290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Душа Зоны (СИ) » Текст книги (страница 4)
Душа Зоны (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Душа Зоны (СИ)"


Автор книги: Алексей Абвов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 14 страниц)

Быстро выяснилось – комплектных к пылесосу мешков под ценный продукт у меня явно недостаточно, чтобы упаковать всю добычу. Выбравшись из-под успокоенной аномалии, озадачился, как бы сделать его более плотным. 'Твёрдый воздух' вполне сжимался до какой-то степени, но при этом терял стабильность. Об этом стоило помнить при снаряжении патронов 'ЗС' и 'ЗСУ'. Попытка применить на нём индуктор для работы с 'металлом' и другими аномальными материалами оказалась вполне успешной. Провёл несколько экспериментов по уплотнению до состояния камня и обратному превращению в рассыпчатый порошок 'твёрдого воздуха'. Нужно проверять дополнительно на стабильность, вопрос – когда. Пока же стал делать из порошка кирпичи примерно по одному килограмму весом, заворачивая их в алюминиевую фольгу и убирая на 'тайный склад'. Рванёт – так рванёт. Благо выделил под добычу отдельную комнату от основного ангара, куда только смог дотянуться через зелёный артефакт. По результату полной очистки аномалии получилось под три сотни килограммов прессованного 'твёрдого воздуха'. Сколько из него получится наделать патронов – даже и не представляю.

Проверил тайную тропу, заглянув в неё и пройдя до другого конца, вернувшись и выбравшись обратно. Вполне проходима, причём, без каких-либо сложностей и выкрутасов. Ментальное давление присутствует и весьма сильное, обнаружил его лишь по изменению спектра частот в работе резонансного компенсатора. Обычный человек даже с лучшей пси-блокадой быстро загнётся. А уж на этой-то стороне тропы и подавно. Изрядно находившись, нашел в лесу относительно удобное местечко, разложив спальник. Вряд ли меня тут кто-то сможет побеспокоить...

Едва удержался от резкого подскакивания на месте, неожиданно пробудившись от ощущения близкого присутствия постороннего. В любом случае дёргаться уже было поздно, оставалось только внутренне подготовиться к отражению нападения. Но чужак почему-то медлил. Прошла минута, другая и ничего. Резко сел на месте, оглядываясь по сторонам. Действительно в паре метрах на поваленном бревне сидит фигура в тёмном плаще с откинутым капюшоном и расслаблено смотрит на меня. На взгляд – лет тридцать, может чуть меньше, трёхдневная небритость и короткий ёжик пепельно-белых волос. Самое примечательное – вся фигура незнакомца вместе с одеждой как будто потеряла цвет, став почти чёрно-белой контрастной. Ментальное чутьё хоть и придавлено компенсатором 'голосов' Выжигателя, однако всё же действует, донося с той стороны... пустоту. Как будто у незнакомца начисто отсутствуют все эмоции. Вариант – он под действием сильнейшей алхимии пси-блокады. Оружия у него не было, только воткнутая в землю рядом обычная палка.

– Трудновато тебя было найти, – заметила фигура незнакомца ровным хриплым голосом, отметив явно проявленное к себе внимание. – Забрался в такую глушь, где сейчас уверенно выживают исключительно растения. Или такие особенные существа, как ты или я, – ровная безэмоциональная констатация фактов. – О тебе я узнал сначала от контролёра Пахома, а пару дней назад Доктор сообщил мне, что ты ныне обладаешь 'Ловцом душ'. Знаю – ты обязательно пойдёшь вскоре к Исполнителю Желаний. Откуда знаю – спрашивать бесполезно. Так вот, прежде чем собраться в те края, куда не ведёт ни одной тропы, и где отсутствует обычное пространство, разберись с блуднями на 'Полях цветов', освободи из плена души моих братьев, по глупости доверившихся мне. Да, не удивляйся, я знаю, что тебе уже пришлось с ними разок столкнуться. Там, у самого Исполнителя Желаний ты встретишь охрану из таких же существ, некогда бывших людьми. Стремление обрести могущество порой приводит к таким печальным результатам, – как бездушная программа-диктор в интернете вещал незнакомец. – Знаю – тебе ещё не довелось познать смерти и воскрешения Зоной. Смерть тела не проходит для души бесследно. При каждом возвращении из-за грани небытия ты обязательно чего-то теряешь. Вкус, запах, способность радоваться или вообще переживать эмоции. И так до тех пор, пока от тебя останется только оболочка плоти и холодного разума с единственным самым сильным желанием. Когда-то больше всего я желал обрести окончательную смерть, идя против Воли самой Зоны. Только те, кто изначально не чувствуют истинного вкуса жизни, способны вернуться из-за грани без заметных потерь. Им просто нечего терять кроме толики времени. Но и от жизни они получают лишь крохи возможного. Заговорился я с тобой, – незнакомец поднялся с бревна и взял в руку палку. – Прощай, сталкер. Вряд ли мы когда-то встретимся ещё раз, но постарайся выполнить мою просьбу, и тогда, возможно, сможешь отодвинуть познание смерти на неопределённый срок, чего я тебе искренне желаю, – он развернулся и совершенно бесшумно пошагал в сторону ближайшей тайной тропы.

И только сейчас я догадался, что меня почтил вниманием 'вечный сталкер' Юрий Семецкий. Для кого-то случайная встреча с ним приносит спасение или удачу, а кому-то наоборот. Трудно понять, чем руководствуется полностью лишенное эмоций существо. В коротком монологе он раскрыл мне множество секретов. Секретов жизни и смерти. Стало понятно, почему обычные игроки, 'дети Зоны', имеют ограниченное восприятие и почему выбор высшей игровой сложности с полнотой чувств даётся только один раз. Познать смерть и вернуться к жизни даётся очень немногим. И даже зная о возможном воскрешении, нужно всегда дорожить собственной жизнью, ибо прежней она точно не останется. Вот такие исключительно важные выводы от столь неожиданной краткой встречи на территории Выжигателя мозгов.

Проделав утренний, хотя уже скорее дневной моцион, снова двинулся в путь прямиком через лес. В прерванном гостем сне я что-то увидел, теперь хотелось проверить. Иногда сны – просто сны, и глупо искать в них тайный смысл. И вот перед взором открывается небольшая поляна с сохранившейся зелёной травкой. Она здесь возникла уже давно, наверняка лес расчистила какая-либо термическая или гравитационная аномалия, выродившаяся к настоящему времени. Сейчас же её захватила особо мощная 'электра' надёжно сдерживающая все поползновения подлеска. Собравшиеся в светящиеся комочки разряды прыгают с места на место, как играющие в траве маленькие зверьки. Иногда комочки разрядов резко выпрыгивают вверх, постепенно рассеиваясь без следа. Хм, стоило лучше присмотреться, я отметил присутствие вдоль края поляны множества одиночных 'разрядов', а сверху висящий купол 'статики', который и поглощал выпрыгивавшие разряды. Практически все типы электрических аномалий собрались в одном месте, образовав единый гармоничный симбиоз. Проверка на артефакты – пусто. Мощь аномалий впечатляет, а урожая в них нет. Странно. Хотя что-то есть. В самом центре примерно раз в пять минут на секунду проявляется характерное излучение незнакомого спектра. Пару часов пытался подловить и 'проявить' его, затем ловил телекинезом пустоту. Артефакт словно насмехался надомной, вспыхивая яркой синей звёздочкой, и бесследно исчезая, возбуждая мой азарт собирателя всё сильнее и сильнее. Лезть в такое странное скопление аномалий без предварительной подготовки глупо. Пара часов ушла на подстройку и последующее успокоение, типичные приёмы здесь не сработали. Медленно продвигался к центру, шаг за шагом, старательно подбирая нужный эмоциональный настрой, дабы аномалии сохранили прежнее спокойствие. Их одновременный разряд меня просто испарит или превратит в живое электричество. В очередного блудня – вдруг пришло интуитивное знание. Вот и самый центр, где периодически проявляется неизвестный артефакт. И почему-то тут чувствуется особая гармония, хочется оставаться в этом месте, наслаждаясь чарующим моментом или же вобрать его в себя. Поддавшись толчку интуиции, достал кейс с алхимией монолитовцев, а оттуда шприц с особым препаратом для обретения родства с электрическими аномалиями. Усевшись в позу буддистского монаха, с трудом проколол кожу и ввел содержимое шприца в вену, надолго забывшись в странном полусне, медленно растворяясь в электрических разрядах, так же как они, весело выпрыгивая из травы, чтобы вовремя спрятаться обратно, не став добычей бдящего наверху хищника. Электричество окружало меня, я и сам стал этим электричеством. В какой-то момент я окончательно пробудился, держа яркую голубую звездочку артефакта в раскрытых ладонях. Она сама нашла удачное место или удачного хозяина. Следуя голосу интуиции, мысленной командой втягиваю её в правую руку. Теперь у моей кибернетической части хватит заряда навсегда. Этот артефакт – близкий родственник поглощённой ранее 'вишни', но имеет выраженную электрическую специализацию. С его помощью я смогу в перспективе сам создавать электрические аномалии в любом месте или швыряться молниями из рук, словно плохие герои космических сказок из 'Далёкой-далёкой галактики'. Понять бы ещё, как это делать. Одного интуитивного озарения тут явно маловато.

Стоило мне выбраться из скопления, как составлявшие его аномалии разом сверкнули и дружно выродились. Мгновение назад ещё потрескивали и искрились электрические разряды, а теперь полнейшая тишина. Только россыпь новорожденных артефактов поблёскивает в траве, исчезая один за другим. Тридцать семь 'аккумуляторов' – сразу понятно, куда всё вдруг подевалось, и ещё два 'изолятора'. Несмотря на столь богатый прибыток, мне искренне жаль выродившееся скопление аномалий. Оно словно потеряло смысл дальнейшего существования после того, как я сроднился с ним и забрал с собой его сердце. Странные явления порой происходят в Зоне. А ещё всё сильнее крепнет подспудная догадка, что она последовательно меня к чему-то готовит, подкидывая то одно то другое. К чему-то настолько сложному и тяжелому... эх. Глупо забегать вперёд, хотя так хочется заглянуть за вечно ускользающий горизонт.

Отдохнув и подкрепившись, снова иду по лесу. Уже давно стемнело, видимый мир посерел и потерял объём. Ветер изредка пробегает по оголившимся веткам деревьев, срывая с них последние бурые листья. Хоть здесь и не наступят холода, однако природа привычно готовится к зиме. Вот и идеально круглое поле с термическими аномалиями и вихрем 'красной мухобойки' в центре. Тут всё по-прежнему даже следы нашего предыдущего пребывания местами сохранились. Артефактов хватает. 'Жирных' пара штук в центре, чуток 'средненьких' и куча мелочёвки. Большой сугроб 'киновари' нарос под 'мухобойкой'. Идея получить тут родство ещё и с термичками вызвала у меня настолько сильное омерзение, едва не сбежал обратно в лес, бросив потенциальную добычу. Видимо, для обретения родства нужно поискать другое скопление аномалий. Более гармоничное что ли, да ещё и с сердцем. Урожай же оказался вполне ожидаемым – два 'пламенных сердца', дюжина крупных и чистых 'кристаллов', парочка 'огненных шаров', 'угольки' я не стал брать. Их и в поле у деревни Грязево много рождается. 'Киноварь' я спрессовал в бруски и укрыл алюминиевой фольгой так же, как и 'твёрдый воздух', разве только делал меньшие по весу кирпичики. Триста грамм – больше опасно. К рассвету окончательно вычистил поле, отправившись смотреть, что творится в бывшем лагере монолитовцев.

Великая фантасмагория каменно-земляных нагромождений застыла здесь навсегда. Её вряд ли размочат самые сильные проливные дожди, разве только постараются новые аномалии. Ожидал увидеть новое поле гравитационок с созревшим богатым урожаем, однако посреди нагромождений отметил лишь единичные химические аномалии. 'Кислотные лужи', 'душегубки', редкие в других местах пузырящиеся 'газировки'. Зона имела на это пространство свой взгляд, отказавшись поддерживать злое творчество Хозяев, со временем рассеявшееся без следа. Урожай же оказался слабеньким – одна 'душа' и семь 'ломтей мяса'. Полезное добро для обмена или торговли.

Больше меня в этих краях ничего не держало, пришло время возвращения. Естественно, я не побегу к дому, высоко подпрыгивая от восторга и срезая все углы. Хочется посетить и другие знакомые места, вдруг там встретятся знакомые люди. Хотя, признаться – я уже маленько заскучал. Как там поживают мои дамы и чем занят остальной народ? Вдруг им срочно нужна моя помощь? Интуиция подло молчит. Ладно, надо же дать людям возможность развиваться без постоянного пригляда. А то порой чувствую себя излишне озабоченным родителем, немедленно бросающимся подтирать сопельки чихнувшему великовозрастному дитю. От такого стоит однозначно избавляться или хотя бы снижать значимость. У настоящего сталкера есть только те зависимости, которые его искренне радуют.

Глава.

'Свободные' люди.

Вот и знакомый проход к 'Армейским Складам', обширное минное поле перед Барьером. За ним кто-то изредка наблюдает, есть заметно искаженный слабый одиночный эмоциональный сигнал наполненной смертной скукой. 'Голоса' Выжигателя мозгов теперь прекрасно достают и сюда, хотя громкость уже не та и с защитным пси-шлемом их можно смело игнорировать. Но свободовцы явно переценили монолитовцев, если держат тут наблюдателя. Вряд ли с той стороны сюда кто-то подойдёт, раз там передохли даже мелкие насекомые. Разве только подобные мне типы. Но против них и самые опытные наблюдатели окажутся бессильны. Настроив максимально широкое пятно распределения веса по поверхности опоры, смело побежал прямиком через минное поле, едва исчезло остаточное внимание наблюдателя. Выжигатель не даст мне долго поддерживать полную невидимость, стоит поторопиться и преодолеть опасный участок. Пара минут, и я благополучно исчезаю в кустах на другой стороне, обнаруживая там покинутую пулемётную позицию защитников Барьера. Судя по россыпи стреляных гильз, бои тут были жаркие. Многие гильзы уже успели хорошенько проржаветь. Вообще тут раньше держало оборону под сотню бойцов 'Свободы' плюс к ним в любой момент было готово прийти свежее подкрепление, дабы удержать очередной прорыв толпы безмозглых фанатиков. Теперь это уже в прошлом благодаря моему с Викой участию, а многократно усилившийся Выжигатель мозгов окончательно перекрыл тут пути к центру Зоны.

– А есть ли они где-то ещё? – Задал себе вопрос шепотом.

По имевшейся у меня информации таковых путей сейчас просто нет. Ни с этой стороны Зоны, ни с другой. Говорят – там вообще что-то совершенно непроходимое. Перекрученное пространство, 'горячие пятна' и совершенно пустые аномалии никогда не рождавшие артефактов. И, как это ни странно – засилье монстров и обычного зверья. Не исключено, что это намеренно распускаемые слухи, дыбы отвадить от жирных делянок потенциальных конкурентов. Но самому лезть туда почему-то не хочется. Интуиция обещает скверно влияющие на здоровье, а порой совершенно несовместимые с жизнью проблемы. Мне и тут пока хорошо, если забыть о недавних приключениях и очередной героической победе над здравым смыслом. Впрочем, она сделала меня сильнее и хочется думать – немного умнее и осторожнее. Надолго ли...

Сверившись с имевшейся в хозяйстве картой, достаточно старой, к сожалению, двинулся к гиблым оврагам за мёртвыми перелесками, где хватало скоплений разнородных аномалий и рождалось множество артефактов, нигде более не встречаемых. По крайней мере 'пустышек' из других мест не приносили, хотя 'пружины' иногда попадаются. Учёные до сих пор ломают головы, какие именно аномалии их порождают. Предполагают гравитационную природу, однако полной уверенности в том нет. Раньше богатую делянку регулярно окучивали свободовцы, другим собирателям с неё доставались лишь жалкие крохи, теперь же проторенные колёсами колеи и натоптанные ходоками тропинки успели зарасти колючей травой. Есть относительно свежие следы когтистых лап. Химеры. Тут им самое раздолье. Хоть сейчас и самый полдень, небо затянуло плотной облачностью, потому достаточно темновато. Высок шанс попасться голодной химере на зубок. При ярком солнце же двухголовые хищницы видят плохо и стараются пересидеть день в логове, выходя на охоту ближе к вечеру. Мне повезло – обошлось без случайных встреч. Ментальное чутьё заметило лишь одну короткую вспышку активности и, судя по эмоциональному следу, кто-то неожиданно разбудил спрятавшегося кровососа, став ему поздним завтраком или ранним обедом. А может, тот кровосос и поужинать прежде забыл.

Мёртвые перелески выглядели чарующие и исключительно устрашающе для тех, кто понимает. Голые почерневшие стволы относительно молодых деревьев обильно поросли 'жгучим пухом'. Местами серые колышущиеся под слабым ветерком копны свисают до самой земли. Других аномалий в перелесках нет. Но пройти через них сложно даже для меня из-за обилия того же 'пуха'. Он редкостно коварен. Попадёт комок на одежду, а затем и на кожу – получишь долго не заживающую постоянно зудящую рану. Влетишь в скопление – если не умрёшь от болевого шока сразу, то истечёшь кровью за считанные минуты. Случайно вдохнёшь висящих в воздухе едва заметных глазу пушинок – выхаркаешь все лёгкие с кровью. 'Жгучий пух' стоек к огню, запросто выдерживая температуры, при которых плавится вольфрам, кислоты, в том числе и аномальные, его не берут вовсе. Более того – он буквально отталкивает их от себя. Управиться с ним способны только гравитационные аномалии, полностью разрушая его структуру. 'Жгучий пух' изредка порождает артефакты – так называемые 'колючки'. Самой редкой и ценной разновидностью которых является 'морской ёж'. Внешне клубок тончайших мягких иголок от двух до пяти сантиметров в диаметре. Как это ни странно, но эти артефакты вполне безопасно брать в руки и они обладают множеством полезных человеку свойств. Считаются эффективными противорадиационными артефактами. В отличие от 'вывертов', ионизирующее излучение они не поглощают, но придают организму носителя совершенно невероятную стойкость к нему. Ещё они способны отталкивать от хозяина 'жгучий пух', правда, заметно выраженное свойство имеет только 'морской ёж', обычные 'колючки' гораздо слабее. Но самую большую пользу из этих артефактов извлекают изготовители сталкерской экипировки. При комплексном воздействии на них гравитацией, аномальной химией, высокой температурой и влиянию Зоны, они порождают бесконечные тончайшие нити предшественника 'жгучего пуха', из которых вьётся сильно похожая на шелк нить, а из неё затем ткётся полотно, обладающее всеми полезными свойствами 'пуха' и лишенное его недостатков. Из этого полотна затем делают самые лучшие защитные комбинезоны. Как я узнал – мой любимый сет 'Тень кровососа' выполнен с широким применением этой нити, а все внутренние тонкие подкладки в брюках и куртке – та самая особая ткань в чистом виде. Несмотря на выдающиеся характеристики и удобство, сет внешне выглядит распространённым дешевым ширпотребом, чем я регулярно изумляю всяких знатоков, когда они интересуются, почему я постоянно хожу во всяких обносках. Да и за зелёного новичка меня часто принимают, порой проявляя немотивированную агрессию. От того мне одна польза, надо же как-то добывать боевые трофеи при моём-то исключительно мирном характере.

Подошел ближе к мёртвому перелеску, настраивая вокруг себя непроницаемый для 'пуха' электрический купол. Действовал больше на голой интуиции, хотя основную идею подало общее представление о действии физических законов. У 'жгучего пуха' есть дурное свойство сильно наэлектризоваться и притягиваться к имеющим противоположный заряд или не заряженным предметам. Теперь я стал с электричеством на 'ты', потому способен хорошо наэлектризоваться сам, дополнительно сформировав вокруг себя маленькую 'статику'. Тело будет сильно зудеть, волосы встанут дыбом. Придётся потерпеть. Зато залезу в самые 'запушенные' закоулки мёртвого перелеска, куда до меня вряд ли кто заглядывал. Артефакты там точно остались после всех алчных посетителей.

Час настройки и проверка результата. Что сказать? Простое решение оказалось достаточно сложным. Собственная наэлектризованность постоянно рассеивалась, держать вокруг себя 'статику' при движении тоже весьма нетривиальная затея. Помогла постепенно наработанная автоматизация с привлечением имплантатов, дабы хватило сознательного внимания на прокладывание пути и поиска ценностей в пушистом аду. Шаг, другой, поворот, ещё дюжина шагов. Замечаю, как свисающая с приваленного дерева здоровая копна 'пуха' отталкивается и огибает меня, а отдельные комки быстро отлетают в сторону, сцепляясь друг с дружкой и оседая на мёртвые стволы. Работает. Иду дальше, осматривая голую землю и свисающие космы 'пуха'. Именно в них обычно и прячутся нужные мне артефакты. Я их ещё не собирал, да вообще не видел, зато прочитал много информации по теме. За ними ходили отчаянные смельчаки и обладатели особых защитных скафандров. И здесь видны оставленные ими следы в виде порубок отдельных стволов. Наверняка наиболее ценные 'колючки' вызревают только на самых верхушках. Так и есть. Перестав разглядывать низко расположенные копны и обратив внимание кверху, заметил что-то похожее. Детектор и мои имплантаты их почему-то не замечают, хотя должны. Вероятнее всего на них негативно влияет большое скопление 'жгучего пуха' вокруг. Оно ведь тоже излучает в определённом диапазоне волн и даже едва слышно шумит, тлетворно влияя на мозги плохо подготовленного сталкера. Ухватить телекинезом колючки тяжело, вместе с ними прихватывается и куча 'пуха'. Тренировался почти час, пока у меня получилось отделить полезное от опасного на безопасном удалении от себя. Да и полезное тоже оказалось не совсем безопасным. Около сорока отливающих радужным металлическим блеском острейших гранёных иголок сплелись в клубок примерно шести сантиметров диаметром. Если покрутить артефакт, иголки переливаются всеми цветами радуги, словно заряженные бусины 'маминых бус', а на их кончиках светятся крохотные электрические разряды. Любуюсь добытым артефактом, удерживая его телекинезом над ладонью. 'Кристальная колючка', да ещё такая крупная – крайне редкий трофей. Его присутствие в энергетическом поле тела весьма приятно, но всегда стоит помнить – острейшие и прочнейшие иголки способны проколоть даже пятимиллиметровый стальной лист, а нанесённые ими раны будут долго кровоточить. Для носки на поясе подобных артефактов используются специальные контейнеры, которых у меня нет. Да и в продаже их не видел, хотя раньше изредка встречались объявления в обменной эхе сталкерской сети. Убираю добычу в контейнер, высматривая следующую. За последующие часы я добыл ещё шесть 'кристальных колючек' сходных размеров, нашел штук сорок 'колючек' обыкновенных, вытащив парочку для коллекции, так как пользы от них маловато. Но самой большой удачей стали три 'морских ежа'. Один так и вообще гигантский едва влезший в контейнер. Но он был тёмно-фиолетовым и ощущался неприятно, себе на пояс я повесил средненький по размеру клубок насыщенного золотистого цвета, на который моя интуиция сделала стойку как охотничья собака на дичь. Вот 'морской ёж' запросто носится и без всякого контейнера, хотя на вид тоже ужасно колюч и страшноват. Хоть и подмывало убрать электрическую защиту, полностью доверившись новому артефакту, но решил обойтись без напрасного риска. Облазив перелесок вдоль и поперёк, больше ничего ценного не нашел, выбравшись из него в сторону гиблых оврагов и перемещаясь ко второму перелеску. Чуток расстроился, отметив рядом с ним хорошо накатанную колею и относительно свежие следы вырубки сухих кустов. 'Жгучего пуха' здесь наросло значительно меньше и урожай гораздо скромнее. Кроме обычных 'колючек' я вообще ничего не увидал.

Гиблые овраги образовались благодаря давнему буйству выродившихся к настоящему моменту гравитационных аномалий, которые здесь больше не появлялись. Однако моё 'гравитационное' – назову его так, родство отметило сильную концентрацию в этом месте именно этой части спектра аномальной энергии. Все другие аномалии – химички, термички и многочисленные 'электры' буквально пропитались чужой для себя энергией, изменив типичные внешние формы и проявления. 'Кислотные лужи' обволакивали характерной водной плёнкой изрезанные склоны, а не собирались внизу, как обычно делают в других местах. 'Плазмы' и 'адские сковородки' висят над землёй бесформенными комками в два и три этажа. Внизу заметны искажения перспективы от многочисленных 'душегубок', а под ними изредка посверкивают злые разряды. Над оврагами удачно устроились крупные 'статики', регулярно выдворявшие отсюда заносимый ветром из ближайших перелесков 'жгучий пух'. Пробраться вниз, где мои технические чувства отмечают множественные засветки различных артефактов, достаточно сложно, но вполне реально. Сюда собиратели 'Свободы' регулярно заглядывают, натоптав заметные тропинки и даже вырубив ступеньки для удобства спуска и подъёма. Естественно – без подобающего защитного снаряжения издохнешь в один момент. Жарко, ядовито, да ещё и радиоактивно. Излучение достаточно сильное и ещё пульсирует. Десятерной 'выверт' на поясе избавил меня от противно мерцающего фиолетового свечения, каким я вижу радиацию. Отдельные аномалии я хорошо определял, потому спустился без особой опаски, продвигаясь туда, куда сборщики боялись залезать.

Вот и первая добыча прямо под ногами. Отметка средняя, спектр знаком. Поднимаю плотный шарик, похожий на оплавленный жаром клубок плотно скатанной шерсти желтоватого оттенка. Это определённо 'колобок'. Пристальнее всмотревшись в него, смог отметить на гладкой как полированный камень поверхности характерные для комков 'жгучего пуха' выделяющиеся прожилки. Вероятнее всего этот артефакт и образуется из занесённого в овраги 'пуха', подвергшегося одновременному воздействию нескольких аномалий. Теперь понятны сопутствующие защищающему от зверских клыков и ножевых ран кожу 'краевому полю' сопутствующие эффекты в виде чесотки и ухудшении заживления полученных организмом повреждений. В некоторых артефактах они сильные, в других едва заметные. Всё зависит от условий образования. Занятно. Учёные же до сих пор молчат о тайнах этого весьма полезного артефакта, хотя сами наверняка во всём разобрались. Молчат они и о следующем, поднятом мною артефакте. Два прозрачных, похожих на стекло диска с рублёвую современную российскую монету жестко удерживаются непонятной силой на расстоянии около трёх сантиметров друг от друга. В пространство между дисками можно просунуть палец, проверив его пустоту. Но тщетно пытаться прижать или разорвать диски друг от друга, сдвинуть то же не удастся. При приложении превышающего некий порог внешнего усилия произойдёт сильный взрыв, и артефакт уничтожится. 'Пустышка'. Обладает выраженным свойством поглощения из окружающего артефакт пространства ударных волн с последующим преобразованием их энергии в тепло. Носится на поясе в паре с 'ночной звездой' частично защищая от близких взрывов, осколков и прилетевших пуль, часто используется при доработках огнестрельного оружия для снижения или полного устранения импульса отдачи. И с ней рядом прячется ещё один очень похожий артефакт. У него диски имеют выраженный металлический блеск, приложив усилие, их можно прижать друг к другу, сдвинуть или раздвинуть. 'Пружина'. Свойства похожие, хотя и отличаются. Тоже хорошо поглощает ударные волны, однако 'пустышка' лучше поглощает короткие жесткие импульсы, а 'пружина' более растянутые. Эти артефакты хорошо сочетаются вместе и работают в паре. 'Пружины' тоже часто применяются при доработках оружия и другой техники. Воздействуя на них 'каменными цветками', получают пружины управляемого усилия на сжатие и растяжение. Входят в конструкцию активных экзоскелетов в качестве эффективных амортизаторов. Самый большой недостаток 'пружин' и 'пустышек' – редкость. Хотя... если грубо оценить давно созревший тут урожай – получится по сотне тех и других. Да и 'колобков' десятка два. Хорошо хоть запасся перед выходом кейсами с контейнерами. И это несмотря на то, что сюда заглядывают собиратели 'Свободы' после каждого выброса. Мало кто способен залезть туда, куда влезаю я. До наступления ночи полностью очистил от созревшего урожая гиблые овраги. Каких-либо других артефактов, помимо уже отмеченных, в них не рождалось.

Задумавшись, куда дальше двигать, поздно заметил эмоциональную вспышку, среагировав в последний момент. Нырок, резкий бросок в сторону, рефлексы спасают от бесшумно прилетевшей смерти. Промахнувшись, большая тёмная химера быстро развернулась на месте, стрельнув в меня своим телом как моментально распрямившаяся пружина. Теперь я ждал её броска, скорректировав полёт телекинезом так, чтобы он окончился в опутанных 'жгучим пухом' кустах. Треск сминаемых тяжелой тушей мёртвых веток, утробный рёв твари, меня окатило просто непередаваемым коктейлем из боли, злобы и чего-то ещё, однако получившая по заслугам хищница предпочла повторению атаки бегство. С её крепкой шкурой и сильнейшей регенерацией 'жгучий пух', конечно, весьма неприятен, но почти безопасен. На громкий рёв моментально среагировали другие хищные монстры, голодных эмоциональных отметок значимо прибавилось. Пришлось спешно отступать в мёртвые перелески и через них пробираться подальше отсюда. За мной попытались было сунуться и туда, однако быстро отстали. Переждав суету потерявших след тварей, запоздало выплеснул из себя 'опасную пустоту' и направился прямиком к базе 'Свободы'. На сегодня достаточно приключений.

Есть запрос опознавателя. Маркера 'своего' для 'Свободы' я так и не обрёл, ответил универсальным кодом вольного проводника Зоны, который обычно признают все сталкерские группировки и даже бандиты сначала интересуются, кто к ним пожаловал, а не сразу стреляют по направлению из всех стволов. Прошла минута и я получил желтые маркеры текущего положения бойцов за перекрытыми спиральной колючкой на рогатках воротами брошенной военной базы. Защита явно не столько от людей, сколько от прыгучих химер.

– И кого тут тёмными ночами носит?! – Недобро поприветствовали меня, стоило только перебраться через все заграждения и войти в любезно приоткрытую воротную калитку. – Ого! Народ, гляньте-ка сюда – нас нежданно почтила весьма известная в Зоне личность! – Встретивший меня за воротами боец в тяжелой штурмовой броне и пулемётом за спиною меня быстро опознал, привлекая внимание товарищей.

На мне моментально скрестились яркие лучи фонарей, и стало чесаться от направленного внимания. У ворот дежурила шестёрка бойцов, и все они теперь разглядывали меня как диковинную зверушку.

– Да, Макс про него тогда много интересного рассказывал... – заметил другой рослый боец с коротким ёжиком тёмных волос на голове. – Здорова, крутой мэн! – Он решительно вышел мне навстречу, протягивая крепкую мозолистую ладонь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю