332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ольга Райская » Демон в шоколаде. Зимний бал в академии (СИ) » Текст книги (страница 3)
Демон в шоколаде. Зимний бал в академии (СИ)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 20:00

Текст книги "Демон в шоколаде. Зимний бал в академии (СИ)"


Автор книги: Ольга Райская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 21 страниц)

Глава 5

– Это то, что я думаю? – спросил Друлаван.

– Да, – нехотя признал я. Скрывать от друга не имело смысла, Салмелдир всегда мог сложить несколько фактов и сделать правильные выводы, а мне пришлось рассказать ему слишком многое, в попытке раздобыть нужную информацию.

– Но этого не может быть! Она еще ребенок, по вашим меркам!

– И, тем не менее, ее дар активировался. Времени нет.

– Вижу! – как-то истерично взвизгнул эльф. – И где, позволь тебя спросить, ваши хваленые храны?

– Да кабы я знал! – буркнул я, потому что Валери Снарк была не просто загадкой, она была ходячей проблемой, Малх бы побрал эту девчонку!

Потоки стихии уже срывались с кончиков волос, свисали до самого пола и лизали каменные плиты. Хрупкое тело было настолько горячим, что обжигало даже его, пробуждая собственный огонь Сеттара. Да, его огонь, словно ласковый кот, терся об девушку, облизывал, стремился слиться с ее стихией. Ни о чем подобном Эммерсу даже слышать не приходилось. Потом. Разбираться с этим он будет потом, сейчас же главное, чтобы Валери выжила!

– Она… Она горит… – прошептал эльф.

– Она сгорает, друг! Срочно, уединенное место! – рыкнул я, и Друлаван отмер.

– Моя спальня! За мной!

По коридорам древнего замка мы бежали так быстро, как только могли. Я чувствовал поток холодного ветра, который обдувал девушку, хоть немного облегчая ее страдания. Салмелдир старался, но разве воздух в силах загасить пламя такой силы? Нет, этой стихии нужен был выход, иначе она просто погубит девчонку.

– Сюда! – эльф распахнул передо мной двери, и я вошел.

– Что здесь?

– Мои покои.

– Выйди!

– Но… – Салмелдир уже развернулся.

– Стой! – окликнул его я. – Помоги ослабить шнуровку платья!

– Эммерс! – предупреждающе зашипел эльф.

– Быстрее! Времени в обрез!

Больше никаких вопросов он не задавал, выполнил мой приказ и ретировался за дверь.

Валери казалась такой маленькой, такой хрупкой и беззащитной. Лицо бледное, под глазами залегли тени, а под тонкой кожей уже различимы всполохи демонического пламени.

– Потерпи, маленькая, – шепнул я, укладывая девушку на атласное покрывало. – Потерпи. Одну минуту.

Излишки спонтанно вспыхнувшего дара мог впитать либо специально выведенный и генетически совместимый, чаще семейный, хран – низшее демоноподобное, условно разумное существо, либо более сильный носитель родственной стихии. В том, что моя магия сильнее, сомнений не было. Но для лучшего эффекта нужен максимальный тактильный контакт, кожа к коже.

Валери выгнулась и застонала. Малх! Я стал судорожно срывать с себя кафтан, затем рубашку, полностью оголяя торс. Боги, дайте мне силы! Девчонка и без того действовала на меня слишком остро, слишком сильно и, учитывая ее молодость и неопытность, неправильно, а тут… Да я с ума сойду, ощущая, как юная грудь прижмется ко мне! Силы! И разума! И терпения еще! Много-много терпения!

Девчонка захныкала, а я зарычал, спуская с плеч рубашку, и бросился к ней. Забравшись на кровать, встал на колени и рванул Валери на себя, спуская лиф платья, обнажая точеные ключицы, плечи, идеальные холмики грудей. Малх, за что ты так со мной?!

– Что… Что в-вы делаете? – прошептала Валери и попыталась оттолкнуть меня, но сил в ней осталось не больше, чем у котенка.

– Тише… Тише… – только и мог шептать я, прижимая к себе разгоряченное, измученное тело.

– Больно, как же больно! – всхлипнула девчонка, но больше не пыталась отстраниться.

Я же прикрыл глаза и выдохнул. Хрипло. Рвано. Каждой своей частицей ощущая ее всю от пылающей макушки до крошечных пальчиков на маленьких ступнях.

– Отпускай, – шепнул я, практически впечатывая в себя Валери. Платье почти сползло, а шелк ее кожи ласкал, искушал, манил, заставляя вожделеть это создание так, как никого. – Отпусти огонь! Не держи его в себе!

– Не могу… Я не могу… Горю… – Вспышки на теле Валери стали ярче, а волосы превратились в бесконечную реку пламени.

– Выпускай! – и я легонько тряхнул ее.

Малх! Она совсем не владела собой, но веки дрогнули и прекрасные глаза распахнулись. Сколько же боли и страданья в них плескалось! Даже высшему демону не под силу столько выдержать. В зрачках плясало пламя, ее хриплое дыхание опаляло. И в тот самый момент я осознал, еще немного и Валери Снарк погибнет, так и не справившись со своим даром, оказавшимся слишком мощным для такой хрупкой девочки.

Нет! Пусть даже не мечтает избавиться от меня так быстро! Не хочет отдавать сама, придется забрать! Серые глаза с раскаленной точкой вместо зрачка смотрели настороженно и… обреченно! Нет, Лери, нет! Не смей сдаваться! Борись!

И я склонился к чуть раскрытым губам девушки.

«Я лишь приму часть ее огня! Это необходимо! Это нужно ей!» – твердил я, словно мантру.

Глупец! Кого пытался обмануть в ту минуту? Едва мои губы коснулись Валери, я полностью позабыл о всех благих намерениях. Целовал жадно, практически теряя разум. Мой внутренний огонь взбесился, с рычанием вырываясь наружу. В какой-то момент я даже испугался за Валери, попытавшись отстраниться от нее, но она распахнула глазищи, обвила шею руками и сама припала к моим губам. А потом… Потом освободилось и ее пламя. Мы горели в двойном огненном коконе, но сгорали лишь от собственной страсти. Я ласкал девчонку, впитывая ее нежность и податливость, пил ее дыхание и отчаянно желал, чтобы эта странная агония никогда не заканчивалась.

То, что произошло следом, вообще не поддается никакому объяснению. Ни в одной книге мира я не читал о подобном явлении. Наши стихии смешались, став чем-то иным, более мощным, необузданным. Струя огня взметнулась к потолку, но с хлопком исчезла, так его и не достигнув.

Валери выгнулась в моих руках и закричала, выплескивая в пространство свою боль. На груди девушки, словно диковинный огненный цветок, горел знак Малха. Точно такой же знак тлел и на моей груди, с каждой секундой становясь все незаметнее и незаметнее.

Ерундовина какая-то! Нужно спешно выяснить, что только что с нами произошло. Одно я знал точно, теперь мы с Лери связаны, надежно, прочно и, похоже, навсегда. Жалел ли я? Ни единого мгновения.

А предмет моих душевных и физических терзаний мирно уснул, слегка посапывая и морща время от времени маленький носик. Кроме небольшой бледности и теней, залегших под глазами, больше ничто не напоминало о том, что еще минуту назад жизнь Валери Снарк висела на волоске.

Печать бога исчезла. Борясь с собой, я все же натянул платье, правда, для этого пришлось переложить девушку на кровать. Она тут же подмяла под себя подушку эльфа и перевернулась на живот, демонстрируя мне спину с изрядно ослабленной шнуровкой. Больше я ничего не мог сделать без того, чтобы не побеспокоить Валери. Просто прикрыл покрывалом и направился к выходу.

Я не знал академии, до сих пор не успел увидеться с ректором и потерял довольно много магических сил, пытаясь спасти адептку со слишком рано проснувшимся даром. А значит, нуждался в совете и помощи Друлавана.

Вот только эльфа за дверью не было. Вернее, ушастый присутствовал, но стоял за спиной весьма недовольного, если не сказать – разъяренного ректора и пытался знаками о чем-то предупредить меня.

Все потом. Сейчас я даже был рад, что так внезапно встретил магистра Одайла. А вот он, кажется не очень. Иначе, отчего глава академии позволил себе обратиться ко мне в подобном тоне?

– Лорд дарк Сеттар, как это понимать? – взревел ректор.

Демон коротко взглянул на человеческого мага, с которым его в прошлом немало связывало, и по чьей просьбе он вообще здесь находился, и тихо спросил:

– Хочешь общаться официально, Ангус?

Ректор вздрогнул, но взгляда не отвел.

– Эммерс, я глубоко тебя уважаю, как мага, как боевого товарища, как друга. Не зря я попросил именно тебя приехать и взглянуть на полукровку с огненным даром, но даже в самых смелых предположениях не ожидал, что ты воспримешь мою просьбу столь буквально!

Масла в огонь подлил Друлаван. Очевидно, что длинные у некоторых эльфов не только уши, но и язык!

– Лучше один раз потрогать, чем сто раз увидеть, – хохотнул он.

К моей радости, Одайл Салмелдира проигнорировал. Он устало потер виски, прошел вглубь комнаты, встав перед кроватью, на которой, утомленная обретением дара, безмятежно и глубоко посапывала Валери Снарк, и покачал головой.

– И что прикажешь мне с этим всем делать? – как-то растерянно спросил маг.

– С чем? – поначалу не понял я.

– Половина академии, адепты и преподаватели, видели, как вы тащили бездыханное тело учащейся. И ладно, если бы я вас у лекарей обнаружил, но нет же! Я застаю вас здесь, в комнате магистра Салмелдира. Причем, самого хозяина нет. Эммерс, ты понимаешь, что скомпрометировал девчонку? Уже завтра ее отец будет здесь, и меня ждет весьма и весьма неприятный разговор.

Демон приблизился и положил руку на плечо мага.

– Неприятный разговор у тебя с ним бы состоялся в любом случае.

– Что ты имеешь в виду? – спросил ректор.

– Если бы я не вмешался, то завтра ты бы выдавал родным свеженький труп адептки Валери Снарк.

– Малх-заступник! – всплеснул руками Одайл.

– Кстати о родственниках. Родители девушки не могут быть людьми. Даже если предположить, что Валери полукровка, то в ней смешались лишь сильные древние расы, склонные к огненной магии. В противном случае ее дар не набрал бы и тысячной доли той мощи, которую девушка приняла сегодня.

– Малх-вседержитель! – прошептал Ангус. – Но мы проверяли ее ауру, Эммерс. Стандартная процедура при приеме в академию. Она человек. Я допускал примесь драконьей крови, поскольку девушка слабенький, но огневик. А то, на что намекаешь ты, это просто выходит за грань моего понимания.

– Я не намекаю, а говорю прямо – кто-то из родителей девушки демон. Причем, высший, из сильного древнего рода. Возможно и второй родитель демон тоже, но тогда мне не ясны несколько моментов…

– Моментов? – перебил его эльф. – Да девчонка тогда одна сплошная загадка!

– Да, – согласился с ним я. – Сколько ей лет, Ангус?

– Двадцать один, надо полагать. К обучению у нас допускаются юноши и девушки с восемнадцати. Кроме того, я хорошо знаю Гая Снарка и за Валери наблюдал чуть ли не с младенчества. Ошибки быть не может.

– А мать?

– Темная история. Гай никогда не упоминал ее, но однажды в подпитии рассказал о том, как у него появилась дочь.

– Он назвал имя женщины?

– Нет, но показал амулет, который она оставила для Валери.

– Как он выглядел?

– Примерно так, – магистр сделал несколько пассов руками и шепнул короткое заклинание. В воздухе повисло изображение круглого золотого амулета, в центре которого словно полыхали языки живого пламени.

– Помоги нам всем Малх! – выдохнул я.

– Не поможет. Факт! – скептически хмыкнул эльф. Он-то сразу просек.

– Потрудитесь объяснить! – не выдержал Одайл.

– Опасность не миновала. Девчонка магнит для неприятностей. Ее дар фонит. И скоро за ней будут охотиться все. Одни для того чтобы присвоить и подчинить, другие – чтобы убить и не дать врагу стать сильнее. В любом случае, скоро здесь будет жарко, и начнется настоящая заварушка.

– Если уже не началась, – задумчиво протянул эльф.

– Академия в опасности? – побелел ректор.

– Да кому нужна твоя академия? – отмахнулся я.

– И что мне делать? – растерялся Ангус. – Ты ведь не покинешь нас? Или, быть может, лучше отослать девушку домой?

Трус! Я слишком пристально взглянул на Одайла, и магистр отвел глаза.

– Валери лучше остаться здесь. И еще, я останусь с ней, чтобы защищать и учить. Это понятно?

– Понятно, – закивал ректор. – Гая в известность поставить?

– Это лишнее. И, вообще, держи в тайне все, что сегодня услышал в этой комнате.

– Но завтра поползут слухи… И репутация адептки пострадала…

– Ангус, не заставляй меня поверить в то, что ты поглупел с годами. В конце концов, скажи, что дарк Сеттар высший ашшерон империи демонов был настолько сражен красотой адептки, что незамедлительно сделал ей предложение, и теперь Валери моя невеста.

– А это так? – ухмыльнулся ректор.

– По нашим традициям требуется согласие девушки, а я… Я озвучил свои намерения при двух свидетелях!

– Однако, – почти успокоился Ангус. Ведь теперь ответственность лежала не на нем, а на мне. А вот Друлаван смотрел на меня странно. Ладно, с чувствами друга разберемся чуть позже. – Значит, защиту девушки берешь на себя?

– Беру.

– Берем, – поправил Салмелдир. – Кто с мечом к нам придет, тот по оралу и получит.

– Все же, девочку сейчас лучше не беспокоить. И даже, принимая во внимание наличие столь знатного жениха, – Одайл многозначительно и, как мне показалось, чуть насмешливо взглянул на нас с эльфом, – лучше не компрометировать леди Снарк лишний раз.

Собственно, в словах мага резон был. Только вот охота за девчонкой начнется с минуты на минуту, если уже не началась.

– Мне нужны покои на этом этаже. – Хмуро посмотрел на друга. Валери занимала его комнату, а стало быть… – Салмелдиру тоже.

– Пойду, отдам распоряжения. Как только все будет готово, пришлю за вами одного из духов замка.

Ректор вышел, и я тут же выставил звуконепроницаемый барьер. Вовремя, потому что Друлаван просто жаждал получить подтверждение некоторым своим догадкам и ждать не собирался.

– Воеллон? Но я думал всех майар уничтожили.

– Не всех, – скривился я. Чтобы дать хоть какие-то пояснения другу, по сути, сейчас я должен был приоткрыть перед ним одну из тщательно оберегаемых тайн рода Сеттар. И, как бы я не ненавидел своего двоюродного дядьку, я все равно оставался частью семьи и его единственным наследником, несмотря на то, что давно удалился от двора и не одобрял его политики. – Высшие огненные элементали – это огромный соблазн и источник практически неограниченной силы для любого носителя огня.

– Да, но насколько я знаю, никому из огненных так и не удалось завладеть ни одной майарой. Элементали предпочли погибнуть, чем сдаться.

– Одному все же удалось. Мой предок на развалинах Огненного дворца обнаружил едва живую майару. Она только-только разрешилась от тяжкого бремени. Женщина умирала, поэтому у нее не было необходимости убивать себя, а вот ребенка… Мать так и не смогла лишить жизни новорожденную дочь.

– Ты хочешь сказать, что ваш род владеет плененным элементалем огня?

– Не совсем так. Майару практически невозможно отличить от высшей демоницы. Разумеется, предок забрал дитя, но вырастил девушку как воспитанницу, как приемную дочь, скрыв от всех истинное происхождение девочки. Именно тогда началось возвеличивание рода Сеттар, объединение демонов.

– Так майара до сих пор живет среди вас? – поразился эльф.

– И ты ее видел. Это моя тетка Ориан дарк Сеттар. Так вот, ее дар всегда был умеренным и небольшим. Но чуть больше двадцати лет назад она вдруг исчезла. Ее не было больше года. А когда майара вернулась, ее огонь уже мог напитать легионы, настолько велика была сила. Только благодаря ей, дядя завершил объединение империи, отвоевал древние исконные земли.

– Но это же… Угроза для всех, – побелел Салмелдир.

– Теперь нет. Ориан предполагала, что дядя не остановится на достигнутом и использовала то, на что были способны лишь истинные Воеллоны – она потушила свой огонь. – Я не стал говорить о том, что из цветущей женщины тетя вмиг превратилась в тень, вынужденную доживать свой век в заточении. И хотя ее свободу ограничивали золотые стены дворца, для нее он стал такой же клеткой, какой была бы темница. На что надеялся Намас? О, дядя надеялся, что однажды огонь вернется к майаре, а он станет властителем мира.

– Значит, говоришь, Ориан исчезала на год чуть больше двадцати лет назад? – переспросил Салмелдир и с какой-то странной нежностью посмотрел на спящую Валери. Внутри шевельнулось неприятное чувство, только я знал, насколько сейчас близок к убийству друга и чего мне стоит подавить в себе жажду расправы.

Глубоко вздохнул, выдохнул и, стараясь говорить ровно, ответил:

– Да, и я предполагаю, что именно она – загадочная мать Валери Снарк.

– Это логично, но кто тогда отец девушки? Человек исключается. Если очень хочешь что-то спрятать, прячь это на виду. Например, неограненный алмаз может легко затеряться в шлаковой пустой породе. Не допускаешь, что Вал твоя родственница?

– Нет, – тут же отмел предположение эльфа. – Кровь Сеттаров я бы почувствовал, но ее отец определенно демон, а дядя не догадывается о том, что у Ориан есть дочь.

– С чего ты так решил? – скептически хмыкнул эльф.

– С того, что, если бы Намас знал о новой, полной огня майаре, девчонка давно бы была во дворце.

– Положим, огонь в ней до сегодняшнего дня едва тлел. И потом, нет никакой гарантии, что правитель не принял решение держать дочь на расстоянии от матери, – возразил Друлаван.

Все это так, только Намаса Эммерс знал хорошо. Не любил родственник рисковать, всегда продумывал каждый свой ход тщательно и не гнушался никакими методами, чтобы достичь собственных целей. Знай он о Валери, девчонку давно бы изолировали от всего мира.

– Гарантия есть. Дядя отлично знает, что о майаре мечтают все от саламандр и фениксов до огненных драконов, а значит, давно бы присвоил ее.

– В этом есть резон. Убедил. Остается два момента, которые до сих пор мне не ясны. Первый – почему Ориан, сбежав от повелителя и родив дочь, все же вернулась обратно?

Ну, тут как раз никакой загадки, зная психологию демонов, их привычки и методы, даже не сомневался, что дядя чем-то шантажировал Ориан. И, кажется, я произнес это вслух.

– Шантаж? – задумался Салмелдир. – Что может быть для женщины дороже жизни? Что может заставить ее спрятать ребенка и вернуться туда, где наверняка ничего приятного ее не ожидает?

Странно, но вопросы эльфа натолкнули на мысль. Причем, чем больше я прокручивал в голове один из вариантов ответа, тем правильнее и достовернее он мне казался.

– Любовь. Ради любви совершаются самые отчаянные поступки, самые героические подвиги, но еще больше – глупостей. Думаю, Намас удерживает того, кто для Ориан очень дорог.

– Отец Валери.

– Да, – не стал спорить я, потому что именно такой расклад объяснял если не все, то очень многое.

– Допустим, – кивнул Друлаван. – Но остается еще один непонятный момент. Ты говорил, что дар Ориан едва теплился. Я склонен предположить, что элементалю никак не меньше трехсот лет, принимая во внимание дату падения Огненного дворца. А проснулась сила лишь после рождения Валери. Девушке сейчас немногим больше двадцати. Значит, того, что дар раскроется так быстро, ее мать даже не предполагала. Иначе, как минимум позаботилась бы о хране прежде, чем покинуть дочь. И что-то мне подсказывает, если бы Ориан знала, что Валери засияет так рано, вообще не оставила бы ее, даже ради любимого мужчины.

– Согласен. Значит, было что-то, что подтолкнуло ее к этому, – я продолжил мысль эльфа, но его следующая фраза заставила застыть на месте.

– Или кто-то! – при этом Салмелдир посмотрел на меня так, словно я стал причиной всех бед Валери.

– Хочешь сказать…

– Не хочу, а прямо говорю тебе, Эммерс, – перебил Друлаван. – Твое появление спровоцировало инициацию дара майары. Именно на тебя он откликнулся.

Умом я понимал, что друг прав, но отчего-то не хотел верить в то, что, пусть невольно, я все же причинил Валери столько неприятностей. Отчаянно не хотел. И про печать Малха рассказывать даже Салмелдиру не спешил. Для начала попробую выяснить все сам.

– Не знаю, почему она так среагировала на тебя, Сеттар, но теперь ты несешь за нее ответственность! – это он сейчас мне угрожает? Странно, но сам я и без отповеди эльфа чувствовал потребность позаботиться о девчонке. – Только, как же быть со Снарком.

– С кем? – поначалу не понял я.

– С отцом девушки.

– А как с ним быть? Скорее всего, Ориан его зачаровала, заставив заботиться о своем ребенке, как о его собственной дочери.

– Не знаю, как она его выбирала, но Гай был достойным отцом Валери, и девушка любит его, считая своей единственной семьей. Это нельзя разрушать и сбрасывать со счетов, Эммерс, иначе ты оттолкнешь ее.

– Я понял тебя.

Ушастый снова был прав. Любое навязанное заклятье почти всегда имеет обратную сторону, зачастую весьма неприятную для того, кто его наложил. Я понимал, почему Ориан выбрала старого холостяка, абсолютно не желающего обзаводиться семьей, но в душе страстно мечтающего о наследнике. Она не хотела, чтобы другая женщина заняла место матери – ее место. Но просчиталась, потому что Гай Снарк стал для Валери и отцом, и матерью, а ее саму девушка в душе считала предательницей, бросившей их когда-то.

– И что ты намерен предпринять?

А вот это хороший вопрос. Для начала нам всем необходимо время, чтобы отдохнуть, прийти в себя и набраться сил. Значит, эту комнату придется накрыть охранным антимагическим куполом, потратив на это последние силы.

– Согласен, только кокон будет вернее. Нельзя допустить утечки магии, ее всплеск и так привлек внимание, – ответил Друлаван. Кажется, я приобретаю скверную привычку думать вслух.

Следующие несколько минут мы плели магический полог. Причем, эльф старался едва ли не больше меня.

– В охранку нужно вплести сигнальное заклинание. Так и ты, и я будем знать, если периметр попытаются нарушить.

Такая щепетильность раздражала, хотя, по логике вещей, должна была меня радовать.

– Откуда столько рвения, друг мой? – все же не выдержал я. – Насколько я помню, у тебя всегда был один принцип с женщинами: есть только миг между прошлой и будущей.

– Старею, – пожал плечами ушастый. – Не думаешь же ты, что я смогу встать между другом и его женщиной?

– У тебя было три года, чтобы рассмотреть ее.

– Было, – согласился Салмелдир, а потом улыбнулся и хлопнул меня по плечу. – Эй, Эммерс, девчонка и тебе еще не дала согласия.

– Не думаю, что его будет сложно получить, – буркнул в ответ, мрачнея с каждой секундой.

– Зря! – а вот Эльф, кажется, просто сиял. – Валери Снарк полна сюрпризов. Она сумела заслужить уважение среди своих сокурсников. Именно заслужить, а не воспользоваться своей слабостью. Понимаешь, о чем я?

Понимал, разумеется. Только оптимизма его слова мне не добавляли, скорее, обещали новые проблемы.

– С-с-следуйте зс-са мной! – прошелестел возникший в дверях дух, и мы последовали за ним, запечатав за собой магический кокон.

Салмелдир снова ухмыльнулся. «Сейчас схохмит!» – пронеслось в голове, и я не ошибся в своем ожидании.

– Взялся за зад – не говори, что не рад! – не изменил себе эльф. – И помни, я всегда рядом и готов прийти на помощь, – добавил он вполне серьезно.

Кивнул, потому что понимал и принимал все, что Друлаван готов был мне предложить. А ведь я даже не успел поблагодарить его.

– Спасибо, дружище.

– Пока вроде не за что, – удивленно откликнулся он.

– За то, что сдержал потоки огня. Без тебя эта академия вспыхнула бы как свечка.

– Но… Я полагал, что огонь сдерживал ты.

Не сговариваясь, оглянулись. Магический полог переливался от избытка силы, которую каждый из нас влил в него. Вернуться – означало нарушить плетение и испортить всю работу.

– Дежурим по очереди, ты первый! – Констатировал эльф. Вот же… ушастый!

Он ушел вслед за духом замка, а я, обреченно вздохнув, перенес себе любимое кресло и уселся под дверью. Кем только не были лорды Сеттары: и наемниками, и воинами, и советниками, и даже королями. А вот освоить роль обыкновенного цепного пса выпало на мою долю. Впервые за всю историю рода. Какой позор.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю