332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юлия Гай » Вперед и вверх! (СИ) » Текст книги (страница 1)
Вперед и вверх! (СИ)
  • Текст добавлен: 25 мая 2017, 21:30

Текст книги "Вперед и вверх! (СИ)"


Автор книги: Юлия Гай




Жанр:

   

Слеш



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц)

Новинки и продолжение на сайте библиотеки https://www.litmir.me

========== Глава 1 ==========

Но круг бежит,

И лишь песок струится между жерновов,

И мир лежит во мгле,

И не кончается любовь.

Когда тебе сообщают плохие новости, в первое мгновение почему-то кажется, что это шутка. Тем более, если позвонил вредный младший брат.

– Говорю тебе, идиот, это не розыгрыш! Кто же шутит такими вещами?! Не веришь мне, включи телевизор, придурок!

Лукас выронил телефон и, всхлипнув, закрыл лицо руками. Как же так? Как такое могло случиться? Ведь отец дошел до вершины, а потом сумел спасти всю свою команду. Папа позвонил и сказал, что все хорошо: отец в безопасности и скоро будет дома.

– Что такое, малыш? Почему ты плачешь? – Эд из кабинета услышал его рыдания и тут же оказался рядом.

Лукас кинулся ему на шею.

– ДиДжей только что позвонил. Отец в тяжелом состоянии, в коме, у него несколько раз останавливалось сердце.

– Господи, бедный мой мальчик! – Эдисон обнял его. – Слушай, но ведь он жив! Я уверен, мистер Джордан поправится!

Лукас уткнулся заплаканным лицом в плечо мужа.

– Ты так думаешь?

– Не сомневаюсь, – убежденно ответил Эд, – все будет хорошо, малыш. Не плачь, ладно?

– Ладно, – вздохнул Лукас, очень надеясь, что муж окажется прав.

– Когда они прилетают?

– Папа договорился насчет спецборта из Катманду. Примерно через два часа они будут здесь.

– Хорошо, – сказал Эд, – когда они прилетят, поедем и узнаем, как обстоят дела. А пока, если ты не возражаешь, я еще немного поработаю.

Он быстро чмокнул Лукаса в щеку и ушел в свой кабинет.

Омега с тоской поглядел ему вслед. Слезы снова полились из глаз, но на этот раз он постарался плакать потише. Эд анализирует важный эксперимент, ему нужны тишина и покой. Возможно, его новая разработка спасет жизни тысячам человек, нельзя отвлекать его по пустякам.

Лукас разрыдался, изо всех сил зажимая рот руками, чтобы ни один звук не прорвался наружу.

Господи, а если отец умрет? А если следом за ним уйдет папа? Лукаса трясло от ужаса. Он давно уже замужем, у него любящая семья, дочка, два брата, но перспектива остаться сиротой пугала не на шутку. Боже, а что будет с Нани? Диего уже взрослый, но Бреннан… Как он переживет все это?

Лукас ринулся в ванную, включил воду и дал волю слезам, выплакивая свои страхи. Увы, не на груди альфы, как полагается замужнему омеге, а прижимаясь спиной к холодной кафельной плитке! Когда поток слез иссяк, Лукас промокнул горячее воспаленное лицо махровым полотенцем и, чтобы хоть немного отвлечься, вышел из дома. Мия и Нани качались на качелях среди цветущих вишен, хохотали и казались сущими ангелочками. Наблюдавший за ними Илай обернулся с улыбкой, но, увидев покрасневшие глаза Лукаса, тут же изменился в лице:

– Детка, ты плакал? Что-то случилось?

– Отец впал в кому, – с трудом выдавил Лукас и снова разрыдался, – Диего сказал, что они летят сюда, в больницу. Папа в шоковом состоянии, ни с кем толком не разговаривает. Я не знаю, что делать, Илай!

Отец Эдисона поспешно заключил его в свои объятья.

– Сочувствую, мой дорогой, – ласково гладя Лукаса по голове, сказал он, – но давай не будем паниковать раньше времени. Арди потребуется наша поддержка. Кроме того, своими слезами ты можешь напугать малышей. Лучше мы поедем в госпиталь и будем ждать их там.

– Хорошо.

– Я позвоню Дэну.

Мия соскочила с качелей и подбежала к ним. На удивление чуткая, дочка замечала малейшие изменения в настроении близких.

– Папочка, – подергала она за штанину Лукаса, – почему ты плачешь?

– Потому что случилась беда, милая.

– А что такое беда?

– Беда, – Лукас до боли закусил губу, – это то, от чего болит сердце.

– У тебя болит сердце, папочка? – с сочувствием спросила малышка, глядя снизу вверх большими ярко-голубыми глазищами. Ни у Лукаса, ни у Эда не было таких глаз, они достались Мие от Блэйка.

– Ничего, крошка, – Лукас наклонился и подхватил ее на руки, – твой дедушка непременно поправится. Все будет хорошо.

Мия с силой обняла его за шею и горячо подышала в ухо. Обделенный вниманием Нани тоже слез с качелей и потребовал взять его на руки. Илай поманил его к себе.

– Я помогу тебе собрать детей, – предложил он. – А где Эд? Ты сказал ему про Блэйка?

– Сказал, – уныло ответил Лукас, – но он описывает какой-то опыт и хочет как можно больше успеть сделать до того, как мы поедем в больницу.

Илай нахмурился.

– Ладно, давай я одену малышей, а ты собери им в дорогу сок и игрушки. Возможно, пробыть в больнице придется долго.

За окном шумел дождь. Привычный уютный лондонский дождь, которого так не хватало в проклятом Непале с его адскими перепадами температур. Дождь стучал по стеклу, усыпляя город, погружая всех в тягучее дремотное состояние. Стоя у окна, Арди, то ли спал, то ли грезил. Он успел выпить два стаканчика кофе из больничного автомата, пока Коннолли не наложил на него вето. Но последние трое суток доконали его, и даже ударная доза кофеина не спасала.

– Арди, – Марк подошел сзади и осторожно коснулся плеча, вырывая омегу из сна.

Арди резко повернулся и с волнением заглянул ему в глаза.

– Вы что-то узнали? Вы сможете что-то сделать? Скажите, что вылечите его!

– Арди, Арди, успокойтесь! Вашего мужа все еще обследуют, это не минутная процедура. Если позволите, я хотел бы осмотреть вас.

– Не стоит, – Арди раздраженно махнул рукой, – я в порядке. Помощь нужна Блэйку! Из-за долбанного снегопада мы потеряли целые сутки, пожалуйста, скажите, что еще не поздно! Что он еще может очнуться!

– Послушайте, Арди, – мягко проговорил доктор, – даже если прогноз будет благоприятным, и Блэйк вскоре очнется, ему придется провести в больнице не одну неделю. Как вы собираетесь поддерживать своего альфу, если сами заболеете? Дайте мне пару минут, чтобы убедиться, что с вами все нормально.

– Ладно, – сдался Арди, буквально падая на край кушетки, – только, ради бога, побыстрее. Я скоро сдохну от этой неопределенности.

Коннолли вздохнул и достал из кармана свои инструменты: молоточек и фонарик. Посветил в зрачки, постучал по коленкам, заставил проследить взглядом за кончиком молотка. Арди безучастно выполнял указания, изнемогая от ожидания. Он ненавидел неизвестность. Она выкачивала из него силы. Лучше любая информация, чем ее отсутствие.

Коннолли не удовлетворился осмотром и принялся трогать его голову, безошибочно, блядь, попадая в самые болевые точки. И как садисты-неврологи это делают?

– И все-таки вы совсем не в порядке, Арди. Вы простудились, у вас жар.

– Не смертельно, – отрезал омега, – я не умираю, вы в этом убедились. Теперь ступайте и спасите моего мужа.

– Попрошу сестру принести вам лекарство и плед. Посидите тут, а лучше попробуйте поспать. Обследование закончится еще не скоро.

Но отдохнуть не вышло. Прибыла группа поддержки. Под возмущенный шепот медсестер по коридору диагностики промчались Миечка и Нани. Малыши одновременно повисли на шее Арди, едва не свалив его с ног.

– Ну, вообще, обнаглели, мелкота! – рявкнул заботливый Диего и тут же отодрал от папы Нани.

Нани взревел басом и цапнул старшего брата за плечо. Мия обвила шею деда покрепче и сопела ему в ухо, боясь, что ее тоже заберут.

– Лукас, сними с папы Мышь, – сурово потребовал ДиДжей, – она тяжелая.

Прозвище Мышка придумал для Миечки Блэйк. Арди не раз ругал его за это, он считал непедагогичным награждать детей прозвищами. А сейчас у него, помимо воли, слезы навернулись на глаза.

Лукас поспешно забрал у Арди дочку, отдал ее, обиженно надувшую губки, Дэну и сам полез обниматься, шмыгая распухшим от слез носом. Едва с приветствиями было покончено, в больнице появились Кейт, Картер и Пенни. А за ними тренеры и ученики из школы Блэйка, Джесси с Брайаном и еще кто-то. От обилия знакомых и незнакомых лиц рядом у Арди пошла кругом голова.

Когда в конце коридора показался Коннолли, омега бегом устремился к нему, лишь бы вырваться из удушающих объятий близких.

– Ну что? Что?!

Марк поглядел на толпу сочувствующих.

– А не поговорить ли нам в моем кабинете?

– С удовольствием! – горячо поддержал идею Арди.

От волнения его бил озноб.

– Присаживайтесь, мистер Джордан.

– О, как официально, – нервно пошутил Арди, – не бойтесь, я не свалюсь в обморок от плохих новостей.

– Я просто хочу быть вежливым.

Арди сел. Сколько бы он ни бравировал, ноги его едва держали. Что скажет Марк? Огласит приговор или даст надежду? Господи, только бы…

– С какой новости начать – с плохой или с хорошей?

Да он издевается!

– Говорите уже! – потребовал Арди.

– Тогда начну с хорошей. Самое страшное наше предположение не подтвердилось. Мы боялись необратимых изменений в стволе мозга. Проще говоря…

– Прошу вас, Марк, – перебил его омега, – не упрощайте. Говорите, как есть. Я хочу знать обо всем, что происходит с моим мужем. А если что-то не пойму, прочту ваши, эскулаповские, учебники.

– Хорошо, – с уважением кивнул Коннолли. – Дело в том, что горная болезнь, вызвавшая отек мозга у Блэйка, часто осложняется повреждением дыхательного центра. К счастью, этого не произошло, и ваш альфа может дышать самостоятельно. Это отличная новость, Арди.

– Значит, он скоро очнется?

– Не факт, – покачал головой Коннолли. – Мы нашли несколько очагов повреждения коры и структур мозга. Ближайшая цель – снять отек и устранить его последствия. Потом будет видно. Но на вашем месте я бы не надеялся на скорое выздоровление. Холод и длительная гипоксия оказали крайне негативное воздействие на организм мистера Джордана. Будь он омегой…

– Тогда что? – насторожился Арди.

– Тогда я дал бы вам пятьдесят процентов, что больной поправится. А альфы… С нами все сложнее. Одарив нас физической мощью и выносливостью, всю живучесть и способность к регенерации природа отдала омегам.

– И сколько шансов же вы дадите Блэйку?

– Процентов двадцать пять, не больше.

Арди выдохнул. Что ж, боясь худшего, он все же рассчитывал на лучшее. По крайней мере, надежда все-таки есть.

– Могу я его увидеть?

– Конечно, Арди. Блэйк уже в палате, можете идти к нему. Но после этого я настоятельно рекомендую вам как следует отдохнуть.

В холле больницы громко тикали часы. Время на них приближалось к восьми вечера, когда отца на каталке привезли обратно в палату. Папа все еще беседовал с доктором Коннолли. Без него никого из них к отцу, конечно же, не пустили. Увидев дребезжащую по плитке пола каталку, Диего поскорее схватил Нани на колени и сунул ему на растерзание свой планшет.

– Анг`и бё`с! – обрадовался братишка, увидев заставку любимой игры.

Дебильной игры!

Диего с тоской посмотрел на дядю, терзавшего вопросами медсестру. Они торчат тут уже три часа, но до сих пор не знают, что с отцом. Диего ужасно боялся, что снова будет как тогда, когда заболел папа. Опасная операция, неизвестность, одиночество… Те дни были, пожалуй, самыми страшными в жизни юного альфы.

– Ох! – Лукас, без передышки таскавший Мышь туда-сюда по коридору, упал на диван, и со стоном откинулся на спинку. – Она мне все руки оттянула!

– Ну, так не носи ее на руках.

– Не могу. Она ходит и пристает ко всем вокруг, на нас уже охранник косится.

Мия извернулась в руках Лукаса, шлепнулась животиком на кожаную поверхность дивана и принялась сползать на пол. Лукас покосился на увлеченного дурацкой игрой Нани и с обреченным видом вытащил свой коммуникатор.

– Детка, хочешь поиграть? – заискивающе спросил он. – Вот, бери, только посиди спокойно хоть десять минут, у папы уже нет сиииил!

Мия охотно забралась обратно на диван.

– Надо было отправить ее домой с Эдом, – заметил Диего с укоризной.

– У Эда важный эксперимент, ему некогда.

Мышка притихла, как и Бреннан, сосредоточившись на игре. Папа, когда увидит это, убьет их! Но зато стало тихо, и охрана перестала поглядывать на них с явным намерением изгнать из святая святых.

– Папа ужасно выглядит, – брякнул в пустоту Лукас.

– Ничего не ужасно, – обиделся за папу Диего, – посмотрел бы я на тебя, если б на месте отца оказался твой альфа.

– А если это будет твой омега? – Лукас не мог не зацепить его. Диего не понимал, как это получалось, но как только они оказывались рядом, моментально находился повод поссориться.

– А у меня нет омеги. Кроме папы и Нани. И тебя, придурок! – выпалил он.

Лукас как-то сразу притих. Зачем-то погладил по голове Мию.

– Что теперь делать, ДиДжей? Вдруг отец… тут надолго, – растеряно спросил он.

– Что делать? Что делать? Откуда я знаю? – воскликнул Диего и отвернулся.

Хотелось заорать, треснуть кулаком в стену, заплакать. Но он не имел права, потому что кто тогда поможет папе?

В этот момент планшет в руках младшего братишки звякнул входящим сообщением.

– Нани, останови игру, – попросил он.

– Неть, – отрезал мелкий, – я иг`аю.

– Нани, останови немедленно! – потребовал Диего, – это может быть важное письмо.

Бреннан, обиженно набычившись, бросил планшет, к счастью, на диван, и спрыгнул с колен ДиДжея.

– Де папа? Я хосю кусить!

– Папа скоро придет, – вздохнул Диего, – иди пока к дяде Джесси. Он даст тебе что-нибудь вкусненькое.

ДиДжей свернул игру и увидел мигающее сообщение от Рэми.

«Что-нибудь об отце уже известно?»

«Папа в кабинете доктора», – быстро набрал Диего.

«Напиши, когда будут новости. Мы с ума сходим!»

«И мы».

– С кем это ты переписываешься? – подозрительно покосился Лукас.

– С мистером Кеннеди.

Лукас передернул плечами и отвернулся. Диего отвернулся тоже.

Когда Арди вышел из кабинета врача, оказалось, что охрана выставила из больницы всех, кроме самых близких родственников. Дети смирно сидели на диванчике под присмотром Джесси и терпеливо ждали его возвращения. Мия увлеченно играла на планшете Лукаса, Бреннана пришлось заткнуть леденцом. Старшие сыновья тихонько переговаривались, но, увидев Арди, вскочили и бросились к нему.

– Что сказал доктор?

– Как отец?

– Будет операция?

– Они его спасут?

Арди вздохнул.

– Пока ничего толком не ясно. Но Марк говорит, что шанс есть.

– Конечно, есть! – горячо уверил его Лукас, а Диего только скупо, как настоящий альфа, погладил Арди по плечу.

– Можно нам войти?

Коннолли разрешил повидать Блэйка, и Арди рассудил, что не будет ничего дурного, если с ним войдут и дети. Он где-то читал, что люди, впавшие в кому, могут слышать голоса близких.

Как никогда в жизни Арди хотелось, наплевав на логику и здравый смысл, всем своим исстрадавшимся сердцем поверить в чудо.

– Конечно, можно.

Арди приоткрыл дверь и первый вошел в палату.

Блэйк лежал на постели – неподвижный, беспомощный. Он так исхудал за прошедший месяц, что Арди с трудом его узнавал. Когда они прощались в Хитроу, Блэйк счастливо смеялся и в доказательство своей готовности к сложной экспедиции поднял Арди одной рукой. Теперь перед омегой лежал усохший полутруп. Лишь движения грудной клетки и писк кардиомонитора свидетельствовали, что суперальфа Блэйк Джордан все еще борется за жизнь.

Арди зябко поежился и закутался в накинутый на плечи плед. Ему показалось, что в палате чудовищно холодно.

– Сестра, – хрипло выкрикнул он, – немедленно включите обогрев. Здесь холодно, как в могиле!

Строгая сиделка нахмурилась.

– Взгляните на термометр, сэр. Все в порядке.

Арди провел ладонью по лицу, стирая со лба ледяной пот. Похоже, Коннолли прав, у него жар, иначе, отчего так колбасит?

– О Боже! – всхлипнул Лукас, уставившись в лицо Блэйка. Арди снова поежился, на этот раз от раздражения и досады. Лукас замер, не осмелившись подойти к кровати отца. Зато маленький Нани вытянул шею, чтобы разглядеть, кто лежит на постели.

– Это папа? – спросил он взволнованно.

– Да, Нани, это папа.

– Папа спит? Он устал?

– Да, маленький мой, папа спит, – Арди поднял сына на руки и прижал к себе. От Нани пахло карамельками.

– Папа ско`о п`оснеся?

– Нет, Нани, не скоро. Папа очень устал.

Нани вытаращился на отца, секунду подумал и вдруг разразился сиреноподобным ревом. Умница Диего тут же забрал его и вынес из палаты. Потрясенная Мия молчала, прижимаясь к колену Лукаса.

Арди вздохнул. Идея пробудить Блэйка при помощи любви детей оказалась неудачной.

– Пожалуйста, выйдите все, – попросил Арди, – я хочу побыть с мужем наедине.

– Эй, – Джесси не послушался, подошел сзади и крепко сжал его плечи, – я понимаю, как тебе сейчас трудно. Поверь, я все понимаю. Но ты нужен детям. Побудь с Блэйком немного, и я отвезу тебя и детей домой.

– Как я оставлю его тут одного?! – ужаснулся Арди.

– Как все, братишка. Это больница, здесь он под присмотром. Завтра ты сможешь его навестить.

– Джесси! Это какой-то непрекращающийся кошмар! – не выдержал Арди. Брат с готовностью обнял его. – Я думал, Блэйк спустится со своего проклятого Эвереста, и все будет хорошо. А он… он остался там!

Арди сжал рукой горло, давя рыдания. От одного взгляда на своего несчастного альфу все у него внутри сжималось в ледяной комок.

– Ну-ну, братишка, – мягко зашептал Джесси, – не надо так драматизировать. Где твоя сила воли? Ты же у меня Омега Стальные Яйца. Докажи всем, что справишься и с этой… кхм… небольшой проблемой. Что скажешь?

– Ты омерзительно беспринципный манипулятор!

– Вот теперь я тебя узнаю! – Джесси чмокнул его в макушку. – Мы с мальчиками и девочками ждем тебя внизу.

Когда он, наконец, вышел, Арди снова почувствовал, что мерзнет. Он подошел ближе, взял безвольную руку мужа в свои ладони. Припухшие воспаленные пальцы были горячими.

Арди постарался представить, что Блэйк просто спит. Неудивительно, ведь он так сильно вымотался. Шутка ли, подняться на вершину самой высокой горы и спуститься героем! Блэйку просто нужно выспаться. Арди позаботится обо всем, пока он спит.

– Отдыхай, любимый, – прошептал он, целуя теплую, несмотря ни на что ладонь, – отдыхай, а потом возвращайся ко мне. Я очень скучаю по тебе, Блэйк!

========== Глава 2 ==========

Арди давно уже не снились хорошие сны. Поэтому, не спеша открыть глаза, он нежился в тепле и уюте постели, ловил ускользающие образы, пытаясь вспомнить, что же ему снилось. Негромкое сопение действовало умиротворяющее, и просыпаться не хотелось, хотя Арди ощущал себя отдохнувшим.

– Уже утро, Блэйк, – зевнув, сообщил он и открыл глаза.

Спальню заливали мягкие золотистые лучи неяркого солнца. Рядом с ним, тихонько посапывая, спала Мия. Малышка, открыв глазки, широко и нежно улыбнулась и протянула к нему руки.

Арди точно помнил, что вчера Мию укладывали в гостевой комнате, а Нани просил оставить Мышку в его комнате. Заподозрив диверсию, Арди повернул голову и рассмеялся: на второй половине кровати в обнимку спали Диего и Бреннан.

– Ты уже проснулся, пап? – ДиДжей потянулся, осторожно сдвигая Нани со своего плеча.

– Можете мне объяснить, что означает это вторжение? – сдвинул брови Арди, в глубине души довольный заботой, которой его в прямом смысле окружили отпрыски.

По крайней мере, он выспался и отдохнул. Арди не осознавал этого в полной мере, но привычка спать с большим и теплым Блэйком лишила его способности нормально высыпаться, пока альфа болтался в Гималаях.

В ответ Миечка обняла его за шею и счастливо вздохнула. Идиллия длилась недолго. Проснувшийся Нани сел на кровати и немедленно треснул ей по голове:

– Это мой папа!

– Не дерись! – прикрикнул на мелкого Диего.

– Я смотрю, вы все уже проснулись? – в дверях появился улыбающийся Лукас в клетчатом переднике Блэйка. – Тогда марш завтракать.

У Арди разом пропали все слова: и возмущения, и благодарности.

– Мелкие, кажется, вас ждет что-то вкусненькое, – сказал он.

Мия и Нани вскочили и унеслись вниз. Вскоре оттуда раздался дружный возглас:

– Фууу! Овсянка!

Лукас и Диего в кои-то веки проявили единодушие и заржали. Глядя на своих повзрослевших мальчиков, Арди улыбнулся.

И тут же помрачнел. Разве имеет он право радоваться, когда Блэйк в больнице?

И все же Арди чувствовал себя намного лучше, чем вчера. Это обстоятельство вселило в него уверенность, что и Блэйку вскоре полегчает. Он обязательно поправится!

Лукас обожал готовить, и был помешан на здоровом питании.

– Пап, что тебе налить: чай или какао?

– А кофе нет?

– Мистер Коннолли запретил тебе пить кофе. Поэтому мы с ДиДжеем из солидарности тоже готовы от него отказаться, – торжественно объявил Лукас.

– Вот спасибо! А моим мнением поинтересоваться не желаете?

– Нет, – отрезал Диего, а Лукас, застенчиво улыбнувшись, помотал головой.

– Чудовища! – проворчал Арди, забирая из рук сына чашечку чая.

Повозив ложками в тарелках с овсянкой, Мия и Нани умчались в сад, а Арди стал собираться в больницу. Ему было не по себе оттого, что он так надолго оставил Блэйка одного.

– А как быть с Нани? – спросил Диего.

– Да, как быть с Нани и Диего? – уточнил Лукас.

– Эй, я уже взрослый! – ДиДжей ткнул брата кулаком в худенькое плечо.

– А дерешься, как малявка! – огрызнулся Лукас.

– А ну, цыц! – рявкнул Арди и задумался.

Он мог бы попросить Джесси или Илая приглядеть за мальчиками, но Блэйк может долго пробыть в больнице, а они оба заняты работой. Диего нужно возить на тренировки, да и Нани очень шустрый ребенок, способный кого угодно свести с ума.

– У меня идея, – неожиданно сказал Лукас, смущенно опуская ресницы, – мы с Мией можем пожить дома, пока папа болеет.

– Дома? – Арди удивленно уставился на сына.

– Ну да, в смысле, тут, у вас, – быстро поправился Лу, – знаешь, как Нани скучал? Дома ему будет лучше. А с Мией веселее. Ты не беспокойся, я справлюсь тут со всем! Накормлю, приберусь, пригляжу. Поезжай спокойно, папочка.

Арди нахмурился. Лукас явно темнил. Но Диего, никогда не стеснявшийся вставить свой веский аргумент, молчал, а время поджимало.

– Ладно, так и сделаем, – решил Арди и похлопал сыновей по плечам.

– Брак пошел тебе на пользу, придурок, – высказался Диего, – ты стал настоящей домохозяйкой.

– Помалкивай, ты, микро-альфа, папа оставил за старшего меня! Так что, еще посмотрим, кто из нас домохозяйка!

Арди не стал вмешиваться в очередную ссору и поспешил покинуть этот дурдом.

По дороге в госпиталь он вдруг вспомнил, что ему снилось. Цветы. Много-много цветов в вазах, кувшинах, банках… Словно он снова в крошечном коттедже, а Блэйк заново завоевывает его давно сдавшееся сердце.

Проезжая по Веллингтон-роуд, Арди остановился у цветочного магазина и купил букет темно-красных роз. Он никогда не дарил Блэйку цветов, считая это адским моветоном, но был уверен, что, если альфа вздумает очнуться именно сегодня, то не осудит его романтический порыв.

Войдя в госпиталь, Арди назвался и с трепетом дождался разрешения войти к Блэйку. Сердце отстукивало где-то под кадыком, хотелось нестись по лестнице, не дожидаясь медленно ползущего лифта. По коридору, преодолевая последние метры, Арди мчался так, словно секундное промедление могло стоить Блэйку жизни. Наконец, он распахнул дверь и застыл, потрясенный открывшимся зрелищем.

Рядом с его альфой на постели возлегал посторонний омега в светло-зеленом костюмчике медбрата. Он томно приобнимал Блэйка и, вытянув руку с телефоном, пытался сделать селфи. Арди испугался мгновенно возникшего стремления убивать.

– Ой, простите! – омежка соскочил с кровати и скромно потупился. – Пожалуйста, не рассказывайте доктору Коннолли, а то он меня уволит.

Арди зажмурился и сосчитал до десяти. Наглый сучонок! Он даже не понял, что натворил! Как сделал ему больно! Арди очнулся от резкой боли. Стиснув ладонь, он пропорол кожу о шипы роз. Алые лепестки, как капли крови, полетели на пол.

– Пожалуйста, мистер! Это всего лишь шутка!

– Шутка? – переспросил Арди, ногой закрывая дверь.

Омежка удивленно поднял выщипанные и подкрашенные бровки. Он был весь такой лощеный и чистенький, бесконечно далекий от боли и потерь.

– Снимай штаны, – велел Арди.

– Что? – удивился гаденыш. Будь на месте Арди альфа, он бы испугался, но другого омегу совершенно не боялся.

– Живо снимай! – рявкнул Арди.

– Вы что, с ума сош…

Арди потянулся к двери.

– Нет-нет! Подождите! – завопил омега и поспешно стянул штаны вместе с трусами.

– Наклонись.

– Я…

Парень дрожал, а у Арди почти схлынуло. Но в этот момент он испытал что-то вроде… ответственности, что ли. Это ничтожество не старше Лукаса, и, если сейчас его никто не проучит, то со временем он нарвется на кого-то похуже бывшего полицейского аналитика.

Арди пихнул омежку в спину, побуждая наклониться, и со всей силы огрел букетом роз по беззащитно-белым ягодицам. Омежка взвыл, дернулся. Арди снова хлестнул. Лепестки закружились по палате.

– Прошу вас, пожалуйста… – омега захныкал, прикрыв ладонями пострадавшую задницу.

– Пошел вон, – сквозь зубы процедил Арди, – еще раз увижу возле моего мужа, горло перегрызу. Понял меня?

– Понял, понял, – запричитал тот, натягивая штаны и поспешно улепетывая.

Арди, закрыв за ним дверь, посмотрел на потрепанный букет и безжалостно сунул его в мусорное ведро. Завтра он купит новые розы, еще лучше этих.

– Знаю, что ты скажешь, Блэйк, – вздохнул он, – я снова не сдержался. Привет!

Арди наклонился и поцеловал заросшую щеку.

В квартире было душно, а из кабинета Эда чем-то разило. Похоже, будущий нобелевский лауреат опять ставил дома какие-то опыты. Поморщившись, Лукас открыл окна и включил вытяжку.

– Лучик, ты вернулся? – крикнул альфа из кабинета.

– Вернулся.

Лукас вытащил из гардеробной большую сумку и с нею в руках вошел в кабинет Эда.

Эдисон, отодвинув ноутбук, встал, чтобы обнять его.

– Как дела у Блэйка? Уже известно что-нибудь?

– Нет, – покачал головой Лукас, – это же кома, Эд. Доктор дает двадцать пять процентов из ста, что отец поправится.

– Малыш, – Эдисон прижал его покрепче, – мне очень жаль, что так вышло.

– Да, – Лукас поспешил отстраниться, – Эд, я… я решил пока пожить у родителей. Диего один не справится и с домом, и с Нани, да и папе нужна поддержка. Он сам не свой. Короче, ты же не обидишься, правда?

– Конечно, нет! – с готовностью подтвердил Эдисон. – Это же твоя семья! Я бы и сам хотел помочь, но мне оттуда будет сложно добираться до университета.

Лукас кивнул. Он не сомневался, что Эд согласится, но… Блин, он же мог хотя бы сделать вид, что расстроился!

Обрадованный, что проблема решена, альфа снова уселся за стол и придвинул к себе ноутбук.

– Над чем ты работаешь? – из вежливости спросил Лукас.

Были времена, когда он живо интересовался исследованиями альфы, а Эд с горящими глазами мог по несколько часов рассказывать ему о своей работе. Постепенно работа Эда стала единственной темой для их разговоров. Малоинтересные для него вещи, вроде новых правовых актов, дней рождения друзей, рождественских распродаж и режущихся зубов дочки, Эд, вежливо кивая, пропускал мимо ушей. Лукас не сердился. Нельзя сердиться на тех, кто искренне не понимает, что делает кому-то больно.

Альфа с готовностью повернулся к нему:

– Если говорить упрощенно, мы собираемся использовать наночастицы для нахождения мутаций в геноме человека, – с энтузиазмом рассказал он, – проблема в том, чтобы создать чипы настолько миниатюрные…

– Эд, милый, это ужасно интересно! Но мне пора ехать, я оставил Миечку и Нани на Диего.

– Да-да, Лучик, конечно. Поезжай скорее, – Эд подставил щеку для поцелуя и вернулся к работе.

Лукас кивнул его спине и направился в детскую. Мия обрадуется перспективе пожить в особняке. Она любит Нани и обожает большой сад, где отец устроил настоящий лабиринт из кустов акаций, вкопал большой открытый бассейн и поставил качели. Если бы с Блэйком не случилась такая беда, сегодня они закатили бы большую вечеринку с музыкой, танцами и барбекю.

Лукас вздохнул и принялся собирать вещи дочки.

Сад зарос. Вчера, увидев неопрятные заросли, папа поморщился, но ничего не сказал. Траву любил косить отец. Никто не посягал на это священнодействие, и пока его не было, Диего даже не приходило в голову взяться за газонокосилку. Но сегодня, когда птичка, выпорхнувшая из лохматой травы, напугала Мию, вопрос стал ребром. ДиДжей заправил косилку, и, выкатив ее из гаража, взялся за дело.

Малыши бесились, то и дело, пробегая перед работающей косилкой, Диего ругался и грозил всевозможными карами. В воздухе сочно пахло травой.

В какой-то момент он понял, почему эта неинтересная работа так нравилась отцу. Шаг за шагом, продвигаясь по саду, можно было спокойно и без суеты думать. Медитативный темп, теплые солнечные лучи, оседающие загаром на голых плечах, и аромат свежескошенной травы успокаивали и настраивали на нужный лад.

Нани и Мышка забрались на качели, Диего краем глаза поглядывал на них, полосу за полосой приводя в порядок лужайку перед домом. Писк охранной системы он услышал не сразу. Вырубив косилку, альфа помчался к воротам. Если бестолковый Лукас снова забыл код от ворот, он ему настучит по мозгам. А потом с облегчением обнимет: мелкие за половину утра успели достать Диего. И как омеги это выдерживают?

ДиДжей распахнул калитку и разинул рот в изумлении.

– Кевин?!

– А ты рассчитывал увидеть здесь какого-то другого омегу? Ну, ты и гад, ДиДжей Джордан!

Кевин, омега, с которым Диего встречался, замахнулся и попытался отвесить ему пощечину. ДиДжей уклонился и обнял своего парня, заодно фиксируя руки.

– Почему это я гад?

– Ты не позвонил! – обвинил Кевин, трепыхаясь в объятьях. Диего игриво чмокнул его в щеку и заметил в припухшей мочке уха серебряный череп с камешками-глазками.

– Эй, ты проколол ухо?

Они с Кевином уже два года считались парой. Недели две назад, когда ДиДжей еще только собирался в Непал, Кев предложил им обоим в знак любви проколоть правое ухо и надеть одинаковые серьги. Диего колебался, папа убил бы его за девчоночье украшение. Он же альфа, а альфы, по мнению папы, имели право лишь на часы и скромное обручальное кольцо. Но Кевин уговаривал, настаивал и даже плакал. И Диего согласился. Ради Кевина он готов был на ссору с папой.

– Да, – дерзко выпалил омега, – проколол.

– Где второй череп?

– Придешь сегодня в клуб, отдам, – тут же среагировал Кевин.

Диего отстранил омегу.

– Прости, Кев. Мой отец в больнице, – сказал он, – сегодня я не смогу прийти.

Кевин, вывернувшись из его рук, пригладил и без того идеально лежащие волосы.

– Сможешь, если захочешь получить сережку.

– Кев!

– Я тебе звонил, – омега ткнул ему пальцем в грудь, – как какой-то лузер звонил тебе целых два дня. Кем ты себя возомнил, Джордан? Думаешь, я буду бегать за тобой?

– Да я же объясняю, – начал сердиться Диего, – мой отец в больнице.

– И что?

– Я должен быть с семьей, что тут неясного?

– Ты не отвечал на звонки!

– Бля! Что из того, что я сказал, до тебя не дошло, Кев?

Кевин с силой пихнул его и взъерошил себе волосы.

– Ну, ты и урод, Джордан! Я думал, у нас с тобой чувства, а ты отделался от меня таким тупым отмазом.

– Да это не отмаз, дурак! Это правда!

Кевин заржал, потом махнул рукой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю