332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юлия Вариун » Яркая Искра забытой любви (СИ) » Текст книги (страница 18)
Яркая Искра забытой любви (СИ)
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 11:30

Текст книги "Яркая Искра забытой любви (СИ)"


Автор книги: Юлия Вариун






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 23 страниц)

Веселые переругивания мамы с моим женихом прервалось с появлением представительного мужчины. Красивые черты лица нахмурились, заметив меня в руках Алекса. Его красота отличалась от красоты моего демона. И хотя ни габаритами, ни ростом, ни шириной плеч, гость не уступал Алексу и выглядел таким же внушающим, а лицом был и того серьезней, взрослее и солиднее, но эманации его Тьмы меня практически не напугали, что странно. Наоборот, я почувствовала какое-то острое отчаяние, исходящее от новоприбывшего демона.

– Лилия Николаевна, – вежливый взгляд демона в сторону заинтересованной мамы, – Ортайл.

– Привет, – невозмутимо здоровается Алекс и добавляет с иронией, – снова.

Но гость игнорирует замечание Алекса. Обращает на меня свой немигающий взгляд янтарных глаз.

– Не помните меня? – И столько отчаяния в голосе, что вопреки своей амнезии, хотелось его успокоить, что помню, лишь бы он не топил меня в своей бездне темных чувств. Врать не решилась. Промолчала. Сделала маленький шажок назад, почувствовав спиной силу и уверенность своего доктора.

– Артем, – шепотом подсказывает мне Алекс на ухо, – не помнишь?

Я чуть качнула головой, говоря «нет»

– Вы целовались с ним, – снова пытается мне помочь вспомнить Алекс, хотя я и не понимаю, зачем ему-то это. То есть, зачем ему именно эти воспоминания пытаться пробудить? И ответ сам собой пришел в голову. Он уверен в себе, уверен, что я никуда от него не денусь, и хочет показать это сопернику.

– Честно говоря, я был уверен, что вы в более плачевном состояние, Жасмина Кирилловна, – испепеляющий взгляд на Алекса. – Но вижу, вы уже вполне стоите на ногах.

– Да, Алекс смог сделать мне временной провал в пространстве. Мое лечение протекает в другом течение времени, – пресекаю возможный конфликт на корню. – Простите, – произношу виноватым голосом, – но я, правда, вас не помню.

– А его? – Кивает на стоящего за моей спиной мужчину.

– Никого не помню, – замечаю печаль в глазах отца, что ждет, до чего мы все тут договоримся, вальяжно прислонившись к дверному косяку. – Даже себя, – добавляю тихо.

– Артем, я так понимаю, вы вряд ли обедали? – Рассеивает гнетущую атмосферу мама, мягко улыбнувшись гостю. – Мы как раз собирались за стол, присоединитесь к нам?

Демон перевел на меня взгляд, спрашивая, насколько есть смысл ему принимать приглашение. А я замялась, на секунду, не зная, насколько вообще уместно, присутствие двух кавалеров за одним столом, и не закончиться ли все это побоищем.

– Пригласи его, – еле слышно, шепнул мне Алекс, на грани моего восприятия. И я, собравшись с мыслями, неуверенно выдала:

– Я буду рада, если вы присоединитесь к нам. Возможно, я вас и не вспомню, но смогу узнать вас заново. Мы были близки?

– Не так, как мне бы того хотелось, – честно признается Артем. – Я с удовольствием проведу с вами сегодняшний обед.

– Ну и прекрасно, – поднимается мама с кресла, где следила за нашими переговорами, – пойдемте в столовую, Инесса уже должна подавать на стол. – Она, мило улыбаясь, подхватила гостя под руку, указывая, куда ему идти, и невзначай так обернулась к папе, – дорогой, проследи за сыновьями, чтобы они вышли к столу.

И уже не дожидаясь никого, мама увела этого странного печального демона вперед. А следом и Алекс шагнул, вынуждая меня тоже перебирать ногами вслед за родительницей.

– Я себя чувствую виноватой перед ним, – призналась шепотом я, на что Алекс недоуменно повел бровью.

– Странно, должно быть как раз наоборот.

– В каком смысле? – насторожилась я.

– Не бери в голову, Малыш. Просто будь собой и поступай и говори то, что чувствуешь. Не пытайся никому подыграть или угодить. Будь собой, ладно?

– Ладно, – вздыхаю я, – но ты постарайся меня не оставлять наедине с этим Артемом, а то из жалости к нему могу и позволить ему лишнее.

Алекс рассмеялся, подарив мне мягкий поцелуй в висок, поддержав за талию, когда я неудачно качнулась, подвернув ногу.

– Кажется, я уже устала, – признание вышло совсем виноватым.

– Еще немного, Малыш. Обратно я тебя отнесу.

Не стала возражать. Лишь кивнула. А что? Я же уже призналась себе, что он мне нравится. Так почему бы и нет?

Семейный обед

В столовой уже стоял сервированный стол. Инесса, как раз водружала на центр стола супницу, когда увидела, что у нас гость.

– Еще один прибор нужен, – мягко скорректировала мама Инессу и та поспешила, дабы гость не был обделен.

Я осмотрелась в незнакомом помещение и осталась приятно удивлена. Вот вроде бы… жилище демона… а всё такое светлое, приятное и легкое! Удивительно!

– Нравится? – улыбается мама, наблюдая за моей реакцией.

– Очень, – признаюсь я, любуясь светлым интерьером. Не больнично-белым, нет. А такие мягкие оттенки крема, айвори, слоновой кости, с редкими вкраплениями золотых линий и шоколадных акцентов. – Мне вообще все понравилось, что я успела увидеть в этой квартире. Кроме, конечно, моей спальни, – дарю тяжелый взгляд Алексу, который галантно помогает мне усесться за стол. На мои слова он реагирует понимающей усмешкой.

– Дорогая, я думаю, что совсем скоро ты сможешь покинуть реабилитационную комнату, – пытается подарить мне надежду мать.

– Совсем скоро, это по вашим меркам, внешнего мира. А для меня там еще пара месяцев пройдет, – обиженно вздыхаю. Рядом со мной присаживается мой доктор – демон. Напротив, за большой овальный стол садится Артем. Мама же присаживается на центральный из трех пустующих стульев, и я понимаю, что она занимает стратегически верное место, рассчитывая мальчишек посадить с двух сторон от себя.

– Жасмина, не капризничай, – просит меня мама, – ты же понимаешь, что это мера для твоего блага. Чем быстрее ты восстановишься для нашей реальности, тем легче нам будет обеспечить твою безопасность, и возможно к весне ты сможешь вернуться к учебе.

– Но, я же ничего не помню, – хмурюсь я и пытаюсь не коситься с вожделением на блюда с едой, что спешит выставить на стол Инесса. Хотя живот уже подводит от голода.

– Я знаю дорогая, – с сочувствием смотрит на меня мама, – мы посмотрим по твоему психологическому состоянию, готова ли ты будешь адаптироваться в социуме заново, снова влиться в учебный процесс. Если не справишься, уже буде думать, что делать дальше.

– Алекс, скажи честно, – поворачиваю голову к демону, что с какой-то ироничной улыбкой слушает рассуждения матери, – есть шанс, что я вспомню свою жизнь?

– Шанс есть всегда Искорка, тем более когда вопрос касается мозга, – туманно отвечает доктор, – это такая штука… непонятная очень штука, должен заметить. Иногда люди, пробыв в коме не больше пары дней, просыпались, помня себя младенцами, а иногда пролежав в вегетативном состоянии пару лет, открывали глаза и не только узнавали всех, но еще и рассказывали события, произошедшие в мире за время их сна. И никто не может дать однозначного ответа на такие аномалии.

– Нет, мне не нужны выдержки из практики великих ученых. Скажи, ты лично веришь, что моя память восстановится?

Я не смотрела на Артема, но чувствовала его гнев. Его бесит, что у меня такие доверительные отношения с его конкурентом. Алекс же, словно сомневаясь, осмотрел мое лицо и нехотя проговорил:

– Нет, Малыш, я не просто не верю в это чудо. Я практически на сто процентов уверен, что это нереально. Прости. – Мою кисть под столом сжала его сильная ладонь, желая поддержать. – Боюсь, рассчитывать на это глупо. Тебе придется жить дальше, собирая новые воспоминания.

Я не знала, что чувствовала в этот момент. Пустоту, наверное. Да, в голове звенела пустота. Которая, впрочем, быстро заполнилась шумом, вбежавших в столовую братьев. А следом появился отец.

Какое-то время, за столом было относительно тихо. Даже демонята старались не отсвечивать под хмурым взглядом отца. Отчего, кстати тот был хмур, я не знаю. Вот только что всё было хорошо, он смеялся вместе со всеми, когда увидел меня на ногах, потом пришел Артем. Но и это его не смутило особо. А сейчас вот вошел в столовую, темнее тучи. Я прямо кожей чувствовала его Тьму, клубящуюся внутри демонской души. Ощущение, словно он замыслил что-то очень нехорошее и сейчас сидит, обдумывает последние нюансы и моменты из тех, что не главные, но существенные, например, куда прятать тело, паковать и испепелить на месте до состояния праха. Что же произошло, пока он ходил за мальчишками?

– Дорогой, – после минуты гнетущей тишины, позвала мама, обращая на себя внимание отца, и глазами намекая, что неприлично так себя вести, тем более, у нас гость. – Что-то случилось?

– М? – Отозвался отец, до этого задумчиво сверлящий стол, словно и не заметил своего отстранения. – Извини, Лучик, – натянуто улыбнулся он, отгоняя от себя хмурь, – Всё хорошо, звонок получил по работе, – пространный ответ не ввел никого в заблуждение, даже я поняла, что старый демон врет, как дышит, и все не так уж и хорошо.

Заметила его переглядывания с Алексом, которые можно было расшифровать как угодно, но ближе всего по смыслу был диалог «– Есть? – Есть»

Что бы там не случилось, но эти двое понимали друг друга с полу-взгляда и Алекс беззвучно втянул воздух сквозь стиснутые зубы. Мне казалось, что я почувствовала азарт, злость и предвкушение его Тьмы.

– Артем, – перевел тему отец, обращая внимание на гостя. – Ты знаком с Мартыновым?

– Честно говоря, поверхностно, – нехотя признается Градацкий. – Информацию, конечно, имею по нему, но общедоступную.

– И что можешь о нем сказать? – Интересуется папа, принимаясь за суп, который успела в момент гнетущего затишья раздать всем Инесса.

– Достойный демон. Правильный. Он, конечно не страж Равновесия, в виду выбранной линии ведения дел. Точнее, он-то при необходимости встанет под руку Контроля и пойдет крушить нарушителей, но вот армией помочь не сможет, только самостоятельно поддержит нас.

Я замерла, вслушиваясь в разговор демонов. Напряжение Алекса чувствовала чуть ли не кожей. Он, хоть и делал вид, что ко всему равнодушен, кроме тарелки супа перед ним, но спокойствие его было напускным. Мне вообще кажется, дай отец отмашку, и мой доктор, превратившись в ангела смерти, помчится кого-то рвать на части.

– И какую роль он выбрал, что не имеет армии при своем Круге? – Удивляется мама, беззвучно отдергивая одного из сыновей, того, что постарше.

– В его Круге, Лилия Николаевна, исключительно маги, ведьмы, магини, некроманты, имеющие неординарные способности к врачеванию. Мартынов, сам не имеет способностей лечить, как и большинство из демонов, – на этих словах Алекс тихо хмыкнув, подразумевая свою уникальность, – но он собрал под своим началом действительно профессионалов своего дела. В столице у него большая клиника, в которой понятное дело основные клиенты – представители магического мира, не имеющие нашей регенерации, но и людей там принимают с вежливыми улыбками. Более того, у него целый отдел, который занимается поиском людей, попавших в сложную ситуацию, когда человеческие врачи или бессильны или требуют баснословных денег.

– Да он просто Мать Тереза, – задумчиво уничтожает содержимое своей тарелки папа.

– Мать Тереза куда более продуманный и жестокий персонаж человеческого мира, чем Мартынов. Он, можно сказать, перебарщивает со своей благотворительностью. Но его команде нужно отдать должное! Практически все они участвуют в операциях Контроля. Есть и мелкие филиалы, раскинутые по стране, но в основном они в столице обосновались. Поэтому мы и знакомы шапочно.

– Кирк, я не понимаю твоего интереса, – вдруг перебивает Алекс, – я думал, что мы обсудили с ним все нюансы, касательно Алины.

– Руки чешутся, не могу ждать, пока Прайдон с докладом явится, – отвечает папа и смотрит в упор на моего демона доктора. – Мартынов мне звонил. Буквально только что. Если в прошлый наш визит, он уверял, что ведьма не откликается на зов клятвы крови, то сейчас сообщил, что и саму связь перестал чувствовать, клятва разорвана.

– Клятву нельзя разорвать, – удивляется Артем.

– Мам, о чем речь? – непонимание в глазах мальчишек сменяется неподдельным интересом.

– Потом папа вам объяснит, – туманно обещает мать, сама же прислушиваясь с некоторой оторопью.

– Можно, – вдруг откладывает ложку Алекс и, задумчиво пожевав губами, подбирая слова, продолжает, – если она погибла, то клятва перестает существовать.

Папа согласно кивнул, продолжая хмурится.

– Но мы же не купимся на этот трюк, да? – Поднимает Алекс взгляд на отца.

– Ты можешь мне смоделировать ситуацию? – Интересуется он. – Пока что я вижу только качественный уход на дно, но никаких доказательств.

– Да ладно! Есть грань, на которой одушевленное существо уже стоит одной ногой в могиле, и в этот момент, как раз и слетают все условности бренного мира, в том числе и клятвы! Ибо человек уже наполовину мертв. При этом, умелый некромант сможет вернуть душу обратно в тело или же и вовсе переселить ее в другое тело, лишенное души, вдохнув жизнь.

– То есть, она пребывая на грани смерти, умудрилась выжить, и это сняло с нее клятву верности Мартынову? – Уточняет отец, что-то прикидывая в голове.

– Нет, Кирк, не так, – невесело усмехается Алекс, – она целенаправленно почти убила себя, при этом заручившись поддержкой очень серьезного некроманта, чтобы он был готов ее выдернуть из-за грани.

– А…э… стесняюсь спросить, – подала я голос, отодвигая пустую тарелку. Практически никому не был испорчен аппетит разговорами о смерти, некромантах и таинственной грани, поэтому сейчас Инесса сноровисто раскладывала ароматное жаркое. – А что собственно вам сделала эта Алина, что ей пришлось себя убивать, чтобы скрыться?

– Зришь в корень, Искорка, – помрачнел лицом Алекс.

– Кроме того, что она разнесла на кирпичики наш дом, – вздохнул отец, – еще она отравила вас с Лилией. Ты вот выкарабкалась титаническими усилиями Ортайла. А твоя не рожденная сестренка нет.

Мама опустила голову, пряча взгляд. Мне сердце стиснуло тисками боли. Как же так?!

– Извините, Кирилл Аполлонович, – виноватый взгляд в мою сторону Артема, – возможно, я неправ, но зачем вы Жасмине такие вещи рассказываете? Вряд ли ей нужны переживания.

– Мы решили по максимуму откровенно отвечать на вопросы дочери, – вместо папы, отвечает мать. Она быстро взяла себя в руки и с сочувствием посмотрела на меня. – Мы, конечно, же можем жалеть твои чувства, но решили, что ты имеешь право знать всё, что тебя касается. Даже, если это принесет тебе боль.

– Не надо меня жалеть, – соглашаюсь я, – хочу знать все!

– Ну, – натянуто смеется отец, – так уж сразу?! Давай постепенно, ладно?

– Паап, а если эта… Алина, такая ушлая… и инсц… – запнулась я, – и …

– Инсценировала, – помогает мне Алекс, – подкладывая мне на тарелку какую-то закуску.

– Да, – соглашаюсь я, благодарно смотря на демона, – она может снова попытаться нам навредить?

– Скорее всего, – признается Алекс, – но не переживай, Малыш, ты в максимальной безопасности здесь.

Я послушно кивнула. И тут же непокорно вскинула голову.

– А, где я ей вообще дорогу перешла? Какого демона ей надо?

Тишина. Братья вообще забыли, как жевать, вслушиваясь в разговор, только глазами хлопают. Алекс как-то обреченно махнул рукой, разрешая отцу говорить.

– Да вот, доця, вот как раз именно этого демона ей и надо, – невеселая ухмылка отца и кивок в сторону Алекса.

– Что? – Тупо переспрашиваю я, уставившись на своего доктора. – Твоя пассия приревновала и решила меня убить?

– Она не моя пассия! – открестился Алекс.

– Да мне плевать, как ты ее назовешь! – Вспылила я, – пассия, любовница, подружка – мне плевать! Я-то в чем виновата?

– Не кипятись, Малыш, – темнеют глаза демона. – У меня не было с этой ведьмой абсолютно никаких отношений. Даже дружеских.

– Но она считает меня угрозой! – Рычу я, не хуже демона. – И пап, не стыкуется, если она служила у этого вашего Мартынова, то должна быть божьим одуванчиков – лекаркой, а не циничной убийцей – отравительницей.

– Нет, Искорка, как раз тут все сходиться, более чем, – перебивает меня Алекс. – Алина действительно ведьма с целительским даром. Но, чтобы ты понимала, чтобы вылечить кого-то от отравления, надо, прежде всего, отлично разбираться в ядах. Фактически, знания одни, вопрос только в применении. Мартынов вряд ли проверяет тех, кого берет в Круг на наличие темных мыслей, он ориентируется на наличие целительского дара. А этот фактор в Алине присутствовал.

– Тогда вернемся к вопросу «какого хрена?» – хмурюсь я. Родители отвели глаза, Алекс устало потер переносицу, видимо подбирая слова. – Ты знаешь? – Перевожу взгляд на Артема, и тот кивает неуверенно. – Ну, так говори!

– Подозреваю, что вмести с памятью у вас, Жасмина Кирилловна, приказал долго жить и жизненный опыт, которого и на тот момент было не много. Тут не надо владеть информацией, чтобы понять – женщина, скорее всего, одержима навязчивой идеей – Алексом. Отказ принять с достоинством не смогла. И нашла виновную в вашем лице. Другого объяснения я не вижу.

– Он прав? – перевожу свое внимание на Алекса. И тот угрюмо кивает, на меня не смотрит. Кажется, что он мыслями далеко. Возможно, вспоминает, как раз тот самый отказ, вынесший приговор моей не рожденной сестре.

– Мне очень жаль, девочки, – смотрит он по очереди то на меня, то на маму. – Я не мог предположить, что ее навязчивое стремление попасть в мою постель принесет столько беды вам.

– Вопрос в том, как решить теперь эту проблему, – вклинивается отец в эту секундную исповедь. – Игорь, ее подельник мертв, но он, как я понимаю, был лишь пешкой в ее игре.

– Это ничего не меняет, – подает голос Артем, если я правильно помню, у вашей ведьмы должна быть целая коробка со смертельно опасными артефактами. Так?

– Более того, у нее есть еще как минимум одна пешка, – поддакивает Алекс. – Чтобы провернуть такой трюк с инсценировкой смерти, некромант просто необходим! Но учитывая цену, которую придется несчастному заплатить за вытащенную из-за грани душу, то он должен быть очень заинтересованным. У Мартынова, кажется, некроманты в достатке, не так ли? Надо выяснить, с кем она водила дружбу-любовь-секс. И найдем помощника.

– Я даже подскажу, что искать, – вдруг появляется неизвестный мне демон, вальяжно, как к себе домой, заходя в столовую и присаживаясь за стол. – Будем искать брошенного и обманутого влюбленного.

У меня внутренности сжались в комок, стоило этому демону посмотреть на меня. Какой… ужасный у него демон внутри. Ощущение, что на меня и не мужчина смотрит сейчас, а бездна, усыпанная трупами и затопленная кровью и болью. Кажется, я всхлипнула, на миг утратив ориентир в пространстве.

– Малыш, успокойся, всё хорошо, – слышу знакомый вкрадчивый голос своего доктора и чувствую его руку на своих плечах. – Я рядом, тебе ничего не угрожает. Дыши, Искорка, дыши и слушай мой голос. Антон – начальник охраны твоего отца. И очень близкий друг. Он тебя маленькую на дерево учил лазать, пока я не видел, а ты его дядей называла и с его детьми вместе в прятки играла. Слышишь меня?

Я через силу кивнула. Ощущение опасности не отпускало, но не верить Алексу у меня причин нет. Делаю пару судорожных вдохов-выдохов, слушая спокойный и уверенный голос доктора и протолкнув поглубже в желудок ком, открыла глаза, встречаясь с темными провалами этого страшного Антона. Алекс обнимает меня за плечи одной рукой и его лицо слишком близко для приличий. Вторая рука держит меня за ладошку под столом.

– Всё хорошо, дорогая, – переманивает мое внимание на себя мама, – я, помнится, вообще устроила разгром в кабинете Кирилла, пытаясь «спастись» от этого монстра.

– Мы до сих пор иногда посмеиваемся с того момента, – признается папа и обращается непосредственно ко мне. – Представляешь, я выхожу из кабинета и успеваю увидеть только взлетевшие к потолку ноги твоей мамы. Она грациозно кувыркнулась об кресло, а сверху на нее еще стопка папок всяких загремела и это самое кресло. Картина маслом, туфли в разные стороны…

– А ведь я просто пытался ей помочь собрать разбросанные по полу бумаги, – вступает в разговор уже сам Антон, приветливо мне улыбаясь.

– Да ты напугал меня до икоты тогда! – Возмущается мама, а папа со своим другом смеются одними глазами.

– Словом, – смотрит на меня этот кровавый демон, – ты привыкнешь к моему присутствию. Твой Источник не сразу, но свыкнется, что от меня нет ему опасности. Пока тебе стоит просто принять на веру, понять это разумом. Справишься? – И смотрит так пристально.

– Я постараюсь, – отвечаю неуверенно.

– Ну и отлично, – улыбается этот Антон. – А теперь ребята к делу. На Мартынова подробное досье в разработке. Общая информация, доступная всем подозрений на него не наводит. А вот его окружение песочат сейчас вплоть до нижнего белья. Но сильно вряд ли мы найдем ниточку к твоей фанатке, Алекс.

– Я тоже так думаю, – вздыхает в ответ Алекс, не спеша отпускать меня. И не смотря на ощутимое неудовольствие Артема нашими обнимашками, мне так значительно спокойней и легче переносить присутствие Антона. – Боюсь, что она использовала парня и скрылась. Скорее всего, надо искать не очень опытного, возможно достаточно молодого человека, но с ярким даром некромантии. Неуч, не потянет такой ритуал. А слабак, не сможет расплатиться с Равновесием за такое грубое вмешательство в ход событий.

– И это всё равно ничего не даст, – вздыхает отец. – Ну, найдем мы его. Он нам расскажет всё, что мы сейчас прекрасно и сами разложили по полочкам. Что дальше-то? Останемся с одним ответом «пропала, не знаю, куда»

– А вдруг, знает? – подает голос мама.

– Нет, дорогая, не знает он. Эта ведьма слишком продуманная. Если бы прокололась – свидетеля бы отправила уже на тот свет.

– И что, остается только сидеть и ждать, пока ваша неадекватка снова выйдет на охоту? – возмущенно осмотрел моих защитников Артем.

– А я предлагаю ее выманить, – роняет тяжелую фразу в повисшую тишину кровавый демон.

– НЕТ! – хором зарычали отец и Алекс.

– Да мы перекроем все подходы, – не унимается Антон.

– С ума сошел, Прайдон?! – Сузила глаза мать.

– Не кипятись, Лилия, – просит он. – Я все устрою так, что комар носа не подточит.

– НЕТ! – Снова взревели отец с Алексом, и мама с ними вместе.

Я только и могла, что переводить с одного на другого демона взгляд. Ничего не понимаю.

– Жасмина не будет в этом участвовать! – Отрезает мой доктор и крепче прижимает меня к себе.

– Ладно, – легко соглашается Антон, – продолжайте ее прятать. Жасси, как тебе под домашним арестом? Согласна провести так остаток жизни?

– Антон! – возмущается мама, – так, а вы поели, идите уже в свои комнаты, – переводит она свое неудовольствие на мальчишек. Но те не поняли, за что на них разозлились, ведь они вообще сидят не отсвечивают, лишь бы их не выгнали от такого интересного разговора.

– Я ем, – вдруг вгрызся старший парнишка в кусок мяса, давно остывший в позабытой им тарелке.

– И я! – повторяет второй и тянет в рот пустую вилку. – Очень голодный. Никак не наемся.

Но к вящему удовольствию маленьких демонят, про них тут же все забыли, снова уставившись на Антона.

– Придумай, другой план, – строго велит отец.

– Да, что за план-то? – нетерпеливо требую объяснений, даже руки Алекса с себя стряхнула.

– Он хочет использовать тебя, как наживку, – объясняет мне папа, – чтобы выманить эту суку.

– Кирилл! – Укоряет одной только интонацией мать, намекая на присутствие детей. Но папа отмахнулся и снова напустился на друга. – Придумай другой план или роль Жасмины будешь играть сам! Но она не выйдет из этой квартиры, пока сумасшедшая на свободе и вооружена артефактами – убийцами!

– Пап, а вообще-то… – только начала я свою мысль, но строенный окрик меня заткнул.

– НЕТ!

– Да я просто…

– НЕТ!

– Ну, пап…

– Забудь, – отрезает суровый демон. – Мы справимся с этим вопросом и без твоего непосредственного участия.

И снова тишина.

– Ох, Энтони, – появляется в столовой Инесса, – голодный, небось?

– Зверски, – соглашается Антон.

– Сейчас, принесу тебе приборы, – уносится снова домработница.

– Ладно, обсудим нюансы и планы без непосредственно участия женщин и их эмоций. Все же вы, милые создания, имеете слишком большое влияние на нас, – мне и маме подарен снисходительный взгляд.

– Подожди, жена твоя узнает о твоем предложении, – мрачно грозит мама.

– Лилия, – почти стонет кровавый демон, – вот это вообще запрещенный прием! Хочешь мне жизнь испортить?

– Ну, прям – таки уже и целую жизнь? – коварная усмешка матери, – погоняет Амеллия тебя вечер – другой. Не умрешь.

– Женщины, – усмехается Антон, – само коварство. Что с новым годом, Черновы? – Резко меняет он тему. Мама с папой переглядываются. – Ой, да ладно вам! Еще три дня, Жасси, как раз будет уже в порядке, в моем доме ей ничего не угрожает. Вы же не отмените праздник, параноики?!

Я тоскливо подумала, что это тут у них три дня. А мне там, в спальне – палате это, наверное, еще месяц, а может и два пройдет. Захотелось всплакнуть по такой несправедливости.

– Алекс, ну скажи им, – просит Антон и благодарит подоспевшую с тарелками Инессу, принимается сам себе накладывать, отказавшись от ухаживаний домработницы.

– Я не уверен, что это хорошая идея, – осторожно косясь на меня, отвечает Алекс. – Кирилл рассказывал, что у вас целая традиция, шумный и многолюдный праздник в твоем доме…

– Все свои, Алекс! Ммм…обожаю вашу Инессу! – зажмуривается от удовольствия демон, проглатывая жаркое. – Надо ее переманить к нам. Таких зануд нельзя так вкусно кормить, – посмеивается он и вдруг обращается ко мне, от чего мне хочется впечататься в Алекса и спрятаться. – Жасси, ну а ты? Ты всегда любила праздники, что устраивает моя жена. С моими спиногрызами опять-таки очень дружна. Да, народу будет много. Только детей моих полный дом наедет со всех концов света. Да и друзья с семьями.

Я вопросительно уставилась на отца.

– Да, приемами у Прайдонов не брезгуют даже зазнайки из Контроля, – признается он. – Эти чокнутые устраивают гуляния на пару дней в своем загородном мини-замке. Не думаю, что тебе будет уютно среди такого количества носителей Тьмы, когда ты только учишься нас воспринимать без дрожи в коленках. Кроме того, есть опасность нападения…

– Да брось, Кирк, – смеется Антон, – какое нападение в доме, кишащем стражами Равновесия? Никакая даже самая отчаянная ведьма не полезет в кубло ядовитых гадюк! Жасмина, не позволь этим снобам запереть тебя и не дать оторваться на новогодние праздники!

– Я… подумаю, – туманно отвечаю я. – Мы все обсудим. И отец даст вам ответ. – Смягчаю свой слишком официальный ответ неуверенной улыбкой.

– Ладно, боги с вами, – сдается Прайдон. – Вы знаете, что ваши комнаты никто не займет, Амеллия будет ждать! Артем Васильевич, а вы как? Отмечаете человеческие праздники?

– Откровенно говоря, раньше был холоден к подобным проявлениям человеческих слабостей, – несколько стушевался Градацкий.

– А вот и зря! – Смеется Антон и подкладывает себе на тарелку еще закусок. – Присоединяйтесь к нам.

– Я могу подумать? – Теряется наш гость.

– Да, пожалуйста, – отмахивается кровавый демон. – Я пришлю вам пригласительный, а вы уже думайте, как поступить.

– Договорились, – подавил улыбку Артем, сверкнув в мою сторону янтарем своих алчных глаз.

– Ты уже наелась? – Шепотом спрашивает Алекс, приблизившись. Я печально нахмурилась.

– Не хочу обратно, – чуть не плача, взмолилась я. – Мне тут хорошо. А там ужас, как тоскливо!

– Тебе надо отдыхать и восстанавливаться. Каждый час, проведенный вне твоей вынужденной темницы, это несколько упущенных дней лечения. – Алекс говорил тихо, не особо привлекая к нам внимание, пока мама с Антоном обсуждали и спорили о чем-то, только им понятном, а отец серьезным тоном пытался выпроводить сыновей, про которых в пылу обсуждений все забыли. И только взгляд Артема, прожигал во мне дыру, следя, как по-свойски мой доктор обнимает меня одой рукой, второй убирая мой непослушные кудряшки с лица, заправляя за ухо и шепчет мне что-то интимным шепотом. Понимаю, что суть нашего разговора ни для кого не секрет, особенно для демонов с их наверняка звериным слухом. Но со стороны все равно наш междусобойчик смотрится интимно.

– А как же десерт? – протестую я. – я чувствую запах выпечки!

– Я попрошу Инессу принести тебе десерт в спальню, – виновато улыбается мой заботливый демон.

– Тиран! – Рычу обиженно и получаю в ответ тихий смешок.

– Пойдем, Искорка, я тебя отнесу.

– Да, я как бы немного отдохнула, постараюсь и сама дойти, – слабо протестую.

– Нет, я же обещал, что отнесу обратно, – лукавые искры тьмы в наглых зеленых глазах, – кроме того, я уже настроился, – Алекс поднялся из-за стола, решительно отодвинув мой стул. Захотелось, подобно братьям судорожно вцепиться в тарелку, с криками, что не наелась, но отринув недостойные мысли, всё же нашла в себе гордость встать без истерик.

– Я зайду к тебе, – теплый взгляд мамы и строгий отца:

– Детка, не злись так, скоро будешь бегать, обещаю.

Я проигнорировала слова родителей, затаив совершенно детскую обижульку. А вот с гостем простилась вполне вежливо. Надеюсь.

– Была рада с вами познакомится, – смотрю на Артема, что еле сдерживает Тьму, рвущуюся сквозь янтарь его глаз. – И буду рада еще пообщаться.

Демон в ответ лишь кивнул, провожая меня и Алекса отчаянным взглядом.

А стоило нам покинуть столовую, как я взмыла в воздух, подхваченная сильными руками и прижатая к мощной груди.

– Совсем не обязательно…

– А мне хочется, – парирует Алекс, даже не давая мне досказать свой протест, и уносит меня в мою темницу. – Ну и как? Сравнила ощущения? Другой демон тебе по душе?

– Предъявите всех претендентов, выбор тут не особо велик представлен, – вредничаю я, и в противовес своим словам, сладко жмусь к груди доктора, чуть ли не мурлыкая от ощущения защищенности, спокойствия и правильности всего происходящего. Как же хорошо, когда он вот так обнимает меня своей Тьмой. Хочется зажмуриться и кайфовать, отдавшись ощущениям. Но я не дам ему понять, что он мне нравится. И так, слишком самоуверен. Надо его немного на землю опустить.

– Всех претендентов? – усмехается мой демон и открывает мною двери в спальню. – А справишься-то всех тестировать?

– Я буду очень стараться, – усмехаюсь лукаво, глядя на него снизу вверх, аккуратно опущенная с рук на кровать.

– А давай начнешь с меня, а? – предлагает он и вдруг оказывается непозволительно близко, так, что я даже чувствую его дыхание на моих губах. Замер в миллиметрах от меня и дразнит своей близостью, не касается. Только рассматривает мои губы, изучает, словно никогда их не видел прежде.

Я снова пугаюсь и каменею от осознания его желания, как минимум меня поцеловать. Чувствую невесомое касание к лицу. Костяшки длинных пальцев скользят мне по скуле, прочерчивают дорожку по щеке, спускаются к губам, чтобы коснуться моего замершего в нерешительности рта подушечками пальцев.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю