332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ольга Райская » Демон в шоколаде. Зимний бал в академии (СИ) » Текст книги (страница 8)
Демон в шоколаде. Зимний бал в академии (СИ)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 20:00

Текст книги "Демон в шоколаде. Зимний бал в академии (СИ)"


Автор книги: Ольга Райская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 21 страниц)

Глава 12

Чувствовала я себя значительно лучше, а, вернее, совсем превосходно, поэтому выполнять наставления целителя как-то не хотелось. У Малха в гостях отдохну, а вот зря потраченную молодость уже никто не вернет. Да и будет ли она у меня, молодость эта? Количество нападений на одну взятую меня не вселяло оптимизма. Я посмотрела на сияющий кокон защиты и улыбнулась. Хотя, если и умру, то точно не сегодня. Сегодня еще поживем.

И вот тогда я перевела взгляд на храна. Пристальный такой взгляд. По сути, события так закрутились, что у нас с ним фактически не было времени побеседовать, а стоило. Слишком уж много вопросов у меня к нему накопилось.

Васесуарий ковырял пол приемного покоя когтем большого пальца левой ноги и демонстративно смотрел в потолок, полностью меня игнорируя.

– Ну! – грозно начала я, привлекая к себе внимание.

– Что? – часто-часто захлопал глазками.

– Я хочу знать о моей матери больше.

– Да чего там знать! Чего знать! Иди вон в зеркало посмотри! Одно лицо, один характер, даже словечки одни «сгинь», «изыди», «пропади». Вы с Ориан случайно не родственники, а? – наглел рогатый.

– Еще одно слово, и я магически поклянусь в том, что официально от тебя отказываюсь! – предупредила я.

– А чо сразу угрожать? Что, по-нормальному уже и поговорить нельзя? Я, между прочим, при тебе с рождения. Столько лишений натерпелся, страшно вспомнить! И так оголодал, что на пару десятилетий практически речи лишился. Это только демоны считают, что мы, храны, почти безмозглые и способны лишь приказы выполнять, а ведь все от питания зависит. Кто ж в своем уме на демонской магии разговаривать будет? То ли дело элементали…

– Стоп! – прервала я словесный поток. Говорить он любил. Не всегда представлял, что именно мелет, но любил. – Отвечай на мои вопросы!

– Слушаю, хозяйка, – буркнул рогатик и недовольно сморщился.

– Когда ты последний раз видел Ориан?

– Когда тебе исполнилась неделя от роду.

Так. Вот такого поворота я совсем не ожидала. Получается, хран видел маму последний раз больше двадцати лет назад. Но как, же тогда…

– Ты говорил, что летал к ней, чтобы поесть, когда мой дар активировался.

– Летал! Я за столько лет чуть не развеялся с голодухи. Вот и рискнул выпустить тебя из поля зрения и слетать к бывшей хозяйке. Вот только не нашел я ее. Храны привязаны не к физическому телу, а к магии владельца. Мы чувствуем ее, летим к ней. Так вот, сколько бы я не искал Ориан, она будто растворилась.

– Хочешь сказать, что мама умерла? – выдохнула я.

– Не обязательно. Говорю же, мы не чувствуем физическое тело. Но Ориан совершенно точно потеряла свою магию или добровольно отказалась от дара. Элементали иногда совершали такие глупости, даже обряд придумали. Эх…

– То есть, ты полетел есть, а вернулся голодным?

– Да! В империи демонов Ориан нет. А когда вернулся, то получил такой заряд магии, что его хватило бы тысяче хранов на тысячу лет. Ох, и мощная в тебе магия, Лерка! У матери и вполовину такой не было.

– А кто мой отец?

Повисла тишина. Хран несколько раз исчез и проявился, потом вообще подернулся рябью и, наконец, выдохнул:

– Не могу! На мне непреложный обет. Я не смогу рассказать тебе ни о чем, что связано с элементалями и их секретами. Так повелела перед смертью последняя царица – твоя бабка, между прочим.

– А подарки на мои дни рождения? Про них ты тоже ничего не знаешь?

– Каждый год в назначенном месте я забирал для тебя подарок и относил в дом Снарка. Это все. Тогда я был так голоден, что даже не осознавал, что делаю, просто выполнял приказ.

Стало обидно и грустно. Я так рассчитывала получить от храна хоть какие-то ответы, но и этому не суждено было случиться. Мать я потеряла давно, а сейчас, похоже, потеряла ее безвозвратно. А вот за Гая Снарка могла еще побороться, потому что любила этого человека и ни за что не хотела терять.

– Лерка… Лерка… – на мою ногу опустилась когтистая рука, заставив вздрогнуть от неожиданности. Малх, так и заикой можно остаться! – Ну не могу я тебе рассказать ничего, что касается твоего рода, но ведь намекнуть могу. И подсказать тоже.

– Так подскажи! – тут же оживилась я.

– Подсказывать нужно тогда, когда необходима помощь, и ты сама никак не справишься. А пока у тебя все получается очень неплохо. И демон наш, хоть и мерзкий, но не такой уж плохой. Пожалуй, к нему даже можно привыкнуть со временем.

– Он не наш!

– Наш-наш, ты даже не представляешь насколько, – хитренько улыбнулся он, отчего стал выглядеть еще уродливее.

– Ну вот, что ты за существо! – в сердцах заявила я и сбросила его наглую конечность, которая уже поглаживала мое колено. Бр-р-р!

– Нормальное! И очень даже полезное! – обиделся Вас и вообще отошел от меня, отвернувшись к двери.

Ну и ладно. Мне и без него есть над чем подумать. Вот только планам не суждено было сбыться.

Вдруг сбилось дыхание, и закружилась голова. Внутри разгорался жар, грудь пекло так, что я выгнулась и закричала, рванув на себе рубашку, безжалостно вырывая с мясом пуговицы. Прямо под кожей полыхал круглый магический знак, испещренный незнакомыми символами. Он переливался, горел и причинял нестерпимую боль, которая только усиливалась с каждым мгновением.

– Ва-а-а-ас! – взвизгнула я.

Хран обернулся и уставился на меня красными глазками. Он ехидненько улыбался и, кажется, мои страдания доставляли ему удовольствие.

– Что… Что это?

– Сиськи! – радостно заорал мелкий извращенец. Я ведь всегда его в этом подозревала.

Огненный пульсар сформировался сам собой и тут же полетел в довольную физиономию храна, размазываясь огненными подтеками по серой коже.

– О, вкусняшка! – завопил он, радостно подпрыгивая.

– Развею! – рявкнула я, практически уже теряя сознания от боли. – Это вспышка дара да? Опять? Что это за знак?

– Знак?..

Кажется, Васесуарий только его заметил и замер. Разумеется, сиськи он разглядел первыми. Точно развею, если выживу!

– Это не дар, Лерка! Не дар это! – запричитал он. – Я видел такой! Пришло время подсказок!

– Так подскажи… – прохрипела я, корчась на кровати. Теперь уже горело все тело, а прикосновения одежды к коже были сродни изощренным пыткам.

– Мне нужна твоя кровь! – заорал хран и вцепился в руку.

– А-а-а-а! – завопила я, но сил вырвать у Васа конечность уже не осталось. – Зачем? Отпусти немедленно! Не надо-о-о!

– Не дави на жалость, Лерка! Без крови правящего дома не попасть в библиотеку элементалей! А тебе подсказка нужна! – и он вгрызся в руку, наполнил рот моей кровью и исчез.

* * *

Голова шла кругом. Пожалуй, никогда в жизни лорд дарк Сеттар еще не был так напряжен. Он никак не ожидал, что предложение давнего друга посмотреть слабенького огневка, выльется в такую масштабную историю. Все же огневики-пустышки со слабыми отголосками древней крови встречались, и за последние несколько веков ни один из них не развил своего дара до уровня даже слабого мага иных, вымирающих в этом мире рас. И тут такой сюрприз.

Девчонка что-то пробудила внутри с самого первого взгляда. Ему казалось, что серые глаза Лери смотрят прямо в душу, пробуждая в ней все самое лучшее. Если поначалу она только бесила и раздражала, то сейчас к вспышкам злости и гнева все чаше примешивалась нежность и необходимость заботиться и защищать эту юную особу. А ведь еще и суток не прошло!

Малх! Подумать только! Несколько часов, а он уже успел трижды спасти ее, проснуться в одной постели и даже сделать предложение. Зачем? О, да! Невинный вопрос, заданный сладким голоском, на который так постыдно отзывалась его плоть! «Вы же не любите меня… Зачем?» – эхом звучало в голове. «Зачем… зачем… зачем…» – отлетало при каждом шаге от каменного пола академии.

Зачем? Затем, что он совсем непротив вечно спорить с этой врединой, видеть ее, слышать. Затем, что не хочет ее смерти. А без него у юного элементаля, абсолютно необученного, неопытного и не представляющего, какой мощью обладает, просто нет шансов выжить. Затем, что обладательница серых глаз всего за несколько часов перевернула его скучную жизнь с ног на голову, заставив переоценить все, что он когда-то считал весомым и ценным. И наконец, затем, что просто хотел назвать ее своей.

Нет, силы огня у него хватало собственной. Лери нужна ему сама, просто как Лери Снарк. Не потому что, а вопреки. И ее проснувшийся дар тут скорее помеха, а вовсе не причина. Впервые Эммерс наслаждался обществом, раздражался, злился, радовался, боялся, жил. А могущество? Пусть его ищут другие. В конце концов, если бы он жаждал власти, то давно бы оспорил права дяди на трон демонов, даже, несмотря на то, что тому добровольно помогала Ориан. Когда-то помогала. До того, как Сеттар покинул дворец и поселился отшельником, находя радости в уединении и изучении трудов древних.

Только из-за Лери он дал указание своим шпионам оценить обстановку в империи, разузнать о судьбе Ориан и доложить. Давно его не интересовали подобные сведения. Двор, политика, власть – это так скучно и совсем не заполняет пустоту внутри. Видимость счастья не всегда является самим счастьем. Странно, но лишь один взгляд Лери заполнял его до краев, разгонял скуку лучше любого сражения, наполнял жизнью и смыслом. Наверное, поэтому он так остро на нее реагировал.

Ему не хотелось покидать ее, но на связь вышел Ошконс – один из секретарей повелителя, весьма и весьма мудрый демон. Сеттар не мог его проигнорировать. И теперь нервно шагал по коридорам, выискивая место, где, поставив полог тишины, мог бы поговорить со своим шпионом.

Но чем дальше он отходил от целительского блока, тем хуже себя чувствовал. Словно в теле разом заныли все старые раны, грудь нестерпимо жгло, а нутро пожирал огонь. Эммерс скривился, превозмогая боль, ввалился в первую же комнату, оказавшуюся складом старой мебели и садового инвентаря, поставил полог и только после этого нажал камни на браслете.

– Слушаю тебя! – рыкнул он и скривился, каждый звук Малховым набатом бил по вискам.

– Мой господин! – невысокий пожилой демон появился в сиянии и склонился в почтительном поклоне.

– Говори, Ошконс! – велел Эммерс в надежде скорее со всем этим покончить и вернуться к Лери. Если, конечно, сам не подохнет по дороге.

– Ориан покинула империю двадцать лет назад. Между нею и повелителем были письменные договоренности, которые считаются завершенными и исполненными. Она оказала помощь по возврату долины Цахатов, некогда присвоенной ледяными драконами, и за это получила весьма приличную сумму.

Ледяными! Может быть, именно тут кроется разгадка того, что именно ледяные так быстро вычислили юного элементаля?

– Где она сейчас?

– Тайное соглашение запрещает демонам следить за ее перемещением.

– Это не исключает вероятности того, что она находится в одной из тайных тюрем дяди! – выплюнул Сеттар, ибо боль только нарастала.

– Поверьте, мой господин, исключает. Я проверил все. А вы знаете суть моего дара, мне абсолютно невозможно соврать. Именно поэтому повелитель и держит меня рядом, в поле своего зрения. Ориан нет здесь. Имеется еще одна причина, почему ваш родственник не стал бы нарушать договор и портить с ней отношения.

– Слушаю! – хрипло выдохнул Эммерс, утирая со лба выступившую испарину.

– Помощь элементаля должна быть добровольной. Об этом я узнал вчера от главного архивариуса, но ваш дядя знает давно. Возможно, он знает и как ее найти, но мне того не ведомо. Могу лишь сказать, что незадолго до исчезновения Орион, у нее появился мужчина.

– Кто-о-о? – прохрипел Сеттар.

– Мне известно только то, что это представитель древней расы, но не демон. И еще – он маг воздуха.

Малх! Общение с Ошконсом оказалось менее полезным, чем Эммерс рассчитывал. О том, что отец Лери обладал стихией воздуха, он уже знал без всяких шпионов. И этот факт радовал. Да, радовал, потому что исключал его родство с ней. Дядя не мог быть отцом девчонки, как Сеттар подумал в самом начале. И хвала Малху за это.

– Что по другому вопросу?

– Упоминаний о знаке, который вы изволили начертать, пока не нашел, но я работаю над этим, мой господин! – Ошконс снова склонился.

– Выясни, кто из древних рас посылал делегации во дворец демонов перед самым исчезновением Ориан!

– Будет исполнено, мой господин!

– Благодарю! Свободен! – рыкнул Эммерс.

Сияние потухло, секретарь исчез, а демон обессилено упал на колени, рванув на груди рубашку. Дыхание перехватывало, все тело горело, словно в агонии, выворачивало каждый сустав, каждую мышцу. Любые самые изощренные пытки причинили бы страданий меньше.

Он опустил взгляд туда, где пекло больше всего. Прямо над сердцем под кожей пламенел уже знакомый знак. Малх! Малх! Это означало одно – Лери! Его Лери сейчас в опасности!

Эммерс, опираясь на подвернувшийся под руку черенок, с трудом поднялся и только вознамерился развеять полог, как браслет снова засверкал.

– Слушаю тебя, Ошконс, – устало выдохнул он, потому, что мысли его были уже далеко и от секретаря, и от этой Малхом забытой кладовой.

– Год до исчезновения Оран в нашей столице размещались два посольства.

– Кто? – выдохнул Сеттар, тщательно стягивая полы разорванной рубашки. Знак он никому не собирался показывать.

– Ледяные драконы и горные эльфы, мой господин, – ответил демон.

– Благодарю тебя.

– Будут еще приказы?

– Пока нет. Оговоренную сумму назовешь моему поверенному.

– Да хранят вас боги, мой лорд.

Секретарь исчез, а Эммерс, сняв полог, устремился к целительскому крылу. О том, что ко всему происходящему причастны ледяные ящерицы, он догадывался. Об этом говорили два нападения на Лери. Но вот горные эльфы стали настоящим сюрпризом. Есть о чем потолковать с Друлаваном. Странно, что он сам не обмолвился об этом. Как сын правителя, Салмелдир просто не мог быть не в курсе. Кроме того, очень уж подозрительно он ведет себя с элементалем. Пора выяснить все.

Чем ближе Сеттар подходил к приемному покою, тем легче становилось дышать. Жар словно покидал его внутренности, найдя для себя новую, более аппетитную жертву. Конечно, кости еще ломило, суставы выворачивало и все тело трясло, как в лихорадке, но все это вполне можно было терпеть.

Больше волновала девчонка. Даже за те несколько минут, что демон отсутствовал, она могла натворить такого, что лучшие тайные сыщики империи не распутают и за год. А уж охранника он выбрал ей под стать. Такого пройдоху, как рогатый хран, захочешь найти и не найдешь.

Шаг, еще шаг и еще… Боль отступала, а вот тревога, она становилась сильнее и сильнее. Его словно сильнейшим заклинанием притяжения тянуло обратно.

Последнюю лестницу и узкий коридор до заветной двери Сеттар преодолел бегом, едва не сбив крошечного целителя, проворчавшего что-то о неотесанных демонах, которые совсем не смотрят под ноги. Печать защиты сияла мощно и ровно. С момента его ухода к Лери никто не входил.

Плевать! Разбираться Эммерс станет после, а сейчас… сейчас он каждой клеткой своего тела чувствовал, как плохо ЕЙ!

Недолго думая, одним взмахом руки Сеттар снес преграду со своего пути. Плетение сильного заклятья мигнуло и осыпалось красно-серебристыми искрами к его ногам. Демон, словно вихрь, ворвался в комнату и застыл, пораженный увиденным.

Девчонка лежала на кровати, сжавшись в комок. Волосы слиплись от пота и потемнели. Она дрожала и всхлипывала, уткнувшись в подушку.

– Лери! – хрипло позвал он.

Девушка замерла.

– Лери! – рыкнул Сеттар.

И услышал то, что желал всем сердцем, но не осознавал до этого момента…

– Эммерс! – простонала девчонка. – Ты пришел… ко мне…

Она приподнялась на дрожащих руках и посмотрела так, что демон просто сорвался с места, устремившись к ней. Потому что так было нужно, так было правильно, здесь было его место – рядом с несносной женщиной-ребенком, за какие-то грехи посланной ему Малхом.

– Я здесь, Лери! Я рядом. Я пришел… к тебе.

Девчонка с облегчением вздохнула и потянулась к нему. Полы разорванной рубашки разъехались, являя… Да, в лучшие времена он бы нашел на что там посмотреть, но сейчас взгляд просто прирос к знаку, полыхающему под ее тонкой нежной кожей. И, о чудо, стоило им коснуться друг друга, как знак исчез без следа, а вместе с ним ушли боль и остатки изнуряющего жара.

Сеттар притянул к себе хрупкую, все еще вздрагивающую Лери, а она доверчиво прижалась, даже не думая отстраняться. А потом подняла голову и, заглядывая ему в глаза, тихо спросила:

– Ты больше не уйдешь?

– Нет, – ответил он и осознал, что это чистая правда. Даже захотел бы – не ушел.

Печать Малха прочно связала их. Теперь он отчетливо понимал, что означает этот знак. И что при этом чувствовал? Злость? Безысходность? Ощущение, что его поймали в ловушку? Нет, пожалуй, Сеттар совсем не возражал против компании злючки Снарк. Его взбалмошной Лери. Да, определенно, совершенно не имел ничего против.

– Эммерс…

– Да?

– Мы ведь связны этими знаками?

– Да. Ты против? – невинный вопрос, на который он сам себе только что ответил, а отчего-то внутри все заледенело. Ему совсем не безразлично, что думает об их связи она.

– Не знаю… Наверное… – Лери всхлипнула.

Демон не мог больше ждать. Он потянулся к ее губам, мягким, сладким, манящим. И девчонка не оттолкнула, а сама ответила очень смело и решительно, словно бросалась в пропасть. И время перестало существовать.

– Красиво жить не запретишь, но помешать вполне можно, – произнес совсем рядом до тошноты довольный жизнью эльф.

– Катись в бездну, Друлаван! – рыкнул Сеттар, с трудом отрываясь от самого манящего создания этого мира.

– Не поверишь. Я только что почти оттуда.

Глав 13

– О чем ты? – спросил Сеттар.

– О том, что вам нужно переодеться, – эльф щелкнул пальцами и отдал указание духам замка: – Рубашки для лорда и леди.

Мне же стало нестерпимо стыдно. И нет, Сеттара я уже почти не стеснялась. Глупо робеть в присутствии того, от кого до конца жизни и отойди дальше, чем на сотню метров, не сможешь.

Я только никак не могла понять механизм нашей связи. Когда-то в детстве, в дальнем крыле библиотеки отца обнаружила раздел, посвященный древним расам. Конечно, информация была довольно скупой, но кое-что привлекло мое внимание. Например, понятие «идеальная пара». Оно в той или иной степени встречалось у всех древних. Там описывалось, что предназначенные друг другу мужчина и женщина с первого взгляда чувствуют влечение, желание плотски соединиться. И после соития они уже не могут расстаться или найти себе иного партнера. Всегда было любопытно, почему и как это у них происходит? Что при этом чувствуют? В детстве казалось, что они должны чувствовать любовь, эйфорию и безграничное счастье. А сейчас? Сейчас я склонялась к разочарованию, апатии и безысходности. Возможно, из-за Итона, хотя, видит Малх, за последние сутки едва ли о Клери вспоминала.

В книгах отца ни слова не говорилось о таинственном круге, вспыхивающем на груди. И потом, то, что я почувствовала к Эммерсу при первой встрече, было далеко от желания плотски соединиться. Скорее, хотелось придушить, чтобы стереть с красивого лица наглую ухмылку. Ой, или это при второй встрече? При первой возник лишь интерес, не более.

С тихим шелестом дух опустил на стул две рубашки. Одна из них совершенно точно была моей, потому что у воротничка я заметила то самое крошечное чернильное пятнышко, которые не смогла удалить ни одна магическая чистка.

Эммерс чуть отстранился и укутал в свой камзол, не давая куратору никакой возможности меня увидеть. Эльф его маневр оценил и хмыкнул, демонстративно отвернувшись и всячески показывая, что его мало интересуют мои сомнительные прелести. Ну и слава Малху, я так считаю.

Сеттар скинул разорванную рубашку и потянулся за свежей, повернувшись ко мне спиной. Мощной спиной. Под бронзовой кожей красиво перекатывались мышцы. Собственно, то, что обтягивали штаны чуть ниже, тоже производило впечатление. Теперь самое главное: хочется ли мне с ним слиться? Целуется демон, конечно, здорово. У него, в отличие от меня, наверняка опыт обширный, но вот слиться… не-а, что-то не хочется. О, чем ты только думаешь, Валери! Что бы сказал твой отец? Хмм… И в самом деле, что бы он сказал? Для начала, неплохо бы определить, кто это загадочное существо.

Эммерс оделся и обратился к эльфу, направляясь к двери:

– Выйдем, не будем смущать Лери.

Я бросила на демона встревоженный взгляд, он все понял и успокоил, сказав одними губами: «Я рядом». И вышел, пропустив Салмелдира вперед.

Не стала терять времени. Быстренько поднялась и спешно принялась застегивать чистую рубашку. Форменная куртка висела на округлой спинке стула, но сначала неплохо было бы переплести волосы.

Я распустила спутанные пряди, уже почти привычно провела по ним пятерней и принялась за косу. Пережитые моменты все еще не давали успокоиться и до конца прийти в себя. Ясно было одно, что таинственный знак действует по принципу поводка и ошейника, попросту не дает нам с Эммерсом отойти друг от друга. Но что это, и какие еще функции имеет, этого я не знала, как, судя по всему, не имел представления и демон. Вся надежда на рогатого. Он, конечно, существо странное и мыслит чересчур непонятно и импульсивно, но отчего-то в этом вопросе я ему доверяла.

– Вас! Ва-а-а-ас! – тихонько позвала я, но ответом мне стала лишь тишина. Хран, или находился слишком далеко, или в очередной раз меня игнорировал.

Кончик косы закрепила заколкой, и поднимать ее наверх не стала, а просто убрала гребни в нагрудный карман куртки. И тут взгляд упал на руку. На палец накрутился мой волос, который я, по всей вероятности, неосторожно вырвала, пытаясь расчесаться пятерней.

Неожиданная мысль оказалась настолько ошеломляющей, что пришлось даже присесть на кончик кровати. До вчерашнего вечера я всегда собирала волосы в строгий пучок, а расчесывала их исключительно в личной комнате, куда кроме меня никто не имел доступа. А даже если бы и сумел каким-то непостижимым образом проникнуть, то не вынес бы даже пылинки на своей подошве, не то что волос хозяйки. Чары от воришек я устанавливала сама, и касались они всех живых существ. С замковыми элементалями договориться было еще сложнее. Да и не стоил трофей таких усилий.

То есть теоретически разжиться моим волосом враг мог лишь вчера на балу, и то, только до встречи с демоном. Тут же вспыхнули картинки, как Итон восхищенно перебирает мои волосы, прежде, чем повести к танцующим. Я-то думала его прическа восхищает, а он был доволен тем, что так легко получил начинку для артефакта.

И еще вспомнился один момент.

Я обернулась, чтобы узреть дело рук своих. А точнее, колена. Смотрела, конечно, на согнувшегося Итона, но я была бы плохим боевым магом, если бы не приметила тех, кто крутился рядом с ним. Друзья не в счет. Хотя и нелепое пари теперь не считала случайностью. Там, рядом с Клери, стояли именно те адептки, которые потом напали на меня. Именно их имена назвал Сеттар.

Я ни разу не видела, чтобы Итон работал со льдом, но водником он был прекрасным. Весьма-весьма способным, одаренным, подающим большие надежды. По крайней мере, на человеческом уровне. А дело, оказывается, в крови, которая течет по его венам. Клери тоже по результатам проверки признан человеком, но уверена, что в его случае, как и в моем, не обошлось без тайн и секретов.

Ну и запутанная история, я вам скажу! Без Сеттара точно не разберешься.

* * *

Полог тишины, словно зеркальный колпак, отрезал двух друзей от мира.

– Хочу услышать про бездну, – произнес демон, как только они оказались в коридоре, и вопросительно посмотрел на эльфа.

– Старика Сиприана зачаровали не ледяные, там поработали человеческие маги.

– Уверен?

– Более чем. Проблема в другом, попечительский совет до сих пор не дал согласие на повторную проверку адептов. Ну да ничего, как говорится, днем согнем – ночью разогнем!

Сеттар смотрел на друга и подмечал в его поведении некую нервозность. Конечно, вряд ли непосвященный заметил бы что-то, но он долго знал Друлавана и хорошо его изучил. Слишком резкие движенья, слишком ровная спина, при видимой расслабленности, слишком много этих «слишком» даже для эльфа королевской крови. Кстати, об этом…

– Ты знал Ориан лично? – Салмелдир вздрогнул, но взгляда не отвел.

– Нет. Я видел ее лишь раз на том самом приеме, на котором мы были вместе, после сражения с ворлаками севера.

Судя по его реакции, Друлаван говорил правду, но его ответ еще больше запутывал все дело.

– Тогда почему ты проявляешь такой интерес к Лери?

– У меня есть на это причины, Эммерс, поверь. И тебя они не касаются. Достаточно того, что я не желаю ей зла.

– Уверен? Мне этого недостаточно! Со вчерашнего вечера меня касается все, что связано с девчонкой. И у меня есть на это миллион причин, друг! Тоже будешь верить мне на слово?

– Пожалуй, поверю.

– Говоришь, не желаешь ей зла, а смерти желаешь? Ведь иногда смерть – благо!

– Нет! Я не желаю ей смерти! – выпалил Салмелдир.

– Так вот, от твоих ответов зависит ее жизнь, понял?

Эльф все же отвел глаза.

– Это не моя тайна, Эммерс. Но, если бы не она, я бы не прятался в этом забытом богами месте, где дом Амон не сможет меня достать. Хотя сейчас я в этом сильно сомневаюсь.

– Когда ты последний раз был в Менелдейле?

– Больше, чем двадцать лет назад. И я не отец Валери.

– Но ты ведь знаешь, кто ее отец?

– Догадываюсь. Вчера, когда в Снарк проснулся дар, я вдруг почувствовал родственную магию. Смешно, как огонь может быть родным для того, чья стихия ветер? Но сегодня в ней проснулся воздух, и все встало на свои места. Двадцать лет назад Танхорн не вернулся в Менелдейл. Он возглавил посольство у демонов, но потом бесследно исчез. Его искали очень долго, его ищут до сих пор. И, как ты понимаешь, исчезновение наследника трона горных эльфов держится в тайне.

– И теперь единственный наследник дома Амон это ты.

– Так же, как ты – единственный правитель империи демонов. Политика не для меня, Эммерс. Я солдат, кроме того, давно встретил и потерял свою Эйрил. Значит, дом Амон не получит от меня наследников. Но теперь есть Валери – наша надежда, и за нее я отдам жизнь.

– Лучше постарайся не умирать подольше. Живой ты более ценен. Теперь подытожим. Твой брат Танхорн пропал одновременно с Ориан. Перед исчезновением она успела передать новорожденную Валери Снарку. И до вчерашнего вечера дом Амон не предполагал, что у него есть наследница. Так?

– Именно.

– Теперь о нападениях. Действуют двое, и они никак не связаны между собой. Слишком по-разному действуют. У первого цель убить Лери, и он связан с ледяными драконами. Скорее всего, косвенно, но совершенно точно, в его венах течет доля их крови. Второй более осторожный. Лери нужна ему живой. И, скорее всего, он человек, – Сеттар взглянул на эльфа.

– Да, и талантливый сильный маг.

– Согласен, – кивнул Эммерс и вдруг с разворота впечатал кулак в челюсть Друлавана. – Это тебе за то, что пялился на ее грудь!

Салмелдир расхохотался и легко поднялся с каменного пола.

– Главное в женщине не грудь, а глаза. Поверь, дружище, женщина без глаз выглядит гораздо страшнее. – Он небрежно отряхнулся и продолжил: – С остальным согласен и даже дополню твои размышления. Первого нападающего мы найдем на боевом отделении среди адептов. У меня есть несколько кандидатов в злодеи. Уверен, что я не ошибаюсь. А вот кто второй – это, пожалуй, загадка.

Эльф неожиданно резко развернулся и нанес удар в челюсть демону. Сеттар устоял на ногах и расхохотался.

– И за что? – ехидно поинтересовался он.

– Ты лапал мою племянницу!

– Есть смягчающие обстоятельства – мои намерения честны.

– Только поэтому ты пока еще жив, дружище, – криво усмехнулся Друлаван.

– Так ведь и ты еще дышишь, – не остался в долгу демон. – И запомни, Салмелдир, никто не должен до времени узнать о вашем родстве. Смерть Эйрил и исчезновение Танхорна вполне могут быть неслучайными, а у девчонки и так проблем столько, что неопытному элементалю лучше добровольно уйти за грань, чем с ними справиться.

– Не одному тебе приходила в голову такая мысль, – нахмурился эльф. – Пропустить бы сейчас по пинте чистого рома. Старая дружба, которую регулярно им протирают, не только не ржавеет, но и блестит, как новенькая.

– Считай, что у нас состояние войны, а ромом потом победу заполируем.

– Только вот будет ли та победа… – вздохнул Салмелдир. – Ясно одно, тренировать девчонку нужно.

– С завтрашнего дня займемся. Сегодня ей нужен покой.

– Видел я твой покой. Рыба любит, где глубже, а демон, где придется, – буркнул эльф, чем вызвал новый приступ смеха у демона.

– Предлагаю отпраздновать наше перемирие обедом.

– Принимается, – обреченно вздохнул Друлаван. – Иди за Валери, а то у нее, знаешь ли, с некоторых пор слишком много мест, за которые непроизвольно цепляется глаз.

Эммерс вмиг стал серьезным. Нет, к эльфу у него не было претензий, но в академии и помимо него находилось слишком много мужчин, взгляды которых раздражали, а порой и откровенно бесили Сеттара. Неужели, ревность? У него? Бре-е-ед! Просто чувство собственности и беспокойство за подзащитную. Да, так думать было удобнее и правильнее. Если бы не одно «но». Даже сейчас демон понимал, что попросту врет самому себе.

Полог тишины вспыхнул и лопнул, словно мыльный пузырь. Дверь в приемный покой распахнулась, чтобы через секунду явить встревоженное личико Лери. Удивительно, он не видел несносную девчонку всего несколько минут, а она стала еще красивее и притягательнее.

– Я помешала? – тихо спросила она, оценив обстановку.

– Нет, – насмешливо ответил эльф. – Никто не сомневался, что стоит нам заговорить о еде, как тут же появится ненасытная Снарк.

Эммерсу показалось, что девушка хотела сказать что-то важное, но после слов Друлавана замкнулась, поджала губы и промолчала. И вот за это он готов был врезать другу снова. На этот раз, вложив в удар всю силу.

* * *

Нет, я не отказалась от намерения рассказать обо всем магистрам, но очередная острота Салмелдира смутила и слегка поколебала мою решимость. Три года прошло, а я так и не научилась не реагировать на его подколки.

– Извините, – пробормотала и попыталась скрыться за дверью.

Но знакомая сильная рука привычно сграбастала мою и не дала спрятаться в комнате. Признаться, бездействие утомляло. И, несмотря на то, что временное перемирие позволило узнать немало полезной информации, четыре стены давили на меня.

– Обедать идем, Лери, – тихо произнес Сеттар и руки не отпустил.

Эльф пристроился рядом, и в столовую я бодро шагала под тем же конвоем. Правда, сначала пришлось заскочить к крошечному целителю. На удивление, старичок выдохнул с облегчением, осмотрел беспокойную пациентку еще раз и отпустил, наказав сегодня все-таки отдыхать и набираться сил. Лично я нисколько не возражала, как и против обеда за столом преподавателей. Адептов хоть и кормили вкусно и питательно, все же не так разнообразно, как уважаемых магистров.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю