– Ты это реально сможешь воплотить? – Спросил Пашка, его лицо выражало крайнюю степень удивления и заинтересованности, он сразу увидел все возможные преимущества.

– Смогу, – я кивнул. – Но тогда и приёмная часть получается другой, заметно сложнее с теми же шестнадцатью каналами вокруг каждого виртуального ядра. И больше четырёх ядер на кристалле вряд ли разместится. Вся система в таком варианте строится только вокруг четырёх артефактов. Влепить туда пятый – на порядок увеличить сложность и настолько же снизить надёжность, – поделился экспертной оценкой.

– Скинь мне это в нашу сеть, я внимательно изучу, – от охватившего его возбуждения Пашка стал ходить вперёд назад за моей спиной. – Сейчас открою тебе доступ к хранилищу проектов, постарайся ускорить доработку связного модуля, время действительно поджимает, – он достал свой КПК, быстро перебирая пальцами по его экрану. – Готово!

– Долговцы давят? – Высказал пришедшую в голову догадку.

– Если бы только они... – Пашка картинно поморщился и махнул рукой. – Ты ведь и сам хорошо представляешь, каково сейчас приходится брату-сталкеру.

На этом наш разговор завершился, Пашку срочно окликнули вызовом на КПК и он быстро убежал по лестнице наверх, оставив меня наедине с продолжавшими вытягивать чёрные пули установками и расшевелёнными мыслями. Мне сильно недоставало информации, чтобы понять, откуда взялась спешка и эта упёртость Пашки. Нужно найти знающего информатора и хорошенько его расспросить. Или попытаться залезть в закрытую часть сети Бара, где наверняка найдутся нужные мне ответы. Я ведь тоже бывший сисадмин. А имплантаты киборга тут должны хорошо помочь.

– Даже не спрашивай! – Хорошенько потасканная Вика подняла на меня тяжелый усталый взгляд, с трудом оторвав его от пустых тарелок, когда я заявился на самом рассвете в Бар, выделив из общего ментального фона множества окружающих людей особое 'чувство друга'.

В силу того, что проявления этого чувства весьма редкие, слабые и прямой опасности не предвещают, я про него просто забывал. Но теперь оно явственно проявилось на общем фоне. Друзей и подруг у меня маловато, отправился встречать.

– Опять... – резко осёкся я, заметив злое выражение на лице подруги.

– Позже расскажу, – прошептала она, снова опустив потухший взгляд.

Пока она переживала события предыдущего дня и ночи, заказал себе плотный перекус, после быстрого уничтожения которого, утащил вяло сопротивлявшуюся девушку в спальню. Уснула она моментом, стоило только её голове упасть на подушку. Мне же спалось плоховато, благо удался взлом сети Бара и теперь я через имплантат копался в чужой переписке, выискивая в ней крупицы полезной информации. В крайних сообщениях из внутренней переписки работников сообщалось об аннулировании сразу сорока двух привилегированных абонементов, таких же, как и у меня, к слову. Ники или имена бывших владельцев мне совершенно незнакомы, однако такое заметное событие должно иметь вескую причину. 'Или массовую гибель сталкеров', – подсказал внутренний голос. Из дальнейшего ковыряния переписки вытянул только клички поставщиков продуктов для Бара, остальное даже и упоминать не стоит. Зря потратил время, оторвав его ото сна.

День начался с экстренной побудки. Приближался плановый выброс, тревожный зуммер оповещал всех постояльцев сталкерской гостиницы о необходимости срочного перемещения в надёжное подземное убежище. Нам с Викой на выбросы плевать, потому мы остались валяться в кровати.

– Ты был прав – из 'Долга' конкретно течёт, – задумчиво произнесла девушка, когда выброс снаружи достиг максимального пика, отчего стены комнаты стали заметно подрагивать и потрескивать. – Противостоящие нам игроки прекрасно знают все маршруты рейдовых групп, пути караванов снабжения и места дислокации резервных сил. Эти сведения могли попасть к ним только из оперативного штаба группировки, где никого постороннего быть не может просто по определению. Даже меня туда хрен пустят. Связной шифр меняют четыре раза в сутки, а толку? – Руки Вики мелко подрагивали.

– Могу пробраться и проследить. Я вчера изготовил прототип нового коммуникатора, можем попытаться скоординировать наши действия, избежав постороннего внимания. Или же тех игроков подставить под удар, – предложил ей вариант самостоятельно разобраться с насущной проблемой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю