290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Падение белой королевы (ЛП) » Текст книги (страница 3)
Падение белой королевы (ЛП)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 05:30

Текст книги "Падение белой королевы (ЛП)"


Автор книги: writtensword




Жанры:

   

Фемслеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 14 страниц)

Энди успокоилась, увидев Миранду такой ответственной. Тот факт, что они сидели за обеденным столом из цельного дерева в доме на дождливом тихоокеанском побережье, не избавлял от ощущения профессионализма, наполнявшего воздух.

Звук, возвестивший о прибытии почты, вернул внимание Энди к ее собственному ноутбуку.

– Адвокаты хотят знать, вернешься ли ты в Нью-Йорк, чтобы подписать окончательные документы о разводе в следующий четверг, – сообщила она Миранде, печатая начало ответного письма.

Когда ответа не последовало, Энди оторвалась от экрана и увидела, что Миранда смотрит в окно. Темное и влажное утро довольно долго удерживало внимание женщины, и Энди терпеливо ждала, когда та примет решение. Миранда поджала губы, и Энди подумала, не слишком ли рано было заговаривать о Стивене и о неудавшемся браке. Однако, когда Миранда обернулась, в ее глазах не было печали.

– Нет. Не думаю, что вернусь, – сказала она, глядя прямо на Энди. – Назначь новую встречу на первую неделю января.

Кивнув, Энди сделала несколько пометок и открыла расписание Миранды.

– А когда закончишь, свяжись с владельцем этого домика и закажи его на остаток месяца. Измени оплату со счета расходов «Подиума» на мои личные средства.

Энди удивленно подняла глаза, но Миранда уже снова сосредоточилась на работе.

Черт! Она думала, что…

Что скажет Миранда, когда узнает, что они остановились здесь бесплатно? Мысль о том, что Миранда должна остаться в доме, тогда как Энди вынуждена будет уйти, заставила ее почувствовать себя неловко, но она не могла просто выйти и сказать, что планировала остаться здесь после того, как закончится срок ее работы помощницей Миранды. Ее хорошее настроение почти полностью испарилось, и когда через несколько секунд ее телефон зажужжал и когда она посмотрела на определитель номера, ее настроение омрачилось еще больше.

Она встала, извинилась и быстро пошла к веранде.

– Какого черта тебе надо? – Рявкнула она в трубку, как только закрыла за собой дверь. На улице было невероятно холодно, и она видела, как ее дыхание кристаллизуется перед ней. Злость в ее жилах, однако, согревала ее.

– Энди, Энди. Что за враждебность? – Раздался вкрадчивый голос с другого конца провода.

– О, я не знаю. Как насчет того, что я злюсь на тебя за заговор против моего босса? – Сказала она, изо всех сил стараясь говорить ровным голосом.

– Заговор? Не надо так драматизировать, Энди. Жаклин предложила мне работу редактора, и я согласился. Кроме того, для Леди-Дракона настало время двигаться дальше. – Рука Энди сжалась в кулак. – Ты лучше всех должна знать, насколько она безумна. Я имею в виду, что ты работала на нее. Я все еще удивлен, что ты продержалась так долго.

– Работаешь, – прошипела она сквозь стиснутые зубы. – Я работаю на нее.

– Что? Ты все еще с ней? Но разве ее не уволили в Париже? – Он казался недоуменным.

– Я не знаю, какое это имеет отношение к тебе, Кристиан, но ее контракт действует до этой пятницы, и она все еще заканчивает январский выпуск.

– О.

– И если это все, я хотела бы вернуться к работе. – Она была невероятно раздражена его назойливостью и испытала огромное облегчение, отменив их свидание в Париже. Провести вечер в компании такого самоуверенного человека сразу после того, как она столкнулась с жертвами, которые Миранда принесла ради своей карьеры, привело бы ее в ярость.

– Серьезно, Энди. Почему ты все еще работаешь на нее? А как же твое будущее? А как же твоя писательская карьера?

Это заставило ее задуматься. Кристиан Томпсон был удостоенным наград автором, и оставаться на его стороне, вероятно, было бы полезно. Тем не менее, это не меняло того факта, что он был ослом.

– Послушай, Энди. Я знаю, что по рекомендации Миранды ты получишь несколько собеседований на работу, но неужели ты действительно хочешь начать работать в загоне какой-нибудь паршивой газетенки, когда я могу сразу предложить тебе должность младшего редактора?

– Что?

– Да. Я читал некоторые из тех статей, которые ты мне прислала. У тебя есть талант, Энди. Ты была первой, о ком я подумал.

У Энди было дурное предчувствие, что она разрушает все дороги к карьере своей мечты, но она крепко сжала телефонную трубку и ответила так спокойно, как только могла: – Ни за что!

Кристиан рассмеялся, но в его голосе не было ни капли юмора.

– Не говори глупостей, Энди. Я сделаю это предложение только один раз. Твоя британская девушка коллега уже работает на Жаклин, и большая часть основного персонала «Подиума» также остается. Ничего не изменится, кроме того, что ты будешь зарабатывать больше, и ты действительно сможешь писать.

– Эмили работает на Жаклин?!

Она знала, что не должна так удивляться. В конце концов, Миранда разрушила мечту Эмили о поездке в Париж на Неделю моды, выбрав вместо нее Энди. И все же мысль о том, что старшая помощница с такой готовностью предала Миранду, оставляла во рту горький привкус.

– Она практически ухватилась за это предложение. На самом деле, она организовала ремонт старого офиса Миранды уже сегодня утром, и она, казалось, действительно руководствовалась тем фактом, что Жаклин нужен только один помощник.

– Без сомнения, – Энди закатила глаза, но в животе у нее все сжалось. Ей не нравилось, что люди трогали вещи Миранды и меняли все в ее кабинете, пока Миранда, присутствовала она или нет, оставалась главным редактором еще пять дней. Неприемлемо.

– Ну, так. Да или нет, Энди? – В его голосе звучало нетерпение, и ей захотелось как-нибудь врезать ему по телефону.

– Нет. Никогда! – Несмотря на все ее попытки казаться спокойной, она была очень взволнована, и ее голос повысился, когда она продолжила: – Я бы предпочла переехать в Ньюфаундленд и писать меню для придорожных забегаловок, чем работать на тебя или Жаклин.

И с этими словами она повесила трубку.

От адреналина у нее звенело в ушах, а холодный влажный воздух обжигал легкие, когда она глотала его большими глотками. Ее рука начала болеть, и она медленно ослабила хватку на телефоне. Неужели она только что совершила самую большую ошибку в своей жизни? Ее родители наверняка так подумают. Уже не в первый раз они будут сурово судить ее за решение о карьере. С другой стороны, ее родители еще больше разозлятся из-за места, где она сейчас находится, и человека, с которым она сейчас была.

Энди закрыла глаза и медленно выдохнула через нос. Стук в голове постепенно ослабевал, и она сосредоточилась на своем окружении. Ничто так не успокаивало, как шум дождя и прилив, мягко набегающий на берег волна за волной. Вдалеке она различила крик белоголового орлана, а запах сосновых иголок и мха чуть не заставил ее заплакать.

Она встряхнулась и сморгнула маленькие капельки тумана, собравшиеся на ее ресницах. Свет зари едва пробивался сквозь туман, который спускался с гор и скатывался к побережью, и теперь, когда ее гнев поутих, Энди почувствовала, как утренний холодок пробирается под ее тонкий свитер. С последним глубоким вздохом она посмотрела на свой телефон и нажала кнопку быстрого набора номера три.

– Только не говори мне, что она перенесла видеоконференцию.– Голос Найджела звучал слегка встревоженно, но его знакомый тембр успокоил Энди.

– О, нет, нет. Мне просто нужно попросить тебя об одолжении, Найдж.– Она чувствовала себя виноватой, но срочность вопроса давила на нее.

– Для тебя, шесть, все, что угодно, – протянул он, и она представила его улыбку на другом конце провода.

– Мне нужно, чтобы ты забрал личные вещи Миранды из ее офиса, пока эти варвары все там не испортили. Возьми фотографии ее девочек, гравюры Мейзеля и Лейбовица и все ее книги по искусству. Я знаю, что ты уже и так много делаешь, но это действительно важно. Я не могу смириться с мыслью насколько они не уважают ее, Найдж.

– Куколка, не забивай свою хорошенькую головку! Это уже сделано. Люсия помогла мне перенести все в мой офис вчера вечером, а Рой заберет коробки сегодня вечером.

Энди облегченно выдохнула. – Ты просто спаситель, Найджел.

– Это самое меньшее, что я могу сделать, шесть, – задумчиво произнес он. – Благодаря Миранде я получил работу своей мечты, и к концу января меня здесь не будет.– Вздох, который он испустил, прозвучал радостно, хотя и немного устало. – Кстати, как она держится? Я был приятно удивлен, получив ее сообщение сегодня утром.

Энди посмотрела через окно в освещенную гостиную, где Миранда за столом делала очередной глоток кофе. Какое-то мгновение она наслаждалась горячей жидкостью, закрыв глаза и слегка склонив голову набок, прежде чем снова склонилась над ноутбуком.

– Не знаю, Найдж. Последние несколько дней ей было совсем плохо, но сегодня она, кажется, в порядке.– Энди вздрогнула и подняла плечи, защищаясь от холодного ветра, игравшего на ее воротнике. – Она сейчас просматривает Книгу, и это большое облегчение.

– Это хорошая новость, – пробормотал Найджел. – Есть идеи, что вызвало эту внезапную перемену?

– Понятия не имею, – ответила Энди, и это было правдой. – Что бы это ни было, я рада, что она вернулась.

Найджел некоторое время молчал. Потом он откашлялся и сказал: – А я рад, что ты с ней, шесть.

Бросив еще один взгляд на Миранду, которая в этот момент обернулась, чтобы посмотреть на нее со знакомым нетерпением, Энди вздохнула.

– Я тоже, Найдж. Я тоже.

========== Глава 6 ==========

Миранда уставилась на мигающий курсор на экране своего ноутбука, яркий фон пустого текстового документа заставил ее глаза слезиться. Был поздний вечер, и ее плечи болели от напряженного дня. Ее жажда совершенства часто поддерживала ее в прошлом, и долгие рабочие дни были обычным явлением. Однако провести весь день, склонившись над компьютером совсем другое дело, и она чувствовала это всем своим существом. Она закрыла глаза и повернула голову, резко выдохнув, распрямляя затекшие мышцы шеи.

Она откинулась на спинку кресла и посмотрела в сторону дивана, где спала Андреа. Блокнот на животе девушки поднимался и опускался в такт глубокому, ровному дыханию, и некоторое время Миранда просто сидела и смотрела, как она спит. За последние несколько месяцев она узнала, что Андреа действительно обладает трудовой этикой, которую она так яростно рекламировала во время собеседования почти год назад. Тем не менее, количество усилий, которые молодая женщина приложила, чтобы помочь Миранде с ее последним выпуском сегодня, намного превзошло даже ее самые смелые ожидания.

Конечно, она не призналась бы в своем страхе, но Миранда забеспокоилась, когда увидела нереально малое количество персонала, с которым Ирв и Жаклин оставили ее. И сегодня Андреа очень помогла ей.

Поскольку весь писательский состав уже был приписан к новому главному редактору, Миранда приветствовала способный ум Андреа, чтобы попытаться изменить тон некоторых статей. Найджел и Люсия позаботились о смене цвета и о целой серии фотографий, которые таинственным образом пропали, и в конце дня они вчетвером добились того, чего целая команда едва могла достичь за неделю.

Осталось только последнее письмо Миранды как редактора. Она уже написала одно в Париже, конечно, Неделя моды была одним из ее главных источников вдохновения, но недавние обстоятельства требовали чего-то совершенно другого.

Она неохотно отвела взгляд от ассистентки и снова уставилась на пустой экран перед собой. Слова ускользали от нее. Она просто не была готова отказаться от «Подиума». Только не так. Не тогда, когда ей так много чего есть дать миру, который она так долго помогала формировать. Любое первое предложение, которое она могла придумать, звучало как прощание, и с разочарованным стоном она закрыла ноутбук.

Как ни больно было это признавать, Миранда понимала, что мало что могла сделать, чтобы сохранить журнал. Последнее слово в вопросе о том, кто будет руководить изданием, оставалось за директорами “Элиас-Кларк” и акционерами компании. Несколько раз в прошлом ей удавалось помешать их попыткам заменить ее. Теперь, казалось, ее счастливая полоса закончилась.

Возможно, ей следовало быть лучше подготовленной. Неужели она стала жертвой туннельного зрения, слишком отвлекшись на детали, чтобы увидеть, куда ведет дорога, по которой она шла? Если она была по-настоящему честна с собой, то не могла отрицать, что уже некоторое время чувствовала, как ее сила ускользает. И она держалась за нее со слишком большим отчаянием, что делало ее уязвимой.

Разве то же самое не относится и к ее личной жизни?

Ее идеально выстроенная семейная ситуация, которая заставляла замолчать слухи и позволяла занять более прочное положение в отношениях с Ирвом в прошлом, рухнула прямо у нее на глазах, а она была слишком занята, чтобы заметить это.

Сколько раз Стивен пытался пересмотреть их условия? Поначалу он был вежлив, но как только снова начал пить, терпение Миранды лопнуло, и она свалила всю вину на него. А ее любимые дочери жаловались, что почти ее не видели, что скучают по ней. Вместо того чтобы уделять им больше времени, она посылала Андреа на задания за экстравагантными подарками для них.

Глаза Миранды защипало, и она потерла лицо, желая, чтобы комок исчез из ее горла. Ей не хотелось снова плакать, но усталость делала почти невозможной борьбу со слезами.

Сон, подумала она. Мне нужно пойти поспать.

Слабо помассировав затылок, она встала и убрала компьютер, прежде чем подойти к Андреа. Молодая женщина выглядела почти умиротворенной, если бы не нахмуренный лоб. Огонь в камине почти погас, но его остаточное свечение не могло скрыть темные тени под глазами Андреа, которые, как знала Миранда, соперничали с ее собственными.

Странное чувство солидарности шевельнулось в ней, и на мгновение Миранда позволила себе погреться в нем. Это чувство вернуло ей часть сил, и напряжение начало отступать.

Уже не в первый раз она ловила себя на том, что ценит красоту своей ассистентки: изящный изгиб шеи, длинные ресницы и полные губы, о которых любой косметический бренд мог только мечтать в рекламе своей помады. Глядя на Андреа сверху вниз, Миранда на мгновение пожалела о том, чем пожертвовала ради своей карьеры, о решениях, которые приняла, чтобы продвинуться вперед. Стоя в полутьме, она прокручивала в голове один или два сценария. А если бы она была намного моложе? Или меньше связана двойными стандартами своей отрасли?

Она тяжело вздохнула.

Но я там, где я есть, подумала она, и мой усталый, старый разум просто глупеет.

Кончиками пальцев, которые так и чесались от желания смахнуть челку со лба Андреа, она легонько ткнула ее в плечо.

– Андреа, – прошептала она, стараясь не испугать ее. – Андреа. Просыпайся.

– Хм, – пробормотала брюнетка, опьяненная сном.

– Ты не должна спать на диване, – тихо сказала Миранда, когда глаза девушки распахнулись и сфокусировались на ней.

– М-Миранда! – Андреа запнулась и резко села. – Мне очень жаль. Не могу поверить, что задремала. – Она моргнула и растерянно огляделась. – Тебе что-нибудь нужно?

– Да. Чтобы ты легла спать.

– Конечно.– Андреа ошеломленно уставилась на нее. – Хм, сколько сейчас времени?

– Почти час.

Молодая женщина широко зевнула.

– Я могу еще что-нибудь для тебя сделать, Миранда? – Спросила она, протирая глаза и вставая с дивана. – Может быть, чаю?

– Нет, – сказала Миранда, призраки сценариев в ее голове нахально нашептывали другой ответ. – Просто иди спи. Увидимся завтра.

– Окей. – Пробормотала Андреа, направляясь к лестнице. Поднявшись на второй этаж, она остановилась и перегнулась через перила.

– Спокойной ночи, Миранда.

И с этими словами она исчезла в своей комнате, оставив Миранду одну перед быстро остывающими угольками камина.

– Спокойной ночи, Андреа, – прошептала она, скрестив руки на груди и обхватив себя руками.

========== Глава 7 ==========

Энди с хихиканьем бросилась в огромную кучу подушек. Она сжала мягкость в своих руках и уткнулась носом в ткань, которая пахла пряниками и шоколадом. Зарывшись поглубже, она почти замурлыкала, чувствуя тепло, безопасность и такой, такой комфорт. Не было никакого способа, который бы заставил ее снова двигаться. Усталость отступила, она закрыла глаза и радостно улыбнулась.

Подушки в ее руках зашевелились, а затем обняли ее в ответ, успокаивающе поглаживая кожу. Когда она открыла глаза, ее ничуть не удивило, что вместо груды подушек она обнаружила Миранду, плотно прижавшуюся к ее телу. Энди улыбнулась, и потерлась щекой о щеку Миранды, глубоко вздохнув, а затем с облегчением выдохнула, когда сильные руки прижали ее к себе. Это было чистое блаженство.

– Так хорошо с тобой, Миранда, – пробормотала она в мягкую грудь, напрягая руки и ноги вокруг тела, которое заставляло ее чувствовать себя как дома. Умелые пальцы пробежались по ее волосам и почесали затылок, губы коснулись ее лба, эти поцелуи наполнили ее грудь чувством гордости и удовлетворения.

– А кто тут такая хорошая девочка? – Она услышала воркование Миранды, что заставило ее снова замурлыкать, и она свернулась калачиком и прижалась к шее Миранды, от похвалы волоски на ее спине встали дыбом, а спина выгнулась.

Потом вдруг Миранда отодвинулась и замерла где-то на горизонте. Энди потребовалось некоторое время, чтобы пробиться сквозь подушки и поспешить за Мирандой. Бежать было трудно, и она то и дело спотыкалась о собственные ноги, а ее цель уходила все дальше и дальше. Перед ней простирался длинный коридор, черные и белые плитки которого искажались, а стены начали кружиться.

Энди перестала бежать и решила использовать лошадь как средство передвижения. Ей пришлось крепко держаться за дерево, непрерывно перемещаясь на два квадрата вверх и один в сторону. Это было не самое удобное средство передвижения, но она, похоже, все же приблизилась к Миранде. Все, о чем она могла думать, это снова прижаться к ней. Мягкость ее тела было единственное, что имело значение.

Она добралась до конца коридора и, спрыгнув с коня, потянулась к двери. Дверная ручка была теплой, открыв ее, она вошла в комнату. Тепло, встретившее ее, заставило всю вспотеть, и внезапно она оказалась окружена пламенем, которое танцевало с высокими бархатными шторами, а пол под ее босыми ногами начал таять.

– Миранда! – Она попыталась закричать, но не смогла произнести ни слова. Паника сдавила ей горло, когда густой черный дым поднялся со всех сторон и поглотил ее.

Энди открыла глаза в темноте, и ее сердце билось так быстро, что ей стало трудно дышать. Она откинула одеяло и вздрогнула от внезапного холода. Ее ночная рубашка промокла насквозь. Шумно вдыхая холодный воздух, она попыталась успокоиться. Прошло некоторое время, прежде чем ужас в ее сердце улегся, и она села, прислушиваясь к тишине дома и непрекращающемуся дождю.

Она уже много лет не видела подобных снов, но по мере того, как ее тело быстро остывало в ночном воздухе, она слишком хорошо вспомнила, то тревожное чувство, которое оставляли ей эти кошмары. Все еще слегка сбитая с толку, она включила настольную лампу и посмотрела на часы. Было чуть больше пяти утра, и она на мгновение задумалась о том, чтобы попытаться снова заснуть. Однако опыт научил ее, что, едва закрыв глаза, она снова вернется в прежний ужас. Не говоря уже о том, что ей действительно нужно было принять душ. Вздрогнув, она встала с кровати и направилась в ванную.

Посмотрев в зеркало, она едва узнала себя. Ее волосы прилипли ко лбу, а круги под глазами стали намного темнее, в то время как кожа приобрела оттенок гораздо более бледный, чем обычно. Она чувствовала себя усталой и опустошенной, и напряжение в уголках рта, конечно, не помогало ей выглядеть более живой.

Энди вяло разделась и включила воду. Как только вода достигла приемлемой температуры, она шагнула под струю, и прошло целых несколько минут, когда она, наконец, перестала дрожать. Ее сердце замедлило бег, она позволила своему телу расслабиться, тепло окутало ее. Это напомнило ей ту часть ее сна, которая не была плохой, ту часть, где она чувствовала себя в безопасности и счастливой. Пока все было немного туманно, страх все еще подавлял все остальные эмоции. Но теплое чувство таилось где-то в ее подсознании, и она держалась за него, надеясь, что в какой-то момент вспомнит его более отчетливо.

А пока она нежилась в душе, отмывая пот и втирая шампунь в кожу головы, чтобы окончательно проснуться. Это помогло ей отвлечься от паники сна и погрузиться в приятную реальность раннего утра. Выключив воду, она завернулась в полотенце и вернулась в спальню, чтобы одеться. Вздохнув, она опустилась на колени перед чемоданом. Чистой одежды оставалось немного, и Энди понимала, что рано или поздно ей придется стирать. Она не могла не фыркнуть при мысли о том, что придется попросить у Миранды ее грязные вещи, чтобы заполнить стиральную машину.

Вот это будет весьма неловко, подумала она.

Забавно, что после трех дней, проведенных в доме с Мирандой, Энди чувствовала себя гораздо более дома, чем в последние месяцы жизни с Нейтом. Быть нужной и полезной было приятно. Энди почувствовала, что Миранда хочет, чтобы она была там, и это наполнило ее гордостью и чувством выполненного долга. Вытащив черные вельветовые брюки, она попыталась не думать о своем будущем, но у нее ничего не вышло.

Приезд на остров был единственным разумным решением. Конечно, брать с собой Миранду не планировалось, но почему-то казалось, что так и должно быть, хотя это и усложняло ситуацию. Энди задрожала, вспомнив свое затруднительное положение. Миранда хотела остаться в том самом месте, которое должно было стать убежищем Энди на ближайшие несколько недель.

Она боролась с тяжестью, которая давила ее грудь, отказываясь плакать. Уход Миранды был неизбежен. Если Миранда хочет остаться, Энди должна уйти. Все было так просто. Высыхающие капли воды на ее руках и ногах заставили ее вздрогнуть, кратковременное тепло от душа было давно забыто.

– Фу, – тихо простонала она, прижимая ладони к глазам.

Слезы не годятся. Сегодня был крайний срок подачи последнего выпуска Миранды, и у Энди все еще была работа. Она оделась, мысленно цепляясь за последние четыре дня, которые ей еще предстояло провести с Мирандой.

В гостиной было холодно и темно, но Энди не чувствовала себя способной самостоятельно разжечь огонь, и это заставило ее чувствовать себя еще более жалкой. Натянув плед со спинки дивана на плечи, она включила ноутбук. Она зажгла маленькую лампу на журнальном столике и свернулась калачиком на подлокотнике, держа компьютер на коленях. По крайней мере, она сможет еще немного поработать после того, как заснула при своем боссе прошлой ночью.

Удивительно, но ее офисная почта была лишена новых сообщений. Она полагала, что ее решение остаться рядом с Мирандой привело к тому, что она была удалена из всех внутренних списков рассылок, но даже Найджел не написал ей. Она подула на свою челку и уставилась в темноту за окном. В Нью-Йорке сейчас только половина девятого, так что, возможно, он все же свяжется с ней позже.

От нечего делать Энди неохотно открыла свою личную электронную почту. Она проигнорировала письмо от Нейта с темой “забери свои книги” и одно от Дугласа, которое было озаглавлено “где ты?”, пока она не заметила письмо от своего отца. Строка темы была оставлена пустой, и это никогда не было хорошим знаком. Какое-то время ее глаза просто изучали имя отправителя, и она прикусила нижнюю губу, не решаясь открыть сообщение. Она ничего не слышала о своей семье с тех пор, как покинула Нью-Йорк, и теперь этот признак жизни зловеще смотрел на нее. Ее пальцы теребили край пледа, и она вздрогнула от внезапного озноба, пробежавшего по спине.

Наверху скрипнула дверь, и она услышала, как Миранда прошла через лестничную площадку.

– Андреа? С какой стати ты сидишь в темноте?

Голос Миранды немного успокоил беспокойство в сердце Энди.

– О, хм, – она выпрямила спину и повернулась, чтобы посмотреть, как Миранда спускается по лестнице. – Я не хотела тебя будить.

– Не говори глупостей, – мягко сказала Миранда, включая свет. -Так ты испортишь себе глаза.

Она не могла припомнить, когда в последний раз кто-то проявлял заботу о ее благополучии, и упоминание Мирандой чего-то хотя бы отдаленного в этом направлении заставило Энди мгновенно почувствовать себя лучше. Она закрыла ноутбук и встала с дивана.

– Ты голодна? – Спросила она, складывая плед. – Я могу поджарить немного бекона.

– Нет, – ответила Миранда, задумчиво глядя на нее. – Пока достаточно кофе.

Энди кивнула и поспешила на кухню, а Миранда подошла к камину и начала разводить огонь.

Следующие несколько часов они снова работали в тишине, впитывая тепло камина и потягивая сначала один, а потом и второй утренний кофе. Наступил рассвет и подарил им еще один тоскливый день бесконечного ветра и дождя, и Энди поняла, что все это начинает влиять на ее настроение.

По крайней мере, ей было чем заняться, и она была рада успокаивающему действию проверки контактных данных списка людей, который Миранда вручила ей ранее. Время от времени она ловила на себе взгляд женщины, погруженной в свои мысли, и впервые в жизни Энди была рада, что ей не нужно писать. Она знала, что Миранда пытается придумать свое последнее “письмо редактора”, и она явно терпела затруднения.

Где-то около десяти Миранда с тяжелым вздохом поднялась со стула. Энди тоже была готова вскочить на ноги, но Миранда подняла руку и кивнула в сторону окна.

– Я собираюсь прогуляться.

– Хм… ладно, – растерянно сказала Энди. Миранда хотела выйти на улицу? В такую погоду?

– Возьми мой дождевик, – предложила она. Если Миранда хочет проветрить голову, по крайней мере, она сможет сделать это, не заболев.

– Ты должно быть шутишь! Эта штука абсолютно отвратительна, – Миранда выглядела шокированной.

– Да, но он не даст тебе промокнуть. – Энди сняла дождевик с вешалки у главного входа и протянул его Миранде. – Это также спасет от ветра.

Миранда лишь с презрением рассматривала предмет одежды.

– И что, во имя всего святого, заставило тебя выбрать этот цвет?

Несмотря на то, что в тоне Миранды послышались нотки юмора при упоминании именно этого оттенка синего, Энди съежилась.

– У меня не было особого выбора. Был либо такой, либо ярко-желтый.

Миранда скрестила руки на груди, все еще не вполне убежденная.

– Я не хотела ходить похожей на банан, – хмыкнула Энди, и она чуть не топнула ногой, что, казалось, позабавило Миранду, так как на ее губах медленно появилась улыбка.

– Соленая вода испортит твое пальто от Прада, а тренч от Донны Каран бесполезен против дождя, – снова попыталась Энди.

Миранда подняла руки в знак поражения.

– Ну ладно, – вздохнула она. – Если ты настаиваешь.

И Энди обнаружила, что помогает своему боссу, которую она все еще считала королевой моды, несмотря на последние события, надеть лазурно-голубой дождевик. Когда Миранда обернулась, Энди с трудом подавила желание застегнуть на ней молнию. Ей казалось, что она посылает ребенка поиграть под дождем.

– Видишь что-то смешное? – Насмешливо спросила Миранда.

– О, нет, нет, – улыбнулась Энди. – Справедливости ради… этот цвет, – продолжила она, сложив руки за спиной, чтобы они не шевелились. – Он хорошо смотрится на тебе.

Миранда только фыркнула и сама застегнула молнию. К счастью, она захватила с собой более практичную обувь, и, когда натягивала кожаные ботинки от Армани, Энди отвлеклась, ополаскивая их кофейные чашки.

– Да, кстати, – сказала она, когда Миранда уже была в дверях. – Пляж перед домом частный. Он принадлежит дому, так что вряд ли ты столкнешься с кем-нибудь.

– Хорошо, – сказала Миранда, прежде чем выскользнуть на веранду и быстро спуститься по ступенькам в сад. Энди смотрела ей вслед, чувствуя странную смесь потери и восторга. Она ничего не могла с собой поделать, Миранда начала ей по-настоящему нравиться.

Конечно, уже с тех пор, как Энди перестала возмущаться модой и всем, что она собой олицетворяла, она испытывала некоторое обожание. И она определенно испытывала огромное уважение ко всему, чего добилась Миранда. Тем не менее, теперь что-то еще цвело в глубине ее живота. Возможно, это была созависимость, созданная их ситуацией, или тот факт, что Энди имела историю эмоциональной привязанности к женским фигурам власти. Она чувствовала родство, связь, которая, будь то односторонняя или нет, наполняла ее теплом и давала надежду.

Она глубоко вздохнула и расправила плечи, прежде чем вернуться к дивану и ноутбуку пружинистой походкой.

– Ну что ж, пора столкнуться с неизбежным, – пробормотала она себе под нос, загружая личный почтовый ящик.

Голос отца эхом отдавался в ее голове, пока она читала его послание, подавленная и обескураженная. Похоже, ее родители были удивлены тем, что вместо того, чтобы вернуться в Огайо и пресмыкаться у их ног, Энди бесследно исчезла. Ее мама связалась с Нейтом, и это было чем-то, что оставило у Энди особенно горький привкус во рту, ведь вместо того, чтобы волноваться за нее, ее отсутствие заставило ее родителей рассердиться. Как она смеет игнорировать их телефонные звонки и не отвечать ни на одно из их сообщений?

Энди зарычала на экран. Это они бросили ее. Они критиковали ее за преданность Миранде и использовали всю финансовую мощь, чтобы шантажом заставить ее уйти. И разве отец не ясно дал ей понять, что ее неудавшиеся отношения с Нейтом были полностью ее виной? Ей было больно, что ее родители решили встать на сторону бывшего бойфренда, особенно потому, что они понятия не имели, как она и Нейт уже некоторое время отдалялись друг от друга.

– Фу, – она сжала руки в кулаки. Гнев помог заглушить печаль, которую вызвали слова ее отца. Часть ее хотела немедленно позвонить родителям, чтобы поделиться с ними своими мыслями, но рациональная часть ее разума удержала ее. Ничего хорошего из этого не выйдет.

– Черт возьми!

Разочарованно выдохнув, она откинулась на подушки. Что, черт возьми, мне делать?

Она вздрогнула от звонка мобильного телефона. На дисплее было только написано, что звонок был переадресован с номера Миранды, так что Энди знала, что она должна ответить.

– Алло?

– Мам? – Прошептал тихий голос. – Мамочка?

Глаза Энди расширились, и она быстро села, поняв, с кем говорит.

– Нет, это Энди, помощница твоей мамы. Твоя мама вышла на улицу погулять. Которая из них ты?

– Я Кэролайн. Я очень хочу поговорить с мамой. – Раздался приглушенный всхлип, и сердце Энди сжалось от этого звука.

– Ну, если хочешь, я могу ее позвать. Просто подожди несколько минут, ладно?

– Нет! – Последовал панический ответ. – Папе и Кэссиди не понравится, когда они меня найдут.– Кэролайн фыркнула. – Я прячусь в шкафу. Но я действительно хочу поговорить с мамой. Я скучаю по ней.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю