290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Душа Зоны (СИ) » Текст книги (страница 8)
Душа Зоны (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Душа Зоны (СИ)"


Автор книги: Алексей Абвов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 14 страниц)

Вика хотела броситься за ней, но я придержал её за руку.

– Остынь! – Притянув её ещё ближе, усадил рядом с собой. – Или ты думаешь, что меня можно вот так просто взять и соблазнить? – Задал ей провокационный вопрос.

– Извини, переволновалась... – немного успокоившись, ответила девушка вполне нормальным голосом, хотя её взгляд ещё метал молнии. – Как только притащились эти 'зелёные', – это она явно про посольство свободовцев, – Лариса сказала, что ты в большой опасности. Я рванулась за тобой прямиком на 'Армейские склады', но задержалась в пути из-за стычки с рейдовым отрядом наёмников. Что они делали на 'Дикой территории', непонятно. Обложили меня со всех сторон, явно желая взять живьём, да просчитались, рассчитывая на экипировку и численный перевес. Шустрые типы. Двоих с трудом положила, всадив в каждого по целому магазину из 'Винтореза', а на остальных с тыла накинулись слепые псы. Штук сорок. Никогда столь крупных стай не видела. Я сразу же сделала оттуда ноги, ибо голова просто шла кругом. Там ещё и пси-собака где-то пряталась. Затем сделала крюк, обходя долговские укрепления и заслоны... в общем – опоздала. Чем-то сильно довольный Макс сказал, что ты недавно ушел в направлении Бара, но тебя ни ребята на воротах там, ни на пункте пропуска тут не видели. Хотела вернуться и допросить Макса с пристрастием, да проверила подключение к сталкерской сети, увидев свежее объявление. Получила отметку о прочтении тобой моего старого письма буквально только что. Рванула в Бар, а тут рядом с тобой сидит эта! – Она снова стала распаляться.

– Да что ты так на неё взъелась-то? – Мне даже стало любопытно. – Обычная такая рыжая Ведьма.

– Сильно боюсь тебя снова потерять, – выдохнула Вика, потянувшись целоваться. – И Лариса мне все мозги выест, если что, – добавила она, частично удовлетворив потребность в близком общении. – Ты здесь надолго, кстати? – Поинтересовалась она. – Если хочешь, мигом организую отдельную комнатку в закрытой части Бара. Мне тут хорошенько задолжали...

– Тебе, посмотрю – везде задолжали... – я усмехнулся. – Комнатку ты, конечно, зарезервируй. Вечером пригодится... – и долгая минут на десять пауза, когда мы не могли говорить, ибо занимались более приятным делом. – Рассказывай, как там у нас идут дела? – Я отсадил девушку чуть подальше от себя, справедливо опасаясь быть ею съеденным.

На нас, кстати, активно посматривали. Кто с завистью, кто с явным осуждением, хотя хватало и просто любопытных взглядов. Вику тут многие знали, а вот я был для них непонятным мужиком в дешевом прикиде. Тут-то почти все как на подбор в качественной снаряге, хотя она не особо удобна, чтобы долго сидеть в баре. Но понты – дело важное. Для них. И раз известная им особа так со мной милуется – значит, за душой у меня что-то есть. Возможно, это что-то пригодится им больше, чем мне – примерно такие желания я периодически ловил со стороны отдельных любопытствующих, запомнив их физиономии на всякий случай. 'И здесь крысятник завёлся', – прокомментировал ситуацию внутренний голос.

– С чего начать? – Спросила Вика. – А ладно, сам рассортируешь. Значит, как только ты ушел, к нам по реке нагрянули вояки международных сил изоляции с блокпоста.

– Сил изоляции? – Я перебил её. – Международных?

– Ты разве не читал новостей? – Вика даже изумилась. – Ещё когда вы сидели во Тьме, американцы протащили через ООН закон о полной изоляции Зоны в связи с её чрезвычайной опасностью для всего мира. Россияне и китайцы голосовали против, но не наложили вето на принятую большинством голосов резолюцию. Наверное, американцы им чего-то предложили. И теперь, исполняя то решение, сформирована широкая международная коалиция, призванная полностью перекрыть периметр Зоны, разорвав все контакты между ней и внешним миром, – девушка сделала паузу в рассказе, потянувшись целоваться.

Новость, скажем – была вполне ожидаемой. Понеся чувствительные потери, и не обретя заметных выгод, американцы решили подрядить в дело своих 'союзников'. Союзниками без кавычек их сложно назвать, ибо отношения американцев и всех прочих называются чуточку иначе. Естественно, американцы рассчитывают разложить ожидаемые потери на бюджеты зависимых от них стран, а самим вовремя загрести все ценности, когда дело реально выгорит. Они так поступали уже не один раз. На что же надеется российская верхушка, вообще сложно сказать. Возможно, просто ждут, когда Зона сама покажет американцам и их шестёркам нужное место. Где-то под ковриком у входной двери, естественно. А сталкеры... шерифа, говорят – проблемы негров вообще мало волнуют. Другие набегут со временем, дурней ещё много.

– Нагрянули, значит... – вернул Вику к прежней теме.

– Они, конечно, до этого несколько раз пытались выбросить десанты на твой остров, потому были обиженные и злые. Лёгкой прогулки за зипунами у них явно не вышло. И тут перед ними открытый речной плёс с табличками 'Мины' на берегу. Смотались на базу, привезли спецов. Те прочесали берег мелким гребнем, там и 'сюрпризов' наших-то едва пара штук оставалось. Затем рванулись через промёрзшие топи и прямиком на наших пулемётчиков. Те выпустили длинную очередь поверх голов, заставив всех залечь и отползать обратно. Обиделись ещё больше. Ещё одна ходка к базе, катера у них быстрые. Притащили пять миномётов и кучу мин. Ну, тут наши и взяли всех тёпленькими, прямо на бережку, едва те разложили треноги. Сначала засыпали их шоковыми гранатами, оставшимися со штурма игроков, а затем просто и незатейливо спеленали всех до последнего. Тридцать девять обгаженных тушек и шесть катеров полных военного хабара, – тут я малость пожалел, что пропустил такое веселье. – Преимущественно вояки из Европы – поляки, немцы, чехи и парочка латышей, – продолжила рассказ Вика. – Долго ломали голову, что с ними дальше делать. Болото ещё не оттаяло, топить негде. И тут по реке с блокпоста прибыл ещё один катер с белым флагом. Оказывается, там смотрели за столкновением с беспилотника, пока у него не отказало управление. К нам пожаловало нынешнее командование блокпоста. Главная там Кэтти Шарк – высокая сухая немка слегка за сорок. С нею пара пузатых мужиков примерно такого же возраста. Я плохо разбираюсь в их званиях, не суть, – фыркнула девушка. – Эта Кэтти оказалась весьма грамотной бабой. Предложила за своих горе-вояк и утерянное ими военное имущество выкуп, но не живыми деньгами, их в её распоряжении, оказывается, просто нет, а так сказать... определёнными услугами. Они будут закрывать глаза, там, где нам будет нужно, ну ты понимаешь... – Вика обворожительно улыбнулась. – Просила показать ей, как мы тут вообще живём, дабы понимать, с кем ей придётся иметь дальше дело. И ещё обзорную экскурсию по Зоне в образовательных целях. Наши ей кое-что показали, впечатлив до лёгкой потери адекватности, когда она осознала глубину... ситуации, потом отпаивали водкой. В общем – договорились. Ещё она хотела поговорить с тобой лично, имея какую-то важную информацию, но готова ждать твоего возвращения.

– Поговорю, если она вполне вменяемая, – я кивнул. – Наверняка разговор пойдёт о нелегальной торговле артефактами, чем тут промышляют все сторожа. Больше ничего интересного?

– Так... – Вика помахала рукой в воздухе. – На следующий день к нам сунулись наёмники. Как позже выяснилось – они вообще-то за головой Сидоровича пожаловали. Отряд из шести бойцов с кучей аномальной взрывчатки в рюкзаках. Без актуальной информации по нашим краям заплутали, выкатившись прямиком на твоих спецов, когда те гоняли по лесу молодёжь. Наёмники первыми стали стрелять, но их перебили буквально за считанные секунды, оставив парочку живых для допроса. У нас двое легкораненых, помогла хорошая подготовка и экипировка. Сидорович зол и мечет, так как заказчика установить не удалось. Собственно, на этом почти всё. Я донесла до генерала Воронина твоё предложение, но он отнёсся к нему без особого интереса. Пока у 'Долга' своих запасов хватает. Как только закончатся – тогда и вспомнит. Мы всё равно только разворачиваем производство. Про 'посольство' свободовцев ты знаешь.

– А как там тот поп и другие известные личности? – Странно, что Вика об этом умолчала.

– Придёшь – сам увидишь, – она скривила лицо. – Делу особо не мешают, но суют носы, куда только можно. Особенно Болотный Доктор. Хорошо хоть его крепко занял Санитар на пару со своей подружкой. Поп же хочет построить в деревне маленький храм и открыть приход. Выгонять его не за что, он вполне безобидный тип, но и с религиями тут плохо складывается. Трудно сказать вообще, кому они только нужны. Опять все ждут твоего решения. Так что тебя многие ждут-дожидаются.

– Подождут... – я усмехнулся. – Сейчас схожу, поговорю с одним человеком, после и определюсь, сколько тут проторчу. Сеть здесь работает, спишемся, – я поднялся с лавки, оставляя Вику, пока она меня не стала раздевать прямо тут, наплевав на присутствие зрителей.

С неё станется...

Над неприметной ржавой дверью в очередное подвальное помещение висела табличка 'Сетевики-Затейники'. Дверь закрыта, но есть кнопка звонка и определённо глазок видеокамеры рядом. Наверняка она здесь не одна единственная. По уму делают просмотр всей прилегающей к двери территории. Жму кнопку и жду.

– Кого надо? – Противно скрипнув петлями, дверь приоткрылась, выпуская наружу небритого мужика неопределенного возраста с мешками под глазами от долго недосыпа, явно подрабатывавшего привратником.

Мужик сильно 'рад' тому, что его оторвали от какого-то более интересного дела. Могли бы тогда сделать и переговорное устройство, коли лень ходить.

– Сисадмина, я по объявлению в Баре, – ответил хмурому мужику, закрывавшему собой проход.

– Как тебя представить? Документ покажи! – Ага, на слово здесь верят крайне неохотно.

Показал ему свою карточку проводника, сунув её под самый нос. Тот отчего-то застыл на месте соляным столбом.

– Устаивает? – Я легонько толкнул его телекинезом, чтобы расшевелить.

– Идём, – сухо буркнул он под нос, разворачиваясь в проходе.

Спуск по лестнице, вторая железная дверь, открывается изнутри. Впереди большое светлое помещение, вентиляция плохо справляется с густо перемешавшимися устойчивыми ароматами крепкого кофе и табака. Но меня опять уставился народ – человек восемь, я легонько напрягся, уж очень помещение и антураж местами походил на то, что ранее встретилось у свободовцев. Те же экраны мониторов, электрический чайник и занятые в каком-то процессе разработки незнакомые мужики. У Пашки Сисадмина здесь был отдельный кабинет, меня довели до него, пропустив в открывшуюся дверь.

– А ты совсем не изменился, – Пашка меня сразу же узнал, протянув руку и кивнув моему сопровождающему, чтобы тот закрыл дверь с обратной стороны.

– Чего нельзя сказать о тебе... – я ответил на его достаточно лёгкое рукопожатие.

С прошлой встречи парень сильно изменился. Правая часть лица вся красная. След сильного ожога, хорошо хоть глаз целый. Да и лицо заметно погрубело. Руки стали жесткие и все заживших мелких шрамах. Общий вид тоже изменился. Ему всё же довелось лично поучаствовать в переделе собственности. Дополнительным аргументом к его новому образу стал потёртый 'Калаш', небрежно лежавший рядом с клавиатурой на рабочем столе перед тремя большими экранами.

– Ты ко мне по реальному делу или как тогда? – Хмыкнул заметно возмужавший парень, вспомнив нашу первую встречу.

– А это как получится... – после чего рассказал ему о своей потребности и возможном бартере.

– Решил выделиться, значит? – Пашка посмотрел в мою сторону с заметным осуждением. – Считаешь – твоя личная потребность более значима, чем потребности остальных? – Стыдил он меня, я, правда, так и не понял за что именно. – Чтобы восстановить сталкерскую сеть как можно скорее, нам передали имевшиеся в загашниках 'поплавки' все группировки и даже учёные с 'Янтаря' отдали два своих экземпляра. Общая сеть нужна всем. А некоторые особо несознательные единоличники... – он набрал в грудь воздуха, чтобы продолжить ругать меня.

– Так я же хочу его получить не за просто так, а предлагаю то, что вам тоже для сети нужно! – Едва успел вставить фразу.

– Видишь ли, в чём дело... – Пашка выдохнул, понимая всю бесполезность дальнейшей ругани. – У меня есть только пять 'поплавков', а для построения достаточно быстродействующей и резервированной системы нужно восемь. ВОСЕМЬ! – Он проговорил слово по буквам. Из пяти мы ещё сможем что-то путное сделать, хотя и не совсем то, что бы хотелось. Ты вообще в курсе, что при разделении 'поплавка' на все шестнадцать внутренних ядер, эффект их общей связанности сохраняется, но возможный информационный трафик между ними падает почти до нуля? – Он мельком глянул на экран и снова уставился на меня.

– Хм... – я даже и не знал, чего тут сказать, ибо просто был не в теме.

– Учёные с 'Янтаря' обнаружили эффект вне пространственной связанности ядер этого артефакта, информация утекла наружу и тут все словно сбесились, учитывая потребности в надёжной связи. Самих 'поплавков' найдено штучное количество, причём, неизвестно где их нашли. Взялись откуда-то, – продолжил просвещать меня Пашка Сисадмин. – Новых поступлений ждать бесполезно, тем паче на них рассчитывать. Воссоздание сталкерской сети на основе найденных артефактов – единственная устраивающая всех альтернатива. Благо уже нам удалось создавать долгоживущие виртуальные ядра существующих артефактов во внешних материальных вместилищах. Эти ядра обладают полноценным эффектом вне пространственной связанности, но с кое-каким ограничением. На приём они работают идеально и постоянно, вот с передачей... – я слушал его, забыв закрыть рот, – имеются определённые сложности. Вокруг виртуального ядра мы сделали систему замкнутого накопителя, благодаря чему получили примерно полсекунды, когда оно способно работать и на передачу. Заряжается только со 'вздохом Зоны', иначе никак. Вот посмотри... – он сел в кресло перед мониторами, парой щелчков мыши выводя на экраны большую картинку из разрабатываемого проекта.

Минут десять я внимательно изучал её, склонившись над столом.

Проект выглядел действительно красиво с технической стороны. Предполагая доработку множества сталкерских КПК, сразу придумали верный формат. Во всех КПК изначально есть аккумулятор. Многие после меняют его на 'вечную батарею' из частиц электрических артефактов, которые тоже получают подпитку от 'вздохов Зоны'. У аккумулятора кроме выводов питания есть ещё два от внутреннего контроллера заряда, идущие непосредственно в процессорную систему через цепочку защитных элементов. Теперь же по проекту новой сталкерской сети доработка КПК сводится к замене аккумулятора специальной 'вечной батареей' со встроенным связным модулем и установкой дополнительной программы, чтобы это заработало как надо. Всё.

Принцип связи относительно прост. С узлов, где будут установлены полноценные артефакты 'поплавок' в качестве приёмо-передающих модулей будет идти шифрованный поток информации, которую одновременно примут все приёмники в сталкерских КПК, но выделить что-то из него для себя каждый пользователь сможет только по индивидуальному ключу. Который тоже изначально закладывается в 'вечную батарею' при её производстве, и подделать его нельзя. Если пользователь хочет что-то отправить в сеть, то он подготавливает данные, ставя их на передачу, и когда до его номера доходит очередь, данные пачкой улетают на сервер, чтобы быть отправленными указанному им адресату в сталкерской сети. Следующая передача с его стороны возможна только после прохождения очередного 'вздоха Зоны'. Много данных таким образом в сеть не передашь, хотя в сжатом состоянии можно передавать голосовые сообщения, картинки и даже короткие видеофрагменты в низком разрешении. Зато приём будет практически везде, даже в самых глубоких подземельях. И плевать на все помехи, которыми так богата Зона.

– А эти связные модули у вас уже есть? – Спросил Пашку, ткнув пальцем в картинку на экране.

– Только дюжина первых прототипов, – парень недовольно скривился. – По поводу их производства мы договаривались ранее со 'Свободой', когда ещё у них заправлял Лукаш. Там сделали рабочую установку интегрального индуктора, для которой наша проектная сложность вполне исполнима. Сделали и частично отладили первые рабочие прототипы связных модулей, а пять дней назад они мне заявили, что их индуктор окончательно вышел из строя. Обещали его починить, но когда – так и не сказали. Я озадачил проблемой 'Долг', те тоже только обещают, у них нет нужных специалистов и материалов. На 'Янтаре' есть подходящий индуктор, но он у них будет занят ещё минимум пару месяцев. Просить бесполезно. А нам нужно разворачивать сеть уже сейчас. Без надёжной связи нас тут постепенно задавят внешние силы, – вывалил он на меня ворох накопившихся проблем.

После его рассказа я серьёзно призадумался. Отсутствие связи в сталкерском сообществе сказывается весьма негативно. И если внедрить задуманное командой Пашки Сисадмина в жизнь, многие проблемы удастся быстро разрешить. Внешние силы рассчитывают на нашу разобщённость, давя или подчиняя отдельные группы, настраивая их против остальных. Неожиданно ударить бывшего союзника в спину – чего может быть проще. Иначе с чего всякие 'посольства' крупные группировки шлют. Вспоминаем старое – 'разделяй и властвуй'. Эффективность, проверенная веками. Только реально сплотившись, мы сможем дать подобающий отпор. Приняв решение, поделился с Пашкой свежими новостями с базы 'Свободы', поведав о том, кто там ещё недавно реально заправлял и куда делся тот самый индуктор, на который они так сильно рассчитывали. Судя по слабой эмоциональной реакции, он что-то такое раньше подозревал. Только хмурился и помалкивал, бесцельно гоняя курсором мышки по экрану. Вот новость о том, что я сейчас владею почти готовой установкой нового поколения, его реально возбудила. Рассказал ему, если мне помогут с тем самым артефактом хотя бы на какое-то время, выделят подходящее помещение и недостающие материалы, то я за неделю введу её в строй. Пашка подумал минут пять, неожиданно предложив мне стать полноправным акционером сталкерской сети, в число которых входят научная база 'Янтаря', группировки 'Долг', 'Свобода' и 'Рассвет', а также имеются более мелкие держатели акций, бандиты Борова, к примеру, и некоторые кланы игроков. Общий вес в совете директоров предприятия определяется личным вкладом акционера в общее дело. Я счёл предложение весьма своевременным, однако, вместо себя, как главного держателя пакета акций, выставил нашу группировку-клан, оставив за собой только десять процентов от передаваемого нам пакета. Его общий объём ведь ещё не определился, всё только в процессе.

– Вот смотри, специально под сервера и информационное хранилище выделили, да пока не сложилось, – Пашка демонстрировал мне глухое помещение примерно десять на тридцать метров глубоко под землёй, освещая его мощным фонарём, ибо штатные светильники тут отсутствовали. – Полностью герметично при закрытии двери, вентиляции нет, установили только локальный атмосферный процессор. Заправишь его 'твёрдым воздухом' и работай. Места тебе хватит с запасом. Сейчас скомандую, притащат светильники, столы и прочую потребную мебель. Комп, если надо тоже могу выделить, – я кивнул, нормальный монитор и полноразмерная клавиатура будут весьма уместны. – Вернёмся – выпишу тебе абонемент в Бар с бесплатным питанием и отдельной комнатой в сталкерской гостинице.

– Погляжу – ты тут распоряжаешься, словно настоящий хозяин, – я усмехнулся.

– Как бы тебе сказать... – парень довольно хмыкнул. – Вообще-то мне сейчас принадлежит контрольный пакет всего Бара, – он меня буквально ошарашил новостью.

– А как же 'Долг'? – Едва хватило силы задать вопрос.

– 'Долг' оставил себе блокирующий пакет в двадцать процентов плюс одна акция, остальное роздано различным интересантам. Как ты думаешь, откуда берутся деньги на воссоздание сталкерской сети и другие технические проекты? Абонентская плата с пользователей – это сущие копейки при необходимом бюджете. Мы вообще планируем от неё отказаться в ближайшей перспективе. Разовый взнос при подключении за оборудование почти по себестоимости – и всё.

– То-то ты мне так легко предложил стать акционером сети... – я громко рассмеялся. – Расходов полно, а доходов хрен дождёшься! – Добавил, отсмеявшись.

– Это так, – кивнул Пашка, ничуть не смутившись. – Как видишь – мы все тут далеко не шикуем. Даже из личного кармана порой приходится доложить в дело. И ты примерно такой же тип, как и все мы. Иначе бы сразу послал тебя по всем известному эротическому маршруту, – заметил он без лишних обиняков.

– Благодарю за откровенность, – я кивнул. – И что тогда дадут предлагаемые акции? – Мне стало интересно.

– Право определять политику, договариваясь с другими акционерами, – выдал очевидное Пашка. – Творившийся ранее бардак во многих тематических эхах меня сильно напрягал, но что я мог сделать, когда они поддерживались за счёт сторонних ресурсов? Теперь появится шанс навести подобающий порядок. И если тебя так сильно заботит возможный доход от работы сети – сможешь легко организовать закрытое сообщество с платной подпиской. Такое будет разрешено только значимым акционерам. Занимаешься ремонтом электроники и чем-то ещё – делись опытом и толковыми советами. Кто в теме обязательно захотят присоединиться, – предложил он идею возможного заработка.

– Попробую, – совет оказался весьма уместным.

Не столько ради заработка, с этим и так всё более-менее хорошо, сколько ради эффективности обмена полезной информацией. Что достаётся на халяву редко ценится по достоинству. И доступные всем комментаторам информационные ресурсы быстро превращаются в смердящие помойки. Тут стоит подумать и сделать часть сообщества открытым, дабы все желающие смогли увидеть, что в нём есть интересного и полезного, а другую часть только по платной подписке. Впрочем, заниматься сим делом будут уже ребята из нашего клана-группировки.

– Удачно сходил? – Спросила Вика, когда мы снова встретились.

Уже давно стемнело и вообще время далеко за полночь, а народу в Баре только прибавилось. Практически все столики заняты, а местами и подсесть негде. Только в особой ВИП зоне, куда пускают только по специальным приглашениям.

– Как тебе сказать... – я призадумался, и меня потянуло на философию. – Всё относительно, а оценка событий переменчива. Кажется что удачно, а позже видно станет. Вроде бы и договорился, но придётся зависнуть тут минимум на неделю, а то и все две.

– Так это же замечательно! – Девушка решительно потянулась целоваться. – Я тоже нашла интересную тему, чтобы вписаться тут на пару недель. Курсы общей безопасности и первой медицинской помощи для тех, кто лезет в аномалии плюс маленько боевой медицины. Сюда много новичков с разных краёв Зоны прибилось, сейчас заняты строительством убежищ и укреплений. Долговцы подучить их хотят, дабы увеличить последующую выживаемость, а толковых преподавателей раз-два и обчёлся. Да и платить-то им нечем, разве только репутацией у группировки и услугами Бара. А я ещё присмотрю кого для возможного приглашения позже к нам. Всё же нас слишком мало, чтобы всерьёз тягаться со старыми кланами и группировками. Нужно постепенно увеличивать численность.

– Предпочту количеству качество, – чуток осадил её рекрутёрский порыв. – Смысла тягаться с другими группировками тоже не вижу. Выжать с занимаемой территории нас сейчас крайне сложно, а лезть дальше, подминая всё под себя – вообще крайне глупая затея. Разве только устраивать дальние вылазки хорошо подготовленными группами в те края, куда другие боятся лезть. Потому и требования к потенциальным кандидатам весьма высокие. Обойдёмся без расходного мяса и отмычек.

– И в мыслях такого не было! – Вика искренне возмутилась проявленным недоверием. – У нас скорее ожидается недостаток тех, кому постоянно сидеть на базе. Уже сейчас деревня за болотом превращаются в проходной двор. Припёрлись 'зелёные', наверняка уже и 'красные' в пути, а за ними и 'голубые', 'Рассвет', то есть, подтянутся. Только ты, случаем, не назови рассветовцев 'голубыми' по цвету нашивок на броне – очень сильно обижаются, – пояснила она тонкий момент. – Дальше к нашему островку стабильности прибьются всякие левые ходоки. Впору думать об организации собственного Бара, благо место в ангаре с баней много. Кому за всем этим делом следить, а?

– Извини, сразу не подумал, – я повинился, легонько склонив голову.

– То-то, – девушка примирительно улыбнулась. – 'Долг' ведь тоже поначалу противился всякому нецелевому расширению. Их и было-то поначалу всего тридцать человек, оставшихся от закинутого в зону отчуждения ЧАЭС разведывательного батальона сразу после второго взрыва и образования аномальной Зоны, – она углубилась в историю. – Выйти за внешний периметр они не смогли, тогда тут такое творилось, выброс за выбросом, аномалия на аномалии. Потом вроде бы успокоилось, но вмешалась политика. Их тут практически бросили. Позже к ним прибились новые одиночные бойцы и уцелевшие группы из других подразделений, несколько раз их пытались выбить отсюда конкуренты, крепко получившие по зубам и черепушкам. А теперь здесь вырос полноценный форпост, очаг цивилизации посреди апокалипсиса. Если бы не 'Долг' – число жертв Зоны увеличилось на многие тысячи. Им пришлось создавать условия не только для себя, но и для сторонних сталкеров. Так появился Бар на основе старой столовой и казарм группировки. Поначалу всем тут рулили сами долговцы, медленно замещая вакансии проверенными людьми со стороны. И только теперь территория Бара и сам Бар стал полностью самостоятельным предприятием, принадлежащим всему сталкерскому сообществу, – тут я бы с ней поспорил, но промолчал. – Нам придётся повторить этот путь, дабы сохранить столь редко открывающиеся возможности. И для этого нужно уже сейчас подбирать и готовить новых людей. Я готова этим заняться, надоело бегать и стрелять. Да и мои зрители хотят разнообразия сюжетов, – выдала она настоящую причину сего необычного явления.

– Дерзай! – Только и оставалось разрешить ей то, что она уже разрешила себе без моего согласия.

Время было позднее, доев ужин, мы отправились в скромные апартаменты с хорошей звукоизоляцией стен и занимавшей большую часть доступного пространства шикарной двуспальной кроватью. И пусть весь мир подождёт!

Как же мерзко вскакивать по сигналу будильника. И плевать, что сейчас уже далеко за полдень. Мы и спали то всего... часа четыре или пять всё же ушло именно на сон. Хочется большего. А нельзя. Мне, пожалуй, ещё можно, вот Вике пора бежать. Контракт, понимаешь. Дружно поднялись, быстро привели себя в одетое состояние и поспешили просыпаться в зал Бара, где для этой цели подавали специальный кофе с алхимическими стимуляторами. На вкус редкостная гадость, зато остатки сонливости выгоняет с первого глотка.

Проснувшись и отпустив подругу, стал мысленно сравнивать прошедшую ночь с оставшимися впечатлениями от посещения базы 'Свободы'. Чисто технически Машка уделывает Вику буквально по всем статям. Владение своим телом, умение доставить удовольствие ленивому партнёру, живой интерес и желание экспериментировать – всё это у неё на высшем уровне. Но Машке нравится сам секс, а Вике нравлюсь я. Почувствуйте разницу, если сможете. И учитывая мою развитую эмпатию, именно Вика кроет Машку по всем постельным статям. Про близкие отношения с Ларисой в таком контексте вообще бессмысленно говорить.

Плотно позавтракав и заодно пообедав, направился к рабочему месту. Наконец-то там закончилась суета. Притащили всё нужное, заправили атмосферный процессор. Тишина и прохлада. Коллектив разработчиков же остался в своём удобном офисе, хотя почти все отметились проявленным вниманием, заглянув ко мне и покрутив головой, словно кого-то ища. Знакомиться же не спешили. Для них я оставался чужаком. Да ещё не самым приятным. Даже Пашка Сисадмин подчёркнуто держал дистанцию. Спросил его о таком странном отношении, когда он пояснял мне материалы проекта.

– Ты слишком успешен и независим, – лениво повернув ко мне голову, бросил он с заметной надменностью. – Любой самостоятельно устойчивый коллектив получается только в результате взаимной компенсации личных недостатков его участников, – пояснил он, видя отсутствие понимания на моём лице. – У нас тут нет подобающих условий, чтобы работать чисто за зарплату по формальным правилам. Объединяясь в проект, мы получаем настоящую ОБЩНОСТЬ, – слово заметно выделялось тоном. – Именно благодаря создавшемуся особому микроклимату в коллективе мы и способны творить то, на что в иных условиях потребны на порядки большие ресурсы. Группа изобретателей, группа единомышленников, – продолжил он лекцию. – С таких же малых коллективов когда-то начинались многие технологические корпорации. Интел и Гугл, к примеру. Позже они разрастались, начиная работать, как все остальные. Но мне и нам всем хочется как можно дольше сохранять созданную атмосферу, в которой рожается действительно НОВОЕ, – ещё одно заметно выделенное голосом слово. – А ты, прости, – тут он даже выразил тоном лёгкую вину, – если и захочешь влиться, то оттянешь на себя слишком много внимания. Мы все тут, так или иначе, не смогли найти себя в сталкерстве. Кого обделило удачей, кто-то слишком труслив. Я вот до последнего избегал конфликтов, надеясь на помощь других, и чего это мне принесло? Внимательно посмотри на моё лицо, – он выпятил обожженную часть лица и шеи.

Признаться – смотреть на его ожог весьма неприятно. Он словно открытая запёкшаяся рана. Я, конечно, могу его легко убрать, вот только желания проявлять инициативу, почему-то нет.

– Потому попрошу тебя большую часть времени заниматься своей частью проекта тут, – судя по жесткости тона, он не просил, а требовал. – Всё общение с остальным коллективом исключительно формальное по переписке или через меня. К тому же ты решаешь вопросы железа, а мы занимаемся софтом. Без него железо всегда останется бесполезным хламом, – заметно выпятил он собственную значимость, смотря на меня свысока.

Хоть меня такое отношение чувствительно царапнуло, но отнёс его к последствиям моральной и физической травмы, а не чего-то другого. А мысленно пунктик проследить и разобраться себе всё же поставил, вдруг и тут отметились Хозяева Зоны, незаметно проникая агентами в сталкерскую среду. Как-то всё сложно получается. Враги внешние и враги внутренние. Кто из них более опасен – вопрос дискуссионный. А вдруг за всей этой суетой стоят одни и те же силы? Кому реально можно верить – совершенно непонятно, ибо даже в себе иногда сомневаюсь. Остаётся только идти вперёд, учась на собственных ошибках.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю