290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Душа Зоны (СИ) » Текст книги (страница 10)
Душа Зоны (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Душа Зоны (СИ)"


Автор книги: Алексей Абвов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 14 страниц)

– Хорошая затея... – девушка сразу повеселела, подтянувшись и чмокнув меня в щёку. – Давай мне свой прототип, начну собираться, – идея её сразу же полностью захватила.

Получив желаемое и освоившись с его использованием, она сразу же убежала, едва закончилось сотрясение стен вместе с завершившимся выбросом. Я же поспешил отметиться на рабочее место. Требовалось перезапустить установки и озадачиться скрытным проникновением в самое охраняемое место Бара и его ближайших окрестностей.

Прежде чем лезть неизвестно куда требуется узнать, куда именно нужно лезть. Вряд ли со мной поделятся информацией исключительно добровольно по старой дружбе. А применять жесткие меры малость преждевременно. Влезть же во внутреннюю сеть 'Долга' будет весьма сложно и потребует прилично времени. Это вариант пока отметаю. Оставалось понадеяться лишь на ментальные способности, прячась и 'вслушиваясь' в чужие мысли. И первым знакомым местом, откуда стоило начать поиски, стала большая подземная столовая долговцев. Пролезть туда оказалось относительно просто, несмотря на многочисленные посты и бдящую охрану, как только я освоил уверенное хождение по потолку. Обмануть гравитацию помогал телекинез. Поначалу контроль постоянно рвался, и я досадно падал, ведь ещё приходилось поддерживать полную невидимость. Спасало лишь раздвоенное сознание. Постепенно часть интеллектуальной работы я перенёс в имплантаты, тогда-то и решился совершить рискованную вылазку после трёхчасовой тренировки в лаборатории. И вот я уже в знакомом подземелье. Густой запах наваристой каши с мясом, тихий гул множества голосов. Народу на базе 'Долга' сейчас хватало, и принимали пищу они по индивидуальному расписанию, дабы избежать очереди на раздаче и толкучки в зале. И всё равно столовая постоянно заполнялась на три четверти. На кухне, где я грамотно затихарился, работало одновременно восемь поваров и ещё шестеро помощников. Мойка посуды была автоматизирована, лишь один дежурный перекладывал грязные тарелки и чашки с подносов в большой моечный агрегат. Пара часов прошла в крайне неудобном ожидании, всё же найти для себя укромное тёмное местечко оказалось весьма затруднительно. Наконец-то моё внимание привлекла группа подозрительно собранных и внимательных разносчиков термосов для кого-то чрезвычайно занятого и не способного оторваться от выполнения служебных обязательств. То ли командование, то ли... послушав интуицию, решил за ними проследить. Ага, вот и незнакомый поворот, коридор и усиленный пост охраны. Разносчиков здесь хорошо знают, однако проверку осуществляют строго по должностной инструкции, заглядывая во все термосы и проверяя черпаками на длинных ручках их внутреннее содержимое. Вдруг там чего-то спрятано. Пройти по потолку тут уже хрен получится, путь преграждает сваренная из толстых железных прутов решетка, проверенных разносчиков пропускают в решетчатую же дверь строго по одному. И всё же мне удаётся незаметно протиснуться в проход, практически прижавшись к спине шедшего последним молодого парня. Щелчок замка, путь назад отрезан. Короткий спуск по лестнице на следующий уровень подземных катакомб. Тут постов с охраной больше нет, зато хватает камер наблюдения и автоматических пулемётных турелей. Чёртовы параноики! Двери кабинетов и технических помещений с поясняющими с табличками, массивная гермодверь в конце коридора, большой предбанник с дверью попроще, и мы оказываемся в полностью отрезанном от внешнего мира большом помещении оперативного штаба. Тусклый свет потолочных ламп, Совершенно безвкусный воздух из атмосферного процессора. В этом зале поддерживается заведомо большее давление по сравнению со средой вне помещения, дабы полностью исключить возможность затекания отравляющих газов. Пока разносчики пищи обслуживали дежурную смену, я бегло осмотрел зал и прилегающие помещения с открытыми нараспашку дверями. Здесь же располагалась и маленькая казарма на шесть двухярусных коек для отдыхавшей смены, туалет, душевая и маленький спортзал со сваренными из металлолома бесхитростными тренажерами. Шкафчики для одежды и амуниции, дверки приоткрыты, заполненные стойки с личным оружием. Исключительно военизированная группировка – всё так и должно здесь быть.

Я ожидал увидеть в штабе 'Долга' что-то особенное, однако реальность оказалась обычной серой прозой жизни. Никакой особой электроники здесь не применяли. Оперативная обстановка на контролируемой группировкой территории отображалась легко стираемыми цветными маркерами на больших вертикально установленных стеклянных планшетах с нанесённой картой местности. Всмотревшись в эти карты внимательнее, обнаружил множество мелких значков и непонятных обозначений. Понятных тоже хватало – опорные пункты, замаскированные фишки разведчиков, проложенные маршруты через труднопроходимую местность и многое другое. Информация стекалась в штаб и вытекала отсюда исключительно по радиосвязи. Пожалуй – это единственное электронное оборудование, которое здесь применялось. Причём все радиостанции имели оптические выходы, которые шли к ретрансляторам где-то на поверхности. Возвышавшаяся над территорией Бара хорошо сохранившаяся кирпичная труба заводской котельной обросла целым лесом разнообразных антенн. Куда-то туда и тянулись отсюда оптоволоконные кабели. А может, где-то спрятаны и резервные антенны с ретрансляторами.

Потянулись долгие часы наблюдения. Периодически приходилось перепрятываться, ибо держать полную невидимость дольше десяти минут удавалось с огромным трудом. При пересечении некоторого предела, возникала крайне устойчивая мысль о самоубийстве. Убиться головой об стену – самое привлекательное решение. После получасового отдыха столь 'простое' желание бесследно исчезало. Наблюдение же оказалось весьма малоинформативным. Достаточно быстро выяснил, что возможная информационная утечка отсюда совершенно нереальна. Оперативную обстановку с планшетов передавали отдельным подразделениям с применением сменных по времени кодирующих таблиц. Одноразовых, к слову. Да и передавалась им лишь малая часть, касающаяся непосредственной области действия боевой или транспортной группы. Однако раз в полчаса происходила связь с удалённым штабом специальных операций, из которого поступало много отображаемой на планшетах информации, и куда сливались изменения обстановки, поступившие из других источников. Тоже применялись одноразовые таблицы шифрования, да и подготовленные голосовые пакеты улетали в сжатом состоянии. К тому же и каналы связи постоянно сменялись. Перехватить такой пакет в целом состоянии ещё возможно, однако расшифровать его без кодовых таблиц вряд ли получится. Следующий же пакет пролетит в эфире уже на другом канале, даже запеленговать передатчик вряд ли успеешь. Только чётко зная расписание и каналы сеансов связи. К тому моменту по часам уже наступила ночь, и активность штаба сошла почти на ноль. После позднего ужина, народ частично отправился отсыпаться во внешнюю казарму. Здесь же осталась только тревожная смена из шести человек, да ещё пара бодрствующих дежурных, периодически перебегавших от планшета к планшету, дабы отразить изменения обстановки, один связист и шифровальщик, меланхолично готовивший таблицы для каких-то последующих суток, ибо другой работы у него не осталось. Далеко за полночь и последние бодрствующие дежурные постоянно прикладывались к стеночке и кивали носами, а кое-кто так и вовсе тихо посапывал, уронив голову на рабочий стол. Связист просыпался и снова быстро засыпал строго по часам к нужному сеансу радиообмена. Столь удачный расклад позволил мне окончательно обнаглеть и зафиксировать в цифровой памяти содержимое секретных карт и шифровальных книг. В какой-то момент, ближе к утру, я и сам прикорнул в тёмном пыльном уголку, куда и раньше никто не смотрел.

Нормально поспать мне не дали. Ещё до рассвета в штабе началась большая суета, начальство выдало новые вводные и их требовалось донести до раскиданных по всей территории Зоны подразделений, заодно узнав, что плохого произошло за ночь. Пошли связные сеансы и отображаемые на планшетах доклады с мест. Вроде бы ночь прошла без особых эксцессов, хотя отмечались отдельные стычки со зверьём. Сколько-то легкораненых и один погибший. Рутина и обыденность – судя по эмоциональной реакции народа. Куда больше его беспокоило наступавшее утро, от которого почему-то ждали исключительно неприятности. Их ожидания пока оставались обманутыми, время шло, но никаких особых событий не происходило. Снова мелкие стычки, перестрелки, зверьё и мутанты. Предыдущий день был более насыщенным, так как после прошедшего выброса в поля выдвигались отряды сборщиков артефактов, а также боевые группы для их прикрытия. Сегодня же требовалось доставить собранный урожай с парочки дальних постов и провести ещё какие-то второстепенные операции.

Поняв, что напрасно теряю время, связался с Викой, быстро набрав сообщение на виртуальной клавиатуре:

'Сообщи ваше текущее местоположение группы на местности, хочу привязаться по карте в штабе'.

Через пару минут пришел ответ:

'Ты всё же сумел пробраться в святая святых?! Поздновато, конечно, я уже перестала надеяться. У меня порядок, даже выспалась. Координаты по принятой в 'Долге' карте... (набор букв и цифр)'.

Именно эти буквы и цифры использовались на картах планшетов. Однако по ним никаких выделенных отметок на нужном планшете я не увидел. Странно. Набрал следующее сообщение:

'Вы через кого держите связь? С главным штабом или со специальным?'

Минута и прилетел ответ:

'Со штабом специальных операций, до главного наш передатчик слабоват, помехи'.

Или об её отряде просто не сообщают сюда за малозначительностью, или же информация из удалённого штаба заведомо искажается. Нужно как-то проверить. Снова завязалась активная переписка, я предложил ей как-то повлиять на командира группы, чтобы два раза сменить дислокацию и доложиться по команде. Уж не знаю, как Вика обосновала такую необходимость, однако вскоре она передала мне новые координаты их группы. При следующем сеансе связи со штабом специальных операций я отследил произведённые на большом планшете изменения, обнаружив указанный Викой номерной позывной их отряда в совсем другом месте. Искажение информации удалённым штабом стал очевиден.

Тем временем штаб стал готовить проводку большого каравана снабжения для удалённых гарнизонов юга, опираясь на оперативный расклад. Из штаба специальных операций поступала информация и о дислокации замеченных разведчиками вражеских групп и скоплений опасных мутантов. Путь каравана строился от точки к точке так, чтобы по возможности избегать встречи с противником. Прикрытие у него имеется, но его маловато, так как большинство сил буквально раздёргано по огромной территории. И этот караван весьма лакомая добыча для противостоящих нам игроков. Я бы на их месте точно напал, коли точно знал о его маршруте. Вике улетело следующее сообщение с маршрутом каравана и предложение устроить охоту на возможную засаду или лихих налётчиков. О категорическом запрете сообщать о передислокации отряда в штаб специальных операций напомнил отдельно. Пусть там остаются в благостном неведении, если информация из него действительно уходит к игрокам.

Мне же пришла в голову шальная идея найти и проведать тот самый удалённый штаб. Где он сейчас размещается, в основном штабе не ведали, хотя на планшетах имелись отметки возможных мест его дислокации. Придётся заниматься пеленгацией радиосигналов, благо таблицу каналов и расписание сеансов на ближайшие сутки я благополучно срисовал у связистов. Подключить бы к делу ещё кого-то, но некого. Вика сейчас будет сильно занята, да и специального пеленгатора у неё при себе нет. Это мне, киборгу, с этим просто. Буквально всё необходимое всегда в себе. Дождавшись случайного попутчика, невидимой тенью выскочил из бункера штаба, проделав обратный путь по уже знакомой охраняемой территории до столовой, а из неё и до внешних южных блокпостов. Где-то там по направлению к 'Свалке' и нужно искать удалённый штаб специальных операций, ориентируясь на текущее положение Викиного отряда.

Так, вот и время очередного сеанса связи. Главный штаб передаёт на одном канале, а удалённый на другом. Нужное направление есть. Погрешность плюс минус сколько-то градусов. Точку расположения антенны передатчика с одного сеанса я не найду, нужно сместиться в сторону и ждать следующего сеанса. Тогда получится произвести триангуляцию. Расстояние примерно километров десять плюс минус, но местность пересечённая, да ещё с многочисленными аномалиями. На штабных картах 'Долга' есть ведущие в нужном направлении тропы, однако проще пройти по накатанной дороге, избегая внимания патрулей, а затем свернуть в заросли. Так и поступлю.

Тёплая золотая осень решила надолго задержаться в наших краях. По уму уже должен давно выпасть снег, но вместо него из центра Зоны пришло тепло. Сейчас во второй половине солнечного дня вообще градусов двадцать, с темнотой заметно похолодает, однако легонько приморозит только к самому утру. Отдельные деревья ещё сохранили на ветвях красные и бурые листья, хотя большинство качает на ветру голыми ветвями. Лишь редкие в этих краях сосны и ели радуют глаз тёмной зеленью. Вот стрекочущих насекомых и щебечущих птах больше не слышно. Пробегающий сквозь ветви деревьев ветер да отдельные аномалии создают звуковой фон. Где-то в стороне резко загрохотала перестрелка. Несколько коротких очередей явно ударили с одной точки, а затем заполошно загрохотало. Автоматы, пулемёты, винтовочные и гранатные хлопки – всё вдруг слилось в одну какофонию скоротечного боя. Затем выстрелы вдруг резко прекратились, и снова наступила нарушаемая порывами ветра да волнующимися аномалиями тишина.

'Накрыли мы их', – неожиданно пришло сообщение от Вики. 'Взяли всех тёпленькими, когда они только оборудовали позицию для атаки на подходящий конвой'.

'Сколько их хоть было?' – поинтересовался у неё, смещаясь в сторону с намеченного маршрута, дабы пройти ближе к месту боестолкновения.

'Больше сотни рыл, причём все экипированы по высшему разряду', – ответила она. 'Мы удачно зашли к ним с тыла, заметив их подход к удачной для засады точке. Сейчас соберём то немногое, что с них выпало, и двинемся дальше по маршруту конвоя. Игроки всё равно остаются в деле, пока не отыщем их точку привязки, где они вскоре возродятся и попытаются взять реванш'.

'Скорее всего, маршрут конвоя изменят, так как перестрелку наверняка слышали. У меня есть актуальные на сегодня шифровальные таблицы, попытаюсь перехватить сообщения штаба. Как только пройдёт сеанс связи – дам знать. По поводу точки привязки, у тебя же есть пирамидка-блокировщик. Воспользуйся ей и расспроси любого пленного', – отстучал ответное сообщение.

'Такие вещи категорически нельзя засвечивать перед местными', – Вика подозрительно быстро ответила, минуты и не прошло. 'Если ты сумеешь как-то вычислить их точку привязки – сразу же дай мне знать. Это главный ключ к нашему успеху'.

В этот момент я поймал внеочередной информационный пакет из штаба специальных операций, сразу же озадачившись его расшифровкой. Так и есть – отмечено интенсивное боестолкновение двух групп неизвестных на предполагаемом маршруте следовании конвоя. Вышли разведчики, дабы разобраться на местности. Переслал расшифровку Вике с предложением спешно рвать когти. Триангуляция наконец-то состоялась, я нащупал примерное место расположения антенн удалённого штаба. Семь километров отсюда, и всё по бурелому с аномалиями. Ладно, хождение по сильно заросшим лесам уже привычно. Есть хороший шанс найти ведущую в нужном направлении звериную тропу. Через пятнадцать минут поймал сжатое шифрованное сообщение из оперативного штаба. Конвой действительно сменил маршрут, запрашивают у 'спецов' дополнительное прикрытие для него. Сомневаюсь в том, что они там вообще почешутся, ибо, походу, играют за противную сторону, зато у Вики появляется шанс хорошо отличиться ещё разок. Переправил расшифровку ей по нашему закрытому каналу. Поддерживающий его артефакт 'поплавок' сейчас находится у меня, виртуальных слепков ядер с него сделано всего несколько штук, а с нужным для канала модулятором вообще два.

Со звериными тропами вышел облом, местами пришлось вообще прорубаться сквозь кусты и перебираться через скопления химических аномалий. В них даже артефакты присутствовали, правда, всякая мелочёвка, да и отвлекаться было некогда. Ещё одна вспышка активности в эфире на нужных каналах, теперь антенна должна находиться в зоне прямой видимости. А её-то как раз и нет. Только лес да большие перекорёженные Зоной деревья с голыми ветвями. В ментальном фоне тоже тишина, разве только далеко в стороне ощущается присутствие зверья. Дни сейчас короткие, уже вечереет, осенний лес заполонили длинные контрастные тени ветвей и стволов. Да и известные мне кодовые таблицы скоро закончатся. Раскрыв чувства, отметил близкое присутствие мощного электрического артефакта. Осторожно подбираюсь ближе. Старый дуб с частично обгоревшей от давнего удара молнии верхушкой. Но дерево ещё вполне живое, вокруг обломанного и обгорелого ствола хватает молодых ветвей. Артефакт же ощущается где-то внутри. Буквально обнюхав и ощупав толстый ствол, всё же обнаружил хорошо подогнанную кору от явно другого дерева, закрывавшую большое дупло. За ней обнаружился генератор электричества на артефакте и какая-то иностранная многоканальная радиостанция. От неё шли антенные фидеры дальше в прогнивший ствол, где и скрывались антенны. Подходящих оптических или каких-либо иных кабелей нет. Чистый автоматический ретранслятор. Казалось бы тупик. Штаб специальных операций принимает сигнал из главного штаба, скорее всего, напрямую, а сам работает исключительно через ретранслятор. К тому же ретрансляторов может оказаться больше одного. Да и каналы тут идут со смещением. Нужно как-то выяснить частоты приёмника, как-то забравшись приборами в работающую систему. А может, проще отключить ретранслятор? Тогда наверняка задействуют резервные каналы и ещё насторожатся. Лучше попытаюсь влезть.

Всё же удалось аккуратно открутить крышку с блока радиостанции и добраться осциллографом до нужных контрольных точек. И всё это под напряжением, понятно. Так, вот и очередной плановый сеанс связи, сдвиг каналов теперь известен. Действительно ретрансляция идёт только в одну сторону, систему связи делали грамотные специалисты. Направление пеленга на новую точку тоже есть. Тут достаточно близко и практически в сторону 'Свалки'. Закрутив крышку ретранслятора, вернул маскировочную кору на место. Мало ли тут регулярный обход кто делает, хотя свежих следов нет.

Стоило только двинуться по лесу, как впереди разгорелся ожесточённый бой. Сначала я уловил характерные хлопки подствольных гранатомётов, а затем понеслась заполошная стрельба из разнокалиберных стволов.

'Это снова вы развлекаетесь?' – отправил сообщение Вике.

Вечерний бой постепенно стих, тишину нарушали только отдельные явно контрольные выстрелы.

'Снова мы', – через пару минут ожидания пришел ответ. 'В этот раз чисто сработать не удалось, у нас двое двухсотых и четверо трёхсотых. К счастью, все игроки поддлоговцы, первыми рванувшие на приступ. А столкнулись мы всё с теми же типами, что и в прошлый раз. С них вообще ничего не выпало. Их точку возрождения нужно искать где-то совсем близко. У тебя как дела? Хоть что-то прояснилось?'

Отписался ей об обнаружении ретранслятора. Судя по времени, прикрывать караван снабжения уже не требуется. Он должен вскоре дойти до основного места назначения, где и встанет на ночёвку. Но Вика хотела работать по принятому плану и дальше, вдруг удастся обнаружить враждебных игроков ещё разок, приближаясь к их тайному логову. Раз хочет – продолжим. Вскоре состоялся очередной внеочередной перехват, из которого стало ясно, что враждебными игроками управляют из того же штаба специальных операций. Уж больно точно координаты боестолкновения были указаны. А у меня есть триангуляция. И ведёт она в относительно знакомое место. Где-то там должна находиться тайная база бывших военных сталкеров. Неужели они сейчас заодно с игроками воюют против 'Долга'?

Искать антенну передатчика долго, сразу рванул к известному входу в мокрые и временами горячие подземелья. Ага, а подступы-то охраняются. Благодаря ментальному чутью быстро нашел два замаскированных окопчика, в каждом по четыре бойца. Все игроки. По пути срезал шесть растяжек ведущих к прикопанным выпрыгивающим минам, да и обычных противопехоток тут наверняка понатыкано, лишь благодаря распределению веса по большой площади поверхности удалось избежать подрыва. Чтобы подобраться к входу в подземелья пришлось изрядно повозиться. Набрал сообщение Вике, пусть потихонечку подтягивается с отрядом сюда и ждёт моего сигнала. Наверняка и точка возрождения тех игроков где-то тут под землёй. Впрочем, натоптанных тропинок не заметно, вероятно, они пользуются другими выходами на поверхность. Там целый лабиринт, к сожалению, мало изученный.

Внизу течёт мутная вода, в воде часто попадаются мины. Где их выставили, есть отметки на стенах. Мины пластиковые противопехотки, снимаются без особых проблем после недолгого изучения телекинезом. Обычно найти их сложно, металлоискатель их не берёт. Действительно этот выход оставили как резерв для возможного отступления, активно же пользуются другими ходами. В принципе, пройти здесь можно и без удаления мин, достаточно понимать знаки на стенах и прижиматься то к одной, то другой стене. Но за мной может спешно пойти Вика с отрядом, потому очищаю подземелье от 'сюрпризов' сразу. Уже изрядно наловчился. Так, вот и нужный коридор ведущий вверх. По его полу стекает журчащий поток ржавой воды. Вода капает с потолка, сочится из щелей в бетонных стенах тоннеля. Всё выглядит хлипким, способным в любой момент обвалиться. В другое бы время побоялся сюда лезть. Но внешний вид обманчив. Этот тоннель запросто выдержит и близкий ядерный взрыв на поверхности. Осторожно побираясь вперёд, переждал пару горячих 'выдохов' откуда-то из земных глубин. Наверняка где-то там устроилась мощная термическая аномалия, в которую периодически натекает вода, вызывая срабатывание и тот самый 'выдох'. Подхожу к знакомой гермодвери. Судя по оставленным следам, в последнее время ей активно пользовались. К тому же чётко обозначилось присутствие людей неподалёку. Вряд ли прямо за дверью, примерное направление в сторону и вниз. Наверняка здесь подземелья имеют несколько этажей или ярусов. Осталось только понять, как её открыть, ибо полметра специальной стали даже взрывчаткой замучаешься выбивать.

Как я ни пыжился, поочерёдно применяя все свои диагностические способности, но дверь так и оставалась закрытой. Мне удалось нащупать несколько скрытых контактов, благодаря которым когда-то открывал дверь лейтенант Сорокин, но сейчас они были отключены. Бесцельно прошла пара часов, и я уже пару раз подумывал создать здесь мощную гравитационную аномалию, которая и удалит досадную преграду, несмотря на высокий риск обрушения тоннеля. Только решился, пробудив внутренний источник энергии аномалий, как со стороны ведущего примерно в сторону 'Агропрома' тоннеля явственно потянуло новыми человеческими эмоциями. Сюда кто-то быстро приближался. Резко подтянувшись и закрепившись под потолком, визуально слился с фоном.

Шестеро в камуфляжных брезентовых плащах с капюшонами на головах. На лицах одинаковые дыхательные маски, на лбу обручи с яркими фонарями и какой-то электронной оптикой. Четверо с оружием в руках, причём весьма редким. SCAR-L – трудно обознаться, даже взглянув одним глазком. Стволы полностью закрыты трубами глушителей как у 'Винтореза', но пристёгнутые магазины прямые. Калибр, походу, 9Х39. Интересно. Едва они подошли к двери, с другой стороны заработал вытягивавший запорную арматуру электромотор. Громкий щелчок отошедших стопоров и дверь сама открылась наружу. Пока визитёры крутили головами, невидимая тень проскочила внутрь тёмного бункера, чтобы после пристроиться за их спинами.

Я угадал – подземелье имело несколько этажей. К пришедшей шестёрке вскоре подошел сопровождающий. Я даже не удивился, увидав на нём хорошо подогнанный незнакомый средний по виду броник с тёмно-красными нашивками 'Долга'. Внешне крайне уверенный в себе мужик лет сорока с короткой стрижкой тёмных волос. На боку только кобура с чёрным пистолетом, другого оружия не видно.

– Вы сильно затягиваете сроки, полковник, – сразу же обратилась к нему безоружная фигура в плаще по-русски, но с весьма приличным акцентом да ещё через дыхательную маску, с таким характерным акцентом наиболее распространённым среди англоговорящих. – Более того... – тон фигуры стал жёстче, – наши партнёры понесли расходы, заметно превышающие бюджет. Я вынужден взять всё руководство предстоящей операцией на себя, дабы избежать дальнейшего затягивания сроков.

Столь жесткая отповедь вызвала гримасу большого неудовольствия на лице долговца, но он промолчал, повернувшись к пришедшим спиной и махнув им рукой, приглашая следовать за собой. Массивная гермодверь начала самостоятельно закрываться, отрезая нас от внешнего мира. Свернув из большого зала к лестнице за обычной железной дверью, мы начали долгий спуск. Второй ярус располагался ниже этого метров на десять. А вот и искомый штаб специальных операций 'Долга'. И не только одного 'Долга' – слишком много тут собралось всякого левого народа. Матёрые наёмники, на рукавах шевроны с белоголовым орлом, оккупировали один длинный стол сбоку у стены, семеро. Игроки. Шевроны со стилизованным под свастику летучим змеем и надписью 'FLAME NAZI'. Парочку ребяток из этого клана я не так давно отправил к созданию новых персонажей. Четверо. Но тут есть и другие. Шевроны с оплетённой колючей лозой фашисткой свастикой на голубом фоне и символами 'Z.O.R.'. Шесть человек. Какой-то новый клан очередных нацистов? Как занятно. Позади всех или вернее – над всеми, даже специальный наклонный пандус-возвышение для них сделали, четверо американских вояк в форме с многочисленными нашивками наград и служебных достижений на груди. Крепкие коротко стриженые мужики далеко за тридцать, вооружены только пистолетами в открытых кобурах. Сидят за широкими изогнутыми экранами, на которых отображаются карты местности с множеством пометок. У остальных тут мониторы попроще и подешевле. Самый же большой обзорный экран висит перед всеми на стене, как в центре управления космическими полётами, наглядно демонстрируя оперативную обстановку ближайших окрестностей Зоны. В этом штабе электронику используют на полную катушку и плевали на все возможные попытки взлома и утечки информации. Тем временем главный среди прибывших вояк скинул с головы капюшон и снял дыхательную маску, открывая скуластое выбритое лицо с какими-то странными рыжими подпалинами на щеках и подбородке. Возраст далеко за сорок, короткая стрижка седой головы и исключительно властный взгляд.

– Нам нужно поговорить! – Обратился к нему встречавший гостей долговец. – Наедине! – Добавил тот, когда тот коротко кивнул с выражением лица 'говори, я слушаю'.

Обменявшись взглядами со своим сопровождением, главный скинул с себя плащ, передав его в руки второго невооруженного гостя, оставшись в невзрачной камуфляжной полевой форме по сезону. Я плохо разбираюсь в погонах и званиях американцев, но большие звезды определённо должны что-то говорить. Точно не майор или полковник. Куда более значимая шишка. И что она тут делает, спрашивается?

– Мне нужно подтверждение гарантий сохранений моей группировки! – Жестко потребовал от высокопоставленного американца долговец, когда они вдвоём переместились в небольшое боковое помещение, служившее кухней, баром и столовой, причём всё на самообслуживании.

Я осторожно просочился вслед за ними, найдя удобный тёмный уголок, чтобы сменить невидимость на менее затратную маскировку.

Американец окинул изучающим взглядом помещение, зацепившись за шкафчик бара со стеклянными дверцами. Всяких бутылок там хватало. Но смотрел он в ту сторону с явным осуждением. Затем он перевёл потяжелевший взгляд на долговца.

– Нам не интересна ваша кучка убеждённых противников Зоны, – буквально через губу произнёс он по-русски всё с тем же противным акцентом. – Сможете перед началом штурма уничтожить ваше руководство и перехватить управление группировкой, избавив меня от лишних потерь – значит, сохранитесь, – американец говорил вполне твёрдо и даже убедительно, хотя думал о том, что оказанная услуга уже ничего не стоит. – Вы и так сильно затянули сроки.

– На то были объективные причины, – насупился долговец. – Я передал кураторам от вас все планы и актуальный расклад. Вы должны знать, что лобовой удар абсолютно бесперспективен, как и массовое привлечение к штурму 'детей Зоны'.

– И почему я вдруг должен отказаться от услуг бессмертных игроков? – Американец посмотрел на долговца буквально уничтожающим взором. – Они легко расчистят моим парням дорогу к 'Бару', взяв гораздо меньше, нежели привлечённые вами 'дикие гуси', – это он явно про виденных в штабе наёмников.

– В таком варианте я отдам приказ своим бойцам держаться как можно дальше от тех мест, дабы избежать попадания в пузырь тотальной смерти, – и, видя отсутствие понимания на лице американца пояснил: – Зона имеет явно ограниченные возможности по воскрешению бессмертных. Если в каком-то месте их одновременно гибнет больше какого-то порогового числа, то вся окружающая территория ей временно закрывается непроницаемым барьером света. И открывается она снова только после гибели внутри последнего выжившего. Сомневаюсь, что это именно тот результат, которого вы ждёте от операции.

– Я проверю ваши слова, – задумчиво произнёс американец. – И какой же из вариантов тогда вы предлагаете реализовать в завтрашнем штурме? – Наконец-то от него потянуло живым интересом.

– Коли вы так сильно торопите, то придётся откинуть все иные планы, кроме известного вам плана 'А', что крайне недальновидно, – всем своим видом долговец выражал одно большое недовольство. – Этой ночью мои люди закончат расчистку абсолютно непроходимого раньше участка территории напротив недостроенных укреплений. Гарнизон там слабый, никто не ждёт атаки с того направления. Дальше останутся только укрепления уже у самого 'Бара'. Под утро к базе группировки выйдет тяжелый штурмовой отряд майора Червоненко. Сорок два бойца в экзоскелетах. О них там знают, что парни без отдыха уже четверо суток. С рассветом 'дети Зоны' начнут скоординированные атаки на укреплённые дальние посты, вынудив выслать к ним из 'Бара' свежие подкрепления. Как только это произойдёт, по расчищенной нами территории пройдут наёмники Карла, за считанные минуты уничтожат гарнизоны в недостроенных укреплениях, открывая путь вашим бойцам, генерал. Заметив прорыв, на внутренние укрепления бросят абсолютно всех, кто только останется к тому моменту на базе группировки. Даже дежурную смену поваров из столовой. Такую команду получат и парни Червоненко, но им нужно время, чтобы облачиться в тяжелую экипировку, потому они задержатся чуть дольше остальных и ударят изнутри по нынешнему руководству 'Долга', возьмут под контроль оперативный штаб и разрушат оборону в ключевых точках. Вашим парням останется только занять 'Бар', тамошний сталкерский сброд скорее разбежится, чем окажет действенное сопротивление. После чего мы публично объявляем о предательстве свергнутого руководства 'Долга', желавшего исключительно продолжения войны, и начале новой мирной эпохи. Вы получаете желаемое, мы сохраняем группировку и подконтрольную территорию, а все недовольные быстро переселяются в ближайшую аномалию, – закончил говорить долговец.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю