332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Виталий Держапольский » Халява » Текст книги (страница 21)
Халява
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:59

Текст книги "Халява"


Автор книги: Виталий Держапольский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 22 страниц)

– Попробуем обойтись без этого… Но оружие все-таки прихвати. Мало ли? У меня есть кое-какой вес в этой структуре. Я не последний монах…

– Я догадался. – Улыбка тронула мои губы. – Человек твоего уровня не может быть последним монахом. А Петрушин с Валентинычем?

– В моем подчинении, – ответил генерал. – Они сейчас контролируют ключевые точки. Если все нормально – выйдем!

– Я готов!

– Рубище накинь, – посоветовал монах. – Для конспирации.

Я с омерзением натянул на себя замызганную мешковину прямо на спортивный костюм.

– Штаны и боты не сниму! – сразу предупредил я. – Мне такая конспирация нахрен не нужна!

– И не нужно, – согласился монах. – Босиком далеко не убежишь.

– А нам еще и бежать придется?

– Готовым нужно быть ко всему, – ответил старик. Он еще раз окинул меня внимательным взглядом. – Когда пойдем по коридору – в пол смотри… И вообще, зря не рыпайся. Если что, я дам сигнал. Тогда сноси всех на пути!

– Давай, Владимир Николаевич, показывай дорогу. – Я прижал автомат к груди и следом за генералом вышел в темный коридор.

Редкие коптящие факелы едва освещали мрачный длинный проход. Коридор был пуст и тих. Кузнецов привычно накинул капюшон сутаны на лысую голову и, не торопясь, пошел вдоль ряда запертых дверей. За этими дверьми, подумал я, наверное, тоже томятся бесправные узники. Хорошо, что я весь этот месяц провалялся без памяти. А то и не знаю, что мог бы вычудить… Неожиданно одна из дверей открылась, и оттуда вышел толстый обрюзгший монах. Увидев нас, он расплылся в довольной улыбке и спросил генерала:

– Этот еретик наконец-то очнулся? Куда вы его, батюшка Феофан? В пыточную?

– В пыточную, сын мой! В пыточную! – согласно произнес Кузнецов.

– Так что же вы один-то его ведете? – неожиданно разволновался толстяк. – Он ведь и сбежать может! Давайте я пособлю, доведу…

– Не нужно, друг мой, – жестко прервал его мой провожатый. – Или вы забыли кто я? Не нужно сомневаться в моих силах! – более ласково произнес генерал.

– Но я хотел помочь… – Толстяк попытался еще раз предложить свои услуги по моему сопровождению.

– Занимайся своими делами, брат! – Батюшка не собирался сдаваться просто так.

– А может, вы разрешите присутствовать мне на допросе? – Не отставал монах. – Я мечтал научиться у вас искусству развязывать языки!

– Брат мой, – голос генерала стал приторно-сладким, – ваш ранг не позволяет вам присутствовать при допросе. Я с удовольствием поделюсь с вами своими секретами при допросе преступников с более легкими преступлениями. А этот… Что ж, если вы получите разрешения настоятеля, я, так и быть, разрешу вам присутствовать.

– Я сейчас, я мигом! – возбужденно затараторил толстяк и, смешно переваливаясь с ноги на ногу, помчался по коридору.

– Пронесло! – Я смахнул со лба капли пота.

– Да, на редкость прилипчивый субъект. В прошлом воплощении он мне больше нравился…

– Это в каком?

– Здесь была закрытая психиатрическая лечебница, до того как реальность изменилась в очередной раз, – пояснил батюшка Феофан. – А он был санитаром.

– А я, значит, был пациентом?

– В точку, – согласился монах. – Именно в лечебнице я тебя и нашел. – Потом маятник качнулся, и лечебница превратилась в монастырь. Пациенты – в невменяемых преступников, одержимых бесами; врачи и медперсонал – в монахов; главврач – в настоятеля…

– А как же ты, Владимир Николаевич? Ты ж не врач?

– Психушка была ведомственной.

– От конторы?

– Да.

– Тогда понятно.

Вскоре мы добрались до лестницы. На одном из пролетов кто-то стоял. Очередной монах. Я взял автомат на изготовку.

– Спокойно! – произнес генерал. – Это Слава.

– Славка, чертяка! – обрадовано воскликнул я, бросаясь к монаху. К команде Владимира Николаевича я успел здорово привязаться. Я был рад, что во всей этой заварушке они не потеряли своего "я".

– Сергей Вадимович, с вами все в порядке? – Слава тоже был рад меня видеть.

– Славка! – Я обнял его одной рукой (в другой я держал автомат) и хлопнул его по спине.

– Все спокойно? – спросил Славу Кузнецов.

– Все в порядке, – ответил Петрушин. – Я ж думал, что мы Вадимыча в бессознательном состоянии потащим. А раз он на своих – задача упрощается. Сидоренко уже тачку подогнал. Кони – звери! От любой погони уйдем!

– Кони? – удивился я.

– А другого транспорта здесь нет, – рассмеялся Слава. – Если только очередную волну изменений не поймаем.

– На это не сильно-то надейся, – сварливо заметил генерал. – Пока рассчитываем на то, что есть.

– Так точно, товарищ генерал!

– Ну что, готовы? – спросил Кузнецов. – Сейчас самый ответственный участок. Если выйдем во двор – считайте, что повезло. Слава, ты замыкающим.

– Понял, Владимир Николаевич.

Из здания нам удалось выбраться без приключений – даже не попался никто на пути.

– Время утренней молитвы, – пояснил мне батюшка Феофан. – Быстрее!

На широком монастырском дворе, мощенном крупным булыжником, нас дожидалась карета, запряженная тройкой лошадей. На месте кучера восседал майор Сидоренко, нервно перебирающий поводья. В монастырском мешковатом одеянии, да еще и без привычных очков-хамелеонов, Сергей Валентинович выглядел комично. Маленькие очечки с круглыми линзами делали его похожим на сельского учителя. Завидев нас, майор дернул поводьями, и карета покатилась в нашу сторону, сокращая расстояние. Мы на ходу запрыгнули внутрь повозки. Сидоренко стегнул лошадей, и мы выехали со двора. Увидеть средневековый город мне не удалось, едва мы покинули обнесенный высоким каменным забором монастырский двор, окружающий нас мир смазался и пошел рябью.

– Не ко времени! – недовольно произнес Слава.

– Как сказать, – не поддержал подчиненного Кузнецов. – В этой волне изменений мы легко можем затеряться. Пока волнение устаканиться…

Я с изумлением наблюдал, как средневековый город трансформируется в современный, более привычный. Со зданий в мгновение исчезали фигурные навороты: лепнина, портики и колонны. На наших глазах они превращались в стандартные хрущевские коробки.

– Ешкин кот! – выругался я. Карета словно в пластилиновом мультике тоже прошла ряд необычных трансформаций и превратилась в современный микроавтобус. Сидоренко, ранее сидевший на козлах, ненавязчиво переместился внутрь салона на сиденье водителя. Его круглые очки изменили форму и увеличились в размерах, вновь став хамелеонами. Автобус вильнул несколько раз, пока Валентиныч приноравливался к новому способу вождения. Вскоре он совсем оправился, и автомобиль полетел по изменяющимся улицам города словно пришпоренная лошадь.

– Выбрались! – с облегчением вздохнул генерал, сменивший сутану на цивильный костюм.

– Кажись, пронесло! – согласился Петрушин. – Да и мирок вновь стал более привычным.

– Похоже, маятник качнулся в обратную сторону, – заметил Кузнецов.

– Куда едем? – осведомился Валентиныч.

– Давай на загородную базу, – распорядился Владимир Николаевич. – О ней, кроме нашего персонала и не знает никто.

– А если её не окажется на месте?

– Что ж и такой вариант возможен, – не стал спорить Кузнецов. – Как на этот мир повлияла очередная волна… – Он развел руками. – Разберемся на месте.

Мы легко выскочили из города и помчались по трассе. Примерно после пары часов езды Слава заметил в небе над горизонтом странные летящие точки. Точки увеличивались в размерах, постепенно приближаясь к автомобилю. Через несколько минут было уже явственно видно, что в небе, взмахивая большими перепончатыми крыльями, кружат уродливые существа.

– А это еще что за явление? – произнес я. – Неужели родственнички нашего Ашура Соломоновича?

– Они самые! – отзывался Сергей Валентинович. – Только нрав у них куда как покруче будет.

– И волной изменений их не зацепило! – высказался Слава. – До чего живучие твари! Кстати, первый раз вижу их в таком количестве.

– Сдается мне, – произнес майор, что они по наши души… Что делать будем, товарищ генерал? У нас и оружия, кроме Сережиного «Калаша» никакого нет.

– Ну, это не проблема, – хмыкнул я, материализуя на глазах товарищей еще пару автоматов.

– Ух, ты! – с завистью в голосе произнес Петрушин. – Ловко!

– Вот это другой разговор! – повеселел Сидоренко. – Поговорим на равных!

– Товарищ генерал, а у вас ничего в запасе нет? – спросил Слава. – А то мне кажется, наши пукалки им вроде щекотки.

– Есть у меня парочка хороших заклинаний, – признался Владимир Николаевич.

– А вариант договориться миром совсем не рассматривается? – Внес я свои пять копеек в общую копилку.

– А ты уверен, что они вообще нам хоть слово дадут сказать? – произнес Сидоренко, внимательно наблюдая за маневрами тварей сквозь лобовое стекло.

– А вот мы сейчас и посмотрим, – сказал Слава, когда демоны зависли прямо над микроавтобусом, нарезая в воздухе круги.

Одна из тварей неожиданно спикировала вниз.

– Бум! – громыхнула жестянка крыши, пробитая черными загнутыми когтями летучей твари.

– Вот и поговорили! – выкрикнул Петрушин, всаживая автоматную очередь в потолок рядом с когтями демона.

Глава 16

По закрытому стеклу защелкали стрелянные автоматные гильзы. В салоне остро запахло пороховыми газами. Сквозь пулевые отверстия в потолке в салон потекла какая-то вязкая желтая субстанция с противным резким запахом.

– А, сука! Получил! – возбужденно орал Слава, отодвигаясь в сторону, чтобы не забрызгало жижей с потолка. – Ща я вам еще…

– Тихо, Слава, не газуй! – попытался я охладить пыл моего юного соратника. – Смотри, что за хрень с потолка капает?

Слава посмотрел вверх: обшивка микроавтобуса чернела на глазах, а на сиденье, куда попали капли демонической крови, образовались уродливые дымящиеся проплешины.

– У них что, кислота вместо крови? – спросил он Кузнецова.

– Не знаю, Слава, – мотнул головой генерал. – Возможно.

– Тогда наша попытка обиться накрылась медным тазом! – философски заметил Сидоренко.

– Товарищ генерал, сделайте же что-нибудь! – нервно попросил Слава. – А то эти твари от нас так просто не отстанут!

– Попытаюсь! – вздохнул генерал, потирая одну ладонь о другую. Легкий дымок, идущий из его ладоней, слегка обнадежил попавших в переделку людей. Когда между трущихся ладоней начали проскакивать сиреневые искорки, Кузнецов развел руки и звонко хлопнул. В стороны брызнули жиденькие электроразряды.

– И все? – Я не смог сдержать возгласа.

Для генерала неудача тоже оказалась неожиданностью. Он еще раз хлопнул, но результат оказался тем же.

– Не получается! – после очередной бесплодной попытки выдавил Владимир Николаевич. – Что-то блокирует мои возможности…

По жестяной крыше микроавтобуса забарабанил металлический град демонических когтей – твари прочно цеплялись к автомобилю. Майор прекратил вихляние по дороге – попытки скинуть тварей ни к чему хорошему не приводили. Раздался скрип – крыша автомобиля деформировалась. Автомобиль тряхнуло, он потерял ход – задние колеса оторвались от земли.

– Они нас хотят поднять! – сообразил Сидоренко. – А потом бросить с высоты!

– Из машины! – не задумываясь, приказал Кузнецов, резко распахивая дверь.

Мы высыпались из автобуса, уже оторвавшего от земли метра на два, и покатились по асфальту. Я больно ударился коленкой и ободрал в кровь ладони. Вскочив на ноги, я материализовал автомат и принялся поливать нападавших на нас тварей длинными очередями. Через мгновение ко мне присоединился Слава, не бросивший оружие во время бегства из машины. Твари отцепились от нашего микроавтобуса, который с шумом завалился на бок, разбрызгивая во все стороны битое стекло. Позабыв о машине, крылатые уродцы принялись кружить вокруг нашей честной компании. Твари не обращали внимания на раны, словно совсем не чувствовали боли. Неожиданно замолк автомат Петрушина.

– Серега! Патроны! – заорал он, нервно отщелкивая магазин.

– Сейчас! – Я бросил свой автомат майору и материализовал два полных магазина. Передать Петрушину я их не успел – едва замолчали выстрелы твари бросились в атаку. Наше жалкое сопротивление было сломлено в мгновение ока. Получив по голове жестким костяным ребром крыла, я отключился.

* * *

Очнулся я на полу большого зала. Рядом со мной лежали вповалку мои друзья и товарищи по несчастью.

– Вадимыч, ты как? – спросил меня Сидоренко, видимо, пришедший в себя несколько раньше.

– Бывало и хуже, – криво усмехнулся я. – Куда это нас притащили?

– Не знаю? – Сидоренко пожал плечами. – Но место странное… Стены словно оплавленные. Это ж какую нужно температуру, чтобы камень потек?

– А что там? – Я указал в дальний конец зала, скрытый словно завесой мутного тумана.

– На трон похоже, – произнес Сидоренко.

– Вот мля! – выругался я. – Неужели это твари Горчевского? Если так, то нам всем хана!

– Подожди пока паниковать, – сказал майор. – Если нас сразу эти твари не кончили, а ведь легко могли, то значит, зачем-то мы ему нужны.

– Да я и не паникую. Устал уже дергаться…

– Живы, ребятки? – подал голос Кузнецов.

– Живы, Владимир Николаевич! – обрадовал генерала Сидоренко. – Только Славка еще в отключке. Ему, видать, больше всех досталось… Но живой – это факт!

– Добре! – проскрипел Кузнецов, с трудом поднимаясь на ноги. – Где это мы? – повторил он мой вопрос, оглядываясь по сторонам. – Ну, не в казематах, и ладно!

– Не известно еще, что лучше! – не согласился Сидоренко. – Казематы как-то привычнее. А здесь…

– Ох, е-мое! – ожил Слава. – Башка-то как трещит!

– Славка! Живой? – Я подскочил к Петрушину, помогая ему подняться на ноги с кривого ноздреватого пола.

– Ох-ох, что ж я маленький не сдох? – Петрушин схватился за голову руками.

– Сейчас… – Генерал прикоснулся к вискам Славы кончиками пальцев. Через минуту бледное лицо Петрушина порозовело.

– Фух! Отпустило! – произнес он, когда Кузнецов отнял руки от его висков. – Владимир Николаевич, да вы просто кудесник какой-то!

– Это все, что я могу на данный момент, – ответил генерал.

– Как будем выбираться? – Боль отпустила лейтенанта, и он тут же развил бурную деятельность по обследованию места нашего заточения. – Дверей-то нет!

– Вы хотите покинуть это гостеприимное место? – Туман, застилающий трон, словно ветром сдуло, и там обнаружился уродливый субъект, как две капли воды похожий на тварей, что напали на нас на дороге. – Даже чаю не попьете? – Он еще и надсмехается!

– Слушай ты, урод… – Мне уже осточертели приключения, и я, безбоязненно приблизился к трону.

– Сергей Вадимович, ну зачем же так нервничать? – оглушительно рассмеялось существо, уменьшаясь в размерах. Съеживаясь, тварь приобретала знакомые черты, трансформируясь в маленького чернявого человечка азиатской наружности.

– Ашур Соломонович? – Не поверил я своим глазам.

– Собственной персоной! – произнес бывший хранитель кольца.

– Так это ваши… Нас сюда…

– Мои, – вздохнул демон. – Вы уж на них зла не держите, они лишь исполняли мой приказ… Таким вот Макаром.

– Блин, а поаккуратнее нельзя было? – возмущенно произнес Слава. – Могли ведь и живыми не донести!

– Они не привыкли церемониться со смертными, – пояснил Ашур Соломонович. – От них они не видели ничего хорошего. Так уж сложилось. – Он виновато развел руками. – Что же вы, Сереженька, натворили? Я же вас предупреждал!

– Так вышло! – Я не стал отпираться.

– Вы уничтожили артефакт, который я считал неуничтожимым.

– Но ведь вы освободились от заклятия, наложенного на вас Соломоном. Сейчас вы абсолютно свободны от каких-либо обязательств…

– Так-то оно так, – криво усмехнулся азиат, – но… Освободившись от ошейника, я поставил под удар всех моих родичей…

– Я не понимаю, как это могло произойти, – признался я.

– А я могу лишь предполагать, – сказал бывший хранитель. – Когда перстень перестал существовать, я едва не потерял рассудок… Трансформировавшись в свой истинный облик, я переместился домой… Но, моя связь с утраченным артефактом была настолько сильной, что наши миры слились воедино. А это очень и очень плохо! Ваша борьба с Горчевским раскачало реальности. Они стали нестабильными, законы в них меняются, чуть ли не ежедневно. Сколько еще просуществует эта нестабильная ветвь, трудно предсказать… Возможно, мы погибнем уже завтра.

– И что же вы мне предлагаете сделать? Я ничего не могу исправить… Хотя, если бы Горчевский согласился, то, возможно, в гамбите… Но где мне его найти? Владимир Николаевич не смог…

– Горчевский у меня, – сказал Асур. – Правда, он до сих пор без сознания. Но жив. Мои подданные нашли его раньше вас.

– А ты, оказывается, крутой чувак, Ашур Соломонович, – между делом заметил я. – Мои подданные, трон…

– Соломон выбирал для своих целей самого сильного духа! – не без гордости произнес азиат. – Я, если перевести на язык смертных, царского рода! Но это сейчас не имеет значения! Главное – спасти наши миры!

– Это я понимаю, – согласился я. – Но как бы опять не напортачить! Да и что ожидать от Горчевского? Он ведь на всю голову долбанутый. Очкую я, Соломоныч.

– Хорошо, что ты понимаешь всю ответственность.

– Я и раньше понимал. Но делов натворить успел. Может, само все устаканиться, а?

– Вот это вряд ли, – не поддержал меня бывший хранитель. – Рано или поздно система не выдержит колебаний и разрушится. Мы все перестанем существовать. А мне это не нравится! Я только-только освободился, и хочу пожить в свое удовольствие!

– А если Горчевский не выйдет из ступора? – спросил я. – Умереть, я так понимаю, он не может – у него такие же возможности, как и у меня. Уничтожить его тоже не получится…

– Если он не очнется к очередной волне изменений, будешь действовать в одиночку, – произнес Асур.

Я хотел возразить, но Ашур Соломонович меня грубо перебил:

– И никаких но!

– А сколько я был в отключке? – поинтересовался я у демона. – Владимир Николаевич помнит только последний месяц… Но я как-то сомневаюсь… На дворе лето.

– Ты прав, Сергей, прошло почти пол года, – огорошил меня Ашур Соломонович.

– Во дела! – почесал я затылок. – Слышал, Владимир Николаевич?

– Прекрасно, – ответил старик. – Я догадывался…

– Повелитель! – В центре зала материализовались два огненно-красных демона, бережно сжимающие в лапах большой сверток, похожий на свернутый в рулон ковер, отвратительный на вид, весь серых пятнах плесени. – Мы нашли его!

– Чего это твои пацаны приперли? – спросил я «старого приятеля».

– Это старейшина нашего рода, – ответил Ашур Соломонович. – Легендарный Намруш… Один из первых Асуров, созданных Всеотцом. Я думал, что он давно покинул наш мир. Но, Слава Вседержителю, это не так!

Ашур щелкнул пальцами, и из ноздреватых плит пола выросло каменное ложе, на который демоны почтительно положили свою ношу, оказавшуюся почтенным старцем. Приглядевшись, я понял, что старый демон завернут в собственные выцветшие кожистые крылья.

– Где вы его нашли? – спросил подручных Ашур Соломонович.

– У подножия Мглистого Хребта, – ответил один из них, – в обрушенной пещере.

– Значит, сказания не лгали – он сам обрушил своды… Вы свободны!

Демоны испарились в мгновение ока, без всяких фокусов с дымом и пламенем. Только что были – и вот уже их нет.

– Посмотрим, удастся ли разбудить Намруша от тысячелетнего сна? – задумчиво произнес Ашур Соломонович, поддевая пальцами край неопрятного крыла с шелушащейся кожей.

– Чем нам может помочь этот древний Асур? – спросил я повелителя демонов. – На мой взгляд, он даже себе помочь не в состоянии.

– Поосторожнее с оценкой возможностей Намруша! – посоветовал мне Ашур. – По легенде он не утратил связи с Создателем и Надзирающими…

– А кто эти Надзирающие? – спросил я.

– Ну, до Создателя так просто не докричаться… К тому же его поступки и деяния настолько глобальны, что зачастую недоступны нашему пониманию. А Надзирающие… Надзирающие ближе нам. Некоторые из них, говорят, даже когда-то были людьми, асурами, джиннами…

Поясняя ситуацию мне и моим товарищам, Ашур Соломонович продолжал осторожно освобождать тело древнего Асура от пелены слежавшихся крыльев. Старая кожа высохла и задубела, и любое неосторожное движение могло её повредить. Асур, совершенно по-человечески высунув язык, аккуратно снимал слой за слоем. Наконец появилось мумифицированное тело древнего демона. Оно оказалось до смешного маленьким – не больше пятилетнего ребенка.

– М-да, навряд ли он нам что-нибудь сможет посоветовать – вон как скукожился, – в сомнении протянул я. – Соломоныч, ты действительно считаешь, что он жив?

– Несомненно! – произнес азиат.

– Да он выглядит хуже, чем египетские мумии!

– Он много древнее, – ответил Ашур Соломонович. – Я много старше ваших пирамид… А Намруш… Намруш – к его рождению Создатель лично приложил свою руку. Такие существа не умирают просто так… Нужно только разбудить…

– И как ты собираешься это сделать? Будильник заведешь?

– Нет, есть кое-что получше! – Асур преобразился в свой истинный демонический облик. Затем вытянул свою лапу над сморщенным кукольным личиком Намруша и полоснул по ней аршинными когтями другой руки. Из раны брызнула густая желтая субстанция. Тягучие капли оросили собранные в жемок потрескавшиеся губы старого демона. Через пару минут я с удивлением отметил, мутная роговая пленка, прикрывающая глазные яблоки ископаемого демона слегка дрогнула.

– Черт возьми! – воскликнул я. – А в этой строй развалине еще что-то теплиться!

Асур уничтожительно взглянул на меня.

– Извини, Соломоныч, – я понял, что прокололся, назвав Намруша вслух старой развалиной, – не хотел оскорбить твои чувства!

– Принято! – кивнул Асур, продолжая поливать мумию своей кровью. Или что там у демонов вместо нее? – Только в следующий раз следи за словами! – предостерег он меня на будущее. – Если не хочешь испортить наши отношения.

– Я раскаиваюсь… Серьезно раскаиваюсь, Ашур Соломонович. Язык мой – враг мой…

Внутри мумии что-то заклокотало, залитые необычной кровью губы шевельнулись, и изо рта выплеснулся небольшой фонтанчик желтой жижи – старик поперхнулся. Роговые пластинки утратили мутность – стали прозрачными, словно слеза младенца. Угольно черные бездонные провалы зрачков, занимающих все свободное пространство глазниц, остановились на мне. На секунду я провалился в эти колодцы, потерялся, перестав ощущать время и пространство – старый черт вывернул меня наизнанку. Придя в себя, я услышал недовольное шипение засушенного демона, адресованное моему старому знакомцу. Да, несладко пришлось Соломонычу – неожиданно для себя я понял, что понимаю древнюю речь Асуров. Хм, еще одно ранее не проявившееся свойство.

– Зачем ты разбудил меня, Хамдаат? – раздраженно вопрошал Намруш шелестящим голосом. – Никому не позволено тревожить мой сон! Я устал от жизни…

Я передернул плечами – хрипит, сволочь, словно наждаком по стеклу елозит. Хамдаат? По всей видимости, это родовое имя Соломоныча.

– Прости, Великий! – произнес мой приятель, почтительно потупив взгляд. – Я не мог поступить иначе! Наш мир на грани… Твоему народу грозит гибель…

– Что ты хочешь от меня? – перебил Асура Намруш. – Мне тяжело… говорить…

– Помоги, Великий Намруш! – Соломоныч упал на колени перед мумией.

– У меня нет сил, – прошептал Намруш.

– Совет, мне нужен совет, – затараторил Хамдаат. – Как мне найти Надзирающих? Я уверен, они смогут помочь!

– Надзирающих? Зачем их искать? – прошелестел демон. – Они уже здесь…

– Как? Где? – опешил Ашур Соломонович.

– Глупец! Он перед тобой… – Костлявый палец Намруша указывал на меня.

– Кто? Я? – Мне стало не по себе. – Какой из меня надзирающий?

– На тебе Печать Создателя, – проскрипел демон.

Я вновь почувствовал взгляд старого демона. В этот раз я выдержал испытание с честью – рассудок меня не покинул. Но ощущения не из приятных.

– Если я и Надзирающий, то я ничего не умею, – признался я. – Может, есть другие? Поопытнее? А то я уже тут такого наворотил, что не расхлебать!

– Позови… Тебе ответят… Мне тяжело… – Роговая пленка на глазах демона вновь стала мутной. – Верни меня на место, Хамдаат! – на последок прошептала мумия.

– Верну, Великий! – прошептал Соломоныч, сложив из когтистых пальцев какую-то сложную фигуру. – Прости… – Он бережно завернул иссохшего старичка в крылья. Появившиеся демоны подхватили сверток и исчезли.

– Так, Ашур Соломоныч, объясни мне, что все это значит? Какой я, к чертям собачьим, Надзирающий?

– Намруш не ошибается! – Хамдаат ни на миг не усомнился в словах первого Асура. – Если он сказал, что ты надзирающий, значит, так оно и есть!

– Послушайте меня, ребятки, – вмешался Владимир Николаевич, – а не кажется ли вам, что Надзирающий, на котором лежит, по словам Намруша Печать Создателя, тот, кто может менять существующие реальности? Оперировать ими? Создавать свои развилки на древе инвариантов?

– Ты хочешь сказать, что Печать Создателя – это перстень Соломона?

– Точно! – подключился Сергей Валентинович. – Но тогда выходит, что и Горчевский – тоже Надзирающий?

– Опять двадцать пять! – выругался Слава. – За что боролись, на то и напоролись! С Горчевским мы каши не сварим – только хуже станет!

– Друзья мои, – произнес генерал, – вы забываете еще об одном известном нам Надзирающем…

– И кто же это, Владимир Николаевич? – спросил я.

– Соломон. Он тоже владел кольцом… Печатью Создателя.

– Так он же умер черт его знает сколько лет назад! – воскликнул Петрушин.

– А вот этого мы не знаем, – возразил Кузнецов. – Ашур Соломонович, вы знаете, что случилось с Соломоном?

– Не знаю, – мотнул головой демон. – Но мертвым я его не видел.

– Да и не мог в принципе! – довольно произнес генерал. – Он не мог умереть. А если бы даже и умер… Сереженька, а сколько раз ты умирал?

– Не считал. – Я пожал плечами. – Но уж не меньше десятка раз.

– А результат? Жив-здоров! То есть, Надзирающий не может так просто взять и скончаться!

– Товарищ генерал, так вы предлагаете каким-то образом связаться с Соломоном? – первым догадался Петрушин.

– Именно, Слава. Другие Надзирающие нам не известны.

– Но как? Как нам сделать это? – задал я напрашивающийся сам собой вопрос. – С тех пор как исчез Соломон, прошла уйма лет! По каким мирам он скитается?

– Вспомни, что сказал Намруш, – произнес Ашур Соломонович, – позови и тебе ответят.

– Как позвать? Просто крикнуть? Написать письмо? Позвонить, или СМСку отправить библейскому старцу?

Ответа не было. Никто не представлял, как связаться с Соломоном. Ох уж мне эти загадки!

– Медиум! – после минутного молчания воскликнул Кузнецов. – Ну конечно же! Нам нужен медиум!

– Легко сказать, – усмехнулся я. – Владимир Николаевич, у тебя хоть один на примете есть?

– Был у меня один сотрудник, – ответил Кузнецов. – Но что с ним?.. Последний раз я с ним встречался до всей этой…

– Понятно, товарищ генерал, хрен мы его теперь разыщем! – погрустнел я. – Проще мне воздействовать на реальность таким образом, чтобы этот ветхозаветный старец оказался здесь.

– А что? – оживился вдруг генерал. – Это мысль! Пока Горчевский не может помешать, может получиться!

– Может, – согласился Ашур Соломонович. – Только эта попытка может оказаться роковой для нашего мира. Мы и так балансируем на краю…

– Эх! Пан или пропал! Все равно всем кирдык рано или поздно придет! – Я уже готовил себя к битве. – Даже если поздно… То жить в таком мире, что мы сотворили… Вы готовы? Ашур Соломонович? Владимир Николаевич? Сергей, Слава? Если кто против, говорите! – попросил я.

– Давай, Сережа! – озвучил общее мнение после минутного молчания Кузнецов. – Это единственная возможность исправить все.

– Только как мне представить человека, которого я никогда не видел?

– Я помогу, – произнес Асур, успев перевоплотиться из демона в щуплого азиата. – Возьми меня за руку.

Я вложил пальцы в сухую горячую ладонь Соломоныча.

– Закрой глаза, – посоветовал мне Кузнецов, видимо раскусивший намерения Асура. – Так будет легче! Расслабься и лови картинку…

Я внял совету генерала и закрыл глаза. Все присутствующие в зале люди замерли, стараясь производить как можно меньше шума. В тишине было слышно, как что-то очень быстро бормочет Ашур Соломонович. На этот раз я не понимал из его бормотания ни слова. Перед моим взором пронеслась череда каких-то размытых образов и видений. Я парил над древним городом. Толстые высокие стены, белокаменные храмы и дворцы. В глубине одного из них на троне, окруженном золотыми львами, восседал белобородый старец. Наши взгляды на мгновение встретились.

– Помоги! – прошептал я мысленно. – Мир гибнет… Нам не справиться без твоей помощи! Помоги, заклинаю!

Можете не верить, но мне показалось, что легендарный старик меня услышал. Смог разобрать мою мольбу о помощи, несмотря на разделяющие нас пространство и время.

– Твой зов услышан! – Прозвучало набатом в моей голове. – Я приду! Мне не безразлична судьба твоего мира! – После этих слов картинка пропала.

Я вновь стоял во дворце Хамдаада, пошатываясь и цепляясь за его руку.

– Ты видел его? – спросил Ашур Соломонович.

– Больше! – выдохнул я. – Он говорил со мной!

– Соломон? – не поверил Асур. – Я показал тебе лишь кусочек моего прошлого… Показал Заклинателя таким, каким запомнил его…

– Он говорил со мной! – стоял я на своем. – Даже оттуда он услышал мой зов! – Меня колотила нервная дрожь. Неужели скоро мои мучения-приключения закончатся?

– Что он тебе сказал? – сдержано спросил Кузнецов. Не знаю, поверил ли генерал моему рассказу? Но судя по реакции – поверил.

– Сказал, что поможет… Ему небезразлична судьба нашего мира!

– Что еще? – нетерпеливо произнес Слава. – Когда он сможет это сделать? Сколько нам ждать?

– Этого Соломон не сказал, – ответил я. – Сказал, поможет, и все. На этом наша беседа закончилась. Я вернулся обратно.

– Будем надеяться, что он успеет… Пока все не рухнуло! – тоскливо, но с надеждой в голосе произнес Асур. – Соломон всегда просчитывал все наперед…

– Но такого исхода даже я не смог предугадать! – раздался из пустоты сочный баритон.

– Слава Создателю! – воскликнул Асур, сразу узнавший голос, которого не слышал больше тысячи лет. – Великий Соломон… – Хамдаат почтительно склонил голову перед появившемся в тронном зале седым старцем, облаченном в длинные белые одежды.

– Я гляжу, ты освободился от моего заклятия, Хамдаат? – произнес старец, пряча улыбку в седые усы.

– Не по своей воле, Мудрейший, – осторожно заметил Ашур Соломонович. – Перстень уничтожен…

– Печать Создателя нельзя уничтожить. – Соломон покачал головой.

– Но мы все видели, как кольцо взорвалось, – сказал я.

– Артефакт обладает неким подобием интеллекта. А после того, что вы, молодой человек, умудрились сотворить с этой развилкой дендрокотиниума, даже, простите за резкость, идиоту станет ясно, что пора уносить отсюда ноги! Вы, юноша, умудрились погубить не только эту ветвь, но и еще несколько сопредельных вселенных…

– Но это не я! – Моему возмущению не было предела. – Я наоборот, хотел все исправить!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю