332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юрий Кузнецов » Изумрудный дождь » Текст книги (страница 8)
Изумрудный дождь
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:38

Текст книги "Изумрудный дождь"


Автор книги: Юрий Кузнецов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 21 страниц)

Страна элмов

Костя испытывал странное ощущение: он совсем не чувствовал себя, не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой, ничего не видел и не слышал.

Согласитесь, это довольно неприятно! Такое иногда бывает во сне, когда чётко видишь всё, что происходит вокруг, и даже сам как будто участвуешь в этом, но в трудную минуту ничего не можешь сделать, чтобы избежать опасности. Хочешь защититься – руки не поднимаются, убежать – ноги не слушаются! А что-то страшное неумолимо надвигается, надвигается, надвиг…

Вдруг ты просыпаешься от собственного голоса, или тебя будит мама, ласково, но встревоженно:

«Что с тобой? Ты кричал во сне! Наверно, приснилось страшное?»

«Да, мама!» – бормочешь ты спросонок.

«Спи спокойно. Я – с тобой!»

На твою голову опускается нежная ладонь. Она легонько поглаживает по волосам, родной голос тихонько напевает:

«Баю-баюшки-баю…»

Постепенно он отдаляется, замирает и совсем исчезает.

Ты снова растворяешься во сне.

В то же время Костя отчётливо ощущал, что он не один. Вокруг и даже в нём самом что-то было! Это что-то непрерывно шевелилось, увеличивалось, уменьшалось, пульсировало, приятно щекотало. Как будто в его теле, сначала таком ватном от придавившей тяжести, постепенно восстанавливается кровообращение и покалывает, как иголочками.

Костя прислушался к этим покалываниям. Ему показалось, что в них есть какой-то порядок, даже смысл.

Они словно спрашивали:

«Кто там? Кто там?»

Так и подмывало ответить:

«Это я, почтальон Печкин! Принёс заметку про вашего мальчика».

Они с ребятами часто так шутили после того, как посмотрели мультик «Каникулы в Простоквашино».

Но сейчас ему было не до шуток.

«Самое время, чтобы кто-нибудь принёс заметку про меня самого, очень хочется узнать, наконец, где это я», – подумал Костя уныло.

Но иголочки, молоточки, звоночки продолжали настойчиво покалывать, постукивать, позванивать.

«Ну что они пристали, я ведь не могу даже пошевелить языком, чтобы ответить: „Это я, Костя Талкин!“» – возмутился было про себя мальчик.

– Здравствуй, Костя! – вдруг ответили ему иголочки, молоточки, звоночки.

«Да они, оказывается, меня понимают! Значит, не всегда нужно шевелить языком, чтобы тебя поняли», – обрадовался Костя.

«Что со мной происходит? Где я?»

– Ты – в Стране элмов! – ответили ему. «Что это за страна, и где она находится?» – спросил, вернее, опять подумал мальчик.

– Страна элмов – это удивительная страна! У неё нет ни начала, ни конца. В ней нет ни сегодня, ни завтра. Вот, например, ты в одно и то же время можешь присутствовать во всех местах страны. Тебе не надо тратить время на путешествие из одного места в другое. Всё, что мы делаем, происходит в одно и то же время! Это очень удобно! Представь себе, что было бы, если бы пришлось жить в одном и том же месте, но в разное время или в одно и то же время, но в разных местах? Так ведь можно никогда не встретиться друг с другом!

«А если ходить в гости?» – полуспросил, полувозразил Костя.

– Это хорошо, если живёшь в одно время. Да и то можно пойти к приятелю и не застать его. Оказывается, он в это время пошёл к тебе!

«Это похоже на то, как Винни-Пух с Пятачком ходили в гости к Кролику, – подумал мальчик с улыбкой. – Хитрец Кролик написал записку, что ушёл в гости, а сам остался дома».

– Вот видишь! А что же делать, если ты живёшь сегодня, а твой приятель – завтра? Или, например, он живёт в этом году, а ты – двести лет тому назад?

«Да, так, пожалуй, можно никогда не встретиться, – задумался Костя. – А как же удаётся всегда находиться и дома, и в гостях?»

– Очень просто! Ты когда-нибудь катался на санках с ледяной горки?

– Конечно, сколько раз!

– Тогда представь, что ты катаешься в овраге, оба склона которого – ледяные горки. Только санки не простые, а волшебные! Прокатишься с левой горки, попадёшь из вчера в сегодня. Съедешь с правой, окажешься из завтра в сегодня. А на дне оврага – всегда сегодня! Если же горки крутые да скользкие, наверх не вскарабкаться, останешься навсегда в сегодня, на дне оврага. Это и есть Страна элмов!

– А если я пойду по дну оврага?

– Тогда пройдёшь по всей нашей стране. Но, так как время для тебя остановилось, ты мгновенно можешь оказаться в любом месте. Значит, ты, как и мы, – всегда и везде!

– Ну и ну! – вырвалось у Кости. – Это не страна, а мышеловка какая-то. Всех впускает, никого не выпускает! Здорово же я влип!.. Так всё-таки, кто же такие элмы?

– Это электромагнитные волны! Только в таком виде можно жить в этой стране. Если посмотреть со стороны, то увидишь только разноцветные пятна, похожие на радугу или отражаемые зеркальцем солнечные зайчики. Это очень красиво. Только жаль, что никто не может увидеть себя со стороны. Ведь ни одна волна не может вырваться из Страны элмов.

– А как же я превратился в волну? Лично я никого об этом не просил и вовсе не собираюсь всю жизнь торчать в вашем овраге и кататься на санках с одной стороны на другую!

– Всё очень просто, Костя Талкин! Во-первых, ты сам сюда забрался, без приглашения, во-вторых, в волны можно превратить и без спроса. А в-третьих, выбраться отсюда невозможно!

«Да… – задумался Костя. – В хорошенькую историю я попал с этим бумажным змеем. Как здесь жить?»

На некоторое время он замолчал и очнулся оттого, что его снова ласково покалывают, постукивают, тормошат.

– Не горюй, Костя! Страна элмов – это не такая уж плохая страна! Нужно только немножко привыкнуть, осмотреться, найти друзей. А там сам увидишь, чем следует заняться.

И молоточки, иголочки, звоночки затихли.

Виола

Некоторое время мальчик оставался в одиночестве. «Хорошо им говорить, осмотрись, найди друзей… – проворчал он. – Я здесь чувствую себя как в тёмном чулане. Всё приходится узнавать на ощупь».

В чулан внука изредка запирал дед в наказание за те проступки, в которых мальчик не видел ничего особенного, а взрослым они были почему-то не по душе. Например, за несколько перьев, выдернутых из хвоста петуха без его согласия, или за старую прокуренную трубку, позаимствованную на время. А как без таких необходимых вещей играть в индейцев?

И всё-таки он охотно променял бы кому-нибудь Страну элмов на тот тёмный, пыльный, но всё-таки такой уютный чуланчик. А он ещё сердился из-за этого на деда Григория!

Вдруг Костя почувствовал, что снова как будто зазвенел колокольчик. Мальчуган встрепенулся.

– Меня зовут Виола! – услышал он нежный, серебристый, явно девчоночий голосок. – Хочешь, я познакомлю тебя с нашей страной?!

Костя сначала было насупился. Водить дружбу с девчонками в их школьной компании не очень-то приветствовалось. Хотя, в общем, девчонки тоже бывают разными. Лично Костя против них ничего не имел, тем более про эту девочку, если он сам не проболтается, в школе ничего не узнают…

– Ну и что, что девчонка, – поняла его Виола, – посмотрела бы я дома, кто кого перегонит, – задорно зазвенел колокольчик-голосок.

– Ладно-ладно, не очень-то хвастайся. Это я так, про девчонок-то, – смущённо пробормотал он.

– Ну, тогда пошли скорее!

– А как?

– Извини, я позабыла, что ты новенький! – чуть виновато воскликнула девочка. – Делай всё так же, как дома! Надо идти – иди, смотреть – смотри! Не обращай внимания, что ты волна. Ну, открывай глаза! Смотри! Видишь?

Когда мальчик послушно выполнил всё то, что почти приказывала Виола, он сначала смутно, а потом совсем отчётливо разглядел находящиеся перед ним голубые, слегка раскосые глаза, белокурые локоны, розовое платьице, поцарапанные коленки и туфельки.

– Вижу, вижу! – закричал он, как вперёдсмотрящий матрос корабля, долго блуждающего но волнам и наконец наткнувшегося на неизвестную землю.

– Вот и хорошо, – засмеялась Виола. – Теперь постарайся пошевелить руками и ногами. Получается?

– Здорово! Почему же я раньше не мог ничего сделать?

– Ты делал, но не знал об этом. А глаза просто забыл открыть. Попробовал – не получается, ну и ладно! А здесь, чтобы что-то сделать, надо постараться, сильно захотеть, что ли! На самом-то деле, ты, конечно, волна. Но каждое твоё движение, то – земное, заменено изменением волн здесь, в Стране элмов. У нас тоже есть и люди, и звери, и земля, и небо. Ну и что, что всё это – волны! – сказала Виола задорно. – Всё равно ты можешь их видеть, чувствовать, слышать, а это – главное. Надо только привыкнуть быть человеком-волной.

– Я попробую… – не очень уверенно выговорил Костя.

– Не волнуйся, научишься, и очень-очень скоро, – откликнулась Виола. – А теперь осмотрись вокруг и пошли!

Он сделал несколько неуверенных шагов, с удивлением разглядывая картину, которая перед ним предстала.

Сначала Костя вообще не мог понять, что же такое он видит. Страна элмов предстала перед ним бессмысленным, беспорядочным нагромождением таких вещей, которые дома не смели и шагу ступить со своего обычного и привычного для всех места.

Вообразите сами!

Дома всегда считалось, что внизу должна быть земля, будь то трава, пол или даже вода, вернее, та опора, которая позволяла стоять, бежать или плыть.

Вверху же всегда находилось небо, если он был на улице, или потолок дома, шалаша, пещеры.

Все же остальные предметы, находящиеся между небом и землёй, предпочитали располагаться вертикально: деревья, цветы, трава всегда старались расти снизу вверх, если, конечно, их никто не ломал и не приминал; дома смирно стояли на земле, не пытаясь лечь набок или встать кверху ногами; мебель в доме, как правило, стояла на полу, если, конечно, исключить землетрясения.

Если кто-то пытался нарушить этот порядок, такая затея обычно кончалась неприятностями.

В Стране же элмов всё обстояло не совсем так, даже скорее, совсем не так!

Стоит начать с того, что верх и низ располагались, как хотели. На глаза Косте попалась полянка, на которой росли трава, цветы и деревце. Было здесь и облачко, пушистое, как одуванчик. Но облачко почему-то плавало на уровне коленок и было таким прозрачным, что он мог видеть сквозь него свои башмаки.

Полянка же уютно устроилась над головой, травой вниз, и под углом, напоминая скат крыши, если смотреть на него с чердака.

Такое легкомысленное поведение полянки не могло не озадачить Костю. Но это ещё не всё!

Пространство между ними было заполнено множеством самых разнообразных предметов, образуя причудливую, несовместимую по назначению и расположению смесь. Это напоминало картину кораблекрушения или беспорядок в коробке с детскими игрушками.

Здесь были: доски и стулья, столы и кирпичи, настольная лампа с абажуром и кухонная кастрюля без крышки, книжка с картинками и молоток, а также настенные часы с кукушкой, которая с любопытством выглядывала из окошечка. Венцом всего был симпатичный осьминог, удобно расположившийся на куске морской волны.

«Конечно, это их дело выбирать себе соседа по вкусу, – подумал мальчик, – но лично я не хотел бы оказаться рядом с некоторыми из них».

Это замечание Костя, как оказалось потом, незаслуженно, адресовал осьминогу.

В общем-то, если отбросить соображения о причинах появления этих вещей в Стране элмов, ему, знакомому с невесомостью, обнаруженный хаос показался скорее удивительным, чем загадочным. Совершенно необычным было другое: все экспонаты этого склада забытых вещей под открытым небом, нет, скорей, над открытым небом, преспокойно существовали один в другом, располагаясь весьма причудливым образом.

Кастрюля выглядывала из угла стола. Ножка стула угодила прямо в середину часов, прошла насквозь и выглядывала на несколько сантиметров с другой стороны. Кирпич расположился между страницами книги. Совершенно независимым был только осьминог, если не считать его волны, с которой он, по-видимому, решил никогда не расставаться.

Правда, если вспомнить, что всё это – волны, можно объяснить и такой ералаш. Но понимать умом и видеть собственными глазами – большая разница.

Поэтому Костя с испугом отпрянул в сторону, когда, продолжая машинально продвигаться вместе с Виолой вперёд, увидел, что оказался нанизанным, как на вертел, на кусок доски. Впрочем при этом мальчик не ощутил никакой боли, а только почувствовал, как опять что-то покалывает его.

Виола улыбнулась:

– Не бойся, ты же – волна! Мы просто находимся с ними в одно и то же время в одном и том же месте. По своему ощущению ты сразу можешь определить, какой рядом с тобой предмет, живой или неживой, и сделать так, как захочешь: отодвинуться сам, отодвинуть его или оказаться внутри него. Иногда это очень интересно посмотреть, что внутри.

Костя поёжился:

– Не хотел бы я оказаться внутри осьминога!

– Я думаю, ему тоже не понравится очутиться у тебя внутри. Но опасаться всё равно нечего; вам не удастся, даже если бы захотели, скушать друг друга. А вообще зря ты так плохо к нему относишься. Осьминоги – умные и добрые существа. У тебя ещё будет возможность убедиться в этом, когда познакомишься с ним поближе.

– Виола, а как узнать, живой это предмет или нет?

– Ты же их по-разному чувствуешь! Сигналы-уколы от всяких-разных досок, часов и других неживых предметов равномерны, постоянны. Они скучны, как… тиканье будильника. К ним быстро привыкаешь и перестаёшь замечать. Другое дело – живые существа. Ты бы, Костя, посмотрел на них со стороны! Красота! Огромное множество разноцветных огоньков находится в непрерывном движении: вспыхивает, гаснет, переливается всеми вообразимыми оттенками цвета. Это похоже на праздничный фейерверк, только много больше, разнообразней и красочней. По сравнению с ним свет неживых предметов кажется казённым и скучным, как подделка из люминесцентных ламп под дневной свет. Нет, Костя, это надо видеть!

– Вот бы посмотреть! – воскликнул он. – Я до страсти люблю фейерверки, хлебом не корми, дай поглядеть! Как-то раз мне удалось посмотреть настоящий праздничный салют, вот было здорово! Ракеты, хлопушки, петарды. Иллюминация – высший класс! Треск, грохот – уши вянут!

– Я бы и сама не прочь взглянуть, только это невозможно. Со стороны наша страна – просто чёрное пятно. Ведь я же тебе говорила, что ни один луч не может выбраться отсюда. Это удаётся увидеть только при превращении в волну. Но когда превращаешься, то не до этого. Да сразу и не поймёшь: то ли «зайчика поймала», то ли искры из глаз сыплются!

– Ну, как искры из глаз сыплются, я представляю! Мне довелось однажды так лбом треснуться, что я потом долго не мог сообразить, где вмятину искать: на лбу или на стенке.

– Конечно, на стенке, – улыбнулась девочка, – на лбу от этого, наоборот, шишка вырастает.

– Потом-то я и сам это понял. Тебе смешно, а у меня целых две недели разноцветный фонарь был, не хуже твоего живого огня. Маяком работать можно было! – похвастался Костя. – Ты лучше скажи, что значит «зайчика поймать»?

– А это, когда долго на яркий свет смотришь, потом разноцветные круги перед глазами плывут, – ответила девочка с чуть заметным оттенком превосходства в голосе, гордая, что может немного поучить этого заносчивого мальчишку, который сначала не очень-то принял её. Он понял это и спросил примирительно:

– Что же мы будем делать среди этой всякой всячины?

– Хочешь, давай наведём порядок, чтобы было как дома! У нас есть всё необходимое: облако, полянка и даже осьминожек. Он будет вместо собаки! – предложила Виола.

– Ну что же, – согласился Костя, – давай попробуем!

И они приступили к делу.

Сотворение мира

Как строить мир? С чего начать, если кругом такая неразбериха? Вот о чём задумались ребята, глядя на облюбованную ими строительную площадку.

– Нужно сначала сделать землю! – предложил Костя. – Давай вот эту полянку опустим вниз и положим поровнее. Только я не представляю, как мы с ней справимся. Судя по размерам, она должна весить не одну сотню килограммов!

– Какой смешной! – воскликнула Виола. – Ты что, опять забыл, мы же можем оказаться в любом месте. Мы и не подумаем её двигать! Давай руку и пойдём поглядим на неё поближе.

Костя не успел даже подумать о тех насмешках, которые он наверняка заработал бы, если бы показался на глаза своим приятелям идущим за руку с девчонкой, и о том, как же они смогут попасть на этот зелёный островок. Виола взяла его за руку и спокойно, как будто по земле, перевела прямо по пустому месту на траву.

Вблизи эта полянка оказалась ещё замечательнее. На ней даже был небольшой ручеёк, который, весело журча, бежал по…

Костя, казалось, уже привык ко всяким неожиданностям, подстерегавшим его на каждом шагу, но здесь он снова замер от удивления. Трудно было поверить своим глазам! Тугая, причудливо извивающаяся струя пробегала прямо по пустоте, почти под прямым углом к поляне падала сверху и исчезала под землёй. При всём при этом ручей не выглядел застывшим, недвижимым, а бежал, переливаясь прозрачными звонкими струйками. И непонятно было: не то полянка взбрыкнула и, как строптивая лошадка незадачливого седока, выбила ручеёк из привычного русла, или ручей, влекомый неуёмным желанием поскорее увидеть мир, обогнал сам себя и, как переоценивший свои возможности трамвай, сошёл с рельсов. Факт же был налицо: на поляне остался только его прежний след, вымощенный жёлтым песком и усеянный множеством разноцветных камешков, да кое-где виднелись камни-валуны, покрытые внизу зелёными водорослями.

– Вот речку нам придётся положить на место, – вернул мальчика к прерванному занятию возглас Виолы. – Мне кажется, она не очень тяжёлая.

Девочка обеими руками смело взялась за середину струи и потянула на себя. Ручей выгнулся и стал похож на рассерженного котёнка.

– Помогай, Костя! Что ты стоишь, как столб, видишь, он упирается!

Мальчик нерешительно взялся за ручей, сразу ощутив его быстрое течение и прохладу воды. Вдвоём они смогли перетащить взбалмошный ручеёк к его прежнему месту и принялись старательно укладывать в русло. Ребятам долго не удавалось найти то положение, в котором речка лежала раньше. Получалось, вода то течёт сквозь камень, стоящий на её пути, то занимает только часть русла, тогда как в другом месте явно выходит из берегов. Наконец, совместными усилиями они смогли уложить этот строптивый поток более или менее правильно. Правда, остался лишний кусок длиной около двух метров. Костя догадался сделать из него водопад, приподняв начало ручья на вытянутые вверх руки.

– Ну вот, теперь всё в порядке, – сказала Виола, дуя на замёрзшие пальцы. – Как тут и был! А с водопадом ты здорово придумал!

– Да, неплохо у нас это получилось, – небрежно подтвердил изобретатель, стараясь скрыть удовольствие от полученной похвалы.

– Теперь пошли за облачком! – скомандовала девочка.

Костя уже освоился с новым способом передвижения и следом за Виолой самостоятельно добрался до облака. Это оказалось даже легче, чем ходить по земле, и требовало только чёткого представления о том, куда ты хочешь попасть и что сделать.

«Как в сказке, – подумал мальчик. – Стоит подумать, сильно захотеть и окажешься в любом месте».

На этот раз наши строители оказались в неожиданном затруднении. Облачко было настолько лёгким и бесплотным, что свободно просачивалось между пальцами, оставаясь на прежнем месте.

Они перепробовали все способы, какие только смогли придумать: загребали его руками, пытались толкать перед собой и даже дули. Но и этим добились только, что их щёки стали похожими на спелые помидоры. В конце концов облачко разделилось на несколько рваных лоскутков.

– Так мы можем остаться совсем без него, – сказал Костя, прекращая бесполезные попытки. – Нужно придумать что-то другое!

Он задумчиво взъерошил волосы на затылке. Бывает, что умные мысли в трудную для хозяина минуту откликаются на такой традиционный зов и выскакивают наружу. Так вышло и на этот раз.

Костя, не сказав ни слова Виоле, бросился назад, на полянку. Через мгновение он уже вернулся с большой скатертью, снятой со стола. Виола без слов поняла его. Они быстро растянули скатерть во всю длину, взялись с двух сторон за концы и, как неводом, потащили облачко к своей лужайке. На этот раз оно послушно двинулось вместе с ними.

«Ура!» – закричали ребята во весь голос.

Пристроив облачко над полянкой, они отошли подальше, чтобы полюбоваться на свою работу.

«Наконец-то и земля и небо – на своих местах, – удовлетворённо подумал Костя. – А то было такое ощущение, будто ходишь вверх тормашками».

Вскоре и остальные предметы были расставлены по своим местам: стол и стулья посредине лужайки, часы – на воображаемой стенке, книжка с картинками – на столе. Из кирпичей и досок Костя соорудил нечто, по его мнению, очень похожее на камин, и водрузил сверху лампу с абажуром. Виоле эта вся штуковина сильно напоминала собачью будку с мансардой, но из уважения к строителю она зааплодировала:

– Здорово, не хуже, чем в старинном замке!

Дошла, наконец, очередь и до осьминога! Они решили устроить его возле водопада. Мальчуган с опаской приблизился к моллюску, стараясь держаться начеку. Виола же, девчонка, наоборот, нахально уцепила беднягу за щупальца и поволокла к речке. К удивлению мальчика, осьминог не сопротивлялся и даже не пытался обвить её щупальцами. Он только крепко-накрепко держался за свой кусок волны да с пристальным любопытством глядел на ребят круглыми немигающими глазами-блюдцами. Заметив и оценив такое доброжелательное отношение, Костя осмелел и стал помогать Виоле, подталкивая живого пленника сзади.

Всё шло благополучно, пока ребята не попытались затащить осьминога в речку, полагая, что делают доброе дело. Ведь вода – родная стихия моллюсков. Однако тот неожиданно начал отказываться от купания, замахал щупальцами, защёлкал клювом. От неожиданности агрессоры отпрянули в стороны.

Костя снова ощутил уже знакомое покалывание.

– Я не лягушка, чтобы бултыхаться в пресной воде. Мы, осьминоги, морские обитатели. Недаром нас называют приматами моря. Если вы приглашаете меня в компанию, я не прочь, но позвольте уж мне самому выбрать уютное местечко. Воды у меня и своей достаточно, и не какой-то болотной, а настоящей – морской, – с нескрываемой гордостью выпалил осьминог.

Судя по тому удивлению, с которым Виола уставилась на это вдруг заупрямившееся существо, Костя понял, что она тоже услышала упрёки. В это время осьминог, считая дело решённым, переполз на полянку, проворно перебирая щупальцами, внимательно осмотрелся и… исчез в камине – собачьей будке.

– Вот славное местечко! Оно чем-то напоминает мне родной грот, где я провёл немало приятных минут, – донеслось до ребят довольное уханье примата моря. Переглянувшись, те подошли к камину-будке-гроту и присели на корточки.

– Ты уж извини нас за то, что мы хотели поселить тебя в речке, – виноватым тоном сказала Виола. – Мы хотели как лучше…

– Я не сержусь, вы же не знали, что я ненавижу пресную воду.

– А как тебя звать? – спросил Костя, с любопытством заглядывая в свой бывший камин.

Осьминог несколько раз щёлкнул клювом, произнеся звук, похожий на «Прам-там-тим».

– Какое длинное имя! – воскликнула Виола. – Давай мы будем называть тебя просто Прим!

– Согласен, просто Прим, – добродушно ответил осьминожек. – Это имя похоже на моё настоящее. А как зовут вас, я уже знаю – Костя и Виола. Думаю, мы подружимся! – Прим решился наконец покинуть свою волну и выставил клюв наружу. – Чем думаете заняться дальше? Здесь уже вроде бы всё в порядке!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю