290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Падение белой королевы (ЛП) » Текст книги (страница 9)
Падение белой королевы (ЛП)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 05:30

Текст книги "Падение белой королевы (ЛП)"


Автор книги: writtensword




Жанры:

   

Фемслеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 14 страниц)

– Бумер, ко мне, – скомандовал Фрэнк, но Миранда подняла руку.

– Все в порядке, – отмахнулась она. – Я не возражаю.

Беглый взгляд на диван сказал ей все, что ей нужно было знать о том, как Андреа отнеслась к тому, что увидела на своем любимом месте собаку, поэтому, удовлетворенно ухмыльнувшись, Миранда устроилась поглубже в кресле и начала осторожно почесывать Бумера за ушами.

По мере того как шел вечер, она с удовольствием наблюдала и слушала со стороны, и время от времени ее мысли блуждали. Огонь казался приятным, и два бокала вина за ужином, в сочетании с мягким собачьим мехом на кончиках пальцев, убаюкали Миранду. Она потерялась в ровном движении, поглаживая гладкую шерсть Бумера, и вскоре обнаружила, что ее мысли дрейфуют к Патриции, сенбернару близняшек. Она ужасно скучала по этому большому слюнявому псу.

Пэтти было почти десять лет, и хотя у нее все еще были свои шумные и игривые моменты, возраст подкрадывался к старой девочке. Миранда не хотела слишком много думать о том, что потеря этой собаки будет означать для ее детей. Или для нее. Она провела много вечеров дома, работая у камина с этой большой мохнатой головой на коленях, и теперь, оглядываясь назад, она должна была признать, что, хотя она явно отрицала это, без этой собаки ей было бы невыносимо одиноко.

– Миранда? – Голос Андреа вдруг раздался совсем рядом. – Ты готова идти?

Молодая женщина стояла рядом и нежно положила руку ей на плечо.

– Хм? – Пытаясь мысленно вернуться в настоящее, Миранда подняла голову. Она чувствовала себя немного виноватой за то, что не обратила внимания и, очевидно, пропустила большую часть разговора. – Да.

Бумер был недоволен и начал скулить, когда она в последний раз похлопала его по плечу и встала.

– Ложись, парень! – Скомандовала Мари, пес повиновался и тихо лег у ног хозяина.

– Извини, Бумер, но я отвезу ее домой, хорошо? – Сказала Андреа и улыбнулась Миранде, которая почувствовала, как ее щеки быстро загорелись в ответ.

Андреа отвезет меня домой.

Только десятилетия усвоенных и отточенных навыков общения удержали Миранду от того, чтобы схватить Андреа и выбежать из дома.

– Мари, Фрэнк, спасибо вам большое за приглашение и за прекрасный вечер, – вежливо обратилась она к хозяевам. – Я прекрасно провела время.

– Нам в радость , – ответил Фрэнк, слегка натянуто пожимая ей руку.

– Может быть, как-нибудь на следующей неделе вы могли бы приехать к нам на ранний рождественский ужин? – Предложила Андреа. – Если, конечно, у вас уже нет планов.

А что, если у нас уже есть планы? Нетерпеливо подумала Миранда.

Она была счастлива, что Андреа снова соединилась с Мари и Фрэнком после всех этих лет, и особенно тем, что пожилая пара смогла ответить на довольно много ее вопросов. Но теперь пришло время возвращаться домой.

Решившись, она сняла пальто Андреа и лазурную куртку с крючков у входа, но вместо того, чтобы присоединиться к ней, Андреа была заманена на кухню обещанием пирога на вынос.

Фрэнк воспользовался этой возможностью, чтобы подойти к ней один, и пока Миранда надевала куртку, он ждал и пристально смотрел на нее. Это было не совсем враждебно, но он выглядел достаточно серьезным.

– Надеюсь, я не перехожу черту, потому что на самом деле не знаю вас, – сказал он, понизив голос, – но я думаю, вы понимаете, что это очень необычно, когда помощница привозит своего босса в отпуск.

Миранда почувствовала, как ее руки, все еще засунутые в рукава куртки, сжались в кулаки. Во что он играл? Насколько она помнила, они ни разу за вечер не говорили о ее положении. Ни о “Подиуме”, ни о какой-либо рабочей теме.

– У Энди большое сердце, и она многое пережила в своей молодой жизни, – продолжал Фрэнк. – И Мари, и я заботимся о ней. Если у вас есть какие-либо бесчестные намерения, если ваша цель эксплуатировать ее или ее наследство, – теперь в его глазах горел неслабый огонь, который предостерегал Миранду, – я должен настоятельно посоветовать вам пересмотреть свои действия.

Разрываясь между своим естественным инстинктом словесно наброситься и запугать, и осознанием того, что у Андреа есть люди вне ее семьи, которые любят ее и присматривают за ней, Миранда прикусила язык и тщательно взвесила свои слова.

– Вы совершенно правы. Вы меня не знаете. – Она покосилась на него и просунула кулаки в рукава на последние сантиметры. – Но поскольку вы, кажется, искренне печетесь об Андреа, я позволю себе игнорировать ваши довольно оскорбительные инсинуации.

Она застегнула куртку.

– Что касается того, что Андреа моя служащая, то это уже не так, – ее глаза впились в него.

– Она мой друг, и я ее тоже… – она сглотнула, внезапно осознав, что собирается высказать свои чувства чужому человеку.

Она поправила воротник и капюшон куртки и глубоко вздохнула, прежде чем спокойно продолжить: – Гораздо больше, чем ты можешь себе представить.

Некоторое время они молча смотрели друг на друга, пока Андреа и Мари не вышли из кухни.

– Хорошо, – сказал Фрэнк, и на его лице появилась улыбка, говорившая о согласии и сочувствии, после чего он похлопал Миранду по плечу.

– Готова? – Весело спросила Андреа, протягивая Миранде пластиковый контейнер с едой в обмен на пальто.

– Готова, – ответила Миранда и в последний раз кивнула Мари и Фрэнку, прежде чем направиться к двери.

Наконец-то, подумала она, когда холодный ночной воздух встретил ее.

– Спокойной ночи, – крикнула молодая женщина позади нее, и Миранда услышала, как закрылась дверь.

Андреа поспешила к Миранде, и они пошли по узкой тропинке к деревьям, подальше от фонаря на крыльце Мари и Фрэнка, в темноту.

Когда они шли по тропинке между деревьями, Андреа остановилась и посмотрела на небо.

– Ого, посмотри на звезды, – прошептала она с благоговением.

Но Миранда не подняла глаз. Она посмотрела на Андреа. Благодаря безлунной ночи все, что она могла видеть, это очертания молодой женщины. Их дыхание, слабо освещенное звездным светом, смешалось между ними, и Миранда почувствовала, как мороз покусывает ее щеки и нос. Она представила, как будет ощущаться холодная кожа Андреа рядом с ее собственной.

– Я и забыла, какие они красивые, – сказала Андреа, все еще глядя вверх. – Когда живешь в городе, тебя ослепляет весь этот искусственный свет, – продолжала она, и Миранда слушала, завороженная тем, как звук голоса Андреа разносится в морозном воздухе. – И через некоторое время ты уже не знаешь, куда смотреть. – Она указала на небо. – Но посмотри на них. Великолепно!

– Это удивительно, – прошептала Миранда, все еще глядя на Андреа. Она понимала ловушку самодовольства, когда так увлекаешься жизнью, что забываешь способность удивляться.

Однако в этот момент Миранда была полна удивления. И вовсе не миллиарды звезд, образующих Млечный Путь, протянувшийся по небу подобно хребту огромного кита, заставили ее пульс учащенно забиться. Именно эта женщина, стоявшая рядом с ней, была для Миранды такой же очаровательной и вдохновляющей, как и сам космос.

Миранда протянула руку, ее пальцы коснулись лица Андреа, молодая женщина оторвалась от небес и тут же наклонилась к ней. Когда Миранда придвинулась ближе, слепо ища губы, которые ей так хотелось снова поцеловать, их носы столкнулись, и Андреа захихикала, уткнувшись ей в щеку. Но затем они нашли друг друга, покров темноты прогнал потенциальную застенчивость или нерешительность, их губы, наконец, снова встретились.

Романтика обстановки не ускользнула от Миранды, и она почувствовала почти головокружение от того, что в ее возрасте и после того, как она почти смирилась с жизнью без всеобъемлющей, всепоглощающей любви, она все еще каким-то образом была удостоена этого шанса, этого обещания чего-то абсолютно волшебного.

Она прижалась ближе, обе руки обвились вокруг Андреа так быстро, что она чуть не потеряла контейнер с едой в руке.

– Эй, не урони пирог! – Выдохнула Андреа, улыбаясь одними губами.

– Хм, – Миранда закатила глаза от этой глупости, но затем прошептала в ответ. – О, никогда.

Она смело провела языком по нижней губе Андреа, желание пробежало по ее животу, когда молодая женщина задохнулась и задрожала в ответ.

– Тогда давай отнесем твой пирог в безопасное место, – сказала Миранда, понимая, что ее поддразнивание подействовало на них обеих.

Сладкий поцелуй в пылающую щеку был единственным ответом, в котором она нуждалась, и она мягко потянула Андреа вниз по тропинке к дому. Их приглушенные шаги и плеск волн о берег внизу сопровождали их, они шли в тишине, слова не были нужны, чтобы передать их взаимное предвкушение грядущих событий.

Как только они вошли внутрь, Миранда начала разжигать огонь, а Андреа поставила пирог в холодильник и приготовила им еще по чашке кофе. Миранда не задавалась вопросом, насколько естественно было возвращаться домой с Андреа после вечернего выхода, или как легко они впадали в непринужденный и бессловесный домашний ритм.

– Твой кофе.

Миранда знала, что Андреа никогда не устанет от того, чтобы приносить ей кофе. Когда-то, задолго до Парижа, это стало одной из тех успокаивающих, надежных констант в ее жизни. Ей не нужно было беспокоиться о времени, что кофе будет неправильной температуры или его аромат будет слишком слабым. Андреа всегда все делала правильно. Не потому, что она была слишком искусна в приготовлении кофе, но, и это было то, что Миранда только сейчас полностью осознала, потому что Андреа заботилась, она уделяла ей настоящее внимание, и она понимала.

С улыбкой Миранда приняла дымящуюся чашку. – Спасибо тебе.

Они сели на диван рядом, так что их ноги соприкоснулись, и Миранда обняла Андреа, которая, помня о кофе в другой руке Миранды, прижалась ближе. Для кого-то, чья жизнь до этого была бесконечной гонкой, сидя вместе так мирно, так тихо, открылась простота, которая, казалось, вполне могла быть ответом на все. Сколько она себя помнила, Миранда всегда шагала, спеша от одной цели к другой, не останавливаясь, потому что стоять на месте означало потерять контроль.

Теперь, когда она смотрела в огонь, а Андреа нежно гладила ее по руке, Миранда погрузилась в тишину, которой не испытывала раньше. Это ее не испугало. Она чувствовала себя непринужденно, без малейшего желания бежать. И, о, да, у нее были планы двигаться вперед, но теперь она знала, что вместо того, чтобы постоянно бороться с потоком, она могла просто плыть по течению, созданному людьми в ее жизни, которые имели значение.

Пламя в камине мягко покачивалось, дрова трещали и потрескивали, огонь постепенно согревал комнату.

– Это действительно мило, – вздохнула Андреа.

Миранда повернулась и поцеловала ее в макушку.

– Да. Это так.

– Как ты думаешь, а в Нью-Йорке может быть также? – Тихо спросила Андреа, и на мгновение Миранда не совсем поняла, что она имеет в виду.

– Что ты имеешь в виду?

– Это, – Андреа глубоко вздохнула. – Ты и я. Вместе. Подобно этому.

Картины ее прежней жизни пронеслись в голове, и Миранда попыталась представить себе, какие перемены произойдут в ее карьере и домашнем положении там, на Манхэттене. До сих пор она избегала мыслей о возвращении к тому, что считала руинами. Но теперь, когда она позволила себе взглянуть на вещи под другим углом, образы Андреа в особняке с близнецами пришли к ней так легко.

– Мне бы этого хотелось, – прошептала она в макушку Андреа. -Очень.

Андреа наклонилась, чтобы поцеловать ее, а затем сказала с улыбкой на губах: – Мне тоже.

– Это странно, – задумчиво продолжила она, поглаживая рукой руку Миранды. – Когда я заказывала билеты сюда, то думала, что вижу тебя в последний раз.

– Хм. – Миранда тихонько шмыгнула носом, ее пальцы ласкали шею Андреа. – И вот тут я действительно была шокирована тем, что ты, в отличие от всех остальных, решила остаться со мной.

– Конечно, я осталась, – прошептала Андреа. – В то время я еще не до конца осознавала это, но ты уже была частью меня. Уйти добровольно это был не выход.

Миранда вспомнила Париж и дни после их возвращения в Нью-Йорк, и то, как Андреа ни на секунду не отходила от нее. Зная теперь то, чего она не знала тогда, было еще более удивительно, что, несмотря на то, что ее собственная жизнь разваливалась на куски, Андреа сделала Миранду своим приоритетом.

– Спасибо, – Она уткнулась носом в висок Андреа. – Спасибо тебе за все.

Переполненная благодарностью, она поставила чашку на кофейный столик и обняла молодую женщину.

– Без тебя я бы не справилась, – всхлипнула она, глаза ее наполнились слезами, когда она мысленно представила альтернативу, где Андреа больше не с ней.

– Я не верю в это, Миранда, – сказала Андреа, прижимаясь своим влажным лицом к шее Миранды. – Ты сильная женщина. Я уверена, что ты бы справилась.

Миранда глубоко вздохнула, вдыхая успокаивающий, знакомый запах Андреа, и они теснее прижались друг к другу.

– О, ты даже не представляешь, насколько ты важна.

Андреа запрокинула голову и посмотрела на Миранду сквозь мокрые опущенные ресницы.

– Тогда расскажи мне, – прошептала она срывающимся голосом.

Любовь нахлынула на Миранду, и она нежно обхватила ладонями лицо Андреа и поцеловала ее. Слова придут очень скоро, но сейчас ей просто нужно было передать своими действиями этому замечательному, заботливому существу в ее объятиях, насколько она была драгоценна. Ее большие пальцы скользнули по щекам Андреа, а ее губы задержались на некоторое время, тепло и мягко прижимаясь к губам девушки.

Когда Миранда медленно отодвинулась, глаза молодой женщины оставались закрытыми, и она слегка покачнулась, когда ее губы приоткрылись со вздохом. Для человека, который в течение стольких лет зарабатывал большую часть своей жизни описанием бесчисленных модных вещей, аксессуаров или людей, Миранда находила свой словарный запас совершенно недостаточным, чтобы точно передать прекрасное видение перед ней.

Грудь вздымалась под тяжестью эмоций, Миранда взяла Андреа за руки.

– Я думала, что все в прошлом, – тихо проговорила она, склонив голову набок, когда Андреа открыла глаза и внимательно посмотрела на нее. – Больше никаких женщин. Больше никакого… флирта, который всегда значил для меня гораздо меньше того, чем я была готова рискнуть.

Андреа нахмурилась, но Миранда нежно погладила ее по тыльной стороне ладони и продолжила: – О, да. Я была с женщинами, – она опустила глаза и коротко поджала губы, готовясь к правде, которой никогда раньше не делилась с другим человеком. – На самом деле, я была… только с женщинами.

– А?

Миранда почти воочию видела замешательство, с которым поворачивались винтики в голове Андреа.

– Но, а как же…?

– С Джереми? Мои дочери?

Андреа кивнула.

– Как и в случае со Стивеном, – грустно улыбнулась Миранда, – Джереми был тактическим выбором, средством проложить безопасную дорогу через нестабильную территорию. После первых десяти лет моей работы в “Подиуме” некоторые члены совета директоров начали сомневаться в том, почему я свободна. Не говоря уже о том, что, хотя это было в девяностых, будучи незамужней женщиной, я все еще сталкивалась с большим количеством сексизма в высших кругах.

Молодая женщина выглядела огорченной, и Миранда протянула руку, чтобы осторожно убрать несколько выбившихся волос с ее лица.

– Я знала Джереми еще со времен моего пребывания в Европе, – продолжала она. – Мне нужен был кто-то, чтобы играть роль мужа, а ему нужна была грин карта. Это было не идеально, но мы составили договор. По крайней мере, какое-то время все работало.

Теперь настала ее очередь печально вздыхать, и Андреа успокаивающе сжала ее руку.

– Я хотела быть матерью, и Джереми, с его внешностью и музыкальным талантом, казался хорошим выбором донора, идеально подходящим для картины, которую я пыталась поддерживать. Итак, мы пришли к соглашению. За этим последовало множество разочаровывающих визитов в клиники по лечению бесплодия, пока, наконец, – она вздохнула, – не появились мои маленькие любимицы.

Андреа улыбнулась, и Миранда поняла, что ей не нужно объяснять, как много значат для нее дочери.

– Поначалу Джереми это не очень интересовало, но когда девочкам было около двух, он , как ни странно, оказался хорошим отцом. Поэтому, когда он влюбился и мы развелись, чтобы он смог жениться, он захотел частичную опеку. Это было справедливо, даже если я и не была в восторге.

– Хотя он снова женился и не всегда находит для них время, девушки обожают его. Мы согласились, что выбор места жительства должен быть за ними, но я никогда не верила, что они выберут его… не меня…

Прежде чем она успела снова погрузиться в остатки жалости к себе из-за того, что ее бросили дочери, Андреа обняла ее и крепко поцеловала.

– Они вернутся, – прошептала молодая женщина в щеку Миранды между поцелуями, ее пальцы нежно скользили по волосам Миранды. – Они любят тебя.

– Я знаю, – сказала Миранда, но, хотя у нее была надежда, ей было трудно быть полностью оптимистичной. – Я просто не хочу быть родителем, которого они видят только в выходные.

– И не будешь.

Андреа крепко обняла ее, и Миранда упивалась ощущением того, что ее любят и понимают.

– А близняшки в курсе? – Спросила вдруг Андреа. – Ну, знаешь… они знают правду о Стивене и их отце?

– Я так не думаю, – сказала Миранда, немного подумав. – Мы никогда ничего им не говорили, но я не могу полностью исключить возможность того, что они что-то где-то как-то подхватили.

– Они умные малышки, – сказала Андреа с улыбкой, и Миранда почувствовала себя немного гордой.

– Да, это так.

Потом она стала задумчивой.

– Последний раз я встречалась с женщиной, когда девочкам было пять или шесть лет. Однако я была осторожна, и не думаю, что они были достаточно взрослыми, чтобы понять инсинуации в газетах, когда все закончилось… не особенно дружелюбно. Что касается остальных… все это было еще до рождения моих дочерей.

Миранда не хотела думать о своих прошлых отношениях. Она не считала ни одно из них ошибкой как таковой, но с ее умом, так строго сосредоточенным на своей карьере, она никогда не была полностью поглощена своими любовницами. Часто она заканчивала то, что теперь считала едва ли романом, когда они становились ей слишком тесными. Да, она наслаждалась трепетом романтики и физической близостью, но никогда не зависела от них.

– А сколько их было? – Вдруг прошептала Андреа, и Миранда услышала в ее голосе нотки тревоги.

– Четверо.

– О… ну, – молодая женщина прижалась лицом к шее Миранды. -Это совсем немного. – Ты так выразилась… хорошо…

– Как будто я оставила за собой след из тел? – Фыркнула Миранда.

Андреа немного поежилась, а потом смущенно поцеловала Миранду в щеку. – Мне очень жаль. Я не хотела быть такой любопытной.

– Тебе позволено задавать мне вопросы, ты же знаешь, – сказала Миранда с улыбкой, запустив пальцы в волосы Андреа и слегка почесывая ее голову. – И я хочу, чтобы ты знала о моем прошлом.

– Хорошо, – пробормотала она ей в шею. – Спасибо тебе.

С минуту они сидели молча, потом Андреа подняла голову и задумчиво посмотрела на Миранду.

– Когда ты поняла, что тебе нравятся женщины?

Чувствуя себя вполне комфортно, говоря об этом, Миранда на мгновение задумалась над вопросом.

– По крайней мере, я не понимала этого пока мне не исполнилось двадцать. Мальчики и мужчины просто никогда не интересовали меня, да и понятие романтики в целом… ну, скажем так, я не видела в этом смысла, когда была молода.

Она ухмыльнулась под недоверчивым взглядом Андреа.

– У меня была учеба, а потом работа. Я знала, чего хочу, и была одержима желанием быть лучшей во всем, чего я хотела достичь. Та загадочная игра в свидания и ухаживания, в которую играли мои ровесники, казались мне пустой тратой времени. Только когда я переехала в Париж в начале семидесятых, мой разум стал открыт для возможности выбора… женщин.

– Ого, – Андреа смотрела на нее со смесью удивления и обожания. – Миранда Пристли, поздний цветок. Я бы никогда не догадалась.

– Я хочу, чтобы ты знала, что я была довольно неуверенным цветком.

– А я не уверена, что поверю в это, – улыбнулась Андреа, нежно поглаживая указательным пальцем нижнюю губу Миранды. -Ты сейчас так уверена в себе, и… ты же знаешь, – она покраснела. – Так невероятно сексуальна.

Искра зажгла дремлющее желание в животе Миранды от того, как Андреа посмотрела на нее.

– Это заняло годы практики, – прошептала она, млея под пальцами Андреа, прежде чем нежно поцеловать каждый палец, а затем наклонилась вперед, ее дыхание ласкало слегка приоткрытый рот молодой женщины.

– Надеюсь, я тебя не разочарую, – сказала Андреа, и на ее лице внезапно появилась неуверенность. – Я была только с одним парнем.

– Негодяй повар, который бросил тебя на улице? – Миранда услышала, как она практически рычит.

Андреа сделала страдальческое выражение лица. – Да. – Она прижала ладони к груди Миранды, и тепло ее ладоней быстро смягчило гнев Миранды на повара.

– И ты знаешь… до тебя, – продолжала Андреа, застенчиво глядя на свои пальцы, – я не думала о женщинах… в сексуальном плане…

Сердце Миранды екнуло, когда она услышала эти слова. Конечно, она преуспела в чтении знаков, но услышав подтверждение, сорвавшееся с губ молодой женщины, Миранда почувствовала, как горят щеки и растет боль в нижней части живота.

– Ты нервничаешь, – поняла она, и Андреа прислонилась лбом к ее ключице и резко выдохнула.

– О, боже, да!

Напряжение, о котором Миранда и не подозревала, спало с ее плеч, заставив ее губы растянуться в улыбке облегчения. Ей захотелось захихикать.

– Значит мы обе нервничаем.

Поцеловав Андреа в макушку, она встала и потянула улыбающуюся молодую женщину за собой через комнату, где несколько дней назад заметила проигрыватель.

– Как насчет того, чтобы начать с музыки, а?

========== Глава 17 ==========

Песни, которые они слушают, это “When You’re smilin” и “Tenderly”, обе в исполнении Билли Холидей.

( прим. автора)

Наклонившись вперед, Миранда осторожно нажала указательным пальцем на рычаг приемника, и Энди зачарованно наблюдала, как стрелка медленно опускается на вращающуюся пластинку.

Когда из динамиков донесся характерный треск пыли, Миранда выпрямилась, повернулась и протянула руку.

– Не хочешь ли потанцевать?

Энди с пылающими щеками смогла только кивнуть.

Живое фортепианное вступление заполнило гостиную, и сердце Энди тревожно затрепетало, когда она оказалась в объятиях Миранды. Вскоре саксофон и остальная часть большого оркестра присоединились к хорошо знакомой джазовой мелодии, и когда Миранда скользнула одной рукой вниз к бедру Энди и схватила ее свободную руку другой, Энди почувствовала, что падает в обморок.

Миранда ободряюще и тепло улыбнулась ей. Ее ранее признанная нервозность едва ли выдавалась за уверенными движениями, и Энди почувствовала, что полностью расклеилась от очарования этой женщины.

Когда ты улыбаешься, когда ты улыбаешься, весь мир улыбается вместе с тобой.

Энди не была прирожденной танцовщицей, и если не считать беспорядочного размахивания конечностями на вечеринках в колледже, у нее даже не было настоящего опыта. Но когда Миранда уверенно вела ее по деревянным половицам, их бедра двигались из стороны в сторону в быстром, счастливом ритме, Энди подумала, что никогда больше не захочет заниматься ничем другим.

Когда ты смеешься, когда ты смеешься, солнце просвечивает насквозь.

Глаза Миранды сверкнули, и, прикусив нижнюю губу, она поочередно повела плечами в сторону, что Энди находила совершенно очаровательным, отчего у нее закружилась голова, и она не могла перестать улыбаться.

Но когда ты плачешь, когда ты плачешь, ты вызываешь дождь. Так что перестань вздыхать, будь снова счастлива! Продолжай улыбаться, потому что когда ты улыбаешься, весь мир улыбается вместе с тобой.

Они продолжали танцевать под фортепьянное соло, и когда Миранда вдруг пошевелила бровями в такт, Энди окончательно сбилась. От души рассмеявшись, она прогнала остатки своей нервозности и крепко обняла Миранду. Затем Миранда обвила руками талию Энди и продолжала раскачивать их обеих в такт, пока Энди хихикала в тепле ее шеи.

Кто бы мог подумать, что за утонченной и отчужденной внешностью Миранды скрывается такое богатство юмора и веселья? Конечно, Энди видела проблески этой игривости в течение предыдущих месяцев, но с другой стороны, она ведь сознательно обращала внимание, когда другие этого не делали. Делиться этой стороной своей натуры Миранде было нелегко, и Энди понимала, что это говорит о доверии и чувстве близости, которого она все еще не могла считать себя достойной.

Песня закончилась, и Энди со вздохом погладила руками Миранду по лопаткам и спине. Саксофон и труба заиграли новую, гораздо более медленную мелодию, и Миранда шагнула вперед и притянула их тела друг к другу, когда Билли Холидей начала нежно напевать.

Вечерний ветерок, ласкай деревья, нежно. Дрожащие деревья, нежно обнимают ветерок.

Они покачивались вместе, как две ели, нежно задевающие друг друга на прибрежном зимнем ветру.

А потом мы с тобой прошли мимо и затерялись во вздохе.

Энди почувствовала, как ноги Миранды прижались к ее ногам, и их ноги в носках заскользили вместе, когда Миранда очень осторожно подвела ее к камину. Если бы не возбужденное биение ее сердца, тепло от камина и успокаивающее тепло женщины в ее объятиях, вероятно, усыпили бы Энди. Она чувствовала себя любимой и умиротворенной, чего не чувствовала с самого детства.

Берег целован морем и туманом, нежно. Я не могу забыть, как два сердца встретились, затаив дыхание.

Миранда потерлась носом о щеку Энди, заставив молодую женщину поднять голову со своего плеча и посмотреть на нее.

Твои руки широко раскрываются и закрывают меня всю.

Энди почувствовала, как руки вокруг нее напряглись, и застенчиво повторила сияющую улыбку Миранды.

Ты взял мои губы, ты взял мою любовь, так нежно, так нежно.

Потом губы Миранды нашли губы Энди, и они встретились в нежном поцелуе, который в конце концов заглушил движение их ног. Музыка продолжалась, а они все стояли перед камином, крепко обнявшись. Их губы соединились в собственном танце, медленном и очень нежном, пока внезапно Миранда не провела кончиком языка по нижней губе Энди.

Как и раньше, снаружи, под звездами, это ощущение заставило Энди задрожать, и она ахнула, когда острое желание пронзило каждое нервное окончание. На этот раз, однако, Миранда не дразнилась, и пока Энди стояла неподвижно, крепко вцепившись пальцами в шерстяной свитер женщины, Миранда скользнула языком мимо губ Энди в ее рот.

Несколько мгновений Энди не могла среагировать. Она была слишком очарована ощущениями внутри нее. Через некоторое время, однако, она почувствовала, как рука потянула ее за шею, и Миранда постепенно углубила поцелуй, уговаривая Энди наконец встретить ее язык своими ласками.

Энди почувствовала, как ее ноздри раздуваются, и она сделала глубокий вдох через нос, чтобы успокоиться. Ее колени ослабли, но Миранда надежно удерживала ее в вертикальном положении, поскольку с каждым мгновением их поцелуй становился все интенсивнее. Энди обнаружила, что у нее нет времени на неуверенность, потому что сомнения в ее навыках поцелуя были полностью стерты гортанным стоном Миранды, когда Энди осторожно сомкнула губы вокруг языка Миранды и пососала.

Давно забыта была музыка. Все, что слышала Энди, это тяжелое дыхание Миранды, скольжение ее рук по свитеру и коже, сочные звуки их губ и языков, соприкасающихся друг с другом. Все ее тело гудело, щеки горели, и, судя по дрожжи, которую она чувствовала, по телу Миранды, ни одна из них не останется стоять долго. Им придется сесть. Скоро.

– Миранда, – выдохнула она, прижавшись губами к губам женщины, но Миранде явно не хотелось разговаривать, и вместо этого она жадно втянула в рот язык Энди.

И тут у Энди подкосились колени. Руки Миранды, сжимавшие ее плечи, несколько замедлили спуск Энди, и они вместе опустились на колени, и оказались на мягком ковре, покрывавшем пол между диваном и камином.

Все еще держа Энди за руки, Миранда расхохоталась. Это был густой, тяжелый смех, звучавший так естественно, что Энди не смогла почувствовать себя оскорбленной внезапной вспышкой смеха женщины. Так что вместо этого она присоединилась, хихикая крик вылетел из ее груди, когда Миранда внезапно толкнула ее.

– У-у-у, – только и смогла произнести Энди, падая на спину.

Миранда ухмыльнулась, грациозно заползая на нее сверху. Приподнявшись, упершись руками в мягкий ковер по обе стороны от груди Энди, Миранда просунула одну ногу между ног Энди и очень осторожно опустила бедра. Она смотрела на Энди сверху вниз со смесью озорства и голода, который был так соблазнителен, что Энди нетерпеливо потянулась к ней и притянула ее к себе для еще одного поцелуя.

Энди была в раю. Вес Миранды придавил ее, это сладкое, дразнящее давление между ее бедрами и требовательный язык Миранды, поглаживающий ее рот, были почти слишком сильными. Но Энди позволила себе полностью сдаться, скользя ладонями по спине Миранды, прижимая ее к себе, пока они терялись в объятиях своих языков.

В какой-то момент Энди почувствовала жар огня от камина, проникающий в ее шерстяные носки и согревающий ступни, но, к ее удивлению, это не вызвало у нее паники или тревоги. На самом деле, когда Миранда игриво потерлась пальцами ног о ее лодыжку, Энди даже захотелось замурлыкать. Она не могла припомнить, чтобы когда-нибудь в своей жизни чувствовала себя так комфортно и счастливо.

Непрошеные воспоминания о Нейте появились в ее сознании, но были отброшены, почти с жалостью, интенсивностью того, что Миранда заставила ее чувствовать. Сравнение само по себе было нелепым, и все же оно укрепило Энди в ее убеждении, что это было абсолютно правильно. Именно так должна была чувствовать себя любовь.

Миранда вдруг отпустила ее губы, и Энди поняла, что по мере того, как ее мысли мчались вперед, их поцелуй замедлился. Нежные пальцы расчесывали волосы Энди и ласкали ее щеки, а Миранда, опершись на локоть, смотрела на нее сверху вниз.

– Куда же ты ушла? – Спросила она тихо, ее голос был добрым, без упрека. Она нежно убрала несколько выбившихся прядей волос со лба Энди и продолжила: – Ты вдруг показалась мне такой далекой.

– Да… я… о… Прости, – хрипло прошептала Энди, едва ли громче, чем потрескивание огня.

Она протянула руку, чтобы погладить губы Миранды кончиком указательного пальца правой руки.

– Я просто… – она замолчала, когда ее глаза начало щипать. – Ты заставляешь меня чувствовать себя в безопасности.

Миранда схватила Энди за запястье и нежно, успокаивающе поцеловала ее ладонь.

– Когда я с тобой вот так, – продолжила Энди, и ее голос дрогнул, а по щеке скатилась одинокая слеза, – я чувствую, что со мной не может случиться ничего плохого. – Она судорожно вздохнула. -У меня никогда такого не было.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю