290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ) » Текст книги (страница 12)
Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 15:30

Текст книги "Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ)"


Автор книги: Ная Геярова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 18 страниц)

Часть 25

– Ночи доброй, невестушка!

Голос матушки Гоше будет сниться мне в страшных снах. Я повернулась к ней и оскалилась, что те оборони. Серая крупная волчица стояла в нескольких шагах от меня и злобно щерилась. И совсем она не добродушная. Вон клыки какие. А рядом еще две волчицы. Подружки.

– Не подходите! – с остервенением выкрикнула я.

– Ты и правда думаешь, что сможешь со всеми нами справиться? – прозвучал за спиной насмешливый голос лорда Имарита. – Некуда тебе бежать.

– Ох, зря тебе мой сынок не понравился, – облизнулась матушка Гоше.

Я вся собралась. Силы у меня еще были.

«Что ж, давайте, подойдите. Я вам шерсть подпалю!»

Последние мысли были написаны у меня на лице. Подружки озадаченно покосились на матушку.

«Правильно, бойтесь. Я просто так не сдамся!»

И пусть за спинами вашими с десятка два серой челяди, да мы, ведьмы, и не такое видели! Жаль только, не успела хоть одним глазом заглянуть в удивительные книги из тайной комнатки. Может, там были сильнейшие заклятия и тайные знания. Ну да и вам они уже не достанутся. Даже если меня убьете, суму невидимую не найдете. Пропадет вместе со мной. И кристалл с силой тоже. Мне уже от одной этой мысли легче стало.

Я уверенно выдохнула и улыбнулась в серые морды оборотней.

– Привет, псы!

Прозвучало нагло, довольно и не от меня.

Мы все повернулись на голос.

Мари стояла на подоконнике. Смотрела вампирским прищуром на оборотней.

Ногой пнула осколки стекла.

– Грязно у вас здесь.

Оборотни переглянулись.

– Мари, – оскалился один, стоящий за спиной старшего Гоше, и я узнала голос Дика. – Неожиданно. Неужели соскучилась по моим ласкам? Или тебе понравилось погрубее?

– О-о-о! – Мари легко спрыгнула с подоконника. – Неужели сам предводитель академских шавок здесь?

Дик недобро зарычал. Уши к голове прижал.

– Полегче на поворотах, Мари!

– Да я еще даже не начала, – оскалила зубы вампирша. – Но что-то мне подсказывает, что без помощи своих тупых псов ты навряд ли осмелишься даже грязной лапой меня тронуть.

У Дика загривок встал дыбом. Он глянул на молодых оборотней.

– Ее не трогать. Она моя, – и с глухим рычанием кинулся на вампиршу.

***

Я стояла тяжело дыша. Рядом, вся в крови оборотней, хрипела Девона.

Старший Гоше находился напротив. Плел новое заклятие. Леди Гоше сидела в углу, зализывая рану. Вот кого я успела хорошенько приложить, так это мамашу Кира вместе с подругами. Огненный хлыст удачно прошелся по всем троим, задев парочку излишне резвых оборотней за их спинами. Это на минуту заставило отскочить волчар, но они тут же пришли в себя.

– Хороша! – прицыкнул языком старший Гоше. – А когда нашей станешь, еще лучше будешь!

– Ага, стану, как только дракон на горе свистнет, так и стану, – вытерла я пот со лба.

– У тебя выбор есть! – продолжал лорд Имарит. – Или с нами, или… – и усмехнулся.

Как бы я хотела кулаком стереть эту усмешку с наглого лица папаши-некроманта!

Но даже с помощью Мари нам не стоило надеяться вырваться из плотного кольца оборотней. Вампирша и сама на ногах едва держалась. При всей ее наглости Дик был значительно крупнее и сильнее.

– Ну что, Мари, чувствую, жаркая у меня сегодня ночка с тобой предстоит. Уж поверь, я тебя так просто не отпущу. От меня на карачках уползать будешь.

Вампирша усмехнулась во все красивое лицо. И откуда только силы брались.

– Слышь, ведьма, – обратилась ко мне. – Как бы там ни сложилось, считай, что с долгом я рассчиталась.

Я кивнула, ответить не могла от усталости и опустошенности. Мари же с вызовом посмотрела на оборотня.

– А ты, кажись, забыл, что я быстро восстанавливаюсь и, в отличие от твоих тупых псов, очень быстро учусь? – сверкнула на Дика глазами.

Тот засмеялся.

– Поверь, тебе это не поможет. И да, после того как я с тобой закончу, я отдам тебя своим тупым псам.

Вампирша и виду не подала, что ее напугали слова оборотня, хотя я, стоящая рядом, чувствовала, как ощутимо она напряглась.

«Не продержимся», – совершенно отчетливо подумала я.

Я не паникерша, но… Я, Мари и Девона против двух десятков оборотней и семейки некромантов!

– Остервенел Имарит! – рявкнули с такой злобой, что все застыли. – Единственную дочь рода Дамиан решил извести.

У меня от пронзительного ледяного голоса по всему телу мурашки пошли.

Мне даже оборачиваться не нужно было. Одной встречи мне вполне хватило, чтобы навсегда запомнить этот голос. Глава вампирского рода лорд Дамиан собственной персоной.

– Я же говорю, что быстро учусь, – проворковала вампирша. – Да и не настолько я самонадеянна и глупа, как некоторые, – косо глянула на меня, – чтобы в одиночку в логово к некромантам-оборотням соваться.

– И снова из-за тебя наша дочь страдает! – Тонкий, но злой голосок свистом пронзил мой слуховой аппарат.

Мы с Девоной очень медленно повернулись, чтобы нос к носу с взбешенной родительницей Мари встретиться. Честно, я бы никогда не подумала, что буду рада видеть ее снова.

Она легко и очень высокомерно повела бледной рукой. Волна сошла с пальцев и ударила по молодым оборотням. Те взвыли.

– Здрасти, – выдавила я из себя.

– И почему мне так хочется тебя убить? – грозно поинтересовалась, сведя брови вместе, высшая леди рода вампиров.

– Это просто стечение обстоятельств, – отпрянула я от разъяренной родительницы. – Мари совсем ни при чем…

– Мари! – рыкнул папаша, приближаясь к нам. – Что ты здесь делаешь, девочка?

– Отдаю долг за жизнь, – спокойно парировала молодая вампирша.

– Когда успела? – распахнулись глаза у леди Дамиан.

Мари развела руками.

– Долг есть честь, я не могу запятнать себя.

– О-о-о! – прошипела, возведя глаза к потолку в злом отчаянии, высшая леди вампиров. – Мы еще и спасать ее должны! О нечистые! Ты слышал, Виктор? Наша дочь в должниках у самарийской ведьмы!

Лорд Дамиан вскользь посмотрел на меня и перевел суровый взор на Мари.

– Никогда род Дамиан не пятнал свою честь невозращением долгов.

Супруга его нахмурилась, но тут же отвернулась от меня и скользнула надменным взглядом по оборотням. Остановилась на Дике.

– Мне его морда знакома, – произнесла заносчиво. – И отчего он меня так раздражает? Ты знаешь его, Мари?

– Очень хорошо, – усмехнулась та и направилась к оборотню. С родственничками за спиной Мари была очень смелой.

Матушка-вампирша пальчиком поманила оборотня. Он отрицательно помотал головой. Дик не дурак, чтобы самому в лапы злой мамаши направиться.

Она повела бровью. Дик попытался отступить. Не смог. Он даже рыкнуть – и то не смог под гнетом вампирского взгляда. Единственное, что получилось, – жалобный скулеж. Уши к голове прижались. Леди вампирша улыбнулась зловеще-очаровательно и повелительно кивнула Мари. Та радостно бросилась избивать безвольного оборотня.

– Придурок, – довольно сообщила в заплывшие кровью глаза Дика. – Нашел кому подчиниться… Это же… Тьфу… А ведь я была уверена, что ты умнее… Нет, такой же глупый пес, как и все остальные.

Пнула его под ребра и, виляя бедрами, отошла.

Глава вампиров стоял, сложив руки на груди, и очень нехорошо смотрел на лорда Гоше. Один взгляд Дамиана не позволял последнему вмешаться в происходящее.

Когда Мари подошла к родителям, вампир холодно произнес:

– Это наши девочки. И мы их забираем.

– Леди Тана Амиас наша! – Лорд Гоше все же сделал шаг к вампиру. Морда оскалилась.

У главы рода Дамиан сузились глаза.

– Слышал я об оспаривании. Оспорили уже? Нет?.. Вот как оспорите, так приходите. А теперь, если не хотите проблем с нашим кланом и правителем, девочки уйдут с нами. В вашем положении совсем не нужны лишние проблемы. Уверен, Киран будет очень недоволен, что вы раньше времени право свое на артефактора заявили.

– Она воровка! – зарычал некромант. – На одном этом основании я имею право задержать ее у себя до выяснения обстоятельств.

– Воровка! Громкое заявление. Вы понимаете, что воровство, как и клевета, подсудное дело? – усмехнулся вампир и внимательно посмотрел на меня. Очень внимательно, меня пронзило от его взгляда. На секунду тот остановился на моих плечах, там, где были невидимые лямки сумы, и радужки глаз едва заметно удивленно расширились. Лорд Дамиан перевел взгляд на оборотня и нагло так заявил: – У нее ничего с собой нет.

– Она ведьма, она спрятала! – У папочки Гоше, казалось, сейчас пар от ярости из ноздрей попрет. Служки и молодые оборотни переминались с ноги на ногу и пугливо посматривали то на Дамиана, то на лорда Имарита.

Вампир наигранно вздернул брови.

– Да что ты говоришь? А ты нашел?

– Дай мне ее, и я найду!

– Вмешательство следовательского уровня только с позволения правителя или через правительственный суд! Есть время, подавай заявление. – Вампир демонстративно лениво сложил руки на груди. – Мы рассмотрим. Со всей строгостью. В порядке очереди. В течение трех месяцев.

Лорд некромант заскрипел зубами.

– Трех месяцев! Вы же!.. Тьфу!.. Законники нечистые! Вы же ничего у нее не найдете! А если найдете, то мне ее уже не отдадите! – У него шерсть дыбом стояла и уши дрожали от злости.

– А с чего ее вам, лорд Гоше, отдавать? – повел оной бровью лорд Дамиан. – Или я что-то пропустил, и с некоторых пор в Шеване вы стали перстом правосудия? Увольте! Пока что законом заведует судебный состав. И вы, уважаемый лорд Имарит, в него не входите! Зато я вхожу. И я имею все основания прямо сейчас вызвать стражу и арестовать вас за неподчинение судебному следователю и попытку учинить самосуд. – Вампир окинул помещение быстрым и вполне строгим взглядом. – Здесь же именно это происходит, так, лорд Гоше?

Когти оборотня скребанули по полу. Гоше скользнул по мне острым взглядом и одними губами произнес:

– Ты не представляешь, с кем связалась. И ты пожалеешь о том, что сама не захотела быть с нами.

Мне очень хотелось спросить, с кем – «с нами». Но в этот момент ко мне подошла леди Дамиан.

Мамочка Мари обхватила меня за талию.

– Вот убила бы, – пропела на ухо. – И в умертвие бы обратила. От тебя, ведьма, одни проблемы, – вздохнула. – И когда эта дурочка успела тебе задолжать?

Пол резко ушел вверх. Коридор крутанулся перед глазами. Девона успела подпрыгнуть, ухватив меня за ногу.

И под хлопанье перепончатых крыльев меня вынесли из дома Гоше.

Часть 26

Вот о чем я никогда не мечтала, так это проснуться в доме вампиров!

Пусть кровать у меня была мягкая и одеяло пахло цветочной свежестью, но от самой мысли по коже мурашки шли. Знойка лежала рядом на подушке. Вчера, когда меня принесли в дом семьи Дамиан, первое, что я сделала, это попыталась привести свою ящерку в чувство.

Мари стояла в изголовье кровати и пристально наблюдала за моими манипуляциями.

– Жаль твою зверушку, – проговорила задумчиво.

Я попыталась услышать в ее голосе иронию. Даже посмотрела в лицо вампирши. Ничего подобного. Она с грустью глядела на ящерку.

– Правда жаль, – повторила. – Хозяйка дура, а зверьку досталось.

Я облегченно выдохнула. Ну да, ничего в Мари не изменилось. Она все так же меня недолюбливает, причем это мягко сказано.

В комнату вошла с подносом, загроможденным снедью, леди Дамиан. Аккуратный чайничек, красивые плюшки на голубой тарелочке и фрукты в вазочке, яблочки и груши.

Вампирша мельком глянула на меня, на распластанную на одеяле ящерку. Отставила поднос на низкий прикроватный столик.

– И что с вами все так носятся? Вы же совершенно никчемная ведьма. И артефактор, думаю, выйдет такой же.

Взяла в руки ящерку. Посмотрела на нее внимательно и под мой вскрик и визг химеры прокусила зверушке шею.

Мари успела меня поймать, иначе матушке очень не поздоровилось бы. Причем девушка и химеру за ирокез схватила. Та от возмущения чуть язык не проглотила.

Леди Дамиан снисходительно посмотрела на нас.

– Отпусти их, Мари, – поморщила носик и неприязненно обратилась ко мне: – Не собираюсь я убивать ваше животное. Я такими не питаюсь.

Мари хихикнула. Девона сложила лапы на груди и нахмурила лоб. Недобро глянула на вампиршу и на ее руку, держащую ирокез, очень зло покосилась. Мари поспешила поставить мифа на кровать. И только успела ладонь убрать, как зубы химеры клацнули мимо пальцев. Так, чтобы показать: мы тоже можем кусаться. Ну, если что.

Я едва дышала и через плечо матушки Мари смотрела на ящерку. Высшая леди вампиров стояла, с глубоким интересом глядя на Знойку. Лизнула оставленную ею рану, и… Брови женщины полезли вверх.

– Откуда, говорите, у вас эта… Это существо?

– Из лесу, вестимо, – буркнула я, исподлобья смотря на леди.

Она хмыкнула.

– Ну-ну… – и на ящерку дыхнула.

Тонкий писк раздался с ладоней леди.

– Принимайте свою животину, живую и невредимую, – проговорила, протягивая мне пришедшую в себя Знойку.

Я схватила ящерку, прижала к себе. Она тыкалась мне в щеку мокрым носом и тихо возмущалась.

– Я знаю, что ты была права и не нужно было ходить в дом Кира, – соглашалась я.

– Во! – вскинула руку в нравоучительном жесте леди Дамиан. – Хоть у кого-то из вашей безумной компании мозг в полном порядке. Идти в логово оборотней! Одной… Про Мари вообще молчу. Дуры!.. Молодые дуры! Но с Мари мы сами разберемся. А вашу дурь, надеюсь, быстро выправит ректор Ален. Я уже поставила его в известность.

У меня задрожали руки. Вот совсем не хотелось с ректором объясняться. А еще неудобно было. Как я ему в глаза смотреть буду? Как рассказывать, что в чужой дом забралась?.. А ведь придется рассказать и то, зачем забралась. Я покосилась на химеру и ненароком подумала, что вот теперь ее точно заберут и… Вздохнула тяжко. Девона очень хорошо меня поняла. Потупила глаза и, понурив плечи, к стене отошла, уже оттуда посмотрела на всех горестно и смахнула со щеки одинокую слезинку.

– Бродячий театр! Вот куда всей вашей кампанией нужно было, а не в академию, – резюмировала матушка Мари и очень демонстративно отвернулась. – И не нужно мне спину сверлить взглядом. Я по статусу не жалостливая. Сидите и ждите… – Сузив глаза, пристально посмотрела на меня. – И никаких глупых выходок больше! За вами придут.

Вышла, гулко прикрыв за собой дверь.

Я села на кровать. Вот так… Сходила за книжками. Хотя сама виновата. Виновата? В чем? В том, что в доме Гоше творится явно неладное? У него нежить Розалия была. У него библиотека тайная и артефакты… Они меня… Невесть что со мной сделать хотели. Стаей меня травили и пытались воздействовать темной некромантской магией!

А я всего лишь защищалась! Я право на выживание свое отстаивала. Ну, залезла в чужой дом, так для дела. Да, книжки украла, так я их из неумелых злых рук спасла, вырвала с боем. Это мой трофей! Я за него чуть головой и честью не поплатилась. Но ведь меня никто слушать не станет! Да и должна ли я кому-то что-то объяснять? Я, ведьма самарийская!

– Где она? – пронесся гулом по комнатке голос входящего ректора и заставил меня с кровати подскочить, как ужаленную. Мысли о гордой ведьме самарийской вмиг испарились, уступив место мыслям о том, куда бы скрыться.

Мари испуганно отскочила к стене. Они с Девоной и Знойкой очень быстро ретировались за портьеру. Мне, простой человечке, их скорость была недоступна. Поэтому застыла посреди комнаты, с глазами, полными наивности, и лицом совершенной невинности.

На лорда Алена было страшно смотреть. У него было настолько яростное лицо, что я ненароком подумала: «Не убили оборотни, так ректор прикончит».

– Это было глупо! – бросил он с порога.

Как часто я за последние сутки о собственной глупости слышу!

«Спасибо всем, спасибо!»

Я и сама понимаю, что сглупила, нужно было более тщательно подготовиться.

– Безрассудно! – У лорда Алена в глазах сверкали молнии.

«Ну вот, что-то новенькое, а то все глупо, да дура!» – снова кивнула.

– Вы понимаете, как вы себя подставили? Если бы не Дамиан, академии пришлось бы приложить очень много усилий, чтобы вызволить вас! И вполне возможно, что… это было бы просто невозможно!

«Согласна. Жду кары!»

В очередной раз кивнула.

– Что вы молчите и головой мне киваете? – Лорд снес рукой противень у прикроватной тумбочки. Звякнул жалобно чайничек, проливая так и не испитый мною чай. Булочки по комнате разлетелись. Яблоко куда-то под кровать закатилось. На столике осталась одинокая груша, и ту лорд Ален схватил и в гневном порыве о стену шмякнул. По гладкой поверхности шелковых обоев расползлось желтое пятно. Это хорошо, когда ты ректор, можно вот так обои чужие портить. Вот если бы я…

– Леди Тана, вы язык поглотили?

«Нет. Просто я с вами, уважаемый лорд ректор, совершенно согласна и сильно раскаиваюсь. А еще спать хочу и есть, и… мне страшно на вас смотреть».

Я все-таки подняла на него виноватый взгляд.

– Простите меня.

Ну вот, я сказала это. Сказала темному лорду Шеванской академии.

Он сокрушенно выдохнул, вдруг шагнул навстречу мне и прижал к себе. Я растерялась, но не отстранилась. Лорд Ален обнял меня. Слишком крепко. И нужно было оттолкнуть, отойти. А я вместо этого ему в грудь лицом уткнулась и глаза прикрыла. Я слышала его сердце, тяжело бьющееся. И собственное, враз затрепетавшее, тоже слышала. И мне казалось, его стук разносится по всей комнате. Только мне было все равно. Пусть слышат, пусть… Только не отпускайте меня, лорд Ален. Стойте и держите в своих объятиях. Потому что в них хорошо и спокойно, надежно так, как не было на протяжении всего времени моего нахождения в Шеване.

Он наклонился и с особой нежностью, от которой у меня внутри все сжалось и задрожало, проговорил:

– Вы о себе думать не хотите, подумайте о своем народе и об… – запнулся, смолк. За портьерой раздалось легкое шевеление и обалдевшее покашливание.

– О ком? – спросила я тихо, не поднимая головы и не смотря темному лорду в глаза. Про себя ругая всех лишних, находившихся в комнате.

– О ящерице своей, – резко ответил ректор, с вытянувшимся от удивления лицом уставившись на портьеру. И хотя ни шевеления, ни кряхтения больше слышно не было, носки туфель Мари нагло выглядывали из-под шторы. – О вашей химере-недоросле… Что было бы с ними, вы подумали?

«Вот о химере как раз и думала больше всего», – хотелось ответить мне, но я сдержалась. А ректор очень торопливо отстранился. Мне совсем не хотелось терять тепло его рук. Так хорошо было… Как тогда, в танце, на балу в академии. Хорошо и будто под защитным куполом. Было в ректоре нечто притягательное и… О чем я? У меня в будущих супружниках правитель-дракон значится.

Я подняла голову и встретилась взглядом с лордом Аленом. Я, наверное, покраснела. Очень сильно. До корней волос. И стыдно стало.

Он отступил еще на шаг, глянул на меня мельком и на туфли Мари уставился с каким-то растерянным выражением на лице.

Откашлялся.

– У нас лордом Дамианом сейчас совещание, – запнулся трижды на последнем слове. – Важное. По поводу… – покраснел. Вот честное слово, ректор стал пунцовым. – …произошедшего с вами в доме Гоше. Всплыли интересные факты… Кхе… – откашлялся, сверля портьеру взглядом. – Вы устали… Отдыхайте. С утра решим, куда вас препроводить и что с вами делать далее.

Ректор очень торопливо покинул комнату.

А я стояла и смотрела на дверь со щемящей душу тоской. С болью осознавая, насколько тяжелой окажется моя супружеская жизнь с Кираном, когда рядом постоянно будет он – темный лорд с удивительными холодными глазами и горячим сердцем, готовым биться в унисон с моим.

Часть 27

Минут десять, не меньше, после его ухода в комнате стояла тишина.

– Что? – не выдержала я и повернулась к вышедшим из-за портьеры Мари и моим зверям.

Знойка развела лапами и потупила взгляд. Девона задумчиво почесала ирокез. Мари язвительно усмехнулась.

– Дела-а-а-а… – протянула с лицом, на котором было глубокое знание происходящего. Меня прямо злость обуяла.

– Даже не думай! И не дай нечистые тебе сейчас хоть какие-то предположения высказывать!

– А чего здесь думать? – Она демонстративно закатила глаза. Прошла к кровати, вальяжно на ней развалилась, закинув ногу на ногу. – И высказываться нечего. И так все понятно.

– Что тебе понятно? – Я сузила глаза и к ней приблизилась. Рывком выдернула одеяло из-под вампирши. Мари бухнулась с кровати на пол, с вызовом посмотрела на меня.

– Дура ты, ведьма!

– Не от умной слышу! – парировала я. Одеяло встряхнула и обратно на кровать водрузила. – И вообще, ты свободна! Слышала, что ректор сказал? Мне отдохнуть нужно. Я бы с удовольствием это сделала без твоего здесь присутствия.

Мари улыбнулась во все белоснежные вампирские зубы. Поднялась неторопливо.

– Если что, я твой выбор одобряю.

Мне в лицо бросилась краска.

– Нет никакого выбора! – выдавила как можно более ровным тоном.

– Ой, да прям! – Она хмыкнула. Руки на груди сложила. – Кир, конечно, и рядом с ректором не стоит. – И снова в улыбке пошлой расплылась. – Ты даже не представляешь, сколько студенток желало бы быть рядом с ним.

– И ты в их числе? – не смогла сдержаться.

– Почему нет? – подмигнула вампирша. – Выгодная партия. Да к тому же очень соблазнительная.

И отчего мне захотелось съездить чем-нибудь по наглой и отчаянно красивой морде Мари?

– А ты никак ревнуешь? – оскалилась та довольно.

– Не думаю, что ректор соблазнится на порядком надкушенное яблоко.

С ее лица сползла улыбка.

– То, что я помогла в доме Гоше, не ставит тебя в список моих друзей, ведьма. Так что осторожнее на поворотах. Долг я тебе отдала. Ничто не мешает мне этим воспользоваться.

– И заработать еще один долг. – Я смело посмотрела ей в лицо. – Это в том случае, если я решу тебя пощадить.

– Я на твоем месте хотя бы спасибо сказала, – громко хмыкнула Мари.

– Благодарю покорно! – Теперь я руки на груди сложила.

– О-о-о! – Вампирша театрально повела бровями. – А я уж думала, не дождусь от ведьмы благодарности.

– Галочку в блокнотик поставь, будешь смотреть и вспоминать этот знаменательный день. Больше такого не повторится.

– Не зарекайся, ведьма. – Мари поморщилась и направилась прочь из комнаты.

***

Как я там говорила? О чем я не мечтала, так это проснуться в доме вампиров.

А проснулась я, собственно, когда солнце еще не взошло.

От стука в дверь. Сначала осторожный, а потом… Ректор просто вошел.

– Поднимайтесь и ступайте за мной.

Я дар речи потеряла. Ни доброй ночи тебе, ни извините за вторжение!

Вот так просто. Поднимайся и иди. Прямо перед ним вставать и одеваться? Хотя в каком только виде он меня уже не лицезрел?

Подумала так и откинула одеяло.

Лорд Ален несколько раз оторопело моргнул, увидев меня в неглиже… Нет, ну не совсем голой, нижнее белье все же присутствовало.

Это у темного лорда маниакально – в таком виде меня наблюдать. Ну и смотри, сам же приказал. И все-таки мне стало неудобно. Не оттого, что раздета, а… Пульс бешено стучал, пока я под взором ректора натягивала одежду. А лорд в себя очень быстро пришел и теперь нагло не отворачивался. Стоял и смотрел бесстыдно пристально.

– А вы откровенный хам, нелюбезный лорд Ален! – не выдержала я.

– На вас трудно не смотреть, – ответил с таким спокойствием, будто картину на выставке рассматривал. Вот и скажите, куда делись нежность и трепет? – Зверей своих не забудьте.

Я сильно хотела нагрубить, но последняя фраза сбила с мысли, заставив думать совсем не о бесстыжем лорде.

– А куда мы направимся?

Я все же начала очень переживать за химеру. Да и она явно в тревоге пребывала, сидела на одеяле и с тоской на меня смотрела. Знойка рядышком пристроилась, подругу за лапу держала.

– И да, – внезапно добавил ректор Ален. – Заберите с собой то, что взяли из дома Гоше.

Меня пробило ознобом.

– Я ничего не брала.

– Не врите мне, Тана. Я не собираюсь вас упрекать…

– Вы заберете, – насупилась я и отступила к углу. Туда, где лежала моя невидимая сума.

– Предпочитаете артефакты вашей химере скормить? – Он заложил руки за спину и недобро глянул на мифа. Девона закатила глаза и от такого взгляда попыталась упасть в обморок. Знойка стала хлопать ее по щекам.

– Вы на моего мифа не наговаривайте. – Я вся внутренне собралась. Очень мне разговор не нравился.

– С мифом вашим мы сами разберемся… – начал лорд Ален. Химера все-таки грохнулась в обморок. Знойка заверещала, показала ректору кулак и зубы оскалила, прикрыла химеру собственной спиной.

– Утихомирьте ящерицу, иначе и ее изолируем! – холодно предупредил темный лорд. Я ощутила, как у меня к горлу ком подступает. Не дам! Не позволю! Быстро заморгала, не позволяя слезам пробиться.

– Вы права не имеете!

– Еще как имею, – посмотрел на меня, а в зрачках тьма. – Вы понимаете, во что ввязались? Нет, вы не понимаете. Этого и мы не знали, откуда бы вам.

– Может, расскажете? – Я закинула суму на плечи, к своим зверятам подошла. Химера пришла в себя, схватила меня за руку, в глаза заглянула.

«Не позволю! Не отдам!» – пообещала я ей молчаливо. И она поняла. Царапнув мне кожу, на плечо взобралась. Но второе Знойка водрузилась. Лорд Ален на это смотрел напряженно, но мне показалось, что уголки его губ единожды дрогнули в подобии улыбки.

– Так что там произошло? – спросила, когда мы вышли в коридор.

– Я не могу вам сейчас все объяснить. Слишком долгий разговор выйдет. Одно могу сказать, какое-то время вам придется пробыть в… Там, где вас будет трудно достать.

Он немного помолчал, совершая посреди коридора замысловатые пасы. Портал. Необычный, темно-синий, с мерцающей в глубине тьмой.

Ректор повернулся ко мне.

– Тана, – сказал очень серьезно. – Попробуйте вспомнить, есть ли у вас слабые места, о которых знает Кир Гоше? Нечто, чем на вас можно давить?

Я растерялась.

– Давить? На меня? – У меня чуть дар речи не пропал. – Он не посмеет. Он ничего не сможет. Правитель Киран не позволит!

Лорд Ален нервно усмехнулся.

– Семейство Гоше, может, и не посмеет. А вот кое-кто другой… приложит очень много усилий, чтобы теперь вас заполучить.

Я растерянно смотрела на лорда Алена.

– Кому нужна обычная самарийская ведьма?

Ректор поглядел на меня исподлобья, уголки его губ болезненно дрогнули.

– Ведьма не нужна, а вот артефактор…

– Но я не артефактор!

Лорд отвел взгляд.

– Артефактор, Тана, вы артефактор. Не поверите, но два зверька, сидящие у вас на плечах, подтверждают это лучше любого экзамена или испытания. Так же, как и я, это понимает и семья Гоше.

Он отвернулся и, указав мне на портал, первым вошел в него.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю