290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Душа Зоны (СИ) » Текст книги (страница 12)
Душа Зоны (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Душа Зоны (СИ)"


Автор книги: Алексей Абвов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 14 страниц)

Вот так за разговорами и с навалившимся ворохом мыслей мы и дошли. Почти дома!

В глаза сразу бросились большие изменения. Огромная часть болота перед деревней оказалась накрыта растянутой на тросах маскировочной сетью, под которой явственно угадывалась пустота. И как раз к нам со стороны домов подошли наши строители. Судя по долетающему эмоциональному фону от них – сейчас начнут хвастаться.

– Чего это вы тут учудили, пока я отсутствовал?! – С вызовом в голосе обратился к ним, махнув в сторону укрытой от постороннего взора ямы.

– Да вот, решили частично восстановить речной залив на месте болота, – ответил бывший метростроевец Михаил Сергеевич, стоявший ныне над всеми строительными работами у нас. – Торф мы на пищевую органику со временем переработаем, но нужен открытый проточный водоём для удобства. Закончили ремонт перекрытия второго бункера, о котором тебе наверняка уже растрезвонили, но свежий бетон ещё не набрался проектной прочности. Потому пока откачиваем из котлована прибывающие талые воды. После насыплем три метра просеянного донного песка и подведём сюда сток речного притока, ныне текущего по другую сторону болота. Лишний ил и мусор он сам после в реку вынесет. Получится красиво и удобно, можно на моторных лодках с реки и в реку прямо отсюда выходить.

– Чтобы плавали к нам все кому не лень? – Бросил ему каверзный вопрос.

– А даже и так! – Сергеич ничуть не смутился. – Ваши бравые орлы теперь кого хочешь успокоят или упокоят, – усмехнулся он, с ехидным прищуром глянув в стороны нахохлившихся парней с оружием в руках. – И вообще воду проще контролировать, чем трясину. Выстроим вдоль протоки несколько замаскированных укреплённых пунктов, хрен кто проскочит мимо. Смотреть новый бункер будешь? – Неожиданно спросил он.

– Веди уж... – я ненадолго раскланялся с остальным сопровождением, обещая вскоре вернуться и заняться административно-хозяйственной деятельностью.

Встречать, кстати, нас вышло и много незнакомого народа. Те самые беженцы, державшиеся несколько отстранённо от всех остальных. Озадаченные мужики разных возрастов, большей частью одеты в грязную одежду строителей и телогрейки. У многих в руках шанцевый инструмент. Немного растерянные на первый взгляд женщины в гражданке с повязанными разноцветными платками на головах, явно устроены при кухне. И ещё группа серьёзно выглядящих пацанов. Хорохорятся. Многие обрядились в туристические костюмы и непромокаемые плащи, заметны попытки копирования поведения наших сталкеров, но оружия ни у кого из них мой глаз не отметил. Голодных и замученных вроде бы не видно, но психологическое самочувствие беженцев далеко от возможной нормы. Подавлены, растеряны и далее в таком же духе. Вот это реальная проблема, с корой придётся разбираться. Иначе они заразят всех остальных.

И только спустившись глубоко под землю, громко выдохнул, скинув ментальное давление. Представил, каково мне будет в большом городе и ужаснулся. Нужно снова тренироваться управлять ментальным чутьём, порой отключая его полностью.

– Как вы так всё смогли вычистить? – Спросил сопровождающих меня лучащихся истинным довольством мужиков, наконец-то сумев совладать с нахлынувшим изумлением.

Новое подземелье выглядело практически новеньким и чистеньким. Чистый матовый кафель на полу, ровный серый потолок. Да, краска на бетоне стен местами отвалилась, но в остальном... и ведь тут всё было затоплено.

– В донных отложениях отсутствует кислород, – пояснил Михаил Сергеевич. – Эти подземелья были явно законсервированными, перед тем, как их подорвали и затопили. Мы тут вообще ничего не обнаружили кроме голых стен. Все гермодвери были двери настежь открыты. Потому-то здесь всё хорошо сохранилось. А вычищали мы тут всё с помощью воды, размывая струёй под давлением слежавшиеся наслоения и откачивая образующуюся пульпу насосом на поверхность. За двое суток управились без особого напряга. Вот с взорванными перекрытиями возни было... – он картинно закатил глаза. – И кстати, у нас арматура и цемент почти закончились, а тут ещё строить и строить, – пожаловался он мне.

– И где я его вам найду? – Теперь уже и я закатил глаза. – Прямо завтра сяду за руль грузовика и сгоняю до ближайшей базы стройматериалов, – строители дружно хмыкнули, оценив юмор. – Хотите ли вы того или нет, но придётся нам как-то выкручиваться. Например, попытаться использовать аномальные материалы Зоны в качестве связующего для песка и мелкого щебня. Того же 'карбона' я прилично заготовил, возьмите со склада десять килограммов для экспериментов, информацию по работе с ним тоже найдёте в нашей сети. Напрягите молодёжь, коли сами боитесь облажаться.

– Хоть что-то... – протянул Сергеич с весьма недовольным лицом, он явно ждал от меня другого ответа. – Про те самые материалы мы тут уже наслышаны, вот только никто прежде их не применял в строительстве. Всё на оружие да экипировку идёт. Раз ты предлагаешь, мы попробуем. Авось что-то получится, – и такой тяжелый вздох полный искренних сомнений.

Дальше мы быстро пробежались по пустым подземным этажам, бегло осмотрев голые стены в свете мощных ручных фонарей. Свободного пространства много, но без устроенных коммуникаций оно бесполезно. Освещение, вентиляция, водопровод, канализация. Кое-что тут, конечно, сохранилось. Да и просушить ещё хорошенько нужно. Работы на месяцы. И всё же новый бункер весьма ценное приобретение в свете известных нам перспектив. С этой мыслью я и вышел на поверхность.

И снова неприятные разговоры. Теперь с выпущенными из отдельных погребов послами группировок. Мне предлагали говорить с ними по отдельности, но я настоял именно на 'общем собрании' и явно не прогадал. Ибо с большой неприязнью поглядевшие друг на друга хмурые мужики воздержались от скандалов.

– Вы прекрасно видите, как вам тут 'рады', – я заключил крайнее слово в кавычки тоном голоса, обращаясь к народу, когда они насмотрелись друг на друга и перестали бурить взглядами отверстия уже во мне.

Свободовцы меня-то сразу опознали, вот долговцы и рассветовцы, похоже, впервые видели, хоть и догадались, с кем именно имеют сейчас дело. Да и тускло мерцающая Звезда Героя Зоны на моей груди явно притушила накопившееся в них раздражение, которое кое-кто желал на меня выплеснуть при первом же удобном случае. Сразу поняли – взять нахрапом хрен получится, да и запугать вряд ли выйдет.

– Лучше всего вам покинуть нашу территорию, навсегда забыв о попытках подмять 'новичков' в нашем лице под себя, – продолжил говорить я с сильным эмоциональным нажимом, отмечая всё больше мрачнеющие физиономии послов. – С лидерами ваших группировок я прекрасно договорюсь и без всяких посредников, теперь есть прямые контакты через обновлённую сталкерскую сеть. Однако если вы предложите мне сейчас варианты взаимовыгодного сосуществования ваших посольств и нашего клана-группировки, то мы рассмотрим их на вечернем общем собрании, вынеся окончательное решение. Сразу предупреждаю – пугать нас бесполезно. Хоть у нас маловато бойцов, однако их вполне достаточно, чтобы нанести вашим группировкам совершенно непоправимый ущерб, в случае реального обострения конфликтов. А теперь слушаю ваши вопросы и предложения, – я передал инициативу придавленным послам.

– Хотите оказаться в полной изоляции? – С вызовом в голосе заметил колоритный долговец.

Хорошо заметная военная выправка, рост за два метра, широкие плечи и заметно выпирающие накаченными мускулами руки. Короткая стрижка, лицо грубое рябое, будто вырубленное из красного гранита, массивный идеально выбритый подбородок и весьма жесткий взгляд. Настоящий брутальный мужик. Голос твёрдый командный. Так и хочется встать перед ним по стойке смирно, отдавая честь.

– Где-то я эти разговоры уже слышал... – изобразил на лице активную мыслительную деятельность. – О! Вспомнил! Именно об изоляции говорили американские вояки. Да вот только изоленты им явно не хватило, – сарказм из меня просто сочился. – И, могу смело раскрыть вам всем кое-какие наши секреты. К настоящему моменту мы способны полностью обеспечить себя всем необходимым. Продукты, медикаменты, оружие и экипировка. Всё на высшем технологическом уровне. Наши проводники и следопыты знают тропинки в самые отдалённые и весьма опасные части Зоны, где сложно встретить кого-либо из ваших группировок. Вряд ли мы когда-либо останемся без добычи. Да и вольные сталкеры теперь вряд ли поддержат ваши голословные заявления о том, что ты истинные враги, похуже 'Монолита'. Всё ещё хотите остаться в дураках? – Я откровенно насмехался, а народ только мрачнел и мрачнел.

После продолжительного молчания всё же появились первые предложения. Для группировок 'посольства' – именно так, в кавычках, были жизненно необходимы. Разведка, пардон – шпионаж, демонстрация флага и только в последнюю очередь – координация совместных действий по противодействию внешним силам. В конечном итоге после пары часов препирательств мы договорились. 'Послы' временно покидают нашу территорию, чтобы вернуться через несколько дней уже в другом составе. Боевики и пропагандисты тут явно лишние, нужны нормальные переговорщики или даже бюрократы. Мы же находим для их размещения отдельные строения, хотя бы по строительному вагончику с печкой, но чтобы всем одинаковые, дабы никто не выделялся. За имущество нам заплатят рублями Зоны или артефактами по нашему выбору. Я ограничил количество новых 'послов' парой человек от группировки и запретил вести активную агитацию на нашей территории. Хоть условия и вызывали у 'послов' подлинную зубную боль, но им пришлось соглашаться. Если только кто-то сам обратится к ним с вопросами – тогда агитируйте, пропагандируйте и долгами опутывайте. Мы без претензий. Торговля, оказание иных услуг приходящим сюда одиночкам – исключительно на личное усмотрение. Об остальном мы и сами договоримся с лидерами их группировок напрямую. Один серьёзный вопрос был благополучно улажен. Осталось только найти, куда бы новых 'послов' заселить. Подумывал вытащить с моего острова оставшиеся от 'Чистого неба' летние домики. Их там восемь штук плюс большой склад и строение лаборатории. Озадачу завтра наших строителей, пусть займутся переносом.

– Это ты, значит, бугор местный? – Поднял на меня затуманенный алкоголем взгляд краснолицый бандит в чёрном плаще уважаемого авторитета, когда я заявился к ним в хату, дабы уладить очередной вопрос и поскорее выставить лишних типов с нашей территории.

Вот как это у них получилось? Смогли на раз выбить для временного постоя отдельную избу. Понятно – одну из худших в деревне, однако тут и сортир с настоящим унитазом и даже горячая вода в душевой. Термических артефактов у нас много, вот и расходуем без сожаления на бытовые удобства. На столе тарелки с объедками и початая бутылка дорого вискаря. Ещё парочка пустых бутылок валяются под столом. В пепельнице дымятся свежие окурки, и вообще накурено хоть топор вешай.

– А выглядит как обычный фраер, – заметил второй бандит в коричневом плаще, окинув мою фигуру ленивым, но, тем не менее, цепким взглядом матёрого головореза.

Все руки в тёмных наколках, крепкие и жилистые. Хорошая мелкая моторика просто бросается в глаза. В рукавах плаща наверняка прячет метательные ножи. Морда наглая с крупными конопатками, силикатного кирпича так и просит.

– Порой первое впечатление бывает обманчиво... – я прокомментировал его замечание, качнув головой. – Некоторые порой и удивиться не успевают, – добавил в голос и ментальный фон угрозу.

– Ты вообще кто? – Спросил первый бандит с явственным нажимом, дыхнув в мою сторону крепким перегаром, я аж за два метра почуял сквозь табачный смрад.

– Тот, кого вы тут ждёте. И тот, кто окончательно уладит все вопросы, – так же жестко ответил ему и, выразительно поджав губы, скосил взгляд на второго, слишком уж подозрительно он меня рассматривал.

Так обычно оценивают потенциальную жертву, перед тем как перерезать ей горло. Запросто могут какой-то сюрприз выкинуть. Крайне непростые типы. Ручонки в крови даже не по локоть, а по самые плечики.

– А ты в курсе, что раньше эта поляна, – тип в чёрном плаще махнул руками в разные стороны, – была под братвой? Даже если братва отсюда ушла, вы всё равно заняли её без нашего дозволения, а это конкретный такой зашквар! – И ещё такое эмоциональное давление, я проникся к нему реальным уважением.

Хоть бандит и был пьян, но видимая мне координация его движений весьма чёткая. Заметен большой алкогольный опыт. Вряд ли выпивка делает его менее опасным.

– Братва отсюда не ушла... – я сильно понизил голос, прилично добавив в него морозной стужи. – Все бандиты здесь бесславно передохли. Эта рука вонзила острое перо в сердце Геваркадзе, – при этих словах оба бандита синхронно вздрогнули, рефлекторно уставившись на вытянутую в их сторону растопыренную пятерню. – Поляна была нами освобождена и оприходована, – продолжил давить я. – И если кто-то ещё раз случайно упомянет о прошлых хозяевах, мы можем и обидеться, – а ещё я умею целенаправленно давить прямиком на мозги даже хорошенько затуманенные алкоголем.

Тип в коричневом плаще явно хотел чего-то учудить, но первый толкнул его ногой под столом.

– Об этом знает Боров? – Спросил авторитет в чёрном плаще мгновенно пересохшим голосом.

– Знает, – я кивнул. – Наверняка вы видели у него на пальце вот эту штучку... – с этими словами я вытащил из кармана чёрный перстень с белым черепом, глазницы которого мерцали красным – тот самый 'Ловец душ'.

Лица бандитов синхронно побелели, от них потянуло настоящим совершенно непритворным ужасом.

– Вижу – вы хорошо знаете, что это такое, – удовлетворённо заметил я, демонстративно одевая перстень на палец, глазницы белой черепушки ярко сверкнули. – Смею заверить – я вполне сумею им воспользоваться при особой необходимости... – от моего заявления бандиты вообще впали в прострацию, временно перестав реагировать на внешние раздражители.

Дабы они вернулись к беседе, сунул руку в карман, перемещая 'Ловец душ' обратно в инвентарь.

– Извини, нас ввели в заблуждение, – первым опомнился авторитет в чёрном плаще. – Выпьешь? – Подрагивающими руками он набулькал янтарной жидкости из бутылки в пустой стакан, подвинув его в мою сторону, я лишь покачал головой. – И зря! – Он разом опрокинул всё содержимое стакана себе в рот, довольно зажмурившись. – Но ты понимаешь, что братва нас не поймёт, если мы вернёмся с пустыми руками? – В его голосе прорезались характерные деловые нотки. – Сам Боров один сейчас ничего не решает, – раскрыл он передо мной секрет Полишинеля. – За нами стоят серьёзные люди и интересы таких сил, лучше их и вовсе не вспоминать всуе, дабы сохранить твёрдость стула. А раз мы держим под собой практически всю торговлю через ленточку, то вынуждены обезопасить себя от всяких случайных факторов...

Из дальнейшего местами путаного рассказа выяснилось, что бандиты хотят от нас ровно две вещи. Первая – допуск в наш огород их доверенного барыги. Он будет скупать всё подряд, и торговать чем получится. И ещё сливать бандитам информацию о том, что здесь происходит. Короче – очередной шпион. Бандиты готовы разменять избушку на избушку. Мы им хату тут, они нам однотипную в селе Лядском. Нашему торговцу, буде такой там объявится, гарантируется неприкосновенность и защита от посягательств всяческих недоброжелателей. И вторая, более важная вещь – согласование цен на группу товаров, дабы избежать демпинга и напрасной конкуренции. Туда входят консервы, алкоголь, простая одежда, обычные патроны и рядовое оружие. Всё то, что бандиты смогли поставлять сюда из внешнего мира, обходя выстроенные эшелонированные заслоны сил изоляции. Они готовы продавать нам это добро оптом с хорошей скидкой, но только для собственного употребления. Зато их самих сильно интересует продукция наших мастерских, в первую очередь – модернизированное оружие и патроны 'ЗС'. Бартер выглядит для них просто идеальным решением. Нашему же торговцу как раз рекомендуют держать в селе особый ассортимент и ломить за него три цены, благо от состоятельных клиентов отбоя не будет. Я счёл предложения более чем уместными. Раз бандиты сумели прорвать внешнюю изоляцию – значит, их стоит поддержать, благо нам это обойдётся почти бесплатно. Да и своя торговая точка в оживлённом месте определённо пригодится. Собирать информацию могут не только лишь шпионы 'деловых партнёров'.

– Погляжу – ты не сильно рад меня видеть... – отметила очевидное мадам Варя, когда я добрался до выросшего за деревней на расчищенном от травы и кустов пространстве палаточного лагеря.

Он расположился ровно там, где спрятан под землёй наш первый бункер. И где-то тут я откопал первый вход в подземные тоннели. Сейчас его снова закрыли и закопали, обустроив несколько более удобных наклонных ходов прямо из деревни. И вообще свободного места вокруг неё маловато. Тут уже близка стенка пространственной аномалии, с другой стороны поджимает аномальное поле. Кое-как разместили на двух пока ещё свободных площадках палаточные лагеря. Большой из двух дюжин армейских шатров предназначен для прибывших и ещё прибывающих беженцев, а также редких гостей, пожелавших переночевать в безопасном месте, второй самостоятельно обустроили неожиданно пожаловавшие дамочки. Стоило отметить – собираясь в Зону, они хорошо подготовились. Прибыли сюда с хорошими палатками, тёплыми спальниками и всей нужной в продолжительном туристическом походе снарягой. И пусть походного опыта за ними не заметно, но они стараются освоиться в непривычных условиях и терпят неудобства. Сушат отсыревшие за ночь спальники на ветру и даже готовят еду на кострах. А ведь могли напроситься к нашей кухне, сделав продуктовый взнос в общий котёл. Лишь одно это обстоятельство уже вызывает к ним серьёзное уважение. И вообще держаться отстранённо, подчёркивая собственную независимость пока это получается.

– Ваше появление добавило мне изрядно хлопот, – не стал я скрывать причин собственного неудовольствия. – В другом месте и в другое время всё могло сложиться иначе. И, признаться – я до сих пор не представляю, что с вами дальше делать! – С этими словами я устало присел в заботливо предложенное Варей раскладное матерчатое кресло.

Разговор будет долгим. Выглядела мадам Варя заметно уставшей и немного побитой. Исхудала, лицо осунулось, сквозь хороший макияж явственно проступает россыпь мелких морщинок вокруг глаз. Да и уверенный в прошлом взгляд теперь скорее просящий. Сразу видно, каково ей пришлось на воле.

– У нас просто не оставалось выбора... – тяжело вздохнула женщина. – Там... – это она явно про 'большую землю', – сейчас такое твориться, что без надёжной крыши быстро разденут, а то и вовсе съедят. Если у тебя за душой что-то есть, естественно, или сам чего-то стоишь. Попыталась с доверившимися мне девочками сунуться в Европу, да только деньги без толку растеряла. Ждут нас там как индейку к рождеству. Вроде бы удалённо обо всём договорились, за тех людей поручились знакомые мне люди. Прибыли... снаружи полнейший респект, дежурные улыбки и всё такое, а внутри спрятан звериный оскал и матёрый криминал. Я наивно предполагала, что рабство давно отменили. Как бы ни так! – Зло сплюнула она. – Насилу вырвались, – и при этом её руки мелко затряслись от избытка переживаемых чувств. – Только благодаря моему опыту Зоны и сумели уйти. Теперь всех тех, кто здесь со мной, активно разыскивает Интерпол, да и кое-кто другой на хорошую премию расщедрился. За отделённые от тел головы, – её голос практически упал.

А я малость ох... изумился. Европа и всё такое? Но если она попыталась и там организовать новый бордель, то вряд ли бы это обрадовало тех, кто уже 'застолбил поляну' – как выражаются бандиты. А дальше последовал типичный рейдерский захват.

– Пришлось серьёзно повоевать? – Я догадался, о чём она сейчас говорит.

– Не хочу вспоминать! – Жестко отрезала Варя. – Мне и некоторым девочкам удалось сохранить часть сбережений, была у меня и заначка на чёрный день. Мы не желаем становиться обузой для кого-либо, потому хотим открыть предприятие, которое нас обеспечит. В меру способностей и понимания. Поделимся прибылью за надёжную крышу, – в брошенном на меня взгляде читалась настоящая мольба.

Я глубоко призадумался. О таком повороте событий ведь даже не предполагал. Не за лёгкими заработками они сюда пожаловали, нет! Да и твёрдая жизненная позиция достойна уважения. А такие люди нам нужны. То-то Лариса отмалчивалась с хитрой ухмылкой, когда мне рассказывали о нежданно прибывших девочках, сгибавшихся под тяжестью больших рюкзаков.

Приняв решение, поведал резко подобравшейся Варе об ожидаемом нами развитии событий. О грядущей большой войне, которая уже практически стоит на пороге. Она не желала верить, но мой тон не предполагал двоякой трактовки. В подобных условиях вкладываться в любую недвижимость на поверхности земли – сущее безумие. Да и подземелья вряд ли дадут гарантию безопасности. Проникающие противобункерные боеприпасы давно придуманы и лежат в арсеналах противостоящих нам сил. В таком разрезе вкладываться нужно исключительно в людей, хотя и о противовоздушной обороне стоит серьёзно задуматься. Сама идея борделя на контролируемой территории не вызывает у меня резкого отторжения, хотя к ней весьма негативно отнесутся наши женщины, да и часть мужчин тоже выступят против. Об этом я тоже рассказал Варе. Но гнать её вместе с девочками отсюда как-то неправильно, потому возьмёмся за их перевоспитание и обучение. Придётся им брать на себя ту самую социальную ответственность и становиться полноценными сталкерами. Воевать научим, к делу приставим – работы на наших производствах всем хватит, а если её девочки займутся сексуальным воспитанием нашей молодёжи – так и вообще замечательно получится. Среди парней полно девственников, к слову, а это как-то неправильно. Варю такие перспективы не скажу, чтобы сильно обрадовали, но и других разумных вариантов было сложно придумать. К тому же она рассказала, что к ним готовы присоединиться и ещё много девушек, и далеко не все из них подрабатывали раньше в её салоне. Просто сейчас жизнь стала тяжелой и опасной, многие ищут лучшую долю, полагаясь исключительно на личные способности. Молодость и женская красота – весьма ценный ресурс, правда, скоропортящийся в плохих условиях эксплуатации. А грядущая война...

– Лучше умереть стоя с оружием в руках, чем дожидаться господской милости, ползая на коленях! – Уверенно заявила повеселевшая после заключения предварительной договорённости мадам Варя.

К постепенно разгорающемуся вечернему костру подтягивался народ. Можно, конечно, было плеснуть на сухие дрова ведро солярки и тогда яркое пламя вспыхнуло до неба, но это стало бы попранием таинства огня. Того самого огня, который порой обожествляли первобытные люди. Да и сейчас многие могут часами смотреть на срывающиеся с прогорающих дров языки пламени, при этом отдыхая душой. Есть в живом огне для нас что-то непостижимое и чарующе притягивающее. И потому мы развели костёр по всем правилам, начав с маленьких щепочек и постепенно укрупняя дровишки с ростом силы разгоревшегося костерка. Поначалу тишину нарушали лишь порывы ветерка и треск прогорающих полешек. Люди смотрели на разгоравшийся огонь и терпеливо ждали, когда вернувшиеся из долгого похода путешественники расскажут им о том, что они видели далеко от обжитых мест. Уж и не скажу, как и откуда у нас появилась такая традиция. Возникло даже обманчивое впечатление, что она была у нас всегда. Ночная темнота заботливо укутала нас одеялом таинственности, а круг мерцающего света и исходящего от пламени тепла создавали атмосферу первобытного комфорта. Уловив ментальный настрой, я начал рассказывать. О том, как шел тайными тропами, кого встречал в пути, упоминая и многочисленные опасности, поджидающие сталкера в Зоне на каждом шагу. Ведь только малоискушенному обывателю может показаться, что мы тут гуляем, словно по городскому парку с чистыми дорожками и ночными фонарями. Да, человек ко многому может привыкнуть, освоившись даже в столь опасном месте. Однако каждый миг стоит помнить о том, что вокруг нас смерть. Лишь один неверный шаг, одно неверное движение – и ты близко познакомишься с ней. Да и брошенное в чужую спину одно неверное слово запросто может привести к такому же финалу. Потому редко какой бывалый сталкер бывает многословным. Порой куда больше может рассказать его взгляд и выражение лица. Но всё время и держать накопленное в себе крайне вредно. Потому народ отрывается в условно-безопасных местах, рассказывая случайным слушателям страшные сказки или хвастаясь небывалыми успехами, обычно после принятия внутрь изрядной дозы крепкого алкоголя. И всё это здесь в порядке нормы. Но мой рассказ о путешествии заметно отличался как от первого, так и второго. Мне хотелось поведать ребятам и девчатам о подстерегающих в путешествиях опасностях, но при этом сохранить их естественную тягу к новым тропинкам и новым впечатлениям. А кое-кому подкинуть в раскрывшиеся яркими впечатлениями души семена сталкерства. У кого-то они обязательно прорастут. Естественно, рассказывал я далеко не всё. Многое осталось под покровом тайны, хотя хватало намёков для желающих подумать самостоятельно.

Дровишки прогорали, в огонь кидали новые, ночь постепенно перевалила за половину. А народ всё так же внимательно слушал мой рассказ. Наконец-то он подошел к финалу. Я изложил своё видение сложившейся в Зоне и вокруг неё ситуации, предложив всем подумать, что мы сможем с ней сделать. Ответ нужен не прямо сейчас, время ещё есть. Затем предложил членам нашего клана-группировки проголосовать, подтвердив или же оспорив принятые мною сегодня днём решения. Естественно, я прямо озвучивал повлиявшие на них аргументы, требуя от желавших возразить ровно того же. Вопреки ожиданиям, особых возражений не последовало, хотя мне задали несколько уточняющих вопросов по каждому пункту. Следом поднялась тема прибившихся к нам беженцев. От здесь них хватало представителей или просто любопытствующих подростков. И если молодёжь уже всё для себя решила, то старшее поколение пока пребывало в тяжелых раздумьях. Многие уже не один разок пожалели, что направились именно в нашу сторону. Вдруг где-то их бы приняли с распростёртыми объятиями, да и ещё денежную компенсацию за потерянное имущество предложили. А то мы нещадно эксплуатируем их от рассвета и до заката всего лишь за еду, о чём не прямо заявил один наглый мужик лет сорока, получив в ответ заверение, что их тут никто насильно не удерживает и в любой момент они вольны уйти хоть на все четыре стороны. А если они хотят что-то большее, то придётся изрядно постараться. Тут просто за одну науку о выживании дорого платят. Уж потом или кровью – всё на их собственный выбор. Мой пассаж заставил наглого мужика заткнуться и лишь грозно посматривать в мою сторону, извергая мысленные проклятья. В общем, беженцами придётся заняться более плотно, иначе они нам весь позитивный настрой испоганят. Уже и раньше начал подумывать отселить их в лес на другой стороне болота. Выдать охотничьи ружья с патронами и пусть дальше выкручиваются, как захотят. Подумав ещё немного, открыто озвучил идею, по поднявшемуся среди наших людей шуму стало ясно – в последние дни она посещала весьма многих. Беженцы идиотами явно не были, потому парочка крепких мужиков из их числа резво подхватила под руки спорившего со мной наглого типа и увела его в сторону, откуда вскоре послушались звуки крепких ударов и сдавленных стонов. Пока мы эту тему закрыли. Оставалось решить ещё много хозяйственных вопросов, но и их отложили до лучших времён.

Костёр прогорел, оставив большую горку тлеющих и исходящих жаром углей. В другое время над ними бы можно было нажарить кучу шашлыка, однако свежего мяса у нас не было. Да и время позднее. Настала пора расходиться, унося с собой впечатления и различные мысли. А мне ужасно захотелось добраться до собственного дома. Да и Лариса давно исходит большим нетерпением, которое стало просто невозможно скрывать.

Ближе к вечеру следующего дня я двинулся в сторону старого кордона. Хотелось зайти в гости к Сидоровичу, а затем посетить и внешний блокпост, пообщавшись с тамошним командованием. Ночью выспаться у меня почти не вышло, так, перехватил парочку часов. Большую часть дня держал открытый проход в стенке пространственной аномалии, пока наши мужики вместе с беженцами разбирали и выносили оставшиеся от 'Чистого неба' строения. Я только прибрал оттуда один невзрачный булыжник, в который некогда превратился один разумный кристалл. Он до сих пор оставался в прежней форме, хотя с тех пор уже прошло много времени. Знать пробудится в самый неподходящий момент, как это обычно происходит. Стоило отметить – после посиделок у вчерашнего костра, беженцы работали без кислых физиономий и даже с едва заметным энтузиазмом. Наверняка прикинули ближайшие перспективы, да приструнили тех, кто раньше громко кричал о том, что здесь с ними плохо обращаются. Впрочем, того наглого мужика я с ними не видел.

В деревне новичков скопилось много различного народа. Чадно дымят костры, и воняет плохим куревом. Ментальный фон такой, что пришлось срочно закрываться. Под кустами хватает валяющихся пустых бутылок и свалившихся под заборами пропойц. А ещё устойчивый запах мочи и свежих экскрементов. Гадят чуть ли не под себя. Прошел прямо через деревню, с большим желанием спалить всё это место жарким огнём вместе с обитателями. Решительно вышедшая мне навстречу троица крепких мужиков с охотничьими ружьями в руках, мгновенно оценила мой взгляд и, прикинув перспективы, расступилась в стороны, словно случайно обознались. Встретятся мне на открытом пространстве – вот там и пообщаемся. Сидорович был рад встрече, сразу же организовав самовар и заварку.

– Рассказывай, где тебя черти так долго носили! – Решительно потребовал он, подливая мне в чашку кипятка.

Вкратце пересказал ему то, о чём говорил вчера у большого костра, упирая в первую очередь на политические перспективы.

– А ты знаешь – я сменил прежнюю точку зрения, – неожиданно заявил старый торгаш. – Зона никак не может проиграть войну, – добавил он, видя безмолвный вопрос на моём лице. – В худшем для неё случае она временно отступит, чтобы навалиться вновь с новой силой и занять новые пределы. Вот тогда она заберёт всех тех, кто уже начнёт праздновать скорую победу. И напрасно смотришь на меня круглыми глазами! – Хохотнул он, оценив мою реакцию. – Я исхожу из того, что сейчас вижу своими глазами и опираюсь на твой рассказ. Да и из других источников информация поступает. Решительной борьбой и проявившимся единством прежде разрозненных сил, вы прямо влияете на душу Зоны. Вы заставляете её бороться за собственное существование. Если раньше я пребывал в махровом пессимизме, видя, как сталкеры отчаянно грызутся друг с другом за копеечный артефакт, то теперь уверен в том, что мы справимся с любыми проблемами. Если надо – пойдём войной на весь остальной мир и одержим решительную победу!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю