332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юрий Кузнецов » Изумрудный дождь » Текст книги (страница 10)
Изумрудный дождь
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:38

Текст книги "Изумрудный дождь"


Автор книги: Юрий Кузнецов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 21 страниц)

Земляне

Осьминог радостно бросился навстречу ребятам и обнял их сразу четырьмя щупальцами, по два на брата. Хотя он сделал это осторожно, Крис и Виола смогли понять, каково бы пришлось неприятелю, попади он в объятия спрута.

Едва они освободились от Прима, как попали в не менее крепкие объятия двух землян. Когда наконец ребята присели на камешек, их вид был немногим менее взъерошенным, чем после вихря.

– Объясни, Прим, что всё это значит, – взмолился Костя. – У меня голова кругом идёт, ничего не могу понять. Мы потерялись, потом как-то встретились, там – земляне, здесь – земляне…

– Очень просто, – важно ответил осьминог, чувствуя себя героем дня. – Когда мы попали в круговорот, я сразу же вцепился в якорь, который подвернулся под щупальца. Такая у нас, осьминогов, привычка. Ведь в океане тоже бывают ураганы, да ещё какие! Если он застанет осьминога не на дне, а близко к поверхности или к берегу, первым делом нужно к чему-нибудь присосаться – к камню ли, к скале. Иначе – несдобровать. Или засосёт в воронку и забросит куда-нибудь от родного грота, или выбросит на берег, что ещё хуже.

– Мы видели, как ты пронёсся на этом якоре, как ковбой на диком мустанге, – засмеялась Виола. – Только уздечки да шпор не хватало!

– Зато вихрь не смог меня далеко зашвырнуть. Я приземлился совсем рядом и сразу решил искать вас. Я же один знал дорогу к землянам. Но где там! Вас уже и след простыл. Подумав, я бросился к землянам, мы ведь почти пришли, оставалось совсем немного. Мы вместе с землянами решили идти вас искать, чтоб не получилась сказка-неотвязка: сначала я ищу Костю и Виолу, потом мы ищем землян, и начинай всё сначала. Но где искать, куда забросил вас вихрь? Я решил попробовать установить с вами телепатическую связь. Это оказалось очень просто. Ты, Костя, как раз рассказывал массарам про меня…

– Так это были массары, – воскликнули в один голос ребята.

– То-то мне они показались подозрительными, – сказала Виола. – Глаза у них были какие-то недобрые. Да и появились они как-то внезапно, про Прима спрашивали…

– А я-то чуть-чуть не рассказал им про жемчуг, – огорчённо произнёс Костя. – Они бы, наверно, были рады его отобрать.

– Вот поэтому-то я попытался применить гипноз. Хотя раньше никогда не пробовал, знал только по рассказам других, старших осьминогов, что мы владеем этим даром. Они объясняли, как это делается. У нас ведь тоже есть свои школы, – похвастался Прим. – Старые осьминоги учат молодых, рассказывают те предания, которые передаются из уст в уста не одним поколением осьминогов. А осьминоги живут очень долго, сотни лет.

– У тебя здорово получилось, – вмешалась Виола, с восторгом глядя на Прима.

– Я послал массаров в противоположную сторону, – засмеялся Прим, – пусть там дураков ищут. Теперь уж никто у меня жемчужину не отнимет.

Земляне, на этот раз настоящие земляне, с улыбками наблюдали за тремя друзьями. Землян было двое. Один из них, Виктор Степанович, как он позднее представился, учёный, геолог и биохимик, заядлый путешественник. Почти всё время он проводил в поле, так у геологов называются экспедиции. Хотя ему было уже за пятьдесят, но его крепкая сухая и мускулистая фигура, казалось, дышала энергией и юношеским задором.

Другой землянин, его все звали просто Кузьмич, был сибиряк, охотник, постоянный спутник учёного в скитаниях по тайге. Большой, дома немного неуклюжий, он слегка напоминал средней величины медведя. Но в тайге Кузьмич сразу преображался. Никто в округе не знал лес так хорошо, как он. Выследить ли зверя, вывести геологическую партию в нужное место без карты и компаса, провести лодку через пороги – Кузьмич был просто незаменим.

Они и в синхротоннель попали вместе. Виктор Степанович узнал, что в Чайнском районе Томской области есть странное место. Старожилы называют его Могильный мыс. Этот мыс всегда окутан непроглядной мглой. Те, кто осмеливался приблизиться туда, испытывали безотчётный страх, сковывающий движения и леденящий душу. Вот туда-то учёный и попросил Кузьмича провести его. Тот, в душе немного суеверный, как все старики-таёжники, поупирался, пытаясь отговорить Виктора Степановича, посопротивлялся, но, когда геолог пригрозил, что пойдёт один, нехотя согласился. «Пропадёт ведь, однако, один, – подумал Кузьмич, – жалко хорошего человека. Пойду что ли, авось дорогой и отговорю. А может, не так страшен чёрт, как его малюют. Сам-то я на этом Могильном мысу не был, старики баяли».

Собрались, пошли. Нашли! Действительно, всё заволокло туманом. Место мрачное, жуткое. Идёшь и спиной чувствуешь, что наблюдает за тобой кто-то. Обернёшься, никого! Иногда вдруг огоньки пробегут. Не успеешь рассмотреть, уже погасли. Тень промелькнёт, вроде человек, вроде нет. И тишина! Мёртвая тишина. Ничего не боялся Кузьмич, на медведя ходил в одиночку, месяцами по тайге бродил. Там всё понятно. А здесь? Явно кто-то есть, следов нет, шорохов не слышно. Страх-то отчего? От непонятности, неизвестности! Связались верёвкой на всякий случай, одного черти потащат, другой удержит, вытащит. Дошли до камня, здоровый такой валунище, синевато-серый. Прислонился Виктор Степанович отдохнуть, оглядеться, перекурить. Вдруг тени нависли, не успел ничего сообразить, как провалился внутрь камня, словно в берлогу.

«Пытался удержать за верёвку, упёрся что было сил, куда там! А сила-то в руках есть, пудов десять удержал бы запросто. Так за верёвку потянуло, что куда там! Верёвку-то не отпустил, негоже товарища бросать. Так одной верёвкой связанные и сюда попали. Странное место. Однако ничего, обустроились помаленьку. Избушку соорудили. Живём. Скучно только. Вроде и не мёртвые, а вроде и не живые. Степаныч говорит, на небо попали. Всё соображает что-то, рисует. А я больше по хозяйству», – так потом рассказывал Кузьмич ребятам свою историю. Как оказалось, Виктор Степанович понял, что они превратились в волновой пакет. Не мог только понять, каким образом. Побродили, посмотрели. Видели каких-то людей издали. Хотели подойти, расспросить, те исчезли. Так и жили, пока Прим не установил с ними телепатический контакт. Удивились, конечно, но и обрадовались. А тут и сам осьминог пожаловал. Пошли ребят искать. Нашли вот.

Костя тоже рассказал свою историю. Труднее всего пришлось Виоле. Мало того, что ей пришлось повторить всё сначала, Виктор Степанович засыпал её вопросами, один другого труднее. Его как биохимика, как геолога, наконец, просто как очень любознательного человека, интересовало всё. Беседа длилась несколько часов. Уже Прим свернулся клубочком, устав от дневных впечатлений, притихли Костя и Кузьмич, думая о своём, а девочка и учёный всё говорили и говорили.

Близнецы-антиподы

Беседа Виолы и Виктора Степановича наконец закончилась.

– Теперь мне хоть ясно, как мы с Кузьмичом попали сюда, и ясно, куда сюда, – удовлетворённо потёр руки учёный.

Кузьмич, услышав его слова, оживился:

– Слышь, Степаныч, а как отсюда – туда, тебе ещё не понятно? Пора бы уж. Старуха, однако, заждалась!

Виктор Степанович молча покачал головой. Он чувствовал себя виноватым, что затащил охотника в эту Страну элмов, но способа выбраться он пока не знал.

– Ладно, подождём. Может, чего и придумаешь, – добродушно проворчал проводник.

Виола, устав от долгого разговора, подсела к Косте. Кузьмич, глянув на ребят, шепнул учёному:

– Смотри, заболтал девчонку-то, притомилась. – Потом, помолчав, спросил: – Они не брат ли с сестрой?

– Нет, Кузьмич, они ведь с разных планет. Даже больше из разных миров. А и правда, очень похожи, как близнецы…

Произнеся эти слова, Виктор Степанович вдруг замолчал и задумался. В голове у него крутилась какая-то важная мысль, но он никак не мог поймать её за хвост.

Его вывел из задумчивости Костя.

– Виктор Степанович, вы можете мне как-нибудь наглядно объяснить, что вы поняли. Виола рассказывала мне, но у меня всё это как-то не укладывается в голове. Мир – Страна элмов – антимир. Двойники почему-то получаются.

– Пожалуйста, Костя. Да и ты, Кузьмич, послушай, чтоб знал, что к чему.

Виктор Степанович встал, прошёлся взад-вперёд, как будто готовился прочитать лекцию перед своими студентами.

– Представьте себе, – начал он, – лист бумаги. Тогда с одной стороны будет мир, а с другой – антимир. Анти – значит противоположный.

– Здорово, – не удержался Костя. – Сразу всё понятно! – подтолкнул он Виолу локтем.

– Я не волшебник, я ещё учусь, – не осталась та в долгу.

– Теперь нарисуем с одной стороны листа Землю, а с другой стороны – Ирэну, – продолжал Виктор Степанович. – Они находятся прямо друг напротив друга. Значит, это планеты-двойники. Теперь возьмём иголку и проколем лист в нескольких местах. Оставшиеся отверстия и есть – синхротоннели. Через эти отверстия можно попасть с одной стороны листа на другую, с одной планеты на другую.

Кузьмич кашлянул:

– А где же мы находимся?

– А мы находимся в самом листе. Это и называется – Страна элмов! Теперь о двойниках! Синхротоннель, когда мы в него попадаем, увеличивает нашу силу, энергию в два раза. На обратном пути двойники с Ирэны и из Страны элмов, сливаясь вместе, отдают энергию обратно в тоннель.

– Вроде как сначала взяли взаймы, а потом вернули, – подал голос Кузьмич.

– Вот-вот, – обрадовался учёный, – очень меткое сравнение. Но если ты захочешь уйти из Страны элмов один, без своего двойника, то будь добр, имей двойной запас энергии, чтобы было что отдать в тоннеле. Иначе он тебя не выпустит!

– Теперь мне всё понятно, – уныло сказал Костя, – но легче от этого не стало. Значит, одна надежда на двойников на Ирэне. Может, они сумеют выбраться с Ирэны.

– Не пищать, – шутливо приказал ему Виктор Степанович. – Мы с Кузьмичом из таких ли ещё передряг выползали.

– Это же мой девиз, – повеселел Костя. – А вы откуда его знаете?

– Ну, дружище, что же, по-твоему, мы «Педагогическую поэму» не читали?

– Покажи жемчужину, Прим, – вдруг обратился Виктор Степанович к осьминогу.

Прим запустил щупальце в свой тайник и протянул учёному халиотиса. Тот взял и даже, как мальчишка, присвистнул от удивления.

– Вот это красота! Редчайшая жемчужина, я ещё не видел жемчужину «морского ушка» такого цвета и такой чистой воды. Подобная раковина вдохновила однажды русского художника Врубеля написать картину. Она так и называется «Жемчужина».

– Виктор Степанович, – воскликнула Виола, – а есть что-нибудь, чего вы не знаете. По-моему, нет!

– Есть, милая барышня, – шутливо откликнулся учёный. – Я пока не знаю, как вытащить вас отсюда! Но, заметьте, я говорю «пока не знаю».

– Вы мне чем-то напоминаете Жака Паганеля, – добавил Костя. – Тот тоже всё про всё знал.

– Да, Паганель по рассеянности в карту Америки втиснул Японию, а я по рассеянности забрался сам в Страну элмов, да ещё и Кузьмича с собой прихватил для компании. Чем не Паганель, – засмеялся Виктор Степанович.

Он ещё раз покрутил раковину.

– Жемчуг, по русским поверьям, приносит радость и благотворно влияет на здоровье. Живой камешек. Прямо-таки волшебный!

Виктор Степанович вернул халиотиса Приму.

– Береги его. Чувствую, этот камень нам ещё пригодится. Кстати, а как ты угодил в тоннель?

Прим пересказал то, что он уже сообщал ребятам.

– Да, угодил из огня да в полымя.

Учёный задумался. Не давалось что-то очень важное. «Кузьмич говорил, ребята похожи. Их – двое. Двойная энергия нужна, чтобы вернуться через синхротоннель. Уже тепло! Предположим, что Костя и Виола одновременно попали в синхротоннель с разных сторон. Костя проскочил на Ирэну, Виола – на Землю. В Стране элмов оказались их двойники. Почему бы не сделать шахматную рокировку, поменять их местами. Костю-короля – на Землю, Виолу-ладью – на Ирэну. Из Страны элмов оба при этом исчезают. Двойная энергия есть, синхротоннель пропустит. Что мешает? Небольшая разновремённость попадания в Страну элмов! Что за это время у них изменилось? Немного изменился биохимический состав. Что можно сделать? Жемчужина! За её счёт выровнять биохимический состав организмов. Что ж, в данном случае может древние и окажутся правы. Как там? Жемчуг способствует долголетию, благотворно влияет на здоровье, усиливает природное тепло, – усмехнулся про себя Виктор Степанович. – Нужно попробовать! Это единственный шанс для ребят выбраться отсюда. Для начала следует вернуться на то место, где они встретились, поближе к синхротоннелю. Придётся тебе, Прим, всё-таки расстаться с жемчужиной. Да, а что с ней будет? Вероятно, она расколется пополам. Ну, для такого дела, я думаю, никаких драгоценностей не жаль!»

Шпионы

Виктор и Алексей, так представились Косте массары, долго брели молча по окраине Страны элмов. Наконец они замедлили шаг, остановились и посмотрели друг на друга с недоумением.

– Куда это мы идём? – спросил Виктор. Алексей молча пожал плечами.

– Мы встретили ребят, они начали рассказывать про наш вихрь… – стал вслух вспоминать Виктор.

Алексей хмуро улыбнулся.

– …Мальчишка-землянин только упомянул что-то интересное про осьминога, как сорвался с места и куда-то пошёл. Мне кажется, он нас раскусил…

– Не он, девчонка с Ирэны, – возразил спутник.

– Может быть, и девчонка! – согласился Виктор. – Очень подозрительно она нас разглядывала. Видно, ей приходилось иметь с нами дело. Но первым ушёл всё-таки парень! Но почему же мы их не остановили?

– Проклятый осьминог! Наверно, гипноз… – высказал предположение Алексей.

– Пожалуй! Не нравится мне эта компания. За ними нужен глаз да глаз. Мне кажется, здесь кроется что-то не очень благоприятное для массаров. Ты помнишь, какая наша основная задача?

– Конечно!

Массары должны следить за всеми землянами-элмами. Ведь за каждым из них стоит землянин-двойник, автоматически оказывающийся на Ирэне. В этих-то двойниках и заключалась главная опасность. Каждый землянин, который случайно оказывался на Ирэне, не мог принять нормальный человеческий облик, а становился фантомом, человеком-невидимкой, или, попросту, привидением. Бороться с ними было чрезвычайно трудно. Фантомы могли буквально всё: почти мгновенно перемещаться в пространстве, перевоплощаться в любой предмет или любое существо, обладали огромной энергией.

С огромным трудом удалось создать систему, не позволяющую фантомам попадать в синхротоннели на Ирэне и возвращаться домой, на Землю. Ведь в этом случае землянам стало бы известно про существование каналов между планетами и инопланетных баз на Земле. Было бы проще, конечно, предотвратить попадание землян на Ирэну. Но иногда защита не срабатывала.

– Только ещё не хватало нам осьминога-гипнотизёра, – проворчал Алексей. – Давай искать, узнаем, что они замышляют!

Сказать было гораздо проще, чем сделать. Им пришлось вернуться к месту встречи с землянами, обшарить всю округу, что заняло уйму времени. На их счастье, земляне, уверенные, что Приму удалось одурачить массаров, нисколько не маскировались.

Приближаться к землянам было опасно: у осьминога нюх не хуже, чем у охотничьей собаки. Если он обнаружит посторонних, то запросто может отправить их, как говорят на Земле, куда Макар телят не гонял. Правда, за всё время пребывания на Земле массары так и не поняли, где это место, но было ясно, что путь неблизкий.

Поэтому массары, покружив немного вокруг землян на безопасном расстоянии, спрятались за большой каменной плитой, испещрённой какими-то знаками и рисунками. Отсюда, навострив слух, они смогли даже разобрать отдельные слова.

– Странные люди эти земляне. Вроде наших витантов, – заметил Виктор.

Однако, когда ребята окружили землянина, массары опять насторожились.

– Давай пододвинем камень поближе к ним, – предложил Виктор, – Я думаю, он достаточно массивный, чтобы заглушить наши волны. Надеюсь, что осьминог нас не обнаружит.

Алексей молча ухватился за край камня, Виктор взялся с другой стороны. Они очень осторожно, по миллиметру, двигали его перед собой. Если кто-то и посмотрел бы в их сторону, то не заметил бы, что камень мало-помалу перемещается в сторону землян.

Через некоторое время слова стали более разборчивыми.

– Читают стихи! – фыркнул Алексей.

– Похоже, что у них сегодня литературный вечер, – поддержал его Виктор. – Надо же чем-то занять время. А его у землян столько, что хватит на приличное собрание сочинений. Надо полагать, наши ребята на Ирэне не позволят им улизнуть!

– Перестань болтать, услышат, – предупредил Алексей.

– А, им не до того. Когда птички поют, хищники могут не опасаться! Я думаю, мы здесь надолго застряли, – возразил Виктор.

Каково же было их удивление, когда, выглянув из-за камня в очередной раз, они увидели вдалеке спины удаляющихся людей и осьминога, проворно перебирающего щупальцами.

– Эх ты, хищник! Чуть не упустили, – укорил приятеля Алексей.

«Куда же они направились?» – задумались массары.

Массары последовали за уходящей группой. Местность была открытой, и они не могли расстаться со своим камнем, который, признаться, им уже изрядно надоел. Оставить камень и обойти стороной? Но массары не знали, куда ведёт осьминог людей!

– Не могли выбрать камень полегче, – ворчал Виктор. – Я не нанимался таскать за собой памятник.

Алексей молча толкал плиту перед собой, но по выражению его лица было заметно, что ему тоже до чёртиков надоело работать улиткой.

К счастью для массаров, путь оказался не очень долгим. Земляне остановились на полянке возле какого-то странного сооружения с настольной лампой наверху.

– Если бы не лампа, я готов был поклясться, что это собачья будка, – прошептал Виктор.

Заметив, что осьминог забрался в будку, массары под прикрытием каменной плиты подобрались к полянке вплотную.

Они заметили, что один из землян что-то протянул ребятам, но не смогли разобрать, что именно. Предмет тотчас исчез в руках мальчика и ирэнки, сложенных лодочками, как будто они оберегали от ветра огонёк.

– Опять прозевали, – проворчал Алексей. – Наверно, это и есть таинственный халиотис!

В это время один из землян направился прямо к будке осьминога. Массары затаились: им показалось, что их убежище обнаружено. Однако землянин остановился рядом и о чём-то пошептался с осьминогом. Но слов разобрать не удалось. Потом землянин отошёл, переговорил с товарищем, который тотчас куда-то направился, оглядываясь по сторонам.

Массары буквально вдавились в землю на поляне и накрылись сверху плитой.

– Ну вот, теперь совсем как в склепе, – не удержался Виктор.

Выждав немного, массары решили опять выглянуть наружу.

– Медлить больше нельзя! – решительно высказался Виктор. – Они явно что-то задумали. Правда, до сих пор никому не удавалось удрать из Страны элмов, но до сих пор нам не попадался ни осьминог-телепат, ни этот загадочный халиотис. Я предлагаю по команде «Раз, два, три» сбросить эту проклятую плиту и напасть на ребят. И халиотис – наш!

Алексей кивком подтвердил согласие с планом Виктора.

«Раз, два, три!» – прошептал Виктор, и они изо всех сил оттолкнули плиту в сторону. Вернее сказать, хотели оттолкнуть! Потому что она даже не шевельнулась.

– Проклятие! – прошипел Алексей. – Или мы совсем обессилели, таскаясь целый день с этим камешком, или его сверху кто-то держит!

Виктор вспомнил про второго землянина, который куда-то пошёл.

– Значит, он нас заметил, обошёл кругом и держит плиту своей волновой силой, – понял массар. – Судя по солидной фигуре, его волновая масса ничуть не меньше этой плиты. Хорошо хоть, что мы в Стране элмов, а то бы мы здорово сэкономили на собственных похоронах, – мрачно пошутил Алексей. – Пора смываться!

Они начали перераспределять энергию своих волн, постепенно, как змеи, выползая из-под камня.

Когда массары вновь обрели свой привычный вид, то успели только заметить огромного малиново-красного осьминога. Ребята же словно растворились в воздухе.

И тут им нестерпимо захотелось домой. Не говоря ни слова, массары повернулись спиной к ставшим вдруг для них безразличными землянам и зашагали в своё убежище, где обычно проводили своё свободное от слежки за жителями Страны элмов время.

Когда массары наконец пришли в себя, то поняли, что опять попали под действие гипноза осьминога.

– Если бы не этот землянин, который, как снег на голову, свалился на наш камень, халиотис был бы в наших руках, – ворчал Виктор.

– И птички тоже, – съязвил Алексей, – если бы ты не строил из себя великого хищника. Теперь нам остаётся помалкивать, чтобы не досталось от начальства на орехи! Так и договоримся!

Есть контакт!

Все попытки рамерийцев привлечь к себе внимание обитателей недоступного для них мира оказались тщетными. Они даже не могли разобрать слов, которыми те обменивались. Надежда появилась, когда осьминог при помощи телепатической связи попросил землян Страны элмов помочь мальчику, попавшему в беду.

До сих пор о всех происходящих событиях они могли только строить догадки. Так, Ильсор понял, что всех, кого они видят, можно разделить на две группы: земляне и представители какой-то другой планеты. Может, девочка – из антимира? Тогда становится ясным, почему так непроницаема эта перегородка! Иначе произошёл бы взрыв, уничтоживший оба тоннеля. Но тогда как могут находиться вместе земляне и жители антимира? Здесь было над чем поразмыслить!

Ильсор поделился своими соображениями с Кау-Руком.

– Похоже, что выбраться из того тоннеля, непросто. Старший землянин нашёл какой-то способ вернуть ребят по домам.

Среди инопланетян есть группировки, доброжелательно и враждебно относящиеся к землянам. Поэтому двое инопланетян следят за землянами и своей девочкой с целью помешать им.

Где-то на Земле есть вход в тоннель, связывающий её с планетой антимира. Земляне должны узнать об этом. Мы должны рассказать обо всём Крису из Канзаса!

«Где же искать этот вход? – задумался Ильсор. – Присутствие осьминога подсказывает нам, что он может находиться в одном из морей или океанов, где водятся эти животные. При огромной площади земного Мирового океана найти вход в тоннель намного труднее, чем иголку в стоге сена. С другой стороны, маловероятно, что земляне и осьминог проникли в тоннель через один и тот же вход. Значит, есть ещё один или несколько, находящихся на суше».

А события за перегородкой развивались своим чередом. Рамерийцы видели, что двое инопланетян следят за землянами, девочкой и осьминогом, но вынуждены были оставаться лишь сторонними наблюдателями, не имея возможности подать какой-нибудь предупреждающий знак.

Их симпатии были на стороне землян.

Трудно сидеть сложа руки, когда друзья в беде! Штурман, лихорадочно перебирающий в голове все возможные и невозможные способы связи с землянами, вдруг вспомнил о своих гипнотических способностях. Правда, он пользовался ими весьма неохотно, а после последних событий на Рамерии, которые привели к освобождению арзаков, забросил и думать о гипнозе.

«Не попробовать ли мне установить телепатический контакт с осьминогом, – размышлял Кау-Рук. – Ведь если до нас доходят сигналы от него, то, может быть, дойдут и от нас до него».

Он счёл необходимым рассказать о своём плане арзаку. Тот немедленно одобрил идею. Правда, у него возникли сомнения по поводу, сможет ли менвит принять ответный сигнал.

– Да ведь мы с тобой – идеальная пара! – воскликнул штурман. – Я буду работать передатчиком, а ты, как обладающий повышенной чувствительностью к гипнозу, – приёмником. Наконец-то наши прежние недостатки, которые в своё время привели к раздору на Рамерии, послужат нам на пользу.

На том и порешили.

– Раз, два, три, четыре, пять – начинаю телепать! – пошутил менвит, пытаясь скрыть охватившее его волнение (а вдруг не получится?).

Он сосредоточился и послал мысленный импульс в сторону осьминога.

Эффект превзошёл ожидание. Осьминог, выглядывающий из камина, встрепенулся, напрягся и замер.

Рамерийцам помогало и то, что они могли видеть вторую сторону, участвующую в контакте, поэтому не нужно было ждать ответа, чтобы убедиться в наличии связи. Оба облегчённо вздохнули: период пассивного наблюдения и вынужденного бездействия кончился.

Кау-Рук попросил осьминога не подавать вида, что у него появились ещё одни собеседники, предупредил о слежке со стороны инопланетян и коротко объяснил, кто они такие и как относятся к землянам.

Рамерийцы увидели, как на зов осьминога к нему подошёл старший землянин (так они между собой называли Виктора Степановича). Осьминог и человек обменялись несколькими фразами, после чего Ильсор принял короткое сообщение, что меры против шпионов-массаров будут приняты.

Вскоре после этого от группы землян отделился один человек и направился в сторону, противоположную той, где находились массары.

«Для отвода глаз, чтобы ничего не заподозрили», – поняли рамерийцы.

А Ильсор уже снова принимал сигналы из того, ставшего доступным хотя бы для телепатии мира.

Осьминог рассказывал о Стране элмов.

Ильсор тут же всё пересказывал Кау-Руку. Они огорчились, узнав, какая страшная опасность угрожает Земле.

Кау-Рук заметил, что отлучившийся землянин ловко поймал массарских шпионов в их же наблюдательном пункте, придавив каменную плиту всей тяжестью своего громадного тела.

Прим передал просьбу учёного к мальчику сообщить землянам о синхротоннелях, о происках массаров. Он рассказывал рамерийцам о Викторе Степановиче, о Кузьмиче и о себе. Он просил рамерийцев помочь Косте в случае неудачи с возвращением на Землю. Прим деликатно намекнул, что всем им здесь без Кости и Виолы, без жемчужины халиотиса будет очень грустно.

Рамерийцы обещали сделать всё возможное, чтобы помочь землянам!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю