290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ) » Текст книги (страница 2)
Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 15:30

Текст книги "Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ)"


Автор книги: Ная Геярова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 18 страниц)

Часть 3

Меня затолкали в убогую комнатенку без единого окна.

Ну-у, хоть деревянный лежак был.

Меня это не спасло. Все же не лето на улице, и ночи уже стылые. В комнатке ж вообще холодно. Я пыталась посильнее натянуть платье, но разорванные полы расходились. Меня трясло от холода. Зубы отстукивали дробь. Сжимала их, чтобы не расплакаться.

«Ведьмы не плачут, ведьмы не плачут», – повторяла как мантру слова, сказанные моей мамой. Давно это было. Другие были времена. Мама светлая и красивая. Уверенная в себе, сильная ведьма. Она первая пала в этой войне. А мне осталось лишь вспоминать ее ярко-синие глаза. Таких глаз не бывает у ведьм. Ясные, светящиеся, словно изнутри. Мама говорила, что это река, в которой бабушка родила ее, наградила такими глазами. И смеялась. Какой же у нее был смех! Заливистый и радостный. Никогда после ее ухода я больше не слышала такого смеха. И глаз таких не видела. Я несдержанно всхлипнула от обиды за маму, за себя, за все, что происходит с ведьмами… Идет война, кровопролитная война.

Оборотни, дроу, вампиры вовсю пользовались силой магии природы, данной им от рождения. Сильнейшая академия мира делала из них мощнейших темных магов, некромантов, чародеев.

Самарийцы – люди.

Мы брали лишь то, что даровала нам жизнь, и, даже имея дар, научиться пользоваться им нам куда сложнее. Колдуны и ведьмы – единственная природная сила, способная противостоять рожденной магии. И людям приходилось прибегать к нашим услугам. Прибегать? Невеселая усмешка скользнула по дрожащим от холода губам. Нас просто ставили перед фактом, не оставляя выбора, мы не могли отказать. Ведь это наша страна, наш народ… И мы гибли… Поначалу десятками, потом сотнями, а теперь список исчислялся тысячами убиенных. Ведьмы гибли, не успевая рожать и воспитывать новое поколение с даром колдовства. Еще года два этой войны, и не останется ни одной ведьмы. А уж про артефакторов и вовсе можно молчать.

Когда-нибудь все это закончится. Ведьм не станет. Артефакторов в Самарии не останется. Людям придется подчиниться драконам и войти в союз с темными. Что останется тогда от человечества, одним богам известно. Я, скорее всего, не доживу до того времени.

Я крепко обняла себя руками. Постаралась отключиться, но холод, прокрадывавшийся в каждую клетку моего и без того разбитого тела, жалил, пробивался в каждую косточку и мышцу. Чудилось, что каждый вдох – это проникающая в меня смерть. Кусающая, отламывающая по кусочку и не убивающая, а наслаждающаяся моими муками. И я могла только молить ее о снисхождении. И не получить его.

Послышался скрип засова. В низкую дверь всунулась голова слуги, худощавого паренька с надменным взглядом мертвых глаз – вампир. Он брезгливо на меня посмотрел. Не любят шавары людей. И искренне считают их более низшими жителями Тартарота.

Еще бы! Темные, истинные некроманты и маги в сотых поколениях, не просто обладающие, а сами являющиеся составной частью магии. А мы – всего лишь люди, пытающиеся обладать колдовством.

– Идем, – бросил коротко, схватил меня за руку и вытолкал из комнатушки прямо в лапы двоих парней. Судя по запаху и моему пониманию, оборотней.

Один, более крупный, усмехнулся, смотря на меня. Второй, младше и меньше ростом, с юношеским взглядом карих глаз посмотрел сочувственно. Именно он помог мне подняться. Стянул с себя меховую тужурку и накинул мне на плечи.

– Идем, – шепнул, поддерживая за локоть. Я была благодарна ему. С тех пор как я оказалась здесь, никто не проявлял к человеческой ведьме сочувствия.

– Ты не думай, – сказал он тихо, когда мы шли по коридору. – Мы не все такие… Просто… Очень многие погибли… Не осталось никого, кто не потерял близких. Мне жаль…

– Мне тоже, – единственное, что смогла ему сказать уже перед дверью тронного зала.

И вошла.

Меня ждали. Правитель и старик колдун. Больше никого.

«Значит, решили втихую избавиться», – решила уверенно. Я с трудом сглотнула. И хотя старалась с гордостью смотреть на своих убийц, все же руки вспотели, пальцы против воли подрагивали.

Эх, надеюсь, хотя бы Знойке удалось сбежать.

Я смотрела в глаза свернувшегося на широком троне дракона. Он отвечал мне совершенно ледяным взглядом.

– Меня зовут Киран, – произнес медленно и надменно. – Изволь сказать свое имя, ведьма.

Киран – сильнейший и воинствующий правитель Тартарота. Наследник правителя Лорна. Именно он вел войну против самарийцев последние пять лет. И если правы слухи, отличился жестокостью и немилосердием. Пленных не брал.

– Тана… – ответила, вскинув голову.

Он приподнял одну бровь.

– Тана Амиас, – гордо поправила я.

– Вы знаете, что это? – кивнул дракон на клюку в руках старика.

Я, честно, не знала.

– Посох Салиха, – пояснил правитель.

Я с недоверием посмотрела на кривую палку еще раз, чем вызвала непроизвольную улыбку правителя. Но морда его тут же стала непроницаемой.

– С его помощью в академиях определяют артефакторов, – добавил старик.

Киран кивнул.

– И он указал где искать. Это он привел нас… – Дракон нехорошо глянул на старого оборотня. Тот втянул голову в плечи. – … к вам. И мы были уверены, что вы артефактор.

Правитель чуть усмехнулся. Мне его усмешка не понравилась. Что-то плотоядное было во всем его облике.

Я вся сжалась.

– Как известно, до сей поры посох Салиха не ошибался.

– Может, испортился? – предположила я.

Киран подался весь вперед.

– Что ждет вас, если вы вернетесь домой? Ни денег, ни влиятельных родственников для обучения у вас нет. А с вашими силами вы погибнете в первом бою как ведьма, преданная своей стране. Хотя нет… Ваша смерть будет более бесславной. Едва узнают, что вы вернулись из Шевана, вас сочтут предательницей… Думаю, не стоит объяснять, что произойдет с вами дальше.

Объяснять мне не нужно было. В сжатом от страха сознании так и вспыхивали картинки возведенного посреди городской площади костра. В ушах стоял дикий раздирающий вопль ведьмы, пожираемой беспощадным огнем. Я видела это, и до сих пор помню запах горелой плоти.

– Что вы хотите? – прошептала сдавленно.

Дракон удовлетворенно кивнул, свесил хвост на пол и несколько раз по нему ударил.

– Я не думаю, что посох ошибся. Дело в том, что у нас есть некоторые проблемы с артефакторами. Потому я предлагаю вам поступить в нашу Шеванскую Академию Заклятий. – Глаза правителя серьезно смотрели на меня. – И стать артефактором.

Я быстро заморгала, смотря на правителя. Я? Поступить на артефактора?

– У меня никогда ничего не получалось, – попробовала оправдаться.

– Вот и постарайтесь доказать, что вы сильнее, чем кажетесь, – продолжил невозмутимо Киран.

– Для этого нужен дар!

Дракон глаза сощурил. И соскользнул с трона ко мне. Встал очень близко, прожигая меня змеиным взглядом.

– Ошибочное мнение ваших магистров, – прошипел мне на ухо. – И вы это докажете. От этого будет зависеть ваша жизнь. И если вам все же удастся стать артефактором…

Я стояла, едва сдерживая дрожь. Вновь ощутила, как лапа правителя обвила мое тело, привлекая к себе. Дыхание обжигало мою кожу. С трудом сдерживалась, чтобы не оттолкнуть его.

– Но ведь это лучше, чем смерть. Причем в случае неудачи я постараюсь, чтобы вы о ней молили… – Язык дракона прошелся по моему лицу. – Кстати, вы единственная студентка академии на факультете артефактики, являющаяся человеком. А наши студенты и магистры… – Он посмотрел мне в глаза. – Вам будет трудно. Все, что они знают, лишь теория, вам же придется учить практику. И делать это бок о бок с темными. – Морду исказила ухмылка. – Удачи! – резко отпустил меня, так, что я от неожиданности покачнулась и чуть не упала. А правитель выскользнул из залы.

Мне показалось, что с его выходом в помещении стало пусто. Я перевела взгляд на старика колдуна. Он, хромая, подошел ко мне.

– Для тебя это шанс, девочка. Не просто стать артефактором, но и… – скривил тонкие губы. – Стать королевой Шевана. Наш правитель благороден, и ту, что сделает своей, наречет супругой и провозгласит правительницей. Но только в том случае, если вы оправдаете его доверие. И вы должны учитывать: если вы овладеете искусством и вдруг решите… – Он помялся, подбирая слова. Но я прекрасно поняла его мысль. Сила артефактора привязывается только к тому, кто первым овладеет самим носителем. – Если вы решите подарить себя кому-то другому… Это плохо закончится и для вас, и для того, кого вы выберете. Вы будете мечтать покинуть ваше бренное тело.

У меня руки задрожали. Правительница Шевана, королева шаваров или… Смерть, мучительная и постыдная.

Дверь за спиной приоткрылась.

– Я забыл вам кое-кого отдать, – вернулся правитель. От звука его голоса я механически отшатнулась к окну. Дракон нахмурился. Разжал лапу. В ней находилась Знойка. Ящерка вертелась по крупной ладони, тыкалась в пальцы, завидев меня, пискнула. Киран подал ящерку мне. Я приняла свое создание, прижала к груди и едва слушающимся языком прошептала:

– Спасибо!

У него губы дрогнули, но морда оставалась при этом все такой же непроницаемой. Кивнул старику.

– Проводи Тану Амиас в академию. Ее уже ждут. И да, возьми что-то у прислуги из одежды, не может же она полуголая идти.

Часть 4

Меня и правда ждали. И с не самым добродушным настроением. Парочка магистров стояла с совершенно каменными лицами. Чрезвычайная бледность подчеркивалась высокими стойками черных воротников, за которыми виднелись острые уши. Некроманты дроу. Трое с неприкрытым любопытством меня рассматривали, более живые, с ясными карими глазами – оборотни. Одна магистерша взирала с презрением на неживом лице – вампирша.

И ни один из стоящих не произносил ни слова.

У меня руки взмокли при виде этой делегации. Я нервно одернула платье, маловатое мне по размеру. Видимо, служка была совсем худенькой девушкой. Ворот туго стягивал мне шею, а на талии образовались неровные складки. Старенькие башмачки высовывались из-под подола. Но, по крайней мере, это было не то рванье, что оставил на мне после первой встречи правитель.

– И на каком основании?.. – В кабинет вошел высокий мужчина с удивительно ровной бледной кожей и пристальными серыми глазами. Серый плащ скрывал фигуру. Волосы темные, длинные, хорошо уложенные, закинуты хвостом за спину. В том, что он вампир, я даже не усомнилась.

Остановился, взирая на меня.

– Человек? – На секунду брови взметнулись вверх.

Он с удивлением смерил меня взглядом. Потом перевел его на старого оборотня.

– Ты попрощался с последними остатками разума, придворный колдун?

– Лорд Ален, то, что вы возглавляете Шеварскую академию, еще не дает вам права… – начал старик трясущимися губами.

– Да ради всех богов Тартарота! – перебил его ректор академии. – Вы же понимаете, через что ей придется пройти? Вы отправляете ее на смерть! В академию, где студенты ненавидят людей. Где на каждой паре учат убивать таких, как она! Эта девушка бельмо в глазах нашей академии! Кусок мяса в клетке с хищниками…

Магистры, находящиеся в кабинете, начали перешептываться, косо на меня посматривая. А у меня голова кружилась и пол уходил из-под ног от страха. Как же хотелось закрыть глаза и очутиться в своем маленьком уютном домике! Или умереть прямо здесь и сейчас.

«Ведьмы никогда не сдаются! Ведьмы сильные! Они никому не показывают своих слабостей», – голос мамы, всегда поддерживающий меня. Как же ты мне нужна сейчас! Как же я ненавижу войну, из-за которой потеряла тебя! И тех, кто стоит сейчас в этом кабинете. Возможно, кто-то из них и проговорил то страшное заклятие, убившее светлую жизнерадостную ведьму, всегда спешившую на помощь… людям. Которых вы, стоящие здесь, ненавидите с такой же силой, что и они вас. Я сжала руки в кулаки. Знойка, сидевшая на шее, прижалась прохладной мордочкой к моей щеке.

Ректор-вампир что-то говорил, яростное и злое. У меня голова кружилась, и слова не доходили до разума. Только пульс бился в виске. Дайте мне только выйти, и я сбегу… Ни на секунду не останусь у темных… У убийц моей матери. У врагов моего народа. И пусть я сгорю в адском пламени инквизиторского костра, но ни одно мое слово, ни одно заклятие не сработает для вас.

Старик-оборотень визгливо кричал, тыкал сухоньким пальцем в приказ правителя, в витиеватую загнутую роспись. А потом приблизился и что-то начал шептать на ухо темного лорда. Ректор побледнел. При его оттенке и без того бледной кожи это выглядело пугающе. Я покачнулась. От бурлящей внутри ненависти, от слабости.

Взгляд ректора Алена молниеносно переместился на меня.

– Вам плохо? – произнесли совсем рядом, каким-то глухим пропадающим голосом.

– Нет! – ответила гордо и рухнула без сознания.

***

В себя пришла от звука в печи. Трещали поленья, в воздухе стоял теплый запах с примесью полевых трав. Приоткрыла глаза. Комнатка полутемная, свет только от пламени в камине. Темные стены. На одной яркий гобелен с изображением дракона. Я готова была застонать от его вида. Черно-синяя чешуя, переливающаяся в лунном свете. Страшный зверь с копьем в лапе на возвышении скалы.

«Нечистые бы тебя побрали, правитель шаваров!»

И тут же напряглась. За стеной послышался шум и возникли голоса.

– О чем ты думал?

– Нам нужен артефактор!

– Мы пытаемся…

– Вот именно, пытаемся. Сделать артефакторов из некромантов и магов, из чернокнижников… И как? Что-то я не припомню за последние пару десятков лет ни одного толкового артефактора… Хотя нет, я не прав. Я не помню вообще ни одного артефактора, вышедшего из твоей академии.

– Мы верим, что найдем…

– Ха! Ты прекрасно знаешь, что среди наших нет того, кто был бы с истинным даром… А ни один из предложенных семьями не прошел и половину испытаний! На эту человечку указал посох Салиха. А ведь он взят из академии… И заметь, ни на кого… Ни на одного студента академии он не указал. Даже на тех, из кого вы «пытаетесь» сделать артефакторов.

– Посох Салиха! – Злобная усмешка так и сквозила в возмущенном голосе. – Когда им последний раз пользовались? И кто… Этот идиот Маридор? Отчего ты не отправишь его помирать в какое-нибудь тихое поместье?

– Он стар и мудр…

– А ты молод и глуп, если доверяешь этому полоумному старику. Девчонка – ведьма. И если бы не определенные факты, мы могли бы сделать из нее сильнейшую ведьму, но артефактора… Она слаба как человек. А я не стану защищать ее. Либо она выживет, либо… – Тяжелый выдох. – Она не продержится здесь и пары дней… Ты прекрасно знаешь, как у нас относятся к людям, а тем более к ведьмам… Именно их считают более всего виновными в наших проигрышах.

– Вот ты и постараешься, чтобы она продержалась как можно дольше…

Мне показалось, что я слышу скрип зубов.

– Ты не можешь приказать мне ходить тенью за этой человеческой девчонкой…

– Ты хочешь, чтобы это делал я? Эта девочка – единственная наша надежда. Если правительство Семирала узнает, то… Что я объясняю тебе? Ты и так все знаешь, Ален.

Ага, значит, один из говорящих ректор.

– Она не выживет… Ей не дадут…

– Она должна выжить… По крайней мере, до тех пор, пока я не смогу достоверно убедиться, что она не артефактор.

– И что тогда? Отпустишь ее на все четыре стороны… Ты уже подписал ей смертный приговор! Она не жиличка в любом из сложившихся вариантов. Она смертница… И она это понимает не хуже нас с тобой. И что-то мне подсказывает, что девчонка уже думает, как бы сбежать отсюда. И навряд ли ее пугает смерть на костре инквизиции. Потому что то, что предлагаешь ей ты, намного хуже.

Я несдержанно охнула от осознания, что ректор практически озвучил мои мысли вслух. Голоса тут же смолкли. Послышался звук торопливых шагов. Открылась дверь рядом с кроватью.

– Пришли в себя? – В комнату бесшумно вошли. Пытаться притворяться спящей было бессмысленно. Я перевела взгляд на говорившего.

Ректор Ален подошел и присел рядом на край кровати. Заглянул мне в лицо.

– Вполне! – кивнул удовлетворенно. – Прежде чем вы покинете мою комнату и начнете свое обучение, я хочу вам сказать: здесь не любят таких, как вы. – Он сощурил глаза. – Поэтому в ваших интересах как можно скорее учиться, чтобы иметь возможность постоять за себя… – Ректор усмехнулся. – Если хотите мое мнение, даже если вы не верите в себя, вы должны стать артефактором.

И отчего мне показалось, что в его голосе прозвучала нотка сочувствия?

– Я не смогу, – шепнула едва слышно.

Он снова сощурился. Протянул руку и коснулся моих спутанных волос.

– Когда-то давно, во времена мира, я знал одну ведьму с такими же темно-пепельными волосами. – Ректор отдернул руку. – Хотел бы я верить, что она до сих пор жива… Но…

Я смотрела на мужчину. У него знакомая ведьма? Что-то мало верится. Или он пытается успокоить меня? Ректор испытующе смотрел на меня.

– Я надеюсь, что вы останетесь живы. А для этого вам нужно стать артефактором.

Поднялся.

– Ведь ведьмы не сдаются, так? – сказал, задумчиво отводя глаза к окну.

Я кивнула.

– Да.

– Вот и молодец! – вздохнул он, поправил плащ. – И… – помолчал. – Не делайте глупостей.

Сунул руку в карман, оттуда раздался писк.

– Это ваше… Следите лучше за своим зоопарком.

Посадил Знойку мне на плечо.

– А теперь поднимайтесь и ступайте в свою комнату. Я прикажу, чтобы вам показали, где какие аудитории. Свое обучение начнете с утра.

Ректор отдал честь.

– Удачи! – развернулся, и отстукивая каблуками, направился из комнаты. Перед дверью остановился и очень тихо сказал: – А вы знаете, что создать живое существо намного труднее, чем духа? Нет… Знайте! – и вышел.

Я скривила губы ему вслед. Создать живое существо труднее… Знал бы он, как у меня Знойка появилась. Вот уж не в сложности дело, а в корявых руках.

Я поднялась. Голова побаливала. Ноги были ватными. В глазах словно песок насыпан.

Мелькнула мысль:

«Когда я последний раз ела? Судя по общей слабости, давно. Но навряд ли кто-то здесь предложит мне хоть кусок хлеба».

Я глянула на Знойку.

– Ты тоже голодная, маленькая?

Ящерка тяжко вздохнула. И мы вместе покинули комнату ректора.

За дверью нас ожидала магистерша-вампир.

– Слоан… – смерила меня презрительным взглядом мертвых глаз. – Леди Слоан Кирр.

– Тана… – ответила ей столь же неприязненным прищуром. – Леди Тана Амиас.

Вампирша усмехнулась. Но тут же стала серьезной. Отвернулась, взмахом руки приказывая мне идти следом.

Она шла слишком быстро, что было нормально для нее, вампира, но просто невозможно мне – человеку. Пока мы дошли до библиотеки, у меня отдышка началась и сердце выскакивало из груди.

– Вы слишком медлительны, студентка Амиас. Если так и дальше будете передвигаться, то на первых же игрищах вам очень не повезет… – Она скривилась. – Поверьте, я не слишком расстроюсь.

– Поверьте, я постараюсь не доставить вам такой радости, – проговорила хрипящим от напряжения голосом.

У леди брови вверх взметнулись. Она так и вонзилась в меня холодным вампирским взглядом. Интересно, если бы ей позволили, она бы первая в меня клыки вонзила? Я гордо приподняла голову и ответила прямым взглядом темных ведьмовских глаз. Вот если бы мы находились один на один, еще вопрос, кому кого потом пришлось бы жалеть. И сама мысль эта вызвала на моих губах злую ухмылку. Красивое лицо вампирши стало на секунду растерянным. Но она тут же взяла себя в руки и нервно улыбнулась. Толкнула дверь, входя в библиотеку, и указала бледным пальцем на стол в углу.

– Возьмите, это ваши книги и расписание. – Леди развернулась, шурша подолом юбки, и тут же вышла. Как по мне, так выскочила, стараясь не смотреть на меня. – И поторопитесь. Я покажу вашу комнату. Шустрее, у меня совсем нет времени расхаживать с вами по академии.

К моей комнате шли молча. Вампирша умерила шаг. Хотя мне, тащившей теперь еще и внушительную стопку книг, легче не стало. Изредка леди Кирр поглядывала на меня, еле ноги волочащую, и продолжала путь.

Это она молчала. А вот студенты, попадавшиеся на нашем пути!.. Если бы взгляды могли прожигать, то я уже на втором встречном была умерщвлена. Только присутствие вампирши заставляло держаться темных подальше от меня. Но злое шипение и выкрики вроде: «Сдохни ведьма!» – «Иди сюда, я пересчитаю твои кости, человечка!» – «Костер по тебе плачет», – слышались через каждые пару-тройку шагов. Кто-то все же не выдержал, и мне в спину прилетело гнилое яблоко. Я попробовала разглядеть подлеца, но увидела только ухмыляющиеся ненавидящие лица. Знойка лапой погрозила толпе. И что-то мне на ухо успокоительное залопотала. Я ее не слушала, шла и смотрела в глаза здешней братии. Все как один с холодом и льдом, готовым выплеснуться разящей магией и жуткими проклятиями только для того, чтобы уничтожить меня.

«Боги самирийские, и это здесь мне предлагают учиться! Ну нет! Лучше…» – Я сглотнула. Леди Слоан, идущая впереди, подозрительно оглянулась на меня. Я опустила глаза… Как же страшно осознавать, что, возможно, это последний мой день. И нет вокруг никого, кто бы мог поддержать. Нет ни одного студента, кто не смотрел бы на меня без отвращения.

А ведь то же самое мне предстоит по возращении в Симирал. Никто не поверит, что я не предательница. Перед глазами вспыхнули яркие всполохи костра. Казалось, запах горелой кожи уже витает вокруг. Моей собственной кожи, молодой и красивой. Смерть… Совсем рядом. Но я умру, не став предательницей. Лучше так, чем… Вспомнился горящий холодом взгляд правителя Кирана, его тяжелая лапа, прижимающая мое тело к его чешуйчатому. Нет!.. Прикусила губу. Но и костер… А кто меня заставляет возвращаться в Симирал? Я просто сбегу. Подамся в восточные страны. Поговаривают, там более благосклонны к ведьмам. Вроде и в правителях у них кто-то из темных, а не первородные. А если дальше? Я даже чуть улыбнулась. Уйду далеко, в такую страну, о которой только в сказках слышала. Помню, мама рассказывала, что есть такие земли, где люди темные и первородные живут вместе, и нет между ними вражды. Может, это и сказки, но где-то обязательно найдется уголок для одной всеми ненавидимой ведьмы.

Я выживу.

«Ведьмы не сдаются!» – шепнула самой себе и подняла выше голову. С открытым вызовом посмотрела в толпу и чуть слышно шепнула:

– Гровити марорк. – Сжала руку в кулак, концентрируя силу.

Синий туман возник из ниоткуда, обволакивая стоявших. Послышались вскрики. Студенты бросились врассыпную. О, вы еще не представляете, какими красавцами будете через час, когда все, до кого дотронулся туман, покроются чесоточными язвами. Посмотрим, так ли скоро справятся ваши колдуны.

Вампирша остановилась, растерянно глядя на разбегающихся, порывисто ко мне повернулась, схватила меня за сжатую в кулак руку.

– Студентам запрещено колдовать в академии без разрешения магистров.

– А я еще не студентка вашей академии, – ответила нагло, вырывая руку из захвата леди Слоан. Она открыла рот, готовясь мне ответить, но под моим злым взглядом быстро его захлопнула и, отвернувшись, повела меня дальше.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю