332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юлия Вариун » Яркая Искра забытой любви (СИ) » Текст книги (страница 3)
Яркая Искра забытой любви (СИ)
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 11:30

Текст книги "Яркая Искра забытой любви (СИ)"


Автор книги: Юлия Вариун






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 23 страниц)

– Потрясающе, – выдыхает она, наблюдая мои манипуляции. – Ты весь словно сам сумрак. Какого это быть демоном?

– Когда-нибудь узнаешь, – обещаю я, заправляя ей за ушко упавшую на лицо прядь волос, выбившуюся из высокого хвоста. – У нас еще всё впереди, малыш.

– Но я не чувствую твою Тьму. Ты заблуждаешься на мой счет. – Уже менее уверенно спорит она, смущенная моими словами.

– Посмотрим, – улыбаюсь устало, – поживём, увидим, Искорка. – Целую ее ладони и спешу удалиться. Смущение девчонки должно меня радовать. Но я не испытываю радости. Только досаду. Она ничего не помнит о нас. Хорошо, хоть перестала себя убеждать, что я вымысел. Хорошо, но мало. Уже у двери с выломанным замком остановился, чтобы окинуть свою спортсменку взглядом.

– Надеюсь, мне не надо караулить всю ночь под дверью? Ты не собираешься делать глупости?

– Не этой ночью, это уж точно, – недовольно фырчик она, – умотал меня своей прогулкой! Если и сбегу, то не раньше полудня.

– Ааа, – понимающе улыбаюсь, – ну тогда выспись перед побегом.

В ответ Жасмина лишь фыркнула раздраженно, отворачиваясь. Ну, характер!

– Доброй ночи, врединка, – попрощался я, не дожидаясь ответа. Что его ждать? Чтоб она мне пожелала кошмарных снов или шею свернуть на лестнице? Но выйдя за дверь, услышал тихие всхлипы. Ну, здорово, теперь она плачет! Прислонился спиной к двери, яростно растирая лицо и голову руками, пытаясь активизировать мыслительный процесс и придумать что-то дельное. Никак. Вдруг в дверь что-то гулко шлёпнуло, кажется, полетели ее наконец-то снятые перчатки. Снова удар в дверь, уже потяжелее. Видимо, разулась.

Плаксивые всхлипы сменились на приглушенные ругательства. Услышал много нового о себе. Девчонка костерила меня, на чем свет, при этом ни разу не повторившись и не используя непечатные фразы. Хм, какая начитанная и культурная девочка. Матом не ругается, но умудряется высказать обо мне все свои мысли и эмоции весьма красочно. Так! Всё! Раз ругается и не плачет, уже легче. Пусть перекипит, перебесится, к утру остынет.

И мне надо остыть. Но не судьба, спустившись вниз, застал Кирилла и Антона сидящими в гостиной и потягивающих что-то дорогое и горячительное.

Меня встретило дружное и хмурое молчание. Упал в кресло, молча принимая стакан с коньяком. Подождали, пока я немного успокоюсь.

– Как там? – Вопросительный кивок от Кирка. Я неопределенно покрутил рукой, говоря мол, «так-сяк» и допил содержимое стакана залпом.

– А у вас? – Мой встречный вопрос. И ответ от Прайдона такой же лаконичный, как и мой. Всего один жест «пальцем по горлу» сказал мне практически всё. Нет, в быструю казнь я не верю. Эти двое законопослушные демоны, потому вряд ли кого-то убили сгоряча. Но Контролю сдали сто процентов.

Помолчали опять. Выпили. Помолчали.

– Антон, а кто был в гостях у Кошика на ринге? – Наконец-то я собрал мысли в кучку и вытряс из головы голосок Жасмины, обещающий мне все кары мира и облом по всем статьям.

– Как-то пока не разбирался по поводу чужаков. Надо – передам Контролю, о чем спрашивать Кошика.

– Надо! – Отрезал я. – Этот бой… Вы его кстати видели? – дождался утвердительных кивков от друзей и продолжил. – Этот демон пришел туда за Жасмин. Его не интересовал бой. Это была лишь уловка, повод для знакомства. А слухи, какие ходят, вполне могут выйти за пределы твоего Круга. И вот уже повод чужому демону обратить внимание на дочь Чернова…

– О каких слухах речь? – Напряглись демоны.

– Самые безобидные, – улыбнулся я, пряча усмешку в стакане. – Но если бы Жасмина их услышала, вымотала бы тебе все нервы, строгий папочка. Поговаривают, что ты свою звёздочку держишь для кого-то из своих, из Старших. Прячешь ее Свет ото всех, чтоб меньше покушались. Но судьбу своей дочери уже предрешил.

– В кое-то веки слухи попали почти в точку, – усмехается Прайдон.

– Кроме того, что я прячу ее Свет. Он сам спрятался, в ожидании тебя, – добавляет Кирилл.

– Суть не в том, ребята, – злюсь я на недогадливость демонов. – Жасмина чисто из духа противоречия будет протестовать! Ей нельзя слышать такую трактовку ситуации, это раз! И на нее обратил внимание другой демон, это два!

– Её Источник спит, – не соглашается Антон, – кто бы на нее не посмотрел из демонов, увидит лишь человека. Она не может вызвать интерес у наших.

– Никто не верит, что она человек, – парирую, я. – И за нами следили, пока я не ушел порталом. Я не смог засечь, кто. Только сам факт слежки чувствовал.

– Тебе надо быстрее вставать на ноги со своим Кругом. Займись этим, как можно скорее. Пока Источник спит, всё равно слияния быть не может. Она должна сама к тебе потянуться.

– Я знаю, – раздражение в моем голосе. – Не думаете же вы, что я ее трону неинициированную?

– Не тронешь, – вздыхает Кирилл, – но это не значит, что она в безопасности. Никто не знает, что уготовило Мироздание, чтобы снова сорвать ей печать с дара.

– Если ты собираешься запереть малую под замок, – недовольно качаю головой, – это самая большая ошибка, какую только можно сделать. Поверь, она назло всем будет вредить, сбегать и артачиться.

– И что ты предлагаешь? Пусть идет на все четыре стороны?

– Да, именно так, – я наслаждаюсь хмурым недопониманием в глазах демонов. – Кирк, Жасмина – не Лилия. Ее НЕЛЬЗЯ запереть в четырех стенах и сказать «ты моя, смирись!» Эта не смирится, – я отрицательно покачал пальцем, довешивая моим словам значимости. Ребята, как завороженные проследили за моими телодвижениями и как по команде подняли на меня глаза.

– С ума сошел? – Первым пришел в себя Кирилл. – Ей еще двадцати нет. В жопе детство играет и юношеский максимализм. Ей нельзя давать свободу!

– Ей нельзя свободу пресекать! Это вызовет бурный протест. Но я не говорю, что ее не надо охранять. Просто ненавязчиво. Не ущемляя в правах.

– Хитёр… – признаёт Прайдон, до этого внимательно вслушивающийся в моё предложение.

– Ну, хоть втык я ей могу сделать за всё это безобразие? – Недовольно порыкивает Кирилл.

– Всенепременно, – улыбаюсь я. – Всенепременно, Кирк…А я ее потом успокою…

И чувствую, что улыбка моя, несколько недобрая получается, но очень удовлетворенная.

Наказание

– Я тебя слушаю, – коротко велит папа колоться, пододвигая к себе блюдо с бутербродами. Алекса не было рядом, слава всем богам. Его вообще не было в доме. Мама тоже исчезла из дома, еще до моего пробуждения. Я, конечно, свалилась со своим побегом, форс-мажором на семью, но тренировку братьев отменять не стали. Маме достаточно известия, что меня вернули живой и здоровой, а нюансов папа ей всё равно не расскажет. Так что она со спокойной душей, поцеловала с утра спящую меня и уехала с мальчишками из дома.

Ну, короче, осталась я один на один со строгим папой, который мне самолично на завтрак кофе сварил и бутербродов наделал. Хочет разнос под семейный разговор замаскировать. Бдительность мою притупляет. Не проканает, папочка. Я спрятала неуместную улыбочку, прикрывшись чашкой ароматного кофе.

– Жасмина, я жду, – откусил он бутерброд и равнодушно разрешил мне, отсалютовав чашкой, – кайся.

Но я же молодец! Я же стойкий разведчик, не сдаю информацию.

– Ну, хорошо, звёздочка, – вздыхает папа, наслаждаясь напитком. Наслаждение, я ему явно порчу своим молчанием. Я даже не ем. Только кофе в себя заливаю и смотрю задумчиво в окно. На кухне возится Инесса Игоревна, не обращая внимания на наш разговор, – давай я тебе подскажу, – усмехается угрюмо отец. – Я ожидал что-то в стиле «папочка прости, я напорола дел, и буду вести себя хорошо…» Ну, или что-то в подобном ключе.

– Не могу гарантировать, что понятия моего «хорошо» и твоего совпадут, – всё же тянусь за бутербродом, слишком аппетитно папа их наминает.

– Жасмина, ты хоть понимаешь, что могла пострадать? – Не выдерживает он моего пофигизма и повышает голос.

– Я и так пострадала, папа! Из-за вашей облавы, я лишилась крупного выигрыша!

– Скажи спасибо, что ты мозгов там не лишилась! Если бы не Алекс, тебя бы вырубила та коза со спины!

– Это ее сразу занесло в черный список, пап, – не соглашаюсь я, – неспортивное поведение. Ее не на один ринг, даже подпольный не пустят теперь! Так что только себе хуже сделала. На случай травм, у Кошика есть маги. Или ты думаешь, я всегда выходила с ринга ослепляя своей красотой? Да пока научилась удар держать, из меня месиво делали.

– Так, вот и на тему «удар держать», – перебивает папа, чуть не подавившись кофеем от моего признания. – Где? Когда? Кто учил?

– Не скажу, – набычилась я. – Хоть наказывай, не скажу!

– И накажу! – Так, кажется, демон собирается подвинуть человеческую суть отца и показать мне, кто в доме хозяин. – Ты у меня! Ты! Ты работать пойдёшь! – Радостно восклицает папа, озаренный своей идеей.

– Пап, у меня была работа. До вчерашней ночи. А теперь, я безработная студентка. Из-за тебя. – Смотрю недобро так.

– Вот, я тебе компенсирую утраченную возможность самой себе зарабатывать. Ты учишься на кого? На экономиста! Вот по специальности и пойдёшь подрабатывать.

– Издеваешься? – Я начинаю закипать. – Сидеть бумажки перебирать в офисе и вешаться от скуки? Да я за один бой получала порой больше, чем любой экономист за пару месяцев не получит.

– Так хорошо у Кошика шли дела? – Удивляется папа.

– Не знаю я, как у него дела шли. Просто на меня ставки были всегда солиднее. Все хотели посмотреть, как дерется дочь Чернова и попытаться ее победить. В кои-то веке, твоя популярность играла мне на руку, а не против меня, как обычно бывает.

– Жасмина, – папа отставил свою кружку и наклонился ко мне через стол, перехватил мою эмоционально жестикулирующую надкушаным бутербродом руку, заставляя успокоиться. – Дорогая, я понимаю, что у нас с тобой конфликт поколений. У тебя гордость взыграла, у меня гипертрофированное желание уберечь тебя от всего. Но, давай, попытаемся отрешиться от этих эмоций. Подумай головой. Ты реально могла пострадать! Есть травмы, при которых даже маги не успевают спасти. Не «не могут», детка, а не успевают, настолько смерть мгновенна. Понимаешь?

Я поджала губы, прекрасно понимая, о чем отец говорит, но я не хотела верить, что такое может произойти со мной.

– Дальше еще хуже, – продолжает он, не отпуская мою руку. У меня даже возникло предположение, что он так настраивается на моё сознание, чтобы сделать внушение. Но попыталась выкинуть эту мысль из головы. Папа не может так со мной поступить. – Ты же понимаешь, что у такого человека, как я, есть враги? И я сейчас говорю именно о людях. Они не знают, кто я, на самом деле, а потому не бояться, настолько. При этом, им есть, что мне предъявлять. И ты, Жасмина, самый лучший инструмент для мести мне. Ты представляешь, что будет, попади ты в руки моих недоброжелателей?

– Эм… – предположила я, – ты всех убьёшь?

– Убью, – сухо отвечает он, но тут же добавляет с печалью в голосе, – но это может уже не иметь для тебя значения. Не факт, что я смогу успеть тебя спасти. Хорошо, если это будет просто похищение. У нас будет возможность тебя найти. А если, это будет банальное убийство, чтобы сделать мне больно?

– Пап, – я театрально простонала, – ну, что ты выдумываешь? Ну, перебор, пап! Честно! Ты же всесильный Чернов! Ты же Старший Круга! Да демоны тебя побери, ты сам трёхсотлетний демон! Что может пойти не по твоему плану, а?!

– Ты знаешь, – чувствую сомнение в его голосе. Отец сам с собой борется, не зная, стоит ли мне говорить то, что собирается сказать. – До того, как я встретил свой Источник…

– Маму! Ты встретил маму! А не Источник! Она человек! Личность! А не батарейка для тебя! – Злюсь я, вспоминая, что и мне роль батарейки хочет отвести мой рыцарь липовый, на деле оказавшийся просто демоном во плоти.

– Маму. – Прикрыв глаза, соглашается отец. Вижу, что из последних сил держится, чтоб не наорать на меня. – До того, как я встретил вашу маму, я был женат. На человечке.

Я заткнулась, понимая, что папа пытается мне рассказать что-то важное, а я всё мешаю.

– Мы развелись за полгода до моего знакомства с Лилией. Но даже наш разрыв не спас ее. Труп моей бывшей жены был выброшен практически мне под ноги. Утрирую, да. Но таков был посыл злоумышленника. В тот же день он похитил у меня почти из-под носа вашу маму. Поверь, малышка, я не всесильный. И не могу предугадать всех поворотов Судьбы. И в основном моя слабость заключается только в вас – в жене и детях. Я прошу тебя, не давай возможность кому-то давить на меня через любимых.

Я не знала, как реагировать на такое признание. Никогда не слышала этой трагической истории. Наверное, эта тема не поднималась из-за мамы. Она очень эмоциональна и трогательна. Не думаю, что ей доставят удовольствие воспоминание о похищение. Пусть и давнем.

– Ты его убил? – Спросила сипло, пытаясь справиться с эмоциями. Почему-то мысль о том, что отец убивал, не вызывает во мне отторжения, страха или неприязни. Может потому, что он мой папа, и я знаю, какой он любящий и заботливый. А может, не верю, что он может убить того, кто достоин жить.

– Убил. – Папа нехотя выдавил из себя признание, жестко поджимая губы. – Но Лену это не воскресило.

– А мама…? – Чувствую, что не должна это знать, но всё равно спрашиваю. Почему-то стало папу плохо видно. Не сразу поняла, что глаза наполнились слезами. Проморгалась, пряча мокрый взгляд. Не люблю показывать свою слабость. Никому.

– Маме неприятно вспоминать тот день. Постарайся ее не расстраивать, – просит отец. – И постарайся не влипать в истории. Я вынужден тебя предупредить. Вчера ночью, Алекс заметил слежку за вами. Мы почти уверенны, что Демон, выставляющий против тебя бойцов, заинтересовался тобой, как Источником.

– Капец! – Взвыла я. – Да вы издеваетесь? Да я же не родная вам. Я человек! Я не чувствую души, не вижу их!

– Жасмин, просто поверь пока, поймёшь, когда придет время. – Просит папа. – Ты носитель Света. Твой Свет много лет назад принял Алекса своим защитником и спутником. Никакого другого демона ты не сможешь принять.

– Пап, ну это ж бред, – мой голос дрожит. – Это ж я тогда не человек?

– Это не суть. Я не буду тебя вынуждать принять Алекса. Не отдам ему против твоей воли.

– Прекрасно! Я против! – Радостно воскликнула я, хлопнул по столу ладонью. – Дело закрыто.

– Нет, не закрыто. Я не настаиваю на вашем союзе. Ты сама примешь это решение, рано или поздно. Но это будет только твоё решение, добровольное. Как и когда твой Свет проявиться, мы не знаем. С уходом твоего демона, Источник спрятался. До поры. Он не откроется, пока вы оба не будете готовы. Поэтому, тут я спокоен. Всему своё время. Меня беспокоит именно вопрос твоей безопасности. Пообещай мне, вести себя благоразумно?

– Я постараюсь, – вздыхаю я. – Но я не брошу тренировки.

– Алекс мог бы тебя тренировать, если ты у меня такая боевая, – усмехается отец и одним глотком добивает уже остывший кофе из моей кружки. Я нахмурилась, видя такое вопиющее свинство по отношению к моей собственности.

– Паап! – Возмущаюсь я. А он улыбается мне так, как в детстве, когда мы сражались вилками за последний пельмешек в его тарелке или последнюю оливку в банке. – Ты ведешь себя, как ребенок, – с улыбкой укоряю я. – И не отвлекай меня. Я не хочу, чтоб Алекс меня тренировал. Я вообще хочу от него подальше держаться.

– Он тебя пугает? – Спрашивает отец, поднимаясь за очередной порцией кофе, – или отвращает?

– Нет, – пришлось ответить честно. Ложь отец за километр чует, проверенно. – Но я на него зла! И обижена! И не хочу быть батарейкой для демона!

– При маме такое не ляпни, только, – усмехается он и наполняет нам кружки свежей порцией бодрящего напитка.

– Типа, она не понимает, – фыркаю я.

– Ну, понимать, это одно. А слышать, в укор своего самолюбия – совсем другое. Поверь, мать твоя та еще гадюка бывает. Ядовитая до спазмов мозга.

– Ладно. Так вот, я не хочу такой унизительной роли. Вы демоны, властны, вы подавляете нас. Он меня подавит своей властью. Я не хочу потерять себя.

– Детка, кажется, ты всё неправильно себе нарисовала в своём воображение. Откуда такие глупости?

– Ну…, – растеряла я свою уверенность, – мне так кажется, – пожимаю плечами.

– Разве, похоже, что мама несчастна со мной? Что она подавлена?

– Пап, ну блин, сравнил! У вас любовь, это другое! А у нас обязанность, получается…

Вот, честно, некрасиво так ржать с собственной дочери. А он даже не смеялся, а именно, что ржал. Так и комплекс неполноценности можно себе заработать. Чувствую себя полной дурой. Вспылила. Обиделась. Поднялась из-за стола, собираясь уйти.

– Стой, – всё еще посмеиваясь, остановил меня он, – ты не дослушала про своё наказание. Поступаешь на работу к Алексу. Он только пытается организовать грамотно работу своего Круга. И помощь ему будет полезна.

– У него же должно быть куча всяких тварей! – Злюсь я. – Ты обещал меня не сливать без моего согласия.

– Во-первых, я и не сливаю. Я отправляю тебя работать экономистом, ну, возможно, он тебя до секретарши разжалует или до помощницы повысит. Сами разбирайтесь.

– Зачем ему человек? – Топаю в сердцах ножкой.

– У меня много людей работает, – парирует папа. – Больше, чем одаренных магией, даже. Именно они делают мне деньги. И это не столько Алексу надо, сколько тебе. Посмотришь, какой он. Узнаешь его, вспомнишь. Может, что и поймёшь?

– Влюблюсь, да? Ты хочешь, чтоб я влюбилась? Такой план?

– Нет, Жасмина, плана нет. Есть прямой приказ разгневанного отца, отбывать наказание под патронажем у Алекса.

– Тиран! – Зарычала я и убежала из кухни, оставляя, почему-то всё еще потешающегося надо мной, отца наедине с двумя полными кружками кофе. – Деспот! Предатель! – Заорала, я уже из гостиной так, чтоб он точно услышал. – Сами еще пожалеете! Черта с два у вас что-то получиться! Ничего у вас не получиться! Ничего…

Забежала в свою комнату и закрыла бесполезную дверь с такой силой, что штукатурка с потолка обсыпалась. Еще какое-то время металась из угла в угол, выдыхая проклятья, подобно огнедышащему дракону. А потом не выдержала, села прямо на пол и разрыдалась. Горько и отчаянно. Как загнанная жертва, лишенная возможности к маневрированию. Так бы, наверное, и ревела до потери сознания, не выведи меня из истерики ласковое поглаживание по голове.

– Уходи, – реву я. – Убирайся, Алекс! Не хочу тебя видеть! Никого не хочу видеть! – Кричу в сердцах и отталкиваю от себя молчаливо поджимающего губы демона. – Ничего у вас не получится! Ничего! Я не буду тебе батарейкой! Ищи другую послушную дуру! А я непослушная! Непокорная! Я…

– Ты, – прерывает мою пламенную речь Алекс, обнимая ладонями моё заплаканное лицо, – такая, какая мне нужна. Только такая, Искорка! Непослушная, вредная, гордая… Ты не робкий лучик, Жасмин, ты бенгальский огонь! И мне не нужна никакая другая, какой бы послушной она не была. Дай нам шанс, Искорка, пожалуйста…

Я отрицательно покачала головой.

– Не сегодня, Алекс. Просто уйди.

И демон, недовольно сверкнув тьмой в зеленых глазах, отпускает меня и уходит. Оставив после себя привкус разочарования и пустоты в груди.

***

– Rise and shine, Искорка! – В мой, затуманенный сном, мозг похоронным набатом вторгся жизнерадостный возглас демона. Вчерашний день мы провели врозь. После моей истерики, устроенной еще утром, меня никто не трогал, и я смогла полностью насладиться своим одиночеством и обижульками. Посвятив целый день рефлексии, размышлениям и периодическим вспышкам агрессии, я установила слабый, но мир внутри себя, надеясь, что никто не вторгнется в моё личное пространство ближайшее время и не разрушит такой шаткий мир внутри меня, с таким трудом достигнутым. К вечеру, мой внутренний мир затребовал не только духовного равновесия, но и пищу более грубую, пиццу, например. Но не выходить же на семейный ужин, когда все собрались и только и ждут, что я сдамся без боя, проиграв голоду. Демонята пару ра пытались вторгнуться ко мне, но я была ужас, как не в настроение играть с малыми, потому притворилась мёртвой и братья ко мне перестали ломиться.

Голод всё нарастал, настроение еще больше портилось, а запасы печенек и шоколада в письменном столе закончились. Спать легла голодная, как дворовый пёс и злая, как раненный буйвол. Думала, проснусь пораньше и сбегаю поем, пока все спят. Но, судя по тому, что меня разбудил мой во всём идеальный, но кошмар, завтрак свой, я успешно проспала. Не выдержала и взревела мученически, уткнувшись моськой в подушку. А что бы мой ответ Алексу был еще понятней, для пущей убедительности еще и одеялом сверху накрылась.

– Твоя жизнерадостность меня бесит, – простонала я, затягивая в пододеяльное укрытие босую пятку, которую гад успел щекотнуть, чем разозлил меня еще больше. Нельзя же человека спросонья так жестоко и громко кантовать! – Иди, растрать свою избыточную радость, потом придешь, поплачем вместе!

– Ну и язва же ты, – усмехается мой мучитель. – Но не старайся, я тебя буду и вредную любить!

– Я сейчас просто уписаюсь от радости, – огрызаюсь я, поплотнее кутаясь в тёплый кокон. – Дай поспать, изверг!

– Ну, нееет! – Смеется демон и стягивает с меня одеяло. Я вцепилась мёртвой хваткой, еще и между ног зажала, что б точно не смог оторвать у меня ни куска укрытия. – Жасмина, у меня нет времени сегодня на долгие уговоры, у меня куча дел!

– Ну, так иди в свою кучу, – рычу я. Гад сильнее и я явно проигрываю борьбу а одеяло, приходится держаться а кровать почти зубами. – Я тут при чем?

– Как это причём?! – Возмущается Алекс и одним резким рывком, выдирает одеяло. Поскольку я была в него по максимуму завёрнута, то такой бесцеремонный жест меня буквально вытрусил из тепла, словно пылинку. Я подобралась на кровати и прикрылась подушкой. – Кирилл навязал мне тебя быть моей помощницей. Понятия не имею, чем ты можешь мне помочь, – с сомнением осмотрел мой растрепанный вид демон и честно признался, – Я бы даже сказал, будешь сковывать мне руки, но нам обоим придется его слушаться.

– Если я такая бесполезная, – насупилась я, откидывая с лица растрепанные волосы, – оставь меня в покое!

– Блииин, Жасмина! Как я не подумал, что ты меня неправильно поймёшь?! Ты не бесполезная для меня. Просто я буду заниматься делами, мне предстоит много рутины, переговоров и документации. А с тобой я как-то больше на романтику хотел бы настроиться.

– Забудь. – Фыркнула я и нехотя отбросила подушку, поднимаясь с кровати. – Никакой романтики Алекс и никакой рутины тоже, у меня на сегодня планы, в которые никак не входит наглый демон!

Я говорила с лёгким налетом равнодушия, даже не глядя, как литься мой визави, а целенаправленно шлёпала босыми ногами в сторону санузла.

– Искорка, ты меня провоцируешь… – Приглушенно раздалось из-за моей спины. Я настороженно повернулась, наблюдая, как Алекс борется сам с собой или вернее со своим внутренним демоном. Он не скрываясь облапывал моё тело взглядом, а я только сейчас сообразила, что это моя ночнушка так на него действует. Покраснела. Попыталась прикрыться руками. Но что можно прикрыть, как кусочек тонкой льняной ткани бесстыже обрисовал все достопримечательности моего тела?

– Подбери слюни, Алекс, – настороженно отступаю спиной к дверям санузла.

– Я себя контролирую, – нервно сглотнул он и прикрыл глаза, успокаиваясь. – Но лучше не провоцируй.

– Ты псих, это всего лишь ночнушка, – выплюнула я, упираясь спиной в дверь и нащупывая ручку.

– Нет, Искорка, это не ночнушка. Это ты. Просто иди приведи себя в менее эротический вид и спускайся.

Я не стала дёргать тьму за нервно бьющийся хвост и быстро скрылась за спасительной дверью. Ну его. Кто знает, насколько его тьма подконтрольна?

***

Я решил не обострять отношения. Обиженно дуть губы – это удел женский. Поэтому, не оглядываясь на горячий вчерашний протест Искорки, уже с утра я был полон оптимизма и искренней радости, что Жасмина находится на расстояние вытянутой руки, а значит в безопасности.

Не смотря на мои старания не замечать конфликта интересов между нами, девчонка упорно меня провоцировала на агрессию. Сама же пылает маленьким, злым вулканчиком, всё норовя меня окатить целым потоком своей желчи. Не понимаю, неужели ей не хочется искренней любви, настоящих отношений? Ведь у нее такой пример перед глазами! Кирк и Лилия очень и очень завидный пример. А дети, кажется, стремятся к тому, что видят у своих родителей. И, тем не менее, в возможность любви или вообще каких-либо положительных чувств между нами, Жасмина не верит категорически. Проблема.

Короткая стычка с перетягиванием одеяла с утра, вызвала во мне море эмоций. Впрочем, стараясь не циклиться на мелькающих изредка стройных ножках в процессе борьбы за своё убежище, контроля я не утратил и не собирался. Эка невидаль, полуголая девчонка в самом соку?! Но стоило Жасмине появиться передо мной во всей красе, как демон негодующе заворочался в душе, почему наша Искорка до сих пор не раскрылась и не принадлежит нам. Усилием воли, я заставил демона заткнуться, а себя не глазеть так уж откровенно на юное тело, почти не прикрытое ничем, не считая коротенькой ночнушки. Довершал образ «горячей и невинной» несколько испуганный взгляд с примесью злости, растрёпанная копна каштановых кудряшек в беспорядке обрамляло нежное бледноватое лицо с утонченными чертами, а пухлые губы кривились с презрением.

– Ты спих, – выплёвывает она своё мнение, не подозревая даже, как сейчас больно бьет наотмашь мне по сердцу. Нет, срываться с катушек у меня и в мыслях нет. Но всё равно неприятно. Оставил строптивую собираться, а сам поспешил вниз.

– Ну как там? – Спрашивает Кирилл, уже собираясь выходить из дома.

– Сложно, – признаюсь. – Куда собрался?

– В офис, есть у меня же и дела, что приносят доход, а там моё присутствие необходимо.

– А Лилия?

– Она мелких в школу повезла. Так что вы малыши предоставлены сами себе. Вернее тебе. Не шалите тут по-взрослому.

– Да иди ты, советчик, – я набычился, провожая друга.

– Алекс, ты пойми, что тебе вообще-то очень повезло. Одно то, что она есть – уже везение. А приручать и усмирять…мы все через это прошли. Источники крайне неохотно идут на контакт с нами. А у твоего вообще еще детский максимализм в жопе играет. Так что крепись, – как-то по-отечески напутствовал меня Кирк, собираясь покинуть дом.

– Чернов, как ты справлялся? Как выдерживал близость Лилии до слияния?

– Мне было легче, – признается мой будущий тесть, – я получил часть ее сияния, и потому моя Тьма не рвалась в бой без надобности. А сексуальное воздержание вполне можно вынести. Труднее контролировать демона, требующего слияния душ. Мой был немного подкормлен.

– Понятно, – я задумался, закрывая за другом дверь и направляясь в кухню. Надеюсь, хоть завтрак мелкая не испортит нам.

Зря надеялся.

– Жасмина! – Я выронил из руки тост и застонал, – я же просил одеться менее эротично! А ты из себя шалаву малолетнюю сделала!

– Во-первых, я не малолетняя, мне почти двадцать. – Возразила засранка, подбирая мой тост со стола и нагло его съедая. – А во-вторых, я уже сказала, что у меня сегодня есть планы, в которые ты не входишь!

– Я сейчас, кажется, в кого-то войду! – Зверею я и поднимаюсь из-за стола. – Это что такое? – Указываю на широкий пояс, еле прикрывающий ягодицы пигалицы.

– Юбка, – невозмутимо отвечает Жасмина и, перегнувшись через стол, тянется за кофе. Специально же меня злит. Выдержку проверяет.

– Это не юбка, это пояс! – Закипаю я и перехватываю стройные бёдра руками. – Это не юбка! – Срываю с нее кусочек ткани, опавший к моим ногам, – а это не может вообще считаться одеждой! Это нижнее бельё! – Срываю следующим жестом подобие блузки.

– Ты что творишь?! – заверещала жертва моего произвола. – Это дизайнерские вещи! Я этот топ месяц ждала, по каталогу заказывала! Мерзавец! – Девчонка попыталась меня стукнуть, но зашибла об мою грудь кулачок. При этом стоит передо мной в одном белье, да еще чулках с кружевной резинкой. И вот вообще не стесняется меня. Только бесится от злости за утраченные вещи. – Какое ты имеешь право мной командовать? Как хочу, так и одеваюсь!

– Нееет, ты оделась так специально, – чувствую, как Тьма яриться. – И мне очень интересно, куда ты собралась в таком виде? Это раз! И где твои мозги? Это два! Ноябрь месяц на дворе! С утра уже минус на улице. А ты, как проститутка оделась. Куда?!

– Не твоё дело для кого я разрядилась! – Шипит мне в лицо девчонка и снова тянется за кофе, эффектно прогибая спинку. ГРРРРРs!

От моего шлепка по аппетитной попке, Жасмина выронила турку и ойкнула.

– Какого…?!e – На развороте попыталась меня оттолкнуть, но была поймана и перехвачена за руки.

– Такого, Искорка моя! Такого! У тебя три минуты, чтобы надеть первые попавшиеся джинсы и свитер, или я сам займусь твоим гардеробом! А начну с того, что сожгу всё, что мне в нем не понравится!

– Ненормальный! Ты не можешь себя контролировать! Отпусти меня и не лапай!

И тут я понял, что это всё игра. Она хотела меня выбесить. Хотела разозлить, чтоб я слетел с катушек и возможно перевозбудившись, сделал бы какую ошибку. Хрена с два, милашка! Меня на одни чулки не взять! Так что бежать к папе с криками, о моем недостойном поведение смысла нет.

– Сама выбрала, я дал тебе варианты. Пошли жечь твои дизайнерские шмотки.

– Ты же опаздываешь по делам, – съязвила она, пытаясь вырваться.

– Не убегут, – отрезаю я и ближе притягиваю к себе свою маленькую мегеру, чтобы уже следующий шаг сделать в ее комнате, переместившись в пространстве за считанные секунды.

– Не имеешь права! Я не собираюсь жить по твоей указке! И носить буду, что хочу, и гулять с кем хочу! И… и… и… драться буду! Да!

– Нет, – коротко поставил ее перед фактом, перечеркивая все возможные возмущения одним словом. Огляделся в комнате. Ага, а вот это должно быть гардеробная.

– oНе смей! – Перекрыла мне вход девчонка, растопырив ручки и ножки, словно она может мне что-то противопоставить. Я только улыбнулся такой наивности. А учитывая ее внешний вид, то картинка была отличная. Без особых усилий и уж тем более без лишних мыслей, передвинул малышку в сторону, заходя в небольшую комнатку. Тут царил хаос, словно Жасмина в попытке найти этот ужасный наряд безжалостно перерывала полки и вешалки с вещами, щедро расшвыривая их.

– А ты упёртая, да, – уважительно протянул я, разглядывая бедлам. – yВсё перевернула, но нашла, что искала.

– Это мой повседневный наряд в университет, – не сдается она, сложив недовольно ручки на груди и стараясь не смотреть на меня. Отвернулась, изображая оскорбленную невинность.

– Детка, ты должна была эту стадию «протеста всем» еще года три назад перерасти.

– У меня задержка развития, я тебе не пара, – снова язвит мне. Я лишь ухмыляюсь. Поднял первую попавшуюся шмотку, оказавшейся белой футболкой. Подошел вплотную к взъерошенной Жасмине и протянул ей.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю