290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Душа Зоны (СИ) » Текст книги (страница 6)
Душа Зоны (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Душа Зоны (СИ)"


Автор книги: Алексей Абвов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 14 страниц)

Наблюдать, как одевается красивая девушка, обнюхивая и примеряя подобранные вещи весьма занятно. Как будто их здесь есть чем заменить. Трусы, носки, штаны с запутавшимся ремнём. Едва удержал рвущийся наружу смех – так забавно это выглядело.

– Так вот, дабы ты не питал ложных иллюзий, – кое-как натянув и затянув ремнём камуфляжные брюки, она резко повернулась ко мне, её полные груди красиво качнулись. – Несмотря на наше столь захватывающее общение, каких-либо 'серьёзных' отношений между нами точно не будет! – Отметила она твёрдым тоном, я облегчённо выдохнул. – Считай это свободной любовью по-настоящему свободных людей. Ты или я завтра можем погибнуть, попав под внеочередной выброс или в случайной перестрелке с врагами. Зачем строить планы на двести лет совместной жизни, когда она способна неожиданно закончиться в любой момент. Не стоит пытаться проявлять сочувствие и тем паче – заботу. Я сбежала сюда от всего этого. От заботливых родителей, ближних и дальних родственников, навязчивых ухажеров, чтобы обрести подлинную свободу самой распоряжаться собой, своим телом и своей душой. Только я вправе устанавливать для себя какие-то правила и ограничения! – Заявила она не терпящим возражения тоном, а я хорошо чувствовал, что эта тема у неё больная.

Грозно сверкая очами, она быстро натянула на себя рубаху, а затем и броню, привычно затягивая крепёжные ремешки. Подняла винтовку, пробежавшись пальцами по органам управления и проверяя, где находится переключатель режимов огня. Всё это говорило о весьма богатом боевом опыте.

– Надеюсь, мы останемся хорошими друзьями и ещё не один разок порадуем друг друга, когда ты случайно забредёшь в эти края, – её тон чуточку смягчился. – Я познала многих мужчин, но именно ты позволил мне лучше познать саму себя. В отличие от других, ты не играешь или рисуешься в постели, позволяя полностью раскрыться близкой подруге. Не знаю, почему тебя любит Зона, но определенно тебя есть за что любить женщинам! – Рассыпалась она искренними комплиментами.

– А ты сама не боишься влюбиться? – Спросил её, накидывая одежду на тело прямо из инвентаря.

После столь бурной ночи утра и большей части дня сильно хотелось есть. Да и посетить душевую совсем не помешает.

– Ха! Я влюблялась и разлюблялась десятки раз, – похвалилась она, гордо вскинув голову. – Влюбиться в такого красавчика как ты на одну недельку весьма приятно и драйвово. Считай – я уже влюбилась, следующей ночью приду доказывать силу любви и не пущу к тебе ни Ольку, ни других девок.

– Вас здесь таких много? – Я искренне изумился.

– Хватает! – Машка громко рассмеялась, заметив мою вытянувшуюся физиономию. – Не одни только парни сюда за острыми ощущениями и адреналином лезут. А также за правом поступать по своему уму и своей совести. Ты просто уже забыл, насколько пресна и омерзительна обыденная жизнь там, за внешним периметром! – Я снова опешил, столько искренней экспрессии плескалось в её голосе. – Общество постоянно давит любую свободу личности. Морали, устои замшелые, традиции вредоносные, тоталитарные религии и прочие 'духовные скрепы', – крайнее словосочетание она просто выплюнула, – а по сути – всё это цепи рабские! Незаметно сковывают всех, заставляя до гроба гнуть спины на жирных скотов из верхушки общества. Душа просто гниёт от всего того, как болото вонючее с жабами противными! Я предпочту пусть короткую, но яркую и насыщенную смыслом жизнь в свободе беспробудному многолетнему рабству до старости. Я буду делать только то, что мне действительно нравится, и то, что считаю реально необходимым, наплевав на чужой интерес и чужое мнение. И признаю только слово того, кого считаю достойной личностью! А если кто-то захочет мне указывать – моментом получит пулю в прогнившие мозги! – Девушка не на шутку распалилась, постепенно превращаясь в настоящую фурию.

– Я тебе точно не стану указывать! – Попытался её остудить словом и ментальным посылом заодно.

– Извини, сильно наболело, – тяжело выдохнула она, присаживаясь на край растрёпанной кровати. – Только тут в 'Свободе' я почувствовала себя действительно свободной, но при этом значимой и полезной другим людям. Не как удобная постельная грелка, а как настоящий боевой товарищ и просто хороший друг. Мы здесь поддерживаем друг дружку без всяких уставов и дисциплина у нас не из-под палки, как у некоторых, – вероятно это был камешек в огород 'Долга'. – Я раньше даже не представляла, как в одном месте может собраться столько единомышленников.

– И конфликтов у вас тоже нет? – Спросил её с нотками ехидства в голосе.

– Ага, жди! – Громко фыркнула она. – Само представление о свободе личности предполагает непременное возникновение конфликтов между отдельными свободными личностями. Мы просто выработали механизмы их разрешения, заодно избавившись от тех, кто считал свою личную свободу превыше свободы всех остальных.

– А как же руководство группировки и командиры? – Кинул ей каверзный вопросик.

– Им я только могу посочувствовать... – вздох искреннего сожаления. – Они здесь самые несвободные люди и вынуждены заниматься всякими малоинтересными делами, чтобы другие сохранили свободу. И мы им всемерно помогаем в меру сил и возможностей.

'Да уж, переспорить её будет крайне сложно', – тихо заметил внутренний голос, я лишь хмыкнул, не представляя, зачем это вообще нужно делать.

– Ой, я же тебя от дел отвлекаю! – Неожиданно опомнилась девушка. – Давай позже договорим, – послав мне воздушный поцелуй, она быстро выскочила из комнаты, оставив меня наедине со смятой постелью и целым ворохом мыслей.

Просто до меня наконец-то дошло, зачем и почему Макс подложил мне в постель именно её, и откуда вообще взялась в 'Свободе' такая занятная традиция. Другой бы мужик на моём месте уже мысленно примерял на себя красивую броню с зелёными нашивками, страстно желая влиться в коллектив по-настоящему свободных личностей. Тонкий и хитрый ход. Вот только уже слишком поздно для таких игр, у меня свобода своя собственная, и менять её на что-то иное я вряд ли когда захочу.

– О, живой! – Стоило мне только выйти из комнаты, более-менее приведя себя в порядок, как я попался на глаза невысокому жилистому чернявому бойцу в камуфляжной рубахе навыпуск. – Мы тут с камрадами на дюжину косяков забились, что Машка Оторва заездит тебя до полного не стояния, и сегодня ты из берлоги хрен вылезешь. А ты ничего так – бодрячок! – Он подошел ближе и дружески охлопал меня по плечу. – Я Крохаль – это не имя, а кличка такая, меня Макс попросил чуток проследить за тобой, дабы ты случаем, куда не потерялся на нашей базе, – наконец-то представился он, заодно информируя и о своём интересе к моей персоне. – Как только проснёшься, велено накормить и к делу приставить. Готов? – Спросил он с явным вызовом в голосе.

– Готов! – Я кивнул.

Да, тут без провожатого заблудишься в момент. Переходы по поверхности, подземные коммуникации, через которые протоптаны тропинки к нужным объектам. К той же столовой, например. А меню там... пшенка с тушеной кабанятиной. Перловка с... тушеной кабанятиной. Геркулес... и тоже с тушеной кабанятиной. И, наконец, для истинных гурманов – тушеная кабанятина без гарнира. Зато есть салат из свежих помидоров и огурцов с зелёным луком. Всё исключительно местного произрастания, отдельно обещается отсутствие в составе канцерогенов, тяжелых металлов и радионуклидов. И на десерт компот 'Весёлый', интересно из чего только сваренный. Рискнул попробовать – вдруг понравится. После бурной ночки и не менее активной первой половины дня любая еда воспринималась редким деликатесом. Даже перловка с жестковатой кабанятиной, хотя её приготовили весьма умело с кучей ароматных специй. Первая порция, салатик, вторая порция, компот. Кислый. Уж не пойму, кого он тут веселит. Вроде бы обошлось без последствий. Народу в столовой не было, только дежурный повар, мы случайно угодили во время практических занятий на тактическом полигоне, где сейчас собрались все свободные от нарядов и дежурств бойцы. С боевой подготовкой в 'Свободе' всё поставлено исключительно хорошо, отлынивать разрешается только нонкомбатантам. Немногочисленной гражданской обслуге да залётным гостям типа меня – по словам моего сопровождающего. И ведь как-то умудрились скрестить идеологию личной свободы с принудиловкой и обязаловкой.

После обеда и посещения местной бани, меня повели к техникам и производственникам. Долгое петляние по подземным ходам с множеством отнороков, хорошо хоть маршрут записывал, дабы после найти дорогу самостоятельно, и мы оказались в большом подземном ангаре с высоченным куполообразным потолком и множеством ярких светильников, отчего здесь было светлее, чем снаружи солнечным днём. Ангар был разбит передвижными перегородками на отдельные функциональные сегменты, дабы предотвратить образование хаоса, когда всё перемешалось и непонятно что где лежит и кто за что отвечает. Народу здесь было мало и почти все они собрались сейчас в дальнем углу, куда мы тоже направились.

– Как звать этого наглого типа, всем хорошо известно, – весьма своеобразно представил меня народу сопровождающий. – А кто не в курсе, пусть глянет последнюю рассылку по базе. Проникнитесь заодно. Коли вам его давно просящая доброго силикатного кирпича довольная рожа сильно понравится – сообщите ему свои ники. Макс просил вас вытряхнуть из него хоть что-то полезное, дабы вы наконец-то смогли разродиться чем-то путным. А то собрали, понимаешь, в одном месте дюжину беременных мужиков, а конь до сих пор так и не завалялся. Короче – дерзайте! – С шутками и прибаутками напутствовал он нас на великие свершения, развернулся и пошагал в обратном направлении.

Я смотрел на разглядывавших меня мужиков, пытаясь осознать тайный смысл сказанного предыдущим оратором. Судя по улыбкам и ухмылкам на лицах мужиков, они что-то явно знали. Среди них парочка товарищей вроде бы знакома. Встречались когда-то на ярмарке, тогда меня и сговорили озадачиться экзосклетной темой. С тех пор, кажется, утекла масса воды – океан целый, а ведь прошло не так уж и много времени. Особенности восприятия.

– Гном, внеси его комп в общую группу, пусть взглянет на проект свежим взглядом, – скомандовал молодой белобрысый парень коренастому низкорослому – метр пятьдесят с чем-то, рябому мужику лет сорока. – Ему можно вполне верить, – добавил он, видя сомнения на лице мужика. – Пока же просто не о чем говорить, – выдал он весьма точное, на мой взгляд, предположение.

– Давай мне МАК адрес твоей сетёвки, открою доступ к нашей беспроводке, – названный Гномом с хмурым выражением лица обратился ко мне, судя по специфическому сленгу – он здешний сисадмин.

Продиктовал ему адрес со своего КПК, через него я оттранслирую данные дальше. Или вообще прямиком имплантат к беспроводной сети подключу, МАК адрес сетевого адаптера на котором здесь завязана пользовательская авторизация легко клонируется.

Есть подключение, мне продиктовали куда дальше лезть и что смотреть. Проект занимает множество файлов, сотни гигабайт. Чтобы просто разобраться в нём потребуется много времени. Но тут явно присутствует грамотный менеджер проекта, раз в папке лежат отдельные отчёты по этапам работ, отчёты по датам и более для меня интересный журнал проекта, куда вносится информация по любым значительным событиям и телодвижениям команды разработчиков. С него-то первого я и начал знакомство, попросив народ найти мне удобный закуток и при возможности организовать чайку.

– Сразу видно правильного мэна, – прокомментировал мои заявки молодой белобрысый парень. – Меня здесь величают Педантом, имя фамилия значения не имеют, – наконец-то представился он. – Я ведущий инженер проекта, можешь даже называть Генеральным Конструктором. Не обижусь. И не смотри на меня такими глазами – ты и сам не особо-то старше меня, – он сразу отметил скептическое выражение на моем лице.

– Хорошо, – я кивнул. – А вообще мне бы хотелось познакомиться с готовым прототипом, реально оценить, как именно проявляется та самая проблематика.

– Идём, сейчас покажу и дам в нём походить, – Педант махнул рукой, предлагая следовать за собой, оставшийся народ расселся по местам к экранам больших мониторов, послышался характерный звук включения электрического чайника.

Я с ужасом и немалым удивлением поймал странное чувство дежавю, мысленно вернувшись на мгновение в офис из прошлой жизни. Так всё было обыденно и знакомо до лёгкого омерзения.

Мы прошли в другую часть ангара, где размещались рабочие стенды для испытания защитной экипировки.

– Вроде бы почти твой размер, долго подгонять не придётся, – Педант подвёл меня к откинутому вбок массивному люку-рюкзаку, открывающему вход в нутро настоящего космического скафандра камуфляжной раскраски. Когда-то давно видел по телевизору, как одеваются космонавты перед выходом в открытой космос. Тут техническая реализация оказалась полностью аналогичной. В откидывающемся вбок рюкзаке система питания скафандра и жизнеобеспечение для оператора. Сначала нужно просунуть внутрь ноги, после руки и голову, а затем автоматически закроется задний люк, окончательно герметизирующий скафандр. – Раздевайся догола и залезай внутрь, при включении питания броня плотно обхватит тело. Иначе ты не сможешь в ней нормально двигаться, – предупредил меня парень.

Громкий щелчок закрытия крышки, шипение подающегося в шлем воздуха, скафандр проснулся и действительно плотно сдавил меня сразу со всех сторон. Через несколько секунд давление снизилось, перед глазами на стекле шлема появились управляющие пиктограммы и контрольные значения важных внутренних параметров. Заряд, температура, запас воздуха и многое другое.

– Меня хорошо слышно? – Спросил Педант, наконец-то включилась трансляция исчезнувших было звуков.

– Хорошо, – я попытался рефлекторно кивнуть, но броня этому помешала.

– Выстави застывшим взглядом режим непосредственного управления. Пиктограмма креста и стоящего человечка. Как она станет яркой, осторожно выбирайся в большой коридор, откуда вы пришли, – скомандовал парень.

Выполнив инструкцию, медленно развернулся, вес брони действительно чувствовался, неспешно двинулся в указанном направлении. Начало каждого движения сопровождалось заметным сопротивлением, затем сопротивление полностью исчезало, но оно возникало снова при моём желании сменить или завершить движение. Из-за этого было ужасно неудобно, но ко всему можно приспособиться.

– Перейди на бег, – снова скомандовал парень.

У меня не получилось выполнить команду. Резким движениям броня сопротивлялась слишком уж активно, а прикладывать заметно больше усилий, нежели возможно для обычного человека я постеснялся.

– Активируй пиктограмму 'бег', – посоветовал Педант, я быстро нащупал характерный образ глазом и действительно смог побежать, но едва не упал, как только захотелось остановиться.

Походу, тут сделаны наборы готовых шаблонов и настроек под заданные виды типичных движений бойца, а переключаются они через зрительный интерфейс. Непривычно, но опять же, со временем удастся кое-как адаптироваться. Похоже на обучение вождению автомобиля, только тут больше органов управления.

Затем Педант погонял меня по всем остальным режимам, выведя по запутанным подземным коридорам на поверхность к тактическому полигону и дав посоревноваться с обычными бойцами в тяжелой броне. Отставая от них и проигрывая в точности движений им раз за разом, я рефлекторно прикладывал всё больше усилий, дабы хотя бы немного ускорить реакцию встроенного в скафандр активного экзоскелета. Толку от того было мало, и несмотря на работу усилителей мышц, я сильно устал. Переключение режимов типовых движений оказалось интуитивно понятным, я разобрался с ним за пару часов тренировки, но всё равно неизменно проигрывал в подвижности тренированным бойцам в обычной броне. Понятно – в реальном бою потерянные мгновения станут приговором. Останется надеяться только на даруемую бронёй исключительную стойкость к факторам боевого поражения. С другой стороны – уже сейчас это вполне готовая к боевому применению функциональная система. В какой-то момент после очередного круга по тактическому полигону мне в руки дали доработанный дополнительными ручками крупнокалиберный американский пулемёт M2-HB. Он должен весить под сорок кило, плюс короб с патронами, его веса я почти не почувствовал, так как корректно сработали мышечные усилители. Перед глазами появилась прицельная марка с электронного прицела на оружии. Указующая стрелка справа, куда нужно смотреть и направлять ствол. Вдалеке появились характерные ростовые мишени. Стоило мне сфокусировать на них взгляд, как они резко приблизились, обозначившись красными контурными окантовками, прицельная марка чётко легла на одну мишень, мою руку довернула автоматика, оставалось только нажать спуск. Короткая очередь в три патрона, чётко вижу, как все три трассера чётко легли в геометрический центр мишени. Вторая мишень поражена, третья и четвёртая. Промахов нет. И это всё за считанные мгновения, сам бы я вряд ли так быстро и ловко отстрелялся тем более из такого оружия.

Отследив по внешней телеметрии скафандра, что я ещё способен шевелиться, Педант отправил меня на очередной заход в тактический полигон на этот раз с пулемётом в руках. Стало гораздо тяжелее, я едва удерживался на ногах, сильно мешала выросшая инерционность. Помогал лишь опыт хождения с перегруженным инвентарём и облегчающими вес артефактами, иначе бы быстро свалился и опозорился. После прохождения полосы препятствий снова стрельба по мишеням, теперь быстро появляющимся и исчезающим в разных местах. Пошли частые промахи и напрасный расход боеприпасов, автоматика с распознаванием целей скорее мешала, чем помогала, а целиться самостоятельно мешала всё та же высокая инерционность системы. И приспособиться тут вообще без шансов, только отключать усилители мышц экзоскелета, после чего обычный человек не сможет применять крупнокалиберное оружие с рук. В общем – мне сейчас наглядно продемонстрировали все преимущества и недостатки созданного боевого комплекса. Для реального боя, когда противник показывается в поле зрения на считанные мгновения, он вряд ли подойдёт. Вот стоять на посту или фишке, контролируя открытое пространство – вполне. Но ведь это совсем не то, ради чего этот проект вообще затевался.

– Ну как, оценил? – Поинтересовался Педант, когда я весь промокший от пота вылез из боевого скафандра.

– Угу, – только лишь буркнул ему, больше всего желая сейчас попасть сначала в сортир, затем в душ, а после нагрянуть в столовую.

Выложился ведь на все сто сорок шесть процентов, и повторять подобную тренировку категорически не хочется.

– Как изучишь материалы проекта, в том числе и то, что было нами уже опробовано и отвергнуто, попробуй что-то добавить, дабы снизить или вовсе убрать отмеченные тобой явные недостатки, – строгим голосом потребовал от меня молодой парень, добавив: – Я не питаю особых иллюзий, что у тебя хоть что-то вообще получится. Мы и так практически достигли возможного совершенства конструкции, но вдруг! Хочется поверить в чудо в и твою особенную гениальность, о которой тут кто-то распускает слухи. С этой темой лучше всего переспать, занявшись ей на свежую голову. Сейчас скину тебе на КПК детальный план базы, сможешь легко найти санитарный блок, столовую и гостевую комнату. Как только что-то придумаешь – дай знать через сеть базы или подходи к нам, тебя пропустят, – в общем, так недвусмысленно намекнул, чтобы я шел отсюда подальше и не мешал народу заниматься какими-то другими делами, которые мне не желали показывать – судя по тем эмоциям, которые уловил с его стороны.

И так зря отнял у них много времени, понимаешь. Ладно, не больно-то и хотелось...

До бесцеремонного прихода посреди ночи Машки Оторвы, более-менее разобрался с проблемой. Вернее – понял, куда и как дальше двигаться. Я ведь киборг и тоже имею в себе настоящий экзоскелет или вернее – эндоскелет с дополняющими биологические мускулы искусственными мышцами. Они управляются имплантатами, но получают информацию о желании хозяина совершить какое-либо движение непосредственно из мозга. Потому такой заметной задержки отклика просто нет. Тут же сигнал о движении боевой скафандр получает от многочисленных датчиков усилия, расположенных вдоль рук, ног и всего остального тела. То есть, чтобы усилить мышцы пользователя, скафандр должен обработать множество поступающих с датчиков сигналов, выделяя нужное движение и только после реализовывая его с помощью линейных магнитных сервомтороров, заменяющих те же мышцы. На каком-то этапе разработки пытались снимать электрические сигналы с тела оператора, выделяя из них команды мозга к его мышцам. Но эти сигналы весьма слабые и точно интерпретировать их не смогли, учитывая фактор внешних наводок и помех, которыми богата Зона. Без возможности залезть непосредственно в мозг или подключится к нервам напрямую, затея потеряла смысл. Уткнувшись в тупик, стали прокладывать обходную тропу через создание базы типичных движений человека в броне и их практической реализации путём переключаемых в интерфейсе сценариев. Вся дальнейшая работа пошла в накопление базы движений, совершенствование пользовательского интерфейса и ловле оставшихся мелких недоработок. На каком-то этапе к системе подключали аппаратный модуль нейросетевого чипа, но опять же заметного успеха не достигли, зато ускорили сбор данных в базу и упростили их последующую обработку. Теперь этот чип занят исключительно в системе распознавания образов и оружейной части. Благодаря нему я сегодня так ловко поражал мишени из крупнокалиберного пулемёта. И мазал тоже. Кстати, броня, в которой меня гоняли по полигону, не боевая, а тренировочная, то есть не дающая какой-либо особой защищённости. К секретам настоящей 'силовой брони' меня пока не допустили и даже побоялись показать, как она реально выглядит. Наверняка похоже на тренировочный прототип, но отношение ко мне здесь народа, прямо говоря – чуток напрягает. Разве только Машка, хотя и она... стоило лишь её только вспомнить, как она уже тут как тут. Завалилась в дверь без стука и совершенно беззастенчиво разглядывает раскинувшегося на кровати голого мужика.

– Видела тебя на полигоне в доспехах. Выглядишь ты после них на редкость бодреньким, а не как другие... без посторонней помощи до толчка дойти не способные. Знала бы о том, пришла бы гораздо раньше. Хотела дать тебе время отдохнуть, – нагло заявила она, начиная неспешно раздеваться. – На кого другого бы подумала про артефакты, слишком уж выносливый ты тип, подозрительно, но ведь в доспехах пояс оставлять нельзя, да и в кроватке ты тоже... хи-хи... голенький, – и такое хищное плотоядное облизывание языком пухленьких губ, отчего я моментально покрылся мурашками, подумывая как бы куда-то тихо сбежать. – Ладно, не пугайся, я сегодня тоже изрядно выложилась, потому порадуешь меня пару разков и баиньки! – Верилось в такое заявление откровенно плоховато.

Впрочем, на большее, чем два расслабленных захода нас действительно в этот раз не хватило. Я был сильно озадачен возможным техническим решением, отчего заметно тормозил, Машка тоже вяловато реагировала на ласки и более активные движения, забрав у меня инициативу после смазанного первого раза, но мгновенно уснула, едва отзвучал второй протяженный оргазм, позабыв слезть с меня. На последующее тормошение почти не реагировала, и всё же привычно закинула на меня ногу, стоило лишь только прижаться во сне к моему боку. Да и утром 'праздника' тоже не случилось, ибо мы дружно подскочили от одновременно включившихся по всей базе громких ревунов, оповещавших обитателей о надвигавшемся внеплановом выбросе, до которого оставалось меньше пары минут. Кто только в чём был, стремительно рванул к ближайшему укрытию. Тут центр Зоны уже близко, прятаться нужно глубоко под землю, да и там многих пробирает вплоть до грязных портков. Машка оказалась далеко не исключением, успев нацепить на себя лишь одни трусики, крепко схватила меня за руку и решительно потащила к ближайшему входу в подземные коммуникации. Я вполне мог защитить её от опасности выброса, как проделал когда-то с Викой, если бы меня только попросили или хотя бы намекнули. А так пришлось смотреть минут сорок на чужие страдания и вдыхать характерный запах сильнейшего страха, почему-то очень похожего на ароматы грязного сортира. Выброс оказался необычайно мощным и продолжительным. Опять Зона пыталась расширяться или ещё как-то преобразоваться. И сразу по завершению, все быстро привели себя в порядок и дружно повалили на выход собирать народившиеся артефакты, а также прикрывать сборщиков от возможного посягательства со стороны зверья и залётных конкурентов.

– Обязательно компенсируем потерянное утро следующей ночью! – Протараторила сноровисто облачившаяся в броню Машка, решительно целуя меня в щёку, и быстро убегая куда-то в подземные проходы.

Я тоже собрался, неспешно пошагав в сторону столовой, а затем, плотно подкрепившись, и подземного ангара. Назревало время серьёзного разговора. Однако примерно на полпути мне по сети пришло сообщение от Педанта с требованием – да-да, именно требованием, а не просьбой, немедленно подходить к нему. Интуиция легонько кольнула, обещая какие-то мелкие неприятности. Посмотрим.

– Залезай в броню, нужно срочно ещё пару тестов провести, – достаточно грубо поторопил меня молодой парень, над чем-то колдуя в откинутой вбок крышке.

– Что-то особенное случилось? – Спросил его с озабоченностью в голосе.

– Обработал вчерашнюю телеметрию с полигона, заметил несколько странных моментов. Нужно срочно перепроверить, – быстро высыпал он с какими-то непонятными мне эмоциями.

Опаска, озабоченность, уверенность в успехе – как-то всё перемешалось.

– Сам бы влез и перепроверил, – почему-то он меня начал напрягать.

– Нельзя сбивать произведённую настройку под предыдущего пользователя – тебя, то есть. Мы все не по одному разу прошли полосу препятствий, другие бойцы тоже хорошо поработали, но глюк вылез именно на тебе, – отговорился он. – Нужно срочно его изловить, а то ошибка вылезет в самый неподходящий момент уже на серийном изделии, – вполне логичный довод – признаюсь.

Да и его эмоции в таком контексте вполне понятны. Кстати, в ангаре сейчас подозрительно пустовато. Все куда-то разбежались, остались только мы с Педантом.

– Проверка системы, всё нормально включилось, – задумчиво заметил Педант, активно водя пальцами по экрану своего КПК, напрямую связанным с боевым скафандром. – Сначала посетим стенд, проверим сервосистему на статических нагрузках, откалибруем, а затем полигон, – предложил он план дальнейших действий.

Я пошагал за ним в какие-то незнакомые и не отмеченные на выданной мне карте базы, уходящие вниз коридоры, проходя через несколько массивных гермодверей с электрическими запорами, автоматически открывавшимися при приближении к ним.

– Тут находится наше тайное производство, – похвалился молодой парень, вышагивая впереди меня.

Наверное, в системе управления скафандра действительно что-то сбилось, шагать за ним стало тяжеловато. Вроде бы компенсация мышечных усилий активна, но задержки резко выросли, как будто скафандр желает идти самостоятельно в своём ритме, а я ему только мешаю.

– Именно здесь мы создали настоящую вычислительную машину 'судного дня', которая вскоре вытеснит с поля боя обычных людей, – продолжал распинаться он. – В проекте работают тысячи высококвалифицированных специалистов за пределом Зоны, в него вложились крайне серьёзные технологические корпорации. Выполненная из аномальных материалов маленькая восьмиугольная микросборка содержит шестьдесят четыре универсальных вычислительных ядра высокой производительности и тридцать два специализированных процессора обработки сигналов с локальной памятью мгновенного доступа, шестнадцать терабайт универсальной памяти, сохраняющей текущее состояние без питания в условии жесточайшего радиационного облучения и хаотичного аномального воздействия. Блок адаптации содержит полтора миллиарда универсальных быстродействующих нейронов, с возможностью построения произвольных связей между собой. И объединяется всё это широкими кольцевыми шинами данных и программируемой на лету матрицей логических вентилей. Чем не полноценный цифровой мозг? – В его голосе звучала подлинная гордость за проделанную работу. – Жалко, нужных артефактов и других компонентов маловато. Мы производим лишь по одной машине 'судного дня' в месяц. Иначе бы уже давно выпнули всех идиотов за внешний периметр, – завершив фразу, он вдруг встал на одном месте, резко повернувшись ко мне.

В шею что-то чувствительно укололо и упёрлось, судя по месту – это инъектор встроенного в скафандр автоматического медицинского модуля. Но мою кожу игла не пробила, напрасно выплеснув жидкость.

– Жалко, Хозяева требуют срочно доставить тебя в целости и сохранности, а то бы я медленно вытаскивал из тебя внутренние органы один за другим, заставляя смотреть на это! – Лицо парня резко скривилось от дикой ненависти.

Скафандр сам хорошо держал моё тело в вертикальном положении, а то бы я упал от таких неожиданных перемен и великих откровений. Парень, или кто он там на самом деле, снова пробежался пальцами по экрану КПК, тяжелая дверь перед нами стала медленно открываться, за ней зажигалась тусклая подсветка уходящей вниз лестницы. Затем сразу за дверью вспыхнул яркий контур активировавшегося телепорта. Скафандр за меня пытается сделать шаг вперёд, но моей силы мутанта и киборга вполне хватает, чтобы противостоять ему. Рывок руки – парень отлетает в сторону, крепко ударяясь в стену и сползая по ней, выронив из руки светящийся КПК. Бил я на уровне плеча – должен выжить. Но скафандр опять пытается тащить меня в мерцающий телепорт, скручиваю ноги, грузно заваливаясь на бетонный пол. Пара минут борьбы, упрямая железка упорно пыталась подняться и двинуться по заданной программе, пользовательский интерфейс перед глазами отключился, и только позже сообразил попытаться убрать его в инвентарь, как привычную одежду. Раз – и я лежу голышом на полу. Тряхнув головой, кинулся к телу парня – еле дышит, обе ключицы сломаны, да и целых рёбер маловато осталось. Ну, теперь-то он от меня хрен сбежит. Но пока проверю одну догадку...

Сунутый в портал артефакт 'чёрная дыра' прямо на глазах стал затягивать в себя светящуюся рябь и буквально потянул растянутое пространство, выпивая его, словно вязкий коктейль через тонкую трубочку. Вспышка, треск, затем громкий хлопок. Коридор мгновенно заволокло дымом, в нос ударил сильный запах горелой изоляции. Портал бесследно исчез. Покрутил головой, но так и не заметил следов сгоревшей проводки. Наверняка с другой стороны дым затянуло. Да и каких-либо признаков портального устройства тоже. Артефакт же выглядит прежним, хотя стал явно мощнее. Соблюдая повышенную предосторожность, забираю его обратно, сразу же убирая в контейнер. Вряд ли с другой стороны попытаются открывать портал ещё раз. Я бы точно побоялся.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю