290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ) » Текст книги (страница 16)
Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 15:30

Текст книги "Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ)"


Автор книги: Ная Геярова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 18 страниц)

Лорд Дамиан подавился воздухом и несдержанно закашлялся. У леди Сьюлин вытянулось лицо. Они разом переглянулись с вампиром. А потом недоуменно уставились на остальных.

Я смотрела на растерянных «главного обвинителя» и защитницу, и мне стало жутковато.

– Завтра с утра, – довольно сообщил один из магистров. – Общим советом решено завтра назначить внесессионные игрища для студентки академии заклятий Таны Амиас.

У Маридора были столь удивленные глаза, что я подумала, он так и останется сидеть с поднятым в руке молоточком. Судья посмотрел на меня, нервно кашлянул и все-таки сделал удар, возвещающий согласие с решением общего совета.

Магистры и судебники, продолжая спорить, покидали зал суда. А я все стояла, потерянно глядя на скамейки обвинителей.

Игрища!

– Не переживайте, студентка Амиас, – подошел ко мне лорд Дамиан. – Учитывая то, как вы вели себя в доме Гоше, все у вас получится. Неожиданно, конечно, но совет имеет право назначить проверку. В конце концов, у нас очень давно не было артефактора. Даже я некоторое время в вас сомневался, – одобряюще подмигнул мне лорд. Развернулся и направился к выходу.

– После Горканы это будет для вас пустяком, – шепнула мне леди Сьюлин, спеша вслед за вампиром. Вместе они покинули зал.

Рука Маридора сжала мне плечо.

– Верьте в себя, леди Тана. Так же, как верил в вас все это время правитель Киран. Все у вас получится.

Часть 37

Игрища!

Огромная арена за академией.

Мне казалась, что постаменты дышали собственной жизнью. Огромные, с флагами шаварского государства, бьющимися на ветру в истерии, словно одичавший пульс.

Выкрики и аплодисменты.

Мне!

Магистры и студенты. Они пришли сюда, чтобы посмотреть.

На меня!

Я дрожала. Всем телом. И не могла успокоиться.

Игрища. На которых всего один игрок.

Я!

«Тихо, тихо, Тана! Успокойся, девочка!» – магический шепот Алена, пробивающийся сквозь рев толпы. Он повторял слова, которые уже говорил мне в эту ночь, перед игрищами. Говорил, гладил мои волосы и целовал в висок.

– Тихо, девочка моя! Перестань дрожать. Ты сможешь. Ты лучшая. Ты артефактор. Посмотри на меня, Тана. Верь мне! Ты выйдешь победительницей с этих игрищ. И никто более не посмотрит на тебя косо. Все будет хорошо. Ничего не бойся!

«Не бойся, Тана! – шепнула я самой себе. – И не такое проходили».

Но все равно сердце билось часто. Не от ужаса перед мифами. Уж к кому-кому, а к этим созданиям я уже привычна. У меня заходился пульс от воющих трибун, от того, что я должна доказать им собственную состоятельность в артефакторике. И тогда… Меня примут.

Впервые за все время моего пребывания в Шеване я хотела, чтобы меня приняли. Чтобы не смотрели, как на дополнение к правителю, а видели. Не ведьму самарийскую, а просто ведьму, артефактора, правительницу!

Я повыше приподняла голову.

И пусть дыхание частое.

Я докажу.

Рык горкона за спиной заставил меня отпрыгнуть в сторону.

Миф шел на меня, щуря глаза и смотря не зло, с интересом. Из-за его спины выходил грифон. Клацал клювом и крутил головой, косясь на меня то одним глазом, то другим.

Я моргнула. Истинное зрение открыло мне цветные нити магии, рассекающие арену. Несколько фиолетовых, отходящих от горкона, и ярко-синий от грифона.

Я улыбнулась, отправляя к ним небесно-голубую дружественную магию.

Горкон помахал хвостом, грифон прижал крылья и встряхнул головой.

«Ну вот, все легко!» – подумала и уже собралась повернуться к замершей арене, показывая, что мифы полностью принимают меня. А это значит, что я истинный артефактор!

Сколько же торжества было сейчас на моем лице!

Вот только мне не удалось насладиться легкой победой и быстрым доказательством собственного превосходства.

Я успела заметить, как у самого барьера мелькнула знакомая тень. Высокая, с волевым лицом и жестким взглядом.

Отец Кира!

В его руках появилась тонкая трубочка. Он послал мне ненавистный взгляд и выдохнул. Из тонкого отверстия трубки вылетел небольшой черный шарик.

Слишком быстро это происходило. Я растерялась. Не ожидала. Ведь помогла их семье! Они должны были покинуть Шеван! Все это молниеносно пролетело в мыслях. А оборотень усмехнулся, смотря в мое побледневшее лицо, и исчез в рядах зрителей, которые не видели никого, кроме меня, остолбеневшей на арене.

Шарик рассек воздух и взорвался в ногах мифов. Окутывающие их нити магии тут же окрасились в черный. Злостью и ненавистью потянуло со стороны древних существ.

Глаза их потемнели, потеряв всякую осмысленность.

Я отступила, нервно оглянулась по сторонам.

Горкон и грифон уже не выглядели дружелюбно.

И явно больше не видели дружелюбия во мне.

Хвост горкона жестко хлестал бока.

Грифон расправил крылья и огласил клекотом арену.

Я изо всех сил искала хоть одну светлую нить, чтобы отправить ее мифам, попытаться разогнать черную магию. И не находила. Тыкалась, словно слепой котенок, в серые мертвые нити, поднятые черной магией оборотня-некроманта.

Теперь нужно было думать об одном: как спасать себя.

Оглянулась на правителя. Он сидел замерев, словно огромная жуткая статуя, с искаженной мордой. Взгляд потемнел. Крылья напряглись. Он точно видел, что-то пошло не так! А я однозначно понимала: если он кинется мне на помощь, то все… Никто больше не поверит, что я истинный артефактор. Это понимал и он. И все же весь подался вперед, готовый сорваться с трибуны и прикрыть меня от внезапно разъярившихся мифов.

Зрители смолки и не отрываясь смотрели на меня, но эти от любопытства.

«Нет!» – молча строго приказала я Кирану и повернулась к мифам.

Сила заиграла на пальцах. Отозвалась волной магии по всему телу. Я развела руки в стороны, готовая ударить при первом же нападении. И все же для начала попыталась послать если не магический, то ментальный призыв к тем, кто должен отзываться на слово артефактора.

Призыв запутался в черных нитях и заглох, так и не дойдя до мифов.

Что ж, видят боги самарийские, я не хотела никого убивать!

И не убила.

Не успела.

Черная тень скользнула вдоль барьера. Огромным прыжком пересекла арену и встала между мной и мифами, прикрывая маленькую самарийскую ведьму крупным телом. Черные кисточки на круглых ушах подрагивали от негодования.

Девона!

Тяжело вздымались разодранные нежитью бока. Пена текла из пасти от быстрого бега. Химера спешила, она одолела огромное расстояние, чтобы попасть ко мне.

Она пришла вовремя и была горда этим. Девона глухо зарычала. Загривок встал дыбом.

Химера грозно посмотрела на напряженных мифов.

Горкон ответил ей удивленным рыком. Грифон замер, всматриваясь в мою защитницу, и не узнавая ее через пелену некромантской магии.

Химера напряглась. Заиграли под черной шкурой мышцы. Горкон издал утробный вой, обращенный к химере. Та в ответ огрызнулась. Грифон с недоумением посмотрел на химеру, потом перевел взгляд на меня.

А я увидела, как по спине химеры поползли яркие серебристые нити истинной магии. Ухватилась за них как за спасительные. Тонкие чары защитницы. Я наспех плела аркан, пока недоумевающие мифы переговаривались с моей химерой.

Когда горкон, не выдержав, все же сделал прыжок, готовый схлестнуться с Девоной в смертельной схватке, я накинула аркан на его шею. А следом второй конец послала к грифону. Магия вспыхнула серебристым фейерверком, проглатывая черные нити.

Горкон перекувыркнулся в прыжке. Моргнул. Глаза его прояснились. Он встал в паре шагов от нас с Девоной и замурчал, как огромный кот, ластясь и всем своим видом извиняясь. Грифон покрутил башкой, не понимая, что произошло. Опустил голову и направился ко мне.

Девона стояла, напряженно глядя на своих собратьев. Недовольно заворчала, когда те приблизились и потянули ко мне морды.

«Все хорошо! – шепнула я химере.

«Все хорошо!» – молчаливо отправила Кирану. Оглянулась. Он все еще стоял напряженный. Крылья подрагивали от переживаний.

Я улыбнулась ему. Устало и вымученно.

Дракон облегченно выдохнул. Все закончилось. Трибуны рукоплескали. Кто-то прокричал вызывающе громко:

– Тана наш артефактор!

– Наш! Наш! – вслед ему гаркнула сотня голосов.

«Наш артефактор!» – боем отозвалось у меня в висках.

Я с высоко поднятой головой покидала арену. Рядом была гордая Девона. Позади нас, мурча и склонив головы, шли горкон и грифон.

Я вошла под арку.

Видела лица студентов, разгоряченные и довольные.

Кто-то дружественно хлопнул меня по плечу и тут же отскочил под рык химеры.

Кто-то пытался пожать мне руку, но, остерегаясь мифов, только помахал.

Я сделала пару шагов. Остановилась. Увидела Знойку в руках улыбающегося Лоди, еще слабого, но радующегося за меня.

Я тоже должна была радоваться. Как странно. Где же радость и ликование? Все пропало, едва вышла с арены. Гордость за себя и радость – все разом ушло.

У меня по щекам побежали слезы. Сердце тоскливо и болезненно сжалось.

Я закрыла лицо руками. Нет, ведьмы не плачут. Тем более на виду у сотни сокурсников. Но что же это?

Мне не показалось. Чья-то рука коснулась моей ладони, всовывая в нее конверт.

Девона дернулась в сторону. Я вскинула голову, пытаясь увидеть, кто это был. И не увидела. Мало того, химера стояла, напряженно всматриваясь в толпу и водя носом. Потом вопросительно посмотрела на меня. Среди множества студентов она потеряла запах, мелькнувший всего на секунду. А я уже и не искала. Дрожащими руками разорвала конверт, в руку мне лег плоский черный камень.

«Тана! – прорезался чужой голос сквозь гул толпы. Я оглянулась, ища зовущего. – Ты должна быть не здесь, Тана! – Вокруг только радостные лица. А голос – он не радостный, он жесткий и холодный, с леденящим душу приказом. – Вернись в свой город! Или…»

Этот голос внутри меня. Или нет, он исходит из черного артефакта в моих руках. Мне захотелось бросить его, отшвырнуть в сторону. Но вместо этого сжала сильнее. Чувствуя, как от его давящей силы у меня сжало душу, а сердце болезненно застонало.

«Или что?» – шепнула беззвучно.

Мир вокруг меня покачнулся от боли. От невыносимого страдания.

Лицо и тело словно обожгло невидимым огнем.

Я больше не видела восторженных лиц сокурсников. Лоди пропал за серой пеленой, застлавшей мне глаза. Тонкий писк Знойки утонул в вопле, разорвавшем мне разум и душу на миллион отчаявшихся осколков.

Девона успела подставить раненый бок, чтобы я не рухнула прямо на пол. Только чуть поморщилась, когда я судорожно вцепилась в ее шкуру.

«Ты придешь ко мне, Тана!» – У меня полыхало сознание. Боль пронзила мышцы. Тело будто опалилось изнутри невидимым огнем.

– Нет! – Крик вырвался такой горький и отчаянный, что вокруг все разом смолкли, непонимающе взирая на меня.

Я выпустила плотную шкуру химеры из руки и рухнула на колени.

– Тана! – раздался испуганный вскрик Лоди.

Я не видела его лица. Все вокруг плыло.

– Пропустите! – гаркнул рядом голос Алена. Я потянула к нему руки.

Всхлипнула.

Он подхватил меня, прижал к себе. Я уткнулась в его плечо, обняла и, уже не сдерживаясь, все-таки заплакала.

Не было ни коридоров, ни стен, ничего. Черная зыбь портала, а потом уже знакомая мне комната – покои Кирана.

– Что это за заклятие, Тана? Что тебя ломает? Скажи, я сниму… – Голос Алена глухо пробивался сквозь мои невыносимые страдания.

Темный лорд опустил меня на кровать. Мягкая перина показалась мне невыносимо горячей.

– Не сможешь, – всхлипнула я. – Это не заклятие. Это смерть. Ведьмы… Пять… Шесть… Семь… Они умирают!..

– Кто? – разнесся по комнате рык ректора. – Кто их убивает?

Я хотела ответить, но вместо этого выгнулась дугой от боли, разом принесенной смертью десяти ведьм.

Слезы хлынули потоком.

– Ненавижу, – всхлипнула на выдохе.

– Кого, Тана? Кого?

Я не ответила, не могла больше. Обессиленно выдохнула и рухнула на простыни.

Замерла, раскинув руки. Для меня больше ничего не существовало. Только далекий зов, исходящий из зажатого в руке камня.

Словно в пугающем болезненном сне, рассеялись очертания комнаты. Пропал Ален. Я стояла среди поля. Зеленые травы покачивались вокруг. Ветер трепал мои распущенные волосы.

– Тана! – глухой шепот.

Я оглянулась.

Никого.

Травы, травы, ни деревьев, ни домов… Ничего. Поле? Нет, и не поле вовсе. Травы стремительно темнели, становились черными. Жухли у моих ног.

– Тана!

– Что вам нужно?

– Ты так ничего и не поняла…

Я смотрела испуганно на черные травы вокруг себя. Они осыпались пеплом.

Я стояла босоногая на выжженной земле. А где-то далеко кровавыми зарницами полыхало небо.

Морок. Сильный. Черный. Я таких никогда не видела.

– Единственный истинный артефактор. – Голос витал вокруг. Впивался в кожу, обжигая ее. – Ты узнала слишком много секретов. Ты правда думала, что я отпущу тебя? Дам жить спокойно при дворе Кирана? Нет, моя девочка. Ты сама придешь ко мне…

– Нет… Я не приду. Я…

Невидимая рука схватила меня за горло.

– Придешь! Как бы ты ни старалась. Как бы ни хотела. Кем бы ты ни стала. Ты всегда будешь ведьмой в душе своей. А ведьмы чувствуют смерть друг друга… Много ли вас осталось? А станет еще меньше, Тана.

– Не смей… Они… Они ни в чем не виновны… Я никогда никому не скажу… Не тронь! – У меня щипало горло от пепла, взвившегося в воздух.

– Посмею, Тана! На Тартароте не останется ни одной ведьмы! Дым костров, ты его чуешь? Да-а-а-а… Горящая плоть… Они все будут преданы огню… Ни одной не останется!

Меня начало трясти.

– Ни одной! – повторила, теряя голос. – Ни одной…

– Ты вернешься в Симирал! Ты придешь, когда возгорятся новые костры… Успей, артефактор, или ты увидишь не только горящий у столбов хворост!

Пепел взвился, закрутился воронкой.

И наступила тьма. Не просто чернота, а дьявольская – душащая и пугающая.

Когда она рассеялась, я увидела, что так же лежу на кровати. Надо мною сидел склонившись Ален. Смотрел переживающим взглядом.

Рядом, растянувшись на кровати, тыкалась мне в лицо мордой Девона.

– Тана, – осторожно позвал Ален.

– Мне нужно остаться одной, – прошептала я.

– Ну уж нет! – Он нахмурился. – Пока ты мне все не расскажешь…

Расскажешь? Я умоляюще посмотрела на него. Не могу я тебе ничего рассказать. Потому что от этого жизни сотен ведьм зависят.

«Это не твоя боль, темный лорд, правитель шаваров. Это моя боль. Мой народ…»

– Я расскажу, – сказала едва слышно. – Но не сейчас… Мне нужно отдохнуть.

Врала ли я ему? Да. Прекрасно понимая, что уже ничего не расскажу. Потому что он мне слишком дорог, чтобы я рисковала им.

Темный лорд смотрел на меня слишком внимательно. Я не отводила взгляда.

– Дай мне время, Ален.

Он кивнул. Нехотя поднялся и, больше ничего не говоря, направился к двери.

– Спасибо, – сказала я одними губами.

Он ничего не ответил, махнул рукой и вышел.

Часть 38

Дышать было трудно. Сердце заходилось от нервного переживания. Руки взмокли.

Что мне нужно? Для начала забрать Знойку, оставшуюся у Лоди. Она главная в нашем деле. Она… Руки снова задрожали, отказываясь строить портал. Пульс забился чаще. Жуткий выбор, страшный.

Вспомнились слова Маридора.

«У тебя не так много друзей, чтобы ими раскидываться».

Захотелось закричать. Тело била дрожь. И все-таки я открыла портал. С тоской посмотрела на комнату, из которой уходила. Вернусь ли? Если повезет… В чем я лично сомневаюсь.

– Прости меня, Ален! – отправила маленькое воздушное заклятие. Золотое сердечко. Оно проплыло по воздуху и плавно опустилось на подушку. – Я благодарна тебе за все!

Хотела добавить, что помнить буду всегда. Но горько усмехнулась. Для меня «всегда» может стать очень скоротечным.

Девона подняла морду и заскулила. Я опустилась перед ней на колени. Поцеловала черную морду.

– Прости меня, но ты должна остаться. Ты должна жить! Это не твой бой.

Она обняла меня лапой и заворчала в волосы.

– Отпусти меня, Девона! Девочка моя. Ты самый лучший друг. Ты сделала для меня намного больше, чем все, кого я знаю. Но сейчас… Ты должна остаться. Ты должна защитить Кирана, если вдруг придется. Мне больше не на кого положиться.

Лапа мифа соскользнула на пол. Девона шмыгнула носом.

– Ты лучшая среди химер!

Я потрепала ее по загривку. Поцеловала в холку и встала. За спиной тихо шуршал открытый портал. Я махнула Девоне и вошла в серую зыбь, слыша на прощание полный тоски вой.

***

Вышла у комнаты Лоди.

«Нужно постучать как воспитанной студентке. Просто на всякий случай», – подумала мельком.

Но нет, отправила магию, та с легкостью открыла мне дверь, и я вошла. Некроманта не было. Да я и не ожидала найти его. Еще у двери заметила отсутствие ауры вампира. Оно и лучше… Меньше вопросов.

Зато я видела другую ауру. Голубоватую со смесью серебряного. Тонкую, но веявшую огромной силой.

Моя ящерка лежала на столе, свернувшись клубочком и положив хвостик под голову.

Глаза открыла на вошедшую меня.

– Нам нужно уходить, Знойка! – сказала я, стараясь не показать колотившую меня дрожь.

Ящерка потянулась, внимательно посмотрела на меня. И впервые ничего не сказала. Не пищала возмущенно. Не дула обиженно губы.

Синие глазенки взирали на меня очень спокойно.

– Ты знаешь, куда мы идем? – спросила я тихо.

Она кивнула.

– Ты всегда все знаешь, – с тоской проговорила я.

Она лапки развела: что поделать, всегда и все.

– И ты всегда знала, кто ты, просто сказать мне не могла.

Она снова кивнула.

– Мне страшно, Знойка! – Я обхватила себя за плечи.

Вот-вот я сорвусь. Никуда не пойду. Пусть умирают ведьмы. Пусть люди, нелюди и все остальные верят в кого хотят. Между ними будут недоразумения и войны, великие битвы с залитыми кровью полями и городами. Мне все равно, что происходит с ними, но мне не все равно, что происходит со мной и сейчас! Я не хочу терять Знойку! И Алена. Я хочу остаться здесь, под теплым крылом Кирана! Забыть о том, что творится за стенами Шевана. Правитель никогда не даст меня в обиду. Впереди ждет долгая и счастливая жизнь. А что там, в миру, произойдет, меня волновать не будет. Я закроюсь, запечатаю себя магией, чтобы ничего и никого больше не чувствовать.

Прохладная лапка коснулась моей руки. Знойка обняла меня за палец.

Маленькая и бесстрашная. Она тыкалась носиком и поднимала на меня глаза-пуговки.

«Не бойся!» – говорила вся ее мордочка. Знойка протянула ко мне лапки. Я взяла ее в ладонь, уткнулась в синюю мордочку лицом.

Ящерка лизнула меня в щеку.

Хорошо.

Разом отступили страхи. Все отступило. Осталось только понимание, для чего мы с ней. Она не просто так пришла в мою жизнь. Я не просто так создала «неудачный» артефакт. Где-то там, во вселенной, великие самарийские боги смотрят на нас и решают наши судьбы.

Моя – вот она. Сидит и тыкается в меня крохотным носиком. Смотрит глазами-пуговками.

Страх пропал.

Я глубоко вдохнула, досчитала до десяти, унимая дрожь, и выдохнула.

Ну вот и все. Прощай, академия! Прощайте, Шеван и шавары! Прощай, мой любимый ректор-правитель!

Развернулась и вышла.

Вернее, успела шагнуть за дверь, где лоб в лоб столкнулась с Мари.

– Ух ты! – протянула рыжая вампирша. – Спорю, ты снова что-то задумала и куда-то собралась.

– Мари, иди куда шла, – буркнула я и попыталась обойти наглую девицу.

– Ну-у уж нет! После того волнения, что ты устроила… И артефактор ты, и суперведьма… Кстати, а ты почему здесь? Тебя же вроде правитель в замок забрал? – Мари подозрительно сощурила глаза.

И что же мне так везет на эту разукрашенную вампиршу? Нужно было избавиться от нее в самую первую встречу! Хотя, признаю, именно благодаря ей я еще жива. Но… Что же она такая занудная?

– Мари, – я старалась быть спокойной, – мне правда нужно идти!

– Угу. – Она сложила руки на груди. – Только после того, как расскажешь, куда собралась. Я, по-твоему, дура? Я видела, как ты после игрищ в обморок плюхнулась. И что-то мне подсказывает, совсем не от бессилия. Лицо твое, болью искореженное, тоже видела. И теперь ты снова куда-то бежишь. И да, правитель в курсе, что ты покинула его величественные палаты? Могу сходить поинтересоваться.

Я тяжело выдохнула.

– Ты чего хочешь, Мари?

– Я с тобой пойду… Не, ну честно, Тана… – Она нахмурилась и выпятила губы вперед. – Я тебя от смерти спасла, должна же быть хоть какая-то благодарность!

– Поверь, – усмехнулась я. – Поход со мной – это высшая неблагодарность, это смерть.

Вампирша замерла. Секунду на меня пристально смотрела. Потому за руку схватила.

– Ты куда собралась? – прошипела.

А я уже создавала заклятие сна. И оно бы у меня получилось. Вот только из-за угла вышли пятеро оборотней.

– Какие нелюди! – всплеснул руками Дик. Мой зубовный скрежет, наверное, слышно было. – И артефактор здесь! – Последнее он выговорил с язвительной иронией. – Замышляете что-то?

– А ты бы шел, куда шел, – моими словами парировала Мари.

– Я и пойду, – глумливо усмехнулся оборотень, глянул на собратьев. Те злобно ощерились. – Только сначала шкурку кое-кому подпорчу. А то как-то неуютно мне после встречи с некоторыми личностями в доме Гоше.

По сторонам посмотрел.

– И мамочки с папочкой здесь нет! – растянул рот в улыбку.

– Зато артефактор здесь! – оскалилась Мари и подошла ко мне поближе.

– Артефактора оставим на закуску… Так, немного поглумимся и отпустим.

Я едва сдерживала раздражение. И что же мне так везет?

– Артефактор и без твоих потуг себя угробит, – бросила несдержанно. И тут же язык прикусила.

У приспешников Дика лица вытянулись. А у него самого оно очень серьезное стало. Мари повернулась и настороженно посмотрела на меня.

– Так куда ты, говоришь, собралась? – спросила слишком громко.

На наши голоса из соседних комнат начали выходить студенты. Были здесь и мои сокурсники, и ребята из более старших групп. Все с интересом на нас уставились, прислушиваясь к разговору.

Дик сощурил глаза.

– Я здесь папочку Кира видел. Нас всех под контроль поставили после событий в их доме. А они смылись. Так вот, когда я под его главой ходил, слышал краем уха, что Гоше поклоняются правителю Симирала. Что-то мне подсказывает, он по твою душу здесь был. – Глаза оборотня превратились в совсем тонкие щелки, а в них сквозило глубокое подозрение. – Уж не сбежать ли ты решила, артефактор?

Вот мне нужно было сейчас объясняться перед ними? Кто они такие? И все же… Пара-две десятков глаз, на меня уставившихся и внимающих, были выше моих сил.

Я вздохнула.

– Я не сбегаю. Я бы не стала вот так, тайно… Но у меня выбора нет. Они… То есть он, правитель Симирала, ведьм убивает. Горят костры уже на площади. Мне нужно спешить, или он всех ведьм уничтожит.

Дик присвистнул. Мари нахмурилась. Между студентами ропот пошел.

– У тебя идея есть, или решила просто сдаться? – поинтересовался Дик.

– Есть, – выдохнула я. Сунула руку в карман и вытащила Знойку. – Если только получится…

– То что? – Дик приблизился и внимательно посмотрел на ящерку.

– Я не уверена, что выйдет… Они меня поджидают. Но если мне удастся активировать артефакт над городом, то он откроет глаза всем людям и нелюдям. Они увидят истинную суть правителя Симирала. Он потеряет поддержку Самарии.

– То есть тебе нужно время и прикрытие?

Я молчала.

– Как всегда, глупая и самонадеянная, – протянула Мари. Вопросительно посмотрела на Дика. Между ними будто молчаливый диалог состоялся. После чего оборотень уверенно кивнул.

– Я, конечно, не лучший соратник, но в свете произошедшего и в связи с моей запятнанной репутацией я за любой кипишь. Тем более что он может раз и навсегда обелить мою семью в глазах правителя.

Я подняла глаза на оборотня. Не может быть! Он что, предлагает идти со мной? Мне не нужна помощь. Хватит уже! Напомогались мне! Лоди вон едва ходит. Я сама постараюсь справиться. А уж если не получится, значит, не судьба.

– Даже не благодари! – прервал мои мысли Дик. – Мы с тобой!

– Мы? – прохрипела я от шока.

Дик посмотрел на своих дружков. Они переглянулись и все как один кивнули.

– За державу! – гаркнул один. – Почему нет? Все равно после экзамена нас в бой выкинут. А так, может, куда поближе к дому определят. Все же помощь правительственной особе.

Находящиеся в коридоре придвинулись ближе ко мне.

– Вы не представляете, на что собираетесь идти! – Мой голос прорезался и пронзительно разнесся по коридору. – Вы можете не вернуться. Для многих это будет путь в одну сторону.

– Но если мы правильно поняли, то в случае удачи может прекратиться многолетняя война? – спросил кто-то из собравшихся студентов.

Я молчала, и пожалуй, это было ответом.

Дик хлопнул меня по плечу.

– Я точно с тобой. Это будет для меня прощением правителя. – Повернулся к дружкам. – Вы вправе отказаться. Я пойму.

– Наш ответ мы уже озвучили, – отозвался темноволосый оборотень. Поиграл мускулами. – В конце концов, мы же джентльмены. – Он подмигнул остальным, те согласно закивали. – Мы не можем бросить девушку одну в беде.

– Ты редкостная сволочь, ведьма самарийская, – мурлыкнула Мари и ткнула пальцем мне в грудь. – Если тебя в твоем Симирале не убьют, то я здесь придушу. Обещаю, – и повернулась к толпе. Обвела ее взглядом. – Кто со мной?

Парочка студентов уверенно выступила из рядов.

Мари оскалилась.

– И это все? Надеюсь, никто не забыл, что я единственная дочь рода Дамиан? И если со мной что-нибудь случится, то… – Она очень многозначительно смолкла.

Из толпы вышли более десяти вампиров-старшекурсников. Отдали честь Мари.

– Когда выдвигаемся? – серьезно спросил меня Дик.

– Сейчас, – тихо ответила я, со скорбью посмотрев на тех, кто собрался идти вместе со мной. Кто-то из них уже точно не вернется.

***

Алое зарево встретило выходящих из ворот Шевана. Охранники, не ожидавшие ничего плохого от группы студентов, повалились в безмятежном некромантском сне.

Мари заметно побледнела и схватила за руку Дика, когда я выстроила серый портал.

– Не бойся, – усмехнулся тот. Потрепал вампиршу по рыжим волосам. – Вернемся, устроим оргию… Обещаю. А потом женюсь, – подмигнул ей. – Замуж за меня пойдешь, строптивая?

У Мари заалели щеки. Она щелкнула оборотня по носу и вошла в портал. Следом за ней торопливо вошли вампиры. Оборотни немного помялись на входе, серьезно посматривая на Дика. Тот кивнул. И только тогда они шагнули в серую рябь.

Дик стоял, ожидая меня. Я в последний раз оглянулась на стены Шевана. Там, в глубине города, в комнате замка Кирана выла моя химера.

– Прости меня, Девона! – шепнула я. – Прощай, Киран!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю