332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Рэдклифф » Забытая мелодия любви (ЛП) » Текст книги (страница 12)
Забытая мелодия любви (ЛП)
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 01:54

Текст книги "Забытая мелодия любви (ЛП)"


Автор книги: Рэдклифф






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 12 страниц)

"У меня уже есть все, чего я хочу, больше, чем я могла мечтать. Больше, чем я заслуживаю. Между нами все кончено. У меня есть все, что нужно. Теперь прошу нас простить, я бы хотела отвезти Анну домой".

"Я вызвала лимузин," – сказала Анна, и Кристина удивленно на них уставилась. – "Повернись, и мы сможем сбежать".

Когда они наконец сидели на заднем сидении длинного лимузина, Хэлен села спереди, рядом с шофером. Грэм тихо сказала:

"Прости меня за Кристину. Я не знала, что она придет".

"Сомневаюсь, что бывают мероприятия, куда не приглашена Кристина Хант-Блэр", – язвительно сказала Анна, напоминая себе о решении сохранять спокойствие. Но не смогла.

"Господи, меня бесит, когда она прикасается к тебе! Она ведет себя так, будто имеет на это право!"

"Не имеет. Уже давно", – нежно ответила Грэм.

"Было бы неплохо, если бы кто-то ей об этом сказал", – продолжала злиться Анна.

Грэм подняла бровь.

"Кажется, я только что это сделала", – сухо заметила она.

Анна посмотрела на свою властную возлюбленную, пытаясь подавить гнев. Она засмеялась, придвигаясь ближе, чтобы обнять ее.

"Да, сделала".

Если рассуждать спокойно, она понимала, что может лишь пожалеть Кристину за ее отчаянные попытки возобновить отношения с Грэм. Но она не могла видеть, как Кристина бесцеремонно ласкает ее возлюбленную! Она не могла рассуждать спокойной о вопросах, которые касались Грэм, и даже не пыталась это скрывать.

Она провела по внутренней стороне бедра Грэм, улыбаясь тому, как Грэм застонала в ответ на эту ласку.

"Она серьезно говорила о том, какое влияние на тебя оказывают концерты?" – невинно спросила она, чувствуя очевидное желание в теле Грэм.

"Да", – еле вымолвила Грэм, когда рука Анны поднялась выше. Было бессмысленным отрицать то, что Анна и так прекрасно чувствовала. Она откинулась назад, с одной стороны желая продолжения, а с другой пытаясь сохранить хоть какой-то контроль.

"Что ты хочешь этим сказать?" – спросила Анна, когда ее пальцы нажали на особенно чувствительную точку, теребя ее сквозь одежду. Ее пульс участился, когда она почувствовала, как Грэм вздрогнула.

"Анна", – неубедительно начала Грэм, пытаясь вернуть спокойствие. Ради бога, они были в лимузине!

"Определенно неожиданное вознаграждение", – продолжала Анна, не слыша Грэм. Она мучила ее прикосновениями в определенном ритме, и убирая руку, когда дыхание Грэм учащалось. Она хотела быть уверенной, что все внимание Грэм сосредоточено на ней.

"Почему ты мне не сказала?" – спросила Анна, возвращаясь к точке, от которой Грэм бросало в дрожь.

Грэм застонала.

"Как-то не сочла важным", – едва вымолвила она, будучи полностью во власти Анны.

Она взяла Анну за руку, требуя продолжения. – "Боже…"

"Сейчас?" – спросила Анна, усиливая давление руки. Грэм застонала, задыхаясь. Анна знала, наколько она была близка к оргазму, и надавила еще чуть сильнее.

Грэм невольно задрожала в объятиях Анны.

"Да," – прошептала она. – "Пожалуйста, не останавливайся".

"И не собираюсь," – выдохнула Анна ей на ухо, мягко убирая пальцы. – "Никогда. Но если в этот раз решение принимать мне, тебе придется дождаться, когда мы приедем домой".

"О, боже," – прохрипела Грэм. – "Это обещание? Потому что ты меня убиваешь".

Анна крепко ее обняла, прижавшись губами к ее коже.

"Я твоя, а ты моя. Это обет и обещание, дорогая".

Песня ветра

Анна проснулась, в темноте, от чувства прохладного, влажного ветра, обдувающего ее лицо. Она потянулась к Грэм, но не обнаружив ее рядом, вскочила, встревоженная. Каюта была освещена только лунным светом, и ей понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что двери, ведущие на балкон, открыты, и она совершенно одна.

"О, Господи." – Она вскочила с постели, и, схватив рубашку, поспешила наружу, одеваясь на ходу. – "Грэм!"

Грэм Ярдли отвернулась от океана, услыхав голос Анны и повернулась на его звук. – "Анна? Что случилось?"

"Я не могла найти тебя," – выдохнула Анна, прижимая руки Грэм к своей груди. На фоне луны, и океана за ее спиной, Грэм, со своим точеным профилем и стройной фигурой, словно сошла с картины неизвестного художника. Осторожно подбирая слова, которые не выдадут ужаса, который она испытала пару минут назад, Анна сказала. – "Дорогая, ты вся промокла."

"Невероятно, но брызги долетают и сюда." – Грэм накрыла руки Анны своими и наклонилась, чтоб поцеловать ее. – "Мы на достаточно большой высоте, правда?"

Анна задрожала, осознавая как высоко над водой находилась их каюта-люкс. С балкона, на котором Грэм стояла совсем одна, было почти 30 метров до водной поверхности. Если бы она упала…

Анна зарылась лицом в шею Грэм и крепко обвила руками ее талию. – "Как долго ты здесь находишься?"

"Недолго. Примерно 10 минут." – Грэм провела рукой по волосам Анны и обняла ее. – "Ты расстроена. Почему?"

"Я не хотела бы, чтобы ты совершала ночные прогулки без меня, дорогая," – легко призналась Анна.

"После пяти лет наших отношений ты не доверяешь мне ходить одной?" – Грэм взяла Анну за подбородок и приподняв ее лицо, снова поцеловала, легко проведя языком по ее губам, прежде чем отстраниться.

"Никто не знает о том, как ты независима, лучше меня," – прошептала Анна, опуская подбородок на плечо Грэм. – "Но это наша первая ночь здесь, а мы еще никогда не были на таком огромном корабле. Грэм, ты не знаешь какой он огромный – я чувствую себя так, словно мы небольшой город, плывущий по бесконечной, необитаемой вселенной. Здесь нет ничего, кроме звезд над нашими головами. Океан сейчас спокоен, но если бы начался шторм и ты бы споткнулась, или не смогла бы удержаться…"

"Анна, любимая," – прошептала Грэм, – "Я видела океан. Я даже видела океанские лайнеры."

Она откинулась назад и положила руку на перила балкона. – "И я достаточно хорошо держусь на ногах."

"Я знаю, но ты не видела этот лайнер, и я бы чувствовала себя спокойнее, если бы ты немного изучила его, прежде чем разгуливать по нему одной."

"Ну, тогда," – сказала Грэм, – "Давай пройдемся, и ты мне все покажешь."

"Сейчас? Среди ночи?" – Анна рассмеялась, понимая, что она единственная, кто оказался утомлен четырехмесячным музыкальным туром по трем континентам. Казалось, что Грэм никогда не устает от постоянных концертов, даже наоборот – после выступлений она становилась бодрее, они вселяли в нее энергию, а не забирали ее.

"Ты совсем не устала, да?"

Грэм улыбнулась. – "Нет, я полна сил. Мы уже давно не отдыхали вдвоем."

"Мне кажется мы посетили все главные города Европы за последние несколько…"

"Я знаю, что это не отдых для тебя, когда мы гастролируем. Я отстраненная, часто поглощена только собой. А ты постоянно переживаешь, что я недостаточно хорошо питаюсь." – Грэм просунула руки под промокшую рубашку Анны и положила их на ее обнаженную грудь. – "И я не очень внимательна к тебе."

Анна задержала дыхание, застигнутая врасплох приятной тяжестью на своей груди. Каждая часть ее тела отвечала на касания Грэм так, словно она была хорошо отлаженным инструментом в руках талантливого музыканта.

"Грэм, родная, ты всегда очень внимательна ко мне. Я чувствую твою страсть и после выступления." – Она припала к губам Грэм в долгом поцелуе. – "И я всегда жду."

"Я все равно чувствую, что уделяю тебе недостаточно внимания." – Грэм сжала руку Анны в своей. – "Ну что, пойдем осматривать окружающий нас мир?"

"Мне надо переодеться." – Анна провела ладонью по рубашке Грэм. – "И тебе тоже. Я что-нибудь подберу для тебя."

"Достань мои джинсы." – сказала Грэм, следуя за Анной внутрь каюты. – "В них я буду чувствовать, что правда нахожусь на отдыхе."

Анна улыбнулась, открывая один из чемоданов. Они еще даже не успели распаковаться. Она достала для Грэм черные джинсы и мягкий темно-синий свитер. До их встречи, Грэм никогда не носила обычную, повседневную одежду, отдавая предпочтение классическим, сшитым на заказ, костюмам. Ее гардероб состоял только из одних костюмов. Будучи гениальным музыкантом, Грэм всю жизнь провела на сцене. После ужасной автокатастрофы, в которой она потеряла зрение, Грэм прекратила музицировать, и провела десяток лет, скрываясь от всего мира в своем поместье. Но теперь, она наконец вернулась на сцену. И самое главное – она вернулась к жизни. К их жизни.

"Держи," – сказала Анна, поворачиваясь к Грэм, и протягивая ей одежду. Она остановилась. Каждый раз удивляясь, как в первый, когда Грэм делала нечто подобное. Грэм держала в руках любимую одежду Анны для таких случаев – светло-зеленый свитер и белые широкие брюки.

"Как ты это делаешь?" – спросила она.

Грэм широко улыбнулась. Улыбка осветила все ее лицо, лицо классической красоты, которую не портил даже шрам, пересекающий ее лоб и тянущийся к одной из бровей. Этот след о произошедшей трагедии только заставлял Анну желать ее больше.

"Я знаю как они выглядят, так как прикасаюсь к тебе в них." – объяснила Грэм. – "И я планирую провести много времени касаясь их сегодня."

Ноги Энн внезапно задрожали и она рассмеялась про себя. Они вели себя так, словно были не давними любовниками, а молодоженами, в свою первую брачную ночь.

"Прекрати." – мягко сказала она.

Грэм прижала ладонь к щеке Анны и улыбнулась. – "Ты покраснела."

"Я чувствую себя так, словно это наша первая ночь вместе. Я не могу…" – она прижала пальцы к губам Грэм. – "Я не могу дождаться момента, когда ты займешься со мной любовью."

Грэм застыла, ее ясные невидящие глаза сфокусировались на Анне. Она распахнула рубашку Анны и спустив ее с плеч, уронила на стоящую за ними кровать. Затем она взяла Анну за талию, и притянув к себе, поцеловала. Прильнув к Грэм всем телом, и касаясь ее грудью, Анна застонала. Через несколько секунд Грэм провела дорожку из поцелуев к ушку Анны.

"Наша прогулка может подождать до утра." – Сердце Анны бешено забилось, а низ живота стянуло приятной тянущей болью. Анна хотела почувствовать гениальные руки Грэм на своем теле, но она покачала головой, и тихонько высвободилась из объятий.

"Я хочу немного прогуляться с тобой. И подумать о том, как сладко ты заставишь меня чувствовать себя позже."

"Сегодня ясная ночь, правда? Немного прохладная…"

"Да." – сказала Анна, натягивая на себя легкий свитер, и наслаждаясь чувством мягкой ткани на своей коже. – "Откуда ты знаешь?"

"Воздух очень свежий. Я чувствую, словно между моей кожей и звездами нет ничего, кроме ночи."

"Ты права, небо очень ясное. Я могу показать тебе их. Звезды."

"Я буду этому рада."

Анна отвела назад упавшую прядь волос со лба Грэм и легко улыбнулась, когда она снова упала на то же место. Обычно стильно уложенные волосы Грэм, сейчас были растрепаны.

"Я люблю тебя," – прошептала Анна. Совсем недавно она чуть не потеряла Грэм, и она никогда не забудет ту агонию, которую она испытала тогда. Грэм подняла на нее глаза, и, как обычно, Анна почувствовала ее взгляд. Грэм не могла ее видеть. Никогда не видела ее. Но она никогда еще не чувствовала себя такой "видимой" во всех смыслах этого слова.

"Я люблю тебя." – ответила Грэм и протянула ей руку. – "Ты готова стать моим гидом?"

"Всегда." – Анна сплела свои пальцы с пальцами Грэм. – "Сейчас мы находимся в середине главной комнаты нашей каюты. Позади нас кровать – огромная и очень красивая. Слева…"

"Двойные двери, которые ведут на террасу. Терраса выходит на палубу корабля, на которой расположены каюты пассажиров. Справа от нас гостиная и дверь в ванную комнату."

"Я уже говорила тебе это раньше, да?" смеясь, сказала Анна.

"Говорила. Если бы ты мне не сказала, я бы не вышла на балкон."

"Ага," – с сомнением ответила Анна. Она подвела Грэм к двери и открыла ее. – "Коридор примерно 3 метра в ширину и двери в каюты расположены через каждые 6 метров. Если пойтипрямо – подойдем к лифтам."

Анна ждала, когда Грэм закроет дверь и повернется к ней.

Несмотря на то, что Грэм была слепа, у нее были хорошо развиты чувства, которые заменяли ей зрение, и она очень быстро научилась адаптироваться в незнакомой среде. Но она все равно не могла видеть и это делало ее очень ранимой. Анна постоянно помнила об этом и старалась делать так, чтоб Грэм не чувствовала ее беспокойства по этому поводу.

"Готова?" – спросила Анна.

Грэм взяла Анну за руку. – "Да."

"Корабль больше 30 метров в высоту, это около…" – Анна замолчала, пытаясь сосчитать в уме, пока они шли.

"Около 100 футов." – Грэм положила руку Анны на изгиб своего локтя.

"Что-то вроде этого," – засмеялась Анна. – "С этой палубы открывается вид на один из главных ресторанов двумя палубами ниже."

Они дошли до конца переходного мостика и Анна остановилась. – "Ты считаешь?"

"Да. Справа лифты?"

"Да. А слева балкон, лестница с которого ведет прямо вниз к ресторану. За углом находятся двери, которые выходят к бассейну. Там есть еще и бар, но он уже закрыт."

Анна хотела попросить Грэм не выходить на эту территорию самой, но сдержалась. Скорее всего Грэм никуда не пойдет без нее. Хоть она и была гордой и независимой, но никогда не отличалась безрассудством.

"Мы можем спуститься вниз к шезлонгам, или пройтись по палубе, где расположены казино и оздоровительные центры, или же выйти на свежий воздух и полюбоваться звездами."

"Завтра у нас будет полно времени исследовать этот корабль," – сказала Грэм, обнимая Анну за плечи. – "Сегодня я выбираю звезды."

"Хорошо." – Анна обняла Грэм за талию и склонила голову на ее грудь.

"Давай тогда найдем шезлонг."

Анна выбрала шезлонг, и отнесла его на самый дальний конец палубы, подальше от ветра и бродящих пассажиров. Туда, где никто их не потревожит. Она разложила шезлонг и повернулась к Грэм.

"Ложись."

Грэм вытянулась на лежаке и Анна расположилась между ее ног, прижимаясь спиной к груди Грэм.

Когда руки Грэм обвили ее, она взяла их в свои и прижалась лицом к шее Грэм. – "Великолепно."

"Тебе не холодно?" – спросила Грэм, ее губы едва касались уха Анны.

"Нет, не тогда, когда ты держишь меня так."

"Ты можешь посчитать звезды?"

Анна засмеялась. – "Их здесь тысячи."

Грэм высвободила одну руку, и просунула ее под свитер Анны, поглаживая ее пальцами по животу. – "Как много их прямо над нами?"

"О," – Анна задумалась, понимая как много мелких звезд находится между яркими созвездиями. – "Сотни."

"Даже ветер здесь совершенно другой," – сказала Грэм, склоняя голову набок, прислушиваясь. – "Он то нарастает, то утихает, словно само небо дышит им. Или же играет для нас."

Анна прикрыла глаза, пытаясь уловить мелодию ночного неба, которую слышала Грэм. Звезды все еще мерцали в ее закрытых глазах, а ее тело дрожало от ласковых пальцев Грэм, играющих песню ветра на ее обнаженной коже.

Грэм делала это бессознательно, когда музыка захватывала ее, формировалась в ее голове, ее пальцы пианиста играли сами по себе. Анна влюбилась в нее именно тогда, когда увидела как она играет, и навсегда потеряла свое сердце, отдав его женщине, чья музыка была жизнью, а жизнь музыкой. И сейчас, годы спустя, она влюблялась в нее снова и снова, каждый раз, когда она играла. Сегодня, она чувствовала эту игру на себе.

"У тебя такие теплые руки." – Анна сдвинула бедра, устраиваясь поудобнее между ног Грэм и чувствуя как жар, исходящий от пальцев Грэм, разливается по всему ее телу.

"Твоя кожа такая гладкая." – Грэм просунула под свитер другую руку, которая оказалась прохладнее, чем предыдущая. Когда Анна напряглась, она спросила. – "Холодно?"

"Ммм, нет. Очень хорошо." – Анна поцеловала Грэм в пульсирующую точку у ее горла, и подняв руку, завела ее за шею любимой, притягивая Грэм ближе, и пытаясь отыскать ее рот. Она поцеловала ее, исследуя ее губы и рот языком. Когда Грэм начала легко посасывать кончик ее языка, Анна застонала. – "Наверное, нам лучше вернуться в каюту."

"Позволь нам – мне и ветру – сыграть для тебя." – Грэм взяла грудь Анны в свои ладони, и провела кончиками пальцев по соскам, словно подбирая мелодию, ноту за нотой. – "Слушай, Анна," – тихо шепнула Грэм. – "Слушай."

Анна отдалась всем своим чувствам, пытаясь услышать то, что слышала Грэм. Прохладный ночной воздух коснулся ее живота, заставляя ее сжаться. Или это были подушечки пальцев Грэм, такие же мягкие как ее губы, изящно пробежавщие по ее груди, что вызвали знакомое ноющее желание внизу живота?

Анна не могла ответить на этот вопрос. Она чувствовала, что руки Грэм на ней звучали, как контрмелодия – сладко и неуловимо. Ее страсть переполняла ее, пульсируя, улетая ввысь, словно аккорды от пальцев Грэм на концертной сцене. Ее соски напряглись от удовольствия, которое спустилось ниже, сосредоточившись в одной точке между ееног.

Анна плыла по волнам звуков, сосредоточенных вокруг нее – шум океана, седцебиение Грэм, ее собственные стоны. Столько красоты, столько желания. Она страстно хотела выплеснуть все это в ночь, отдать ветру, и рукам Грэм.

"Грэм," – выдохнула Анна, дрожа в объятиях любимой, – "Что ты со мной делаешь. Я не могу… О, боже, мне нужно… кончить. Пожалуйста?"

"Да," – прошептала Грэм в ухо Анне. – "Все что хочешь. Когда захочешь."

Анна попыталась расстегнуть свои брюки. – "Не понадобится много времени. Я уже готова."

"Не спеши." – Грэм провела рукой по животу Анны, спускаясь ниже, к ее трусикам и накрывая ладонью ее лоно. – "Расскажи мне, что ты видишь."

"Звезды мерцают, их свет везде, он будто бесконечен." – Анна выгнула спину, вжимаясь в ладонь Грэм. Она была влажной и открытой, и желала быть заполненной. – "Пожалуйста, войди в меня. Я так люблю, когда ты касаешься…"

"Луна очень яркая?"

"Да, очень… о, как хорошо… пожалуйста, не останавливайся, я…."

"Что еще?" – Грэм ласкала ее медленно, потом быстро, то ускоряя темп, то сбавляя, осторожно выводя каждую ноту из ее тела.

"Облака… да, там, дотронься до меня, так…" – Анна застонала, когда Грэм подушечкой пальца начала описывать круги вокруг ее клитора. Она была на грани оргазма, и не могла ни думать, ни говорить, но все равно она пыталась. Она хотела, чтоб Грэм видела.

"Облака… они закрывают звезды, словно вуаль лицо прекрасной женщины… Грэм… родная, я уже так близко…"

Грэм продолжала гладить ее, нежно массируя место, которое заставляло Анну стонать еще громче.

"Ты мое ночное небо, Анна," – прошептала она, – "и свет моих дней."

Оргазм Анны отдавался в глубине ее сознания дразняще-прекрасной мелодией, которую она никак не могла охватить полностью.

"Пожалуйста… Войди в меня, Грэм… прошу. Ты нужна мне."

"Ты слышишь это, любимая?" – Грэм ввела в нее сначала один палец, затем другой, пока полностью не заполнила ее и Анна не откинула голову назад в беззвучном наслаждении. Грэм застонала, надавливая сильнее. – "Ты всегда будешь музыкой, Анна. Моей музыкой."

"Ты… О, боже… Я не могу…" – Анна двинула бедрами навстречу пальцам Грэм, заставляя ее проникнуть еще глубже. – "Еще… больше… Грэм, я так близко, я…"

"Слушай, Анна," – просила Грэм, входя в нее вновь и вновь, ее движения – глиссандо, ведущее ее любимую к высшей точки наслаждения. – "Слушай…"

"Я… кончаю," – вскрикнула Анна, прижимаясь лицом к груди Грэм. Она выплеснула песню своей страсти в ночь, и ветер унес ее к звездам. – "Я люблю тебя. Я люблю тебя всей своей душой."

Грэм крепко держала Анну, ее губы скользили по губам Анны. – "Я люблю тебя. Когда я касаюсь тебя, я…" ее голос сорвался, когда Анна поцеловала ее в шею и расстегнув молнию, просунула руку в джинсы Грэм.

"Ты что?" – Анна обхватила ее рукой и легонько сжала, входя внутрь. Она начала двигаться в ровном ритме, последние ноты ее оргазма все еще звучали в теле Анны. Грэм была так горяча под ее рукой, ее стройная фигура дрожала от напряжения. Обычно Грэм нуждалась в оргазме сразу после того, как приводила Анну на вершину наслаждения. И сейчас не было исключением, она хотела кончить быстро и сильно. – "Ты все еще слышишь песню ветра?"

"Да," – простонала Грэм, накрывая ладонь Анны своей и направляя ее пальцы глубже в себя. – "Анна… Анна…"

"Что, любимая?"

Грэм приложила ладонь к щеке Анны, когда первая волна оргазма прошла сквозь нее.

"Небо," – выдохнула она, беспомощно содрогаясь в объятиях Анны, – "Небо прекрасно, правда?"

"Очень." – Анна сделала все возможное, чтобы ее слезы не упали на лицо Грэм. Хоть ее сердце и плакало от боли, которую не могла исцелить даже ее безграничная любовь, она была счастлива, зная, что песня их любви будет вечной.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю