290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Когда Локи встретил Дарси (СИ) » Текст книги (страница 3)
Когда Локи встретил Дарси (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 09:30

Текст книги "Когда Локи встретил Дарси (СИ)"


Автор книги: Mind_Game






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 11 страниц)

Мистер Роджерс представил его как мистера Скурджа, и объявил, что скоро мистер Скурдж вступит в полк. Китти и Лидия пришли в восторг, и на этот раз Дарси вполне разделяла его, хотя и не думала выражать свои эмоции столь же бурно. Дело в том, что их новый знакомый с первого же взгляда произвёл на неё крайне приятное впечатление. Его нельзя было назвать красавцем, однако у него было интересное, выразительное лицо, а тёмные глаза смотрели с живостью и задором. Он показался Дарси очень обходительным и ни капельки не спесивым, при этом никакой предосудительной развязности, зачастую свойственной приятелям Китти и Лидии, в его поведении не обнаружилось.

Кажется, и он, в свою очередь, нашёл Дарси приятной собеседницей, так как именно с ней у него завязался разговор, во время которого он не раз одаривал её открытой улыбкой. Тем не менее, им не представилось возможности проговорить долго: вскоре на улице показались два всадника, привлекшие всеобщее внимание.

Это были Тор и Локи Одинсоны, которых Дарси впервые увидела на лошадях вблизи. Тор смотрелся великолепно, но взгляд Дарси помимо её воли приковал к себе Локи. От него действительно нельзя было отвести глаз. В идеально сидящем чёрном костюме, чёрном цилиндре и чёрном плаще он гордо восседал на вороном коне. Как ни странно, такое обилие чёрного не делало образ Локи мрачным, а лишь подчёркивало его аристократичный вид. На миг Дарси позабыла обо всём, и лишь приветствие Тора вернуло её к реальности.

Тор, обращаясь преимущественно к Джейн, справился о её самочувствии и выразил надежду, что она почтит грядущий бал своим присутствием. Локи же едва удостоил их кивком, но тут его взгляд упал на мистера Скурджа, который прикоснулся к шляпе, слегка кланяясь ему. Локи тут же гневно втянул ноздри и, сжав губы в тонкую полоску, отвернулся, словно ничего не заметив.

Дарси удостоверилась, что Джейн и Тор, увлечённые друг другом, не обратили на этот странный инцидент ни малейшего внимания. Младшие сёстры и вовсе болтали с мистером Роджерсом. Только когда Одинсоны уехали, Дарси осторожно взглянула на Скурджа, и он, поняв, что она всё видела, с улыбкой пожал плечами.

– К сожалению, нас с мистером Лафейсоном нельзя назвать добрыми друзьями.

– С кем, позвольте?

– С мистером Локи Лафейсоном. Мне показалось, вы знакомы, разве я ошибся?

========== Глава VII ==========

Комментарий к Глава VII

А сегодня у автора день рождения, а лучший подарок, вестимо – отзыв-шмотзыв :D

Дарси терзалась вопросами вплоть до новой встречи со Скурджем. Назвав Локи другой фамилией, он, поняв по удивлению собеседницы, что сказал что-то лишнее, поспешил замять неловкую ситуацию, однако теперь Дарси не могла найти себе места, гадая, в чём же дело. На её счастье, возможность увидеть Скурджа снова представилась довольно быстро, так как он вместе с остальными офицерами был приглашён на вечер к Филипсам, родственникам Льюисов, проживавшим в Меритоне.

Ему удалось расположить к себе решительно всех гостей, и Дарси нелегко было улучить момент, чтобы расспросить о странном инциденте. К тому же, она до последнего сомневалась, что ей хватит смелости заговорить, а Скурдж сочтёт необходимым объясниться. Приходившие ей на ум варианты, отчего Локи известен ему под другой фамилией, были один безумнее другого, и, вконец истомившись, она в смятении покинула зал.

Выйдя на балкон, Дарси с облегчением вдохнула свежий воздух, полагая, что это поможет ей прийти в себя и выбросить из головы навязчивые мысли. Её уединение, однако, вскоре нарушили.

– О, прошу простить меня, я не знал, что вы здесь!

Скурдж любезно улыбнулся ей, и она ответила не менее радушной улыбкой.

– Насколько мне известно, ни у кого из гостей нет монополии на пребывание на балконе, так что вам не за что извиняться.

– Тем не менее, вы, вероятно, надеялись отдохнуть от шумной публики, а я вам помешал. Злой рок преследует меня – я то и дело невольно ставлю самую очаровательную из здешних дам в неловкое положение.

– Пусть же это будет самым устрашающим проявлением вашего злого рока, – сказала Дарси, обрадовавшись тому, что Скурдж сам намекнул на их предыдущую встречу. – Что до первого случая, то, признаюсь, я весьма озадачена, но не испытываю никакой неловкости.

– Конечно, я вас озадачил. Впоследствии я выяснил, в чём моя ошибка, но, клянусь вам, она была непреднамеренной! Если бы я знал, что мистер Локи Одинсон нынче путешествует под такой фамилией, то ни за что не упомянул бы настоящую.

Дарси пришла в ещё большее замешательство, чем прежде.

– Но если вы утверждаете, что упомянули настоящую, то как объяснить всё происходящее? Разве у братьев могут быть различные фамилии?

– Прошу вас, позвольте мне обойти этот деликатный вопрос стороной. Я не хочу порочить честь ваших добрых знакомых лишь потому, что сам имел несчастье оказаться в разладе с ними.

– Но младший мистер Одинсон… – она запнулась, не зная, как теперь называть Локи. – Он вовсе не мой добрый знакомый. Я высоко ценю его старшего брата, однако сам он не снискал моего уважения.

– Вот как? – Скурдж с сочувствием склонил голову. – Локи посмел вас обидеть?

– Нет-нет, – вспыхнула Дарси, не желая вспоминать, как нелестно Локи отозвался о ней при первой встрече. – Однако он ведёт себя так чванливо и недоброжелательно, что о нём в наших кругах сложилось не самое положительное мнение.

– Мне следовало предугадать это. Я ведь знаю мистера Лафейсона – а всё же именно так его и зовут, – с юных лет. Мы росли вместе, и, хотя между нами лежала разница в происхождении, моя семья всегда имела добрые отношения с его семьёй. Как ни прискорбно, с возрастом характер вышеозначенного джентльмена претерпел существенные изменения, и из вдумчивого, любознательного юноши он сделался невыносимым себялюбивым гордецом.

– Я не смогла бы описать его точнее. И, признаюсь, я не угадала в вас иностранца.

– В этом нет ничего удивительного, ведь из-за Локи я оказался изгнанником и уже который год скитаюсь повсюду в попытках найти новое место и новое предназначение.

Дарси прижала ладонь ко рту, поражённая судьбой Скурджа и тем, с какой лёгкостью он говорил о своих тяготах.

– Но как же так вышло? – не сдержала она любопытства.

– Скажите, вам известно, откуда именно происходит Тор Одинсон?

Дарси сказала, что наверняка этого не знает никто в округе.

– И это неслучайно, поскольку он, по-видимому, не желает предавать огласке то, что наделён правящим титулом.

На лице Дарси отразилось нескрываемое изумление.

Из дальнейших слов Скурджа следовало, что отец Тора являлся правителем небольшого графства Асгард, на самом севере норвежских земель. Дарси не слишком хорошо представляла себе, где оно находится, и слышала такое название впервые. Она пожалела, что с нею сейчас нет Джейн, которая преуспела в науках заметно больше самой Дарси, в том числе и в географии. Скурдж тем временем рассказал, что Тор должен был стать преемником отца, однако Локи, завидовавший брату, мечтал сам занять его место.

– Однако он не мог претендовать на титул, – Скурдж взял паузу. – Мало того, что он был младше брата, он ещё и не имел родства с домом Одинсонов. Отец Тора приютил его, когда Локи был совсем ребёнком, и воспитал как родного, но все понимали разницу в их с Тором положении, кроме, пожалуй, самого Локи. Ему не давала покоя слава брата, доблестного воина, и он желал посеять смуту при дворе.

Дарси внимала, затаив дыхание. Никогда прежде она не слышала таких невероятных историй.

– Локи должен был стать советником при Торе, но вместо этого предал его, тайком проведя в город неприятелей.

– Чудовищный удар, – прошептала Дарси.

– Именно! Мало кто мог поверить, что Локи способен на такое, но мне в руки попали неопровержимые доказательства. Как ни тяжело у меня было на сердце, долг велел мне известить об этом Тора и его отца. Вышло же так, что Локи прознал о моей осведомлённости и сумел меня подставить, обернув всё против меня. Он всегда мастерски плёл интриги. Так я стал изгнанником.

– Я не могу подобрать слов, – сказала Дарси. – Я недолюбливала его, но и представить себе не могла, что он способен на подобное.

Скурдж горестно вздохнул, а потом поднял на неё просветлевший взгляд.

– Я никогда бы не заговорил с вами об этом, если бы не был уверен, что вижу перед собой благонравную и благоразумную леди, а не любительницу досужих сплетен.

Польщённая, она слегка улыбнулась в знак признательности, однако история Скурджа настолько поразила Дарси, что привычная разговорчивость покинула её.

– И если бы я знал, что увижу мистера Лафейсона здесь, в Меритоне! Это стечение обстоятельств до сих пор представляется мне невероятным.

– И в самом деле, как оба брата могли очутиться здесь, если старшему надлежало править, а младшему – быть при нём советником?

– Теряюсь в догадках вместе с вами, – сказал Скурдж, облокотившись на перила и задумчиво глядя вдаль. – Возможно, козни Локи вскрылись, и он также отправлен в изгнание. Ума не приложу, зачем, в таком случае, Тор последовал за ним, однако сама мысль о том, что Локи понёс заслуженное наказание, приносит мне удовольствие, как ни стыдно в этом признаться.

– В этом нет ничего постыдного! – с жаром ответила Дарси. – На вашем месте я чувствовала бы ровно то же самое.

– То, что наши чувства совпали, вселяет в меня небывалую радость, – с этими словами Скурдж нагнулся и запечатлел поцелуй на её руке. Дарси смутилась, но быстро напомнила себе, что Скурджу, должно быть, всё ещё непривычны местные правила этикета, согласно которым его поступок считался недопустимой вольностью.

По возвращении к остальным гостям Скурдж охотно присоединился к танцующим, но у Дарси пропало всякое желание танцевать. В её мыслях царил сумбур, и она не понимала, как соотнести всё услышанное ею с тем, что она успела узнать о Торе и Локи от них самих.

Две вещи тревожили её сильнее прочих. Несмотря на то, что мистер Лафейсон – придётся привыкать к его истинному имени – и раньше вызывал у Дарси лишь отрицательные чувства, она растерялась, когда он оказался не просто неприятной персоной, но и расчётливым подлецом, коварным предателем. От такого человека можно было ожидать чего угодно, и теперь все её выпады против него воспринимались Дарси как игра с огнём. Что, если она по-настоящему его рассердила, и он задумал что-то недоброе? Хотя если Локи метил в правители и плёл интриги на таком высоком уровне, все местные жители для него – не более чем пешки, не заслуживающие ни капли внимания.

Из этого проистекала вторая причина для беспокойства. Если и Тор, и Локи являлись не просто знатными господами, но и представителями правящей династии (пусть даже второй был усыновлён), то зачем они это скрывали, и как можно поддерживать общение с ними в прежнем ключе? А самое главное – как Джейн может рассчитывать на то, что Тор сделает её своей избранницей? Ведь в таком случае пропасть между ними не просто велика, а поистине огромна!

Дарси понимала, что не должна утаить от сестры то, что поведал Скурдж, но не знала, как набраться смелости. Безмятежный, счастливый вид Джейн говорил сам за себя: мистер Одинсон прочно обосновался в её сердце, и она считала дни до бала в Недерфилде. Обычно решительная и не привыкшая отступать, Дарси так и не сумела собраться с духом, чтобы рассказать Джейн всю правду.

Спокойный сон остался в прошлом. Дарси часами лежала в постели, не смыкая глаз, и репетировала про себя речи, с которыми может обратиться к сестре. Однако её помыслы то и дело ускользали, вновь и вновь обращаясь к пугающему образу Локи Лафейсона.

Однажды ночью он пришёл к ней и сам, ворвался в опочивальню без стука и длинными ледяными пальцами стиснул горло.

– Вам всё известно! – шипел Локи ей прямо в ухо. – Вы должны умереть!

– Я буду молчать! – умоляла его Дарси, задыхаясь. Чёрные пряди упали ему на лоб, а глаза сверкали сумасшедшим блеском. – Клянусь, я не выдам вашей тайны!

Он расхохотался, не отстраняясь, опаляя дыханием её щёки.

– Где же залог вашего молчания, мисс Дарси Льюис? Как мне заставить вас держать язык за зубами?

Не успела она ответить, как Локи поцеловал её с той же страстностью, с которой только что душил. Дарси должна была ужаснуться, но вместо этого по всему её телу разлился жар, сводящий с ума.

Повинуясь безумному порыву, она подалась навстречу Локи и проснулась.

Стояла непроницаемая тишина. Джейн мирно спала на соседней кровати, тихо и спокойно дыша. Сколько Дарси ни озиралась, ничего вокруг не выдавало чужого присутствия. Её сердце билось громче, чем когда-либо прежде, и губы дрожали, бессвязно что-то шепча. Глубоко вдохнув, Дарси поднялась и взглянула на себя в зеркало, откуда в ответ смотрела побледневшая напуганная девушка, так мало на неё похожая.

«Я не должна позволять своим страхам взять верх над собой», – подумала Дарси, силясь унять озноб и не вспоминать постыдную часть сновидения.

Она спустилась вниз и налила себе воды из кувшина, затем вернулась и легла снова, однако заснуть сумела ещё нескоро.

========== Глава VIII ==========

Бал в Недерфилде стал, несомненно, главным событием за последние месяцы. Дочери мистера и миссис Льюис готовились к нему со всем возможным тщанием, и даже равнодушная к празднествам Мария сочла допустимым обновить свой гардероб.

Мистер Коллинз также предвкушал этот бал. Поскольку миссис Льюис открыто дала ему понять, что её старшая дочь практически помолвлена, он уверился, что именно Дарси заслуживает его внимания. Когда она легкомысленно поинтересовалась у него, прилично ли священнослужителю танцевать, Коллинз разъяснил ей, что бал – развлечение благопристойное и пользующееся одобрением даже в высших слоях общества, а потому в танцах нет ничего богопротивного. Дарси очень пожалела о своём любопытстве, так как Коллинз, воспользовавшись случаем, ангажировал её на первые два танца.

Впрочем, очутившись в Недерфилде, Дарси вскоре перестала досадовать на это. Бал обещал быть долгим, поэтому дважды потерпеть Коллинза представлялось не такой уж обременительной задачей, хотя партнёром, как выяснилось, он был весьма неуклюжим. Во время контрданса он даже ухитрился случайно сдёрнуть браслет Дарси и, сколько потом ни искал его, тот как в воду канул, словно попав в иное измерение. Она не столько расстроилась, сколько позабавилась этому казусу и подумала, что Джейн нашла бы в этом пищу для научных изысканий, если бы не была так увлечена Тором. Мистер Одинсон вёл Джейн в танце, глядя на неё с ещё большим восхищением, чем раньше, и Дарси понимала, что прервать эту идиллию будет верхом неучтивости с её стороны.

Давешние тревоги отступили на задний план. Увидев Тора, Дарси преисполнилась уверенности в том, что этот джентльмен не может иметь никаких дурных побуждений, и, если он столь явно выказывает предпочтение Джейн, то намерения его – самые серьёзные. Каково бы ни было его происхождение, он счёл возможным обратить свой взор на девушку безродную, а разрушить её репутацию Тор никогда бы не решился. Значит, он готов был связать свою судьбу именно с Джейн.

Успокоив себя таким образом, Дарси ненадолго отвлеклась, чтобы сделать выговор Лидии, ведущей себя слишком шумно. Та лишь отмахнулась от сестры, вприпрыжку промчавшись по залу. За ней последовали некоторые офицеры, и даже всегда сдержанный мистер Роджерс позволил себе присоединиться к всеобщему веселью. Лидия громко хохотала, и Дарси, вздохнув с тоской, отвела взгляд. Поведение младшей сестры приводило её в уныние, а мистера Скурджа среди гостей не оказалось – этого следовало ожидать, однако она хотела бы его видеть, уверенная, что общение с ним скрасит вечер и подарит множество приятных мгновений.

Погружённая в размышления, Дарси не сразу заметила, что к ней подошла Шарлотта Лукас.

– Дарси, скажи, разве Локи Одинсон знаком с мистером Коллинзом? – спросила она.

Дарси удивлённо покачала головой и, увидев, почему Шарлотта задала такой вопрос, немедленно залилась краской от стыда. Мистер Коллинз, нарушив все правила хорошего тона, первым подошёл к Локи и с подобострастным видом что-то говорил ему.

– Боже, что он натворил! – удручённо сказала Дарси. – Они ведь не представлены друг другу!

– Не суди его строго, – предложила Шарлотта мягко. – Возможно, он несколько неловок в общении, однако не сомневаюсь, что стремления у него были самые благородные.

– Что толку в их благородстве, если Господь не наградил его умом, направившим это благородство в нужное русло, – отозвалась Дарси, с горечью наблюдая за тем, как лицо Локи вытягивается и застывает холодной маской.

– Но и ум не всегда является безусловной добродетелью, – философски изрекла Шарлотта, хотя это мало утешило Дарси, которая отошла к столу и составила компанию своему отцу, не без охоты лакомившемуся разнообразными блюдами. Однако ей и кусок в горло не лез, а потому она вскоре снова встала и принялась расхаживать по залу, отрешённо раздумывая над тем, отчего окружающие её люди зачастую обделены хоть сколь-нибудь приличным манерами.

Так и получилось, что мистер Лафейсон застал её врасплох.

Он вырос перед ней, точно скала, и, слегка поклонившись, пригласил на следующий танец. Дарси обмерла и даже не смогла в первый миг дать ему ответ. Когда наконец её губы разомкнулись, то с них сорвалось робкое согласие. Локи коротко кивнул и вернулся к брату и его друзьям, в ожидании, пока заиграет музыка.

Дарси негодовала на себя. Этот человек не заслуживал даже взгляда, не говоря уже о танце, а то, как он обошёлся с Тором и со Скурджем, относило его в ряд законченных мерзавцев. И с ним она собралась танцевать!

К сожалению, ничего уже было не изменить.

Танец начался, и Дарси подала руку Локи, радуясь, что перчатка скрывает мурашки, вызванные полной сумятицей чувств. Когда у Дарси наконец получилось хотя бы чуть-чуть совладать с собой, она в сей же миг разглядела, что и её партнёр испытывал смятение. Она бы никогда не поверила, если бы услышала подобное от кого-то другого, но теперь могла наблюдать это сама: Локи казался едва ли не потерянным, будто своим приглашением он поставил в тупик не только её, но и себя самого.

Если до этого момента Дарси намеревалась уколоть мистера Лафейсона, вновь припомнив его нелестный отзыв о ней, то сейчас её намерение испарилось, и она, окончательно запутавшись, молча повторяла все предписанные танцем фигуры, стараясь не поднимать глаз.

– Вы необычно молчаливы сегодня, – к её удивлению, он сам нарушил томительную тишину.

– Я всего лишь предоставляю вам выбрать направление беседы, – сказала она.

– Но с моей стороны будет вежливей переадресовать это право вам.

– Это было бы уместно лишь в том случае, если бы я горела желанием обсудить с вами что бы то ни было, – Дарси всё же бросила на него быстрый взгляд и добавила: – Я же пребываю в убеждении, что все возможные темы мы уже испробовали во время моего нахождения в Недерфилде.

– Исчерпать темы для разговора невозможно, – он воздержался от своей привычной усмешки и смотрел серьёзно. – Из чего я делаю вывод, что попросту являюсь для вас нежеланным собеседником.

– Вам не стоит делать выводы так скоропалительно, ведь любое умозаключение нужно сначала взвесить и всесторонне оценить.

– А вы всегда следуете этому правилу?

– Разумеется, нет, – на щеках Дарси проступил румянец. – Я очень легкомысленна и недальновидна.

– Ваше критическое отношение к себе весьма занимательно, но только в том случае, если вы были искренни.

– Я затрудняюсь рассуждать о собственной искренности. Говорят, что человек, способный на обман, прекрасно распознаёт и ложь окружающих, а я же слишком бесхитростна, поэтому предоставляю судить вам.

Дарси позволила себе слишком явный намёк на то, какого мнения она была о его честности, и страх запоздало завладел ею. Однако на лице Локи не дрогнул ни один мускул.

– С вашего позволения я также воздержусь.

К Локи вернулся заносчивый вид, и следующие несколько минут они опять провели в молчании. Дарси, недовольная собой и раздражённая им, мысленно выстраивала диалоги, придумывая, что ещё следовало бы сказать, чтобы его уязвить. Локи же не мог не восхищаться ею, её острыми ответами и изрядным бесстрашием в общении с ним. Кроме того, он не мог не любоваться чарующим взглядом её умных глаз и её улыбкой, едва заметной и вместе с тем настолько озорной, что многие посчитали бы это вызывающим.

– Пауза непозволительно затянулась, – наконец произнесла Дарси. – Нам следует обменяться ещё несколькими фразами.

– Что же будет, если мы не исполним наши обязательства?

– Во мне нет вашей смелости, признаться, – я не хочу проверять, что будет в этом случае. Вдруг нарушение принятых в свете правил повлечёт за собой кару небесную? И будут знамения в солнце, и луне, и звёздах, а на земле уныние народов и недоумение, и море восшумит и возмутится…*

Она говорила шутливо, но Локи ответил задумчиво и немного печально:

– Гнев богов порой не так страшен, как их милость.

Дарси, изумлённая тем, что он сказал «богов», а не «бога», внимательнее присмотрелась к нему. Что она знала о верованиях, традициях и обычаях тех мест, откуда он родом? Непозволительно мало. Ей сделалось неловко и досадно, и она сказала:

– По-видимому, мы совсем неподходящие друг другу партнёры, коль скоро все наши попытки поддержать беседу оборачиваются нелепостями.

– Мне жаль, что у вас сложилось такое мнение, поскольку меня наш разговор весьма развлёк, – Локи галантно поклонился ей, не прерывая танца, и улыбнулся без тени пренебрежения. Эта улыбка, неожиданно красивая и волнующая, заставила Дарси покраснеть. – За время моих путешествий мне встречалось не так уж много дам, от общества которых не сводило скулы со скуки.

Она не поверила своим ушам и не нашлась, что ответить. Чтобы мистер Лафейсон сделал ей комплимент – быть того не может! Вероятно, ему в напиток что-то подмешали. Такое предположение объяснило бы и то, что он решил пригласить её, так как в трезвом уме ему не пришло бы в голову выбрать Дарси. Она опустила глаза, мало догадываясь о том, как очаровательно выглядит в своём смущении. Танец стал для неё сущей пыткой, и она выдохнула с облегчением, когда музыка, наконец, затихла.

Дарси ещё не успела отойти от своего партнёра, как до них обоих донеслись разглагольствования миссис Льюис. Она в полный голос обсуждала с миссис Лукас предстоящую свадьбу Джейн и Тора в таких выражениях, словно эта пара и в самом деле уже была помолвлена. Дарси вспыхнула, вынужденная в который раз за вечер становиться свидетельницей бестактности своих родственников. Локи, без сомнения, тоже слышал эти речи, и его черты словно окаменели. Не зная, как сгладить тягостное впечатление, Дарси скомкано поблагодарила его за танец и поспешила удалиться.

– Что я говорила? – рядом с Локи возникла Сиф. – Это заходит слишком далеко, а Тор словно и не осознаёт, что творит.

– Предлагаешь мне признать твою правоту? – усмехнулся Локи, но глаза его оставались серьёзными. Он будто заново рассматривал брата и Джейн, ворковавших, как голубки, в полном согласии.

– Предлагаю тебе проявить настойчивость, – с ноткой раздражения сказала Сиф. – И образумить Тора.

– По адресу ли ты обратилась, леди Сиф?

– Как бы мы ни относились к тебе, какое бы наказание ни определил тебе Один, для Тора ты по-прежнему родной брат, – произнесла она с видимым трудом. – Он не хочет прислушаться к нам, но должен прислушаться к тебе, поскольку в наличии у тебя разума никто не сомневается.

– Я должен быть польщён этим невероятным признанием? – язвительно спросил он. – Должен быть нянькой для Тора после всего, что произошло?

– Просто подумай о том, что я говорю, – устало сказала Сиф. – Ты не можешь не видеть, что я права.

Локи не удостоил её ответом, продолжая смотреть на Тора и Джейн. Затем его взгляд перетёк на Дарси, вокруг которой усердно вился мистер Коллинз, с угодливой улыбкой что-то ей вещая. Ощутив неприятный укол в области сердца, Локи раздосадовано отвернулся.

Он никогда бы не признался в этом Сиф, но в её словах и в самом деле было много правды. Тору не следовало забывать о том, кто он есть. А самому Локи тем более не следовало терять голову.

Комментарий к Глава VIII

*Дарси цитирует Евангелие (от Луки 21:25)

========== Глава IX ==========

Недерфилдский бал принёс Дарси одни разочарования. Разве что позабывшие обо всём на свете Джейн и Тор могли её порадовать, остальное же повергало в пучину уныния или заставляло негодовать. Второе она относила в первую очередь к себе, так как, согласно собственному убеждению, ей не следовало соглашаться на танец с мистером Лафейсоном и уж тем более не следовало приходить в волнение из-за одной лишь его улыбки. Всё, что она сказала ему, представлялось ей безвкусной бессмыслицей, всё, что он сказал ей, выводило из равновесия.

Занятая размышлениями о Локи, Дарси упустила из виду, что мистер Коллинз твёрдо вознамерился добиться её расположения и не отходил от неё до конца вечера. Она воспринимала его как назойливого кавалера, но не рассчитывала, что он осмелится пойти дальше, поскольку не поощряла его неловкие ухаживания. Мистер Коллинз же в свою очередь принял её рассеянность и ответы невпопад за проявления девичьей застенчивости, вызванной пробудившейся влюблённостью. Он с лёгкостью убедил себя, что мисс Дарси – девушка, прекрасная во всех отношениях, равно как и в том, что он вызывает в ней сходные чувства.

Именно это послужило причиной тому, что на следующий же день мистер Коллинз решился сделать ей предложение.

– Миссис Льюис, не сочтите за дерзость, но я прошу у вас дозволения переговорить с мисс Дарси с глазу на глаз.

Вся семья, кроме мистера Льюиса, сидела за столом в тот момент, когда мистер Коллинз произнёс эту знаменательную фразу.

Китти и Лидия незамедлительно захихикали, Мария наградила мистера Коллинза пристальным взглядом, а Джейн в беспокойстве обернулась на Дарси. Последняя от неожиданности выронила чашку, тут же разлетевшуюся на осколки с громким звоном.

– Извините мою неловкость, – пробормотала Дарси и принялась было исправлять последствия своей оплошности, но миссис Льюис не дала ей такой возможности.

– Нет-нет, милочка, слуги всё приберут, ступай в кабинет и выслушай мистера Коллинза!

Дарси умоляюще посмотрела на Джейн, словно та могла спасти её от неминуемой участи.

– Маменька, но Дарси как раз обещала помочь мне с одним деликатным делом, – сказала Джейн, не успев придумать сколь-нибудь веского предлога.

– Потом, всё потом! – миссис Льюис ничего и слышать не желала. Перспектива выдать замуж ещё одну свою дочь сделала её глухой ко всему, что могло воспрепятствовать заключению союза. Растерянное и расстроенное лицо Дарси и подавно не казалось ей достаточной причиной для того, чтобы усомниться в необходимости такого брака. Она едва ли не силой впихнула дочь в комнату и с заискивающей улыбкой распахнула дверь перед мистером Коллинзом.

Он поклонился и, не мешкая, прошествовал вслед за Дарси.

– Благодарю вас за оказанную мне честь, – начал мистер Коллинз и запнулся, покраснев. Вынужденная остаться с ним наедине, Дарси всмотрелась в его лицо и поймала себя на мысли, что не столько злится, сколько сочувствует этому недалёкому человеку. Слишком очевидно было то, что он руководствуется не собственными желаниями, а предписаниями своего покровителя, притом отказ, который ему вскоре придётся выслушать, наверняка станет для него разочарованием и горьким поражением, поскольку люди его склада плохо переносят, когда что-то идёт не так, как задумано.

– Мистер Коллинз, я…

– Вы не могли не заметить, что среди всех ваших сестёр – без сомнения, прекраснейших молодых леди, – я выделяю вас, – он не дал ей возможности вставить хоть слово. – С первой же минуты, увидев вас, я был поражён как вашей внешностью, так и вашим складом характера.

– Я польщена, мистер Коллинз, – ей пришлось пойти на эту маленькую ложь. – Однако позвольте предположить, что за недолгое время, проведённое вами в Лонгборне, было бы весьма затруднительно сделать выводы о моём характере.

– Не обижайтесь на мои дальнейшие слова, мисс Дарси, но вы заблуждаетесь. Мой долг перед Господом – читать души его агнцев, и, как священник, я обладаю большей проницательностью, нежели светский человек.

Дарси тяжело вздохнула, видя, что убедить его в чём-либо, в чём он не желал быть убеждённым, будет весьма непросто.

– Также вы не раз слышали от меня о господине Голдблюме, – продолжил мистер Коллинз. – И для вас не является тайной, что этот высокородный джентльмен, чьё великодушие не поддаётся описанию, напутствовал меня перед моим отъездом, справедливо полагая, что мужчине моего возраста пора задуматься о создании семейного очага.

Бедный мистер Коллинз не обладал талантом оратора: всего его фразы звучали либо слишком банально, либо высокопарно, либо попросту глупо, а потому Дарси не сумела надолго приковать внимание к предмету разговора. По всему было очевидно, что мистер Коллинз собирается держать долгую речь, и Дарси, поначалу стараясь вникать в сказанное им, постепенно отвлеклась, рассеянно глядя в окно.

Локи не выходил из её мыслей даже сейчас. Ей совершенно некстати вспомнилось, как величественно он смотрелся верхом на лошади, затем на ум тут же пришла встреча со Скурджем и последующее разоблачение злодеяний мистера Лафейсона. После воспоминания перенесли её в танцевальный зал, и Дарси будто заново почувствовала прикосновения Локи, обжигающие и будоражащие даже несмотря на то, что он, разумеется, не имел возможности притронуться к её коже.

В полном замешательстве она тряхнула головой.

– Я рад, что вы поддерживаете меня в моём мнении! – мистер Коллинз истолковал этот жест по-своему.

– Прошу прощения? – спохватилась Дарси, силясь сообразить, о чём он только что говорил.

– Я не сомневался, что наши взгляды относительно того, каким должно быть семейное счастье, сходятся, – пояснил мистер Коллинз и взял её за руку. – Нет смысла оттягивать событие, предопределённое с того момента, как я встретил вас, и потому я ещё раз выражаю заверения в моём глубоком чувстве к вам и прошу стать моей женой.

Дарси смотрела на него, отчего-то медля. Ей вдруг представилось, как славно было бы, если бы он внезапно разразился смехом и заявил, что всё это сказанное – лишь шутка, а она могла бы вдоволь посмеяться вместе с ним. К её огорчению, ничего такого не произошло в действительности, и мистер Коллинз терпеливо ожидал её ответа.

– Любезнейший мистер Коллинз, – сказала Дарси, не без труда подбирая слова. – Я очень признательна вам за честь, которую вы мне оказали.

Встретив его взгляд, загоревшийся надеждой, Дарси поняла, что на самом деле он не был уверен в её ответе. Ей сделалось жаль его, но она не могла ничем помочь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю