332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Найджел Финдли » Теневые игры » Текст книги (страница 9)
Теневые игры
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:51

Текст книги "Теневые игры"


Автор книги: Найджел Финдли




Жанр:

   

Киберпанк



сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 22 страниц)

ГЛАВА 11

4 ноября 2053 года, 02.30

В соседней комнате зазвонил телеком. Слай сразу же ответила. Только один человек знал этот номер, или, вернее, она знала только одного такого человека. Любой другой, кому стало бы известно, где она скрывается, не стал бы звонить.

Лицо Аргента заполнило весь экран.

– Привет, Слай. Как дела?

– Все по-старому, – ответила она.

По выражению его лица было ясно: Аргент знает, что это неправда, и ждет, что она поделится с ним своими заботами. Слай решила, что лучше промолчать. Чем меньше люди будут знать, тем лучше. В ответ на его невысказанный вопрос она лишь покачала головой.

Аргент пожал плечами.

«Он понял», – подумала Слай.

– Мне сообщили, кто-то ищет с тобой встречи наедине, – сказал затянутый в кожу раннер.

– Кто?

– Точно не знаю. Сообщение поступило от старого коллеги Хока, но я не знаю, он ли это.

Хок? Слай вспомнила это имя. Хок – самый близкий приятель Аргента, боевой шаман и заместитель командира «разрушителей». Он сколотил банду почти год назад при обстоятельствах, о которых Аргент никогда не распространялся. Слай подозревала, что шаман пострадал во время того дела, которое так настроило Аргента против «Яматецу».

– Ты что-нибудь нашел? – спросила она.

– Немного, – признался Аргент, – Большинство моих информаторов затаилось из-за жара, напущенного корпорациями. То, что я слышал, позволяет предположить, что эта команда раннеров – не наша.

– А откуда?

– Не знаю, но только не из Сиэтла и не из ЮКАС. Возможно, из Свободной Калифорнии, но это только догадка.

Слай задумалась. Из-за границы… Звучит многообещающе. Конечно, у этих людей могли быть связи с местными корпорациями, но это маловероятно. Вслух она спросила:

– Война корпораций расширилась?

– Пока нет, – ответил Аргент. – Но я думаю, что это лишь вопрос времени.

Слай кивнула. Это хорошо: меньше шансов, что раннеры со стороны наняты «Яматецу» или какой-то другой местной корпорацией.

– Итак, они хотят встречи, – медленно сказала она. – Зачем?

Аргент снова пожал плечами:

– Информатор был немногословен. Он сказал только – известно, что у тебя есть какая-то интересующая их информация. Нечто важное.

Снова Слай увидела на его лице невысказанный вопрос. Она грустно улыбнулась и покачала головой. Аргент вздохнул:

– Ладно, это твое дело. Но если кактус слишком крепко прижимать к груди, можно здорово оцарапаться. Ну, это ты и без меня знаешь.

Ее улыбка стала теплее. Забота Аргента о ней была трогательной.

– Они хотят эту… информацию? Они готовы пойти на сделку?

– Нет, – удивил ее Аргент. – Как я понял, им все равно – даже если ты ее оставишь при себе. (Ему следовало добавить: «И примешь весь удар на себя».) Они хотят просто поговорить с тобой и, может быть, что-нибудь сказать об использовании этой информации. Им интересно найти способ обращения с ней, чтобы извлечь максимальную прибыль и для тебя, и для себя. Ты что-нибудь понимаешь?

Слай кивнула:

– Понимаю. Где они хотят встретиться?

– У Южного залива. – Он быстро вывел на экран адрес и координаты.

– Когда?

– Они говорят, что время важно – в четыре ноль-ноль.

– Сегодня? – Слай взглянула на часы: было уже без двадцати три.

– Да. Времени в обрез. – Он выдержал паузу. – Ты пойдешь, Слай?

– Не уверена, – честно ответила она. – Ты ничего не знаешь об этих парнях?

– Ничего определенного, – признался Аргент, – ни хорошего, ни плохого.

Слай постучала ногтем по передним зубам. В какую сторону прыгнуть? Все это может быть подстроено, а может быть, на контакт выходит группа, с которой можно работать как с союзниками. Что делать?

– А ты бы как поступил? – спросила Слай.

Лицо Аргента стало вовсе непроницаемым.

– Это твоя проблема, – коротко ответил он.

Она фыркнула:

– Я знаю, что это моя проблема. Я не прошу тебя взять на себя ответственность, Аргент. Я не новичок. Я просто спрашиваю твое мнение, как у друга. Решение за мной, и я его приму независимо от того, что ты скажешь.

Он расслабился.

– Да, шумиха на улице, похоже, на меня действует.

Слай знала, что для него это почти что извинение, и это было приятно.

Она наблюдала за Аргентом, пока он обдумывал свой ответ.

– Трудный вопрос, – ответил он наконец, – можно поступить и так, и этак. Я не хочу ничего советовать, чтобы ты не рисковала своей головой.

– Но ты пошел бы на встречу, не так ли? – настаивала она.

– Да, – ответил он после долгой паузы. – Я пошел бы. Но можешь быть уверена, что взял бы с собой поддержку. Много поддержки.

– Ты говорил, они хотят встречи наедине.

– С каких пор ты позволяешь команде соперника устанавливать правила игры?

– Справедливое замечание, – подтвердила Слай.

– Итак, у тебя есть прикрытие? Или ты полностью отрезана?

Слай покосилась на дверь в соседний номер – там на кровати растянулся черный эльф.

– Минимальное прикрытие, – призналась она.

– Модал, – кисло сказал Аргент. – Ты ему доверяешь?

Она ответила не сразу, что, как она понимала, уже само по себе служило ответом.

– Да, я так и думал, – нахмурился Аргент. – Я могу прислать два ствола, если хочешь. Ты знаешь Монгуса? И еще я пришлю его уличного брата Снейка.

Слай задумалась. В прошлом году она встречалась с Монгусом – парнем, работающим с бритвой, реакция у которого была еще быстрей, чем у Модала. Позже она слышала, что они с парнем, по имени Снейк, завербовались к Аргенту взамен Лота и Тоши, которые погибли в конце 2052 года. Монгус – это настоящий профи. Должно быть, и Снейк – профессионал: Аргент не нанимает любителей.

Слай кивнула.

– Спасибо. Я их беру. Такса стандартная, но, – она улыбнулась, – возможно, тебе придется подождать с оплатой.

Аргент отмахнулся.

– Просто плати им поденно и забудь о моей доле. Хочешь, чтобы они встретили тебя на месте? Мне кажется, Монгус и Снейк будут не совсем соответствовать интерьеру «Шератона», – улыбнулся он.

Слай вспомнила потрепанную куртку Монгуса, татуировку у него на щеках и передние резцы из полированной стали.

– Пусть ждут меня на монорельсовой станции на Южной Четвертой авеню. – Она снова глянула на часы. – Они успеют за полчаса?

– Если ты успеешь, – подтвердил Аргент. – Инструктаж на месте?

Она кивнула.

– Добро, Слай. Если бы я мог сделать для тебя больше…

– Ты делаешь достаточно, приятель, – заверила она его. – Спасибо за помощь, это то, что мне нужно.

К удивлению, ее благодарность смутила раннера.

– Все, – сказал он и сделал жест, как будто что-то стирал, – беги, Слай. Парни будут с тобой. Потом мне обо всем расскажешь. – И исчез с экрана.

Слай покачала головой. «Потом… – подумала она, – если будет это „потом“…»

Часть вторая
СХВАТКА

ГЛАВА 12

14 ноября 2053 года, 03.15

В доках было холодно. Коршун застегнул «молнию» на своей кожаной куртке и поднял воротник. Он очень жалел, что не может купить себе куртку на пуху, в каких щеголяли «быстрые ребята».

Оркам, похоже, было тепло, а если и нет, то гордость не позволяла им жаловаться на холод. Что касается Лезвия Ножа и остальных раннеров, то они, должно быть, просто парились в своих утепленных десантных костюмах. К тому же от холода их защищала одетая сверху громоздкая броня. Порывы ночного ветра с залива Эллиот приносили привкус соли и резкий запах нефти, смешанный с ароматами еще дюжины химических загрязнителей. Сложив руки на груди, Коршун постарался унять дрожь, от которой невольно стучали зубы.

Попасть на территорию пирсов Хундай оказалось просто. Как и все прочие доки Сиэтла, пирсы были обнесены высоким забором, а сверху еще тянулись три ряда колючей проволоки. Периметр патрулировался частной службой безопасности, но доки были настолько велики, а охранников так мало (корпорации экономили на расходах), что напороться на патруль было крайне маловероятно.

Забором занялись «быстрые ребята». Проверив проволоку каким-то прибором, один из орков сказал, что ограда не под напряжением, а сигнализация сработает, только если разрезать проволоку. Другой орк вскарабкался на забор и набросил на него какое-то покрывало. После этого все перебрались через забор на территорию пирсов.

К удивлению Коршуна, площадка Хундай не была заполнена машинами. «Наверно, из-за забастовки докеров», – решил он. Огромное пространство, освещенное дуговыми фонарями, было совершенно пусто. На самом причале и вокруг него длинными рядами стояли большущие морские контейнеры. Каждый длиной метров десять, шириной – метра четыре, а высотой около трех метров. Коршун гадал, что в них может находиться. «Только не машины. Наверно, запасные части или что-то подобное», – решил он.

Слик ткнул его в плечо костяшками пальцев и указал на Лезвие Ножа, который уже повел группу к воде. Раннеры прятались от охранников за расставленными контейнерами. Потирая плечо, Коршун последовал за ними.

Участок, называемый «причал номер 42» в действительности представлял собой два причала, тянувшихся на запад. Они казались новей, чем те, что расположены дальше к северу. Коршун подумал, что эти причалы сильно пострадали, когда залив Эллиот загорелся три года назад (вот чудеса загрязнения воды!), и их отстроили заново. На каждом причале стояло по портовому крану – огромные, выкрашенные в красный цвет махины, которые, наверное, были способны поднять небольшой дом.

Лезвие Ножа остановился на открытом месте между двумя рядами контейнеров. Он осматривался – видимо, прикидывал дистанцию и угол прицела. Через какое-то время Лезвие кивнул:

– Мы на месте.

Оглядевшись, Коршун признал: раннер выбрал хорошее место для встречи. Или для засады. Открытый участок представлял собой почти идеальный квадрат размером примерно пятнадцать на пятнадцать метров, к нему вели четыре прохода между составленными вплотную контейнерами.

«Как местный раннер узнает, где именно произойдет встреча? – подумал Коршун. – Ну, уж эту проблему Лезвие Ножа наверняка решил. Наверное, велел оркам нацарапать знаки-указатели на контейнерах».

Лезвие Ножа показал Вэну на кран, возвышающийся над открытым участком:

– Подходит для обзора?

Баюкая свою снайперскую винтовку, как ребенка, Вэн взглянул на кран, потом кивнул:

– Я заберусь вон на тот трап, он даст мне укрытие и круговой обзор.

Прищурив глаза, Вэн оценил расстояние.

– Метров шестьдесят до земли, – улыбнулся он. – На таком удалении можешь заказать волосок на брови, в который надо попасть.

Лезвие Ножа хлопнул его по плечу.

– Наблюдайте за всем периметром, но скрытно, – приказал он оркам. – Позволяйте войти всем, но смотрите за ними в оба. Если я каркну три раза… – Он поднял свой микропередатчик и нажал кнопку. Передатчики у всех остальных отозвались зуммером. – То уничтожьте всех, кого заметили. Понятно?

Предводитель «быстрых ребят» кивнул.

– Нет проблем, – медленно проговорил он. – Мы с мальчиками проделывали такое не раз. – Он махнул своим приятелям и пролаял что-то нечленораздельное, – как понял Коршун, на каком-то уголовном жаргоне.

Пока орки растворялись в темноте, Лезвие Ножа указал на контейнер, стоящий в южной части открытой площадки.

– Бенбо и я будем ждать наверху. Когда сообщат, что наш гость прибыл, мы подойдем к нему. – Он похлопал по передатчику, который теперь был пристегнут к его поясу, – Я оставлю включенным один из каналов, чтобы вы могли все слышать.

– А как же я и этот? – спросил Слик, злобно уставившись на Коршуна.

– Туда. – Лезвие Ножа указал на другой контейнер, в северной части площадки, предназначенной для встречи. («Зона убийства», – тревожно подумал Коршун.) – Ложитесь на крышу контейнера и просто ждите. Как появится этот придурок, ты знаешь, что делать, Слик.

Индеец ухмыльнулся так, что Коршун похолодел.

– Да, я знаю, что делать. – Он снова ткнул Коршуна в плечо. – Слышал, что сказано? Давай двигай.

Он поправил ремень автомата и направился к месту, которое указал Лезвие Ножа.

Поднимаясь по лестнице, приваренной к внешней стороне контейнера, Коршун заметил, что орки уже исчезли, освободив площадку. Вэн карабкался по трапу к своей огневой точке, а Бенбо и Лезвие Ножа в последний раз проверяли площадку перед тем, как занять свои места.

Все происходящее Коршуну не нравилось, и он был уверен: будь здесь Ночной Бродяга, тот настоял бы на честной встрече. Но Коршун – не Ночной Бродяга. Любое возражение – и его тут же отправят на тот свет.

Вздохнув, он перевалился на крышу контейнера и занял свое место рядом со Сликом. Засунув руку в карман, юноша ощутил успокаивающее прикосновение своего «фичетти». (Как ни странно, раннеры не спросили, есть ли у него оружие, а он не собирался распространяться на эту тему.) Холодный металлический контейнер отбирал то немногое тепло, которое еще оставалось в теле Коршуна. Он постарался занять удобное положение и приготовился ждать.

Но долго ждать не пришлось. Без двадцати четыре он услышал сигнал.

– Они здесь, – прошептал Слик, – объект и двое для прикрытия. Идут с востока.

– Двое? – спросил скептически Лезвие Ножа. – И это все?

– Других мы не видели, – подтвердил еще кто-то, видимо, главарь орков.

– Никто не мог просочиться?

– Мы свое дело знаем, командир хренов! – огрызнулся орк.

– Проверьте периметр, – настаивал Лезвие Ножа.

Какое-то время орк молчал. Коршун уже решил, что тот откажется выполнять приказ раннера. Но через две секунды орк все же прорычал:

– Ладно. Парни, отзовитесь. Точка один?

– Порядок.

– Два?

– Норма.

– Три? Молчание.

– Три? – снова потребовал орк.

Слик беспокойно зашевелился и снял с предохранителя свой АК-97.[13]13
  АК-97 – речь идет об автомате Калашникова. Видимо, к 2059 году – если верить автору романа – будет разработана уже девяносто седьмая его модель. (Примеч. ред.)


[Закрыть]

– Точка три? – В голосе орка чувствовалась напряженность.

– Здесь, – прошептал кто-то в приемнике. – Чертова рация подводит.

Коршун услышал, как предводитель орков фыркнул.

– Точка четыре?

– Порядок, – откликнулся последний голос.

– Периметр подтвержден! – заключил предводитель орков. – У нас по-прежнему только двое из поддержки. «Бритвенные» мальчики, оба. Продолжают двигаться с севера. Погодите. – На минуту воцарилось молчание, потом орк снова заговорил: – Местный парень идет один. Двое из поддержки разделяются и ищут укрытие.

– Они могут заметить твоих людей? – спросил Лезвие Ножа.

Орк резко рассмеялся.

– Если заметят – это будет последнее, что они увидят в своей жизни!

Раздался голос Вэна:

– Вижу объект. Он в тридцати метрах, медленно приближается.

– Вооружен? – требовательно спросил Лезвие Ножа.

– Тяжелого оружия нет, – ответил снайпер. – Только легкое. Я могу сейчас его подстрелить…

– Информация может быть где-нибудь спрятана, – ответил Лезвие Ножа. – Я дам тебе сигнал. Ладно, парни, – голос раннера стал немного громче, – пора. Оставляю включенным канал связи.

Коршун увидел, как с крыши контейнера напротив спрыгнули две темные фигуры. Это были Лезвие Ножа, который снял свою броню, и защищенный броней Бенбо. Оружия у них видно не было, хотя наверняка оно было спрятано где-то под одеждой. Вообще-то в нем не было особой нужды – хватало снайпера Вэна и Слика с его автоматом. Лезвие Ножа и Бенбо расположились около юго-западного угла открытой площадки, лицом к проходу, по которому должен был идти местный раннер. При этом они находились далеко от линии огня Слика.

Местный раннер появился в зоне убийства, остановился и спокойно осмотрелся. Коршун изумленно вытаращил глаза.

«Она прекрасна», – подумал он. Женщина была высокой и гибкой, с темными вьющимися волосами. Одежда подчеркивала линии ее прелестной фигуры. «Как воинственный дух», – подумал Коршун. Он жалел, что из-за плохого освещения не может разглядеть ее лицо. У нее, наверное, оливковая кожа и, похоже, высокие скулы, но Коршун не мог сказать это наверняка.

«Какая разница, – виновато и печально подумал он. – Мало чего останется от ее лица после того, как Вэн всадит в него пулю». Мысленно он представил, как снайпер осторожно наводит перекрестие прицела на голову женщины.

Вожак индейцев выступил вперед и остановился в десяти метрах от женщины. Бенбо отстал от него на шаг и сместился вправо. Тяжелая броня придавала ему гротескный вид по сравнению с худенькой гостьей.

– Я – Лезвие Ножа. – Коршун слышал эти слова сразу с двух сторон: из приемника Слика и непосредственно из «зоны убийства». Наложение звуков создавало какой-то эффект нереальности происходящего.

Женщина кивнула.

– Слай, – представилась она. – Мне передали, что со мной хотят поговорить.

– Нам передали, что у тебя есть кое-что для нас, – ответил Лезвие Ножа. – Мы совершили вылазку против «Яматецу», но впустую. Кто-то другой завладел информацией. По слухам, она у тебя. Это так?

Женщина пожала плечами. Коршуну показалось, что она улыбается.

– Это мое дело.

Лезвие Ножа согласно кивнул.

– Да, твое дело. Нам она не требуется. Мы просто хотим убедиться, что ею правильно воспользуются. В противном случае может обрушиться небо. Тебе это известно.

Слай помолчала, взвешивая каждое слово, сказанное индейцем.

– Может быть, – наконец согласилась она. – Как вы планируете ею распорядиться?

– Нет, нет, – покачал головой Лезвие Ножа. – Сначала я должен убедиться, что говорю с тем, с кем следует. Информация при тебе?

Коршун почувствовал, как напрягся Слик, заметил, как тот перехватил оружие. Он представил себе целящегося Вэна, как тот все сильнее нажимает на курок.

Слай набрала в легкие воздух, чтобы ответить.

И тогда небо обрушилось.

Что-то ударило Бенбо в грудь, пронзило броню, как будто ее вовсе не было, и вырвало большую часть спины индейского самурая. Раскинув руки, Бенбо крутанулся на месте, его голова свободно болталась на ниточке – у Бенбо теперь не было позвоночника. Одно ужасное мгновение Коршун глядел прямо сквозь его грудь, через зияющее отверстие, края которого лизали маленькие язычки пламени. Самурай упал на землю. «Чудеса, – подумал Коршун. – Чудеса, и больше ничего!»

– Проклятье! – крикнула Слай, рванулась назад и в сторону, забилась под прикрытие грузового контейнера.

Лезвие Ножа зарычал. Будто из воздуха, в его руке появился пистолет. Он поднял его и навел на Слай.

Что-то попало ему в живот, и Лезвие Ножа упал на землю. Что-то с грохотом врезалось в стоящий за ним контейнер и вырвало в толстом металле дыру размером с кулак. Что, черт возьми, это было?

Коршун услышал где-то наверху хлопок. Это вступал в игру Вэн со своей снайперской винтовкой. Пуля рикошетом отскочила от контейнера и чуть не задела Слай. Она перекатилась на бок и попыталась поднять неожиданно появившееся в ее руке оружие. Прежде чем ей это удалось, вторая пуля снайпера задела ее руку, и пистолет отлетел прочь.

Тут раздалась автоматная очередь и высекла белые и голубые искры из трапа на том кране, где устроился Вэн. Коршун услышал крик и увидел, как снайперская винтовка упала с крана и исчезла среди контейнеров.

Мертвую тишину вдруг сменили грохот выстрелов и взрывы. Небо прочертила желтая очередь трассирующих пуль. Наверно, стрелявшего зацепила пуля, и, умирая, он рефлекторно выпустил очередь. В возникшем хаосе невозможно было понять, кто стреляет и откуда, но, несомненно, пятеро «быстрых ребят» и двое парней, прибывших вместе со Слай, – капля в море по сравнению с силами противника.

Коршун снова посмотрел вниз, на «зону убийства». Там было пусто, если не считать того, что осталось от Бенбо. Он знал, что рана Слай не смертельна и, вероятно, Лезвие Ножа выжил после своего ранения.

Рядом раздалось рычание, и Коршун обернулся. Конечно, это был Слик, с искаженным от злобы лицом.

– Ты нас продал! – прорычал он. – Сейчас ты сдохнешь, подонок! – Слик начал медленно, будто желая продлить удовольствие, поднимать свое оружие.

Слишком медленно. Коршун панически вскрикнул и выхватил из кармана «фичетти».

Увидев пистолет, Слик хотел выстрелить, но не успел. Коршун заметил, как его глаза вылезли из орбит, когда лоб Слика оказался на лазерном прицеле «фичетти». А потом его лицо просто распалось, а Коршун раз за разом нажимал на курок.

До чего же противно!.. Коршун отвернулся от того, что осталось от лица Слика.

Откуда-то в контейнер полетели пули, и он зазвенел, как гонг. Видимо, даже негромкие выстрелы его пистолета привлекли чье-то внимание.

Коршун откатился было к дальней стороне контейнера, но взглянул на пистолет. «Фичетти», конечно, удобное оружие, этот пистолет уже дважды спас ему жизнь. Но в сравнении с тем – чудом, винтовкой, артиллерией или чем там еще, что пробило дыру в груди защищенного тяжелой броней Бенбо, пистолет походил на трубочку для стрельбы горохом. А Коршуну требовалась большая огневая мощь.

Он быстро вернулся и вырвал автомат из безжизненных пальцев Слика. Даже такая близость к трупу вызвала у него новый приступ тошноты. Но ему нужно было это оружие. Он проверил, снят ли предохранитель, и щелкнул затвором. На этом его навыки обращения с автоматическим оружием практически исчерпывались. К счастью, автомат был последней модели, с цифровым счетчиком боеприпасов. Счетчик показывал двадцать два. Коршун засунул «фичетти» обратно в карман, перебросил ремень автомата на правое плечо и пополз к другому краю контейнера.

Здесь тоже была лестница. На полпути вниз ствол автомата ударился о контейнер, и Коршун напрягся в ожидании выстрела. Однако в него не стреляли. Когда до земли оставалось метра два, юноша прыгнул.

Конечно же, он забыл о своей поврежденной ноге. Приземлившись, Коршун взвыл от боли. Проклиная все на свете, он снял с плеча свой автомат и осмотрелся.

Пространство между контейнерами тонуло в темноте. И, слава духам и тотемам, тут никого не было. «Что делать дальше?» – подумал Коршун.

Ответ подсказала длинная автоматная очередь, и вслед за ней – крик боли. Нужно попросту уносить отсюда ноги! Коршун снова осмотрелся. «Ладно, – подумал он, – кран находится к западу от меня, значит, выход там». Прихрамывая, Коршун побежал по направлению к крану и резко свернул направо у ближайшего прохода.

И тут же остановился как вкопанный. В нескольких метрах от него оказалась Слай – женщина-раннер. Когда Коршун выскочил из-за угла, она приняла боевую стойку. Слай обеими руками уверенно держала огромный пистолет и целилась Коршуну прямо в сердце.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю