290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ) » Текст книги (страница 17)
Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 15:30

Текст книги "Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ)"


Автор книги: Ная Геярова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 18 страниц)

Часть 39

Запах кострищ я почувствовала еще на подходе к Симиралу.

Ворота не были заперты.

Правильно. Зачем, меня ведь ждут.

И я вошла. С гордо поднятой головой, готовая посмотреть в глаза тому, кто был действительно виновен в гибели тысяч невинных.

Я шла по пустым улицам. Никто не выглядывал из окон, не встречались прохожие. А как же? Все в центре города, на площади.

Я шла, гордо подняв голову. Шла на запах кострища. Туда, откуда несло болью и смертью. Где еще вчера, извиваясь и крича, в муках гибли ведьмы. Непростительная, жестокая смерть, принесенная ради того, чтобы я вернулась.

И я вернулась!

Слезы дрожали в уголках глаз. Я мысленно просила прощения у тех, кто погиб.

В кармане жалась к моей руке Знойка. Наш последний совместный путь, последнее заклятие последнего артефактора Шевана.

Я шла, бесстрашно глядя вперед. Не видя, но зная, что по крышам и переулкам скользят невидимые тени тех, кто согласился ценой жизни прикрыть меня и Знойку. Веря в то, что мы с ней сможем осуществить задуманное. В надежде на мой самый настоящий, лучший и истинный артефакт.

Я вышла к площади. Еще дымились кострища с останками погибших ведьм. И уже стояли новые с преклоненными головами, накрытыми пыльными мешками.

Многотысячная толпа с интересом взирала на казнь. Разве хоть один из них вспомнил сейчас, как мы, ведьмы, ценой собственной жизни спасали их? А как же вера и преданность народу? Вот он, этот народ. Стоит, лицезреет. Стоило правителю объявить ведьм вне закона, и были забыты наши подвиги перед людьми Самарии.

Злость поднялась в самой глубине души и тут же стихла. Знойка прижималась к моей ладони, даря осмысление. Разве они видят? Нет… Глаза их затянуты черной-черной дьявольской магией. Это не они отреклись от ведьм, их заставили забыть все, что мы сделали для Симирала и его народа.

Я перевела взгляд на высокий дом с резным балконом. На нем находилось правительственное ложе.

Они были там.

Верховная челядь с правителем во главе. Последний дарил всем широкую улыбку. Мужественное лицо, взгляд серых глаз, мраморно-белая кожа лица. Четко выделенные скулы. Правитель был бы идеален, если бы за привлекательной маской лица я не видела иную его суть. Сколько же злобы и ненависти скрывалось в ней! Черный жрец, продавший душу дьяволу. Демон и его приспешники. А рядом Кир Гоше с довольной усмешкой, обращенной ко мне. Справа от оборотня его отец. Слева три артефактора, те, что преклонились перед властью демона.

Темный взгляд правителя, скользящий по толпе, остановился на мне, замершей под аркой входа на площадь.

– Мы тебя ждали, ведьма самарийская Тана Амиас! – громыхнул голос, эхом разнесшийся по площади. Люди начали оглядываться, поворачиваться ко мне.

– Артефактор шаварский Тана Амиас! – с достоинством поправила я.

– Ах, артефактор? – Жрец-правитель засмеялся.

«Какая же у него морда противная!» – Теперь я видела и понимала, почему так быстро и разом исчезли артефакторы. Они видели его… Его истинное лицо. Мерзкое, черное, с рогами и сморщенной кожей. Лицо дьявола во плоти. Единицы смогли присягнуть ему. Я не смогла бы. Никогда. Я это точно понимала, глядя на истинный лик правителя Симирала.

– Сама пришла, молодец! – Морду искажала зловещая ухмылка.

Я выпрямилась, гордо приподняв голову. Смело посмотрела в глаза жрецу.

Знойка в кармане перебралась в мою ладонь.

Ах, сколь же приятно мне было увидеть, как изменяется демоническое лицо с осознанием того, что пришла я к нему не с покорным повиновением, а кое с чем совсем другим. Правитель вскочил с трона. Глаза вспыхнули черным. Рука в сутане затряслась, указывая на меня:

– Взять!

Крик вышел слишком резким.

Стражи бросились ко мне, люди шарахнулись в стороны.

Я вытащила руку из кармана и вытянула ее, раскрывая ладонь. На ней выпрямилась, вставая на задние лапки, сияющая синяя ящерка.

– Ист ратори марилор… – зазвенели слова, разлетаясь над площадью.

– Уничтожить! – От вопля черного жреца содрогнулись стены домов, окружавшие площадь.

По моему телу пошла сила. Осветила меня и Знойку голубоватым. Вокруг заметались яркие нити истинной магии. Для меня больше ничего не существовало. Ничто не волновало, кроме разгорающейся внутри мощи. Я вся обратилась в магию.

Не видела, как с неба, сбивая стражей, упали вампиры, хлопая перепончатыми крыльями. Как примчались с немыслимой скоростью оборотни.

Вся площадь разом закричала, зарычала, завопила на сотни голосов.

– Лолорит парирон! – надрывался мой голос, взвиваясь чистой магией в воздух.

Знойка выгнулась на моей ладони. Магия потоками струилась сквозь меня, пронзала все тело и вырывалась из горла сильнейшим заклятием, забирая и мои жизненные силы.

Я покачнулась, но продолжала выкрикивать магические слова.

– Тана! – Голос правителя Кирана пробил мое заклятие. Голос, полный боли и отчаяния. Дракон пронесся над толпой, снося сильными лапами лучников.

С его могучей спины спрыгнули две тени: черная – химера и еще одна – бледная, казавшая почти мертвой, – Лоди. Первая кинулась к ведьмам, разрывая путы на их руках. Вампир, сильно исхудавший за последние дни, ударил некромантией по подступающим к ним стражам.

Я не видела, только чувствовала их, близких и родных мне, пришедших на помощь. Но остановиться уже не могла. Магия сама говорила моим голосом, выплескиваясь и наделяя Знойку истинной силой мощного артефакта.

– Ротимир народи тромпир! – Крик разрывал болью мое горло.

Пламя дракона ударило, сбивая костры.

Оборотни пытались сдержать рвущийся с площади народ. Я покачнулась, чувствуя, как теряю силы.

– Ратомир народи трампир! – грянуло голосом ведьм, освобожденных Девоной. И сила, куда более мощная, чем я могла дать, потянулась ко мне. Опутала в кокон, поглощая нас с ящеркой. Теплая, хорошая сила, принимающая меня в свои объятия. И я вся открылась навстречу ей.

– Тана!

Надрывный рык Кирана заглох в коконе магии.

Знойка в моих руках растворилась, обращаясь в голубоватую дымку, смешалась с силой ведьм и истинной силой артефактора. Закрутилась в бешеном вихре. Смерчем взвилась в небо.

Радужный купол накрыл Симирал. Взорвался и осыпался голубыми искрами, осыпавшими всех, находящихся на площади и в городе.

Зрение вернулось ко мне.

– Тана!

– Киран! – шепнула я под падающие капли радужного дождя. Повернулась на голос и увидела, как огромное тело иссиня-черного дракона закрывает меня от сотни летящих стрел.

И где-то совсем рядом прозвучало визжаще-громкое:

– Демоны!

И все: люди, нелюди, ведьмы, светлые и темные разом повернулись к правительственному ложу.

***

Небо разъяснилось. Медленно тянулись низкие облака.

Закатные лучи скользили по стенам домов. Облизывали площадь, играя уходящими бликами по кроваво-красным камням.

Я сидела над телом Кирана. Над телом ректора академии заклятий.

Слезы катились по щекам и капали на грудь темного лорда.

Только какой же он темный?

Вон она, настоящая тьма, дьявольская, бежит не оглядываясь под проклятия собственного народа, когда-то доверявшего ей. Нескоро смогут демон и его приспешники собрать армию. И смогут ли вообще после того, как все увидели истинное лицо правителя Симирала? Дьявольское лицо настоящего деспота и убийцы собственного народа.

Я сидела, механически раскачиваясь и гладя жуткую голову дракона.

Кровь струилась из его груди, пробитой сотнями отравленных стрел. Он спас меня… Зачем? Для чего? Разве мне нужна жизнь, в которой не будет самого дорого мне лорда?

Я запрокинула голову. Вопль, вырвавшийся из груди, унесся в небо. Меня трясло от озноба, леденящего душу и сердце. Вокруг лежали тела погибших стражей, людей, оборотней, вампиров.

Стоило ли оно того?

Я уткнулась головой в окровавленную грудь погибшего дракона. Плечи тряслись от плача. И неправда, что ведьмы не плачут. Они рыдают самыми горькими на свете слезами, оплакивая любимых.

– Тана, нужно отнести его в Шеван, – прервал мой плач тихий голос Лоди.

Я приподняла голову.

– Ты жив! – шепнула безвольными губами, глотая слезы.

Он рухнул рядом на колени. Теперь он и правда стал подобием тени. Тяжело дыша, подошла к нам химера. Морда разодрана, глаза заплыли кровью. Легкие надрывно выдавливали свистящий хрип из разорванной груди.

– Дик погиб, – прошептал тихо Лоди.

– А Мари?.. – Я едва ли могла осознать произошедшее, но и то, что доходило, льдом обжигало душу.

– Он защищал ее…

Я безвольно отпустила голову дракона на землю. Поднялась. Шатаясь, прошла к вампирше, сидящей посреди площади на коленях перед мертвым оборотнем. В остекленевших глазах Мари стояли не выплеснутые слезы. Я опустилась рядом, положила свою дрожащую ладонь на ее бледную.

– Его смерть, смерть всех здесь находящихся, на моих руках, – прошептала с глухим придыханием от горького кома в горле.

– Они знали, на что идут, – растрескавшимися губами произнесла Мари. Приподняла голову. Ее мрачный взгляд скользнул по площади. Сколько студентов не вернется сегодня в Шеванскую академию? Половина из тех, кто вышел вслед за мной. Они верили, что помогут мне что-то изменить. – Мы все знали, куда идем и что нас ожидает.

Мари тяжело поднялась. Помогла встать мне.

Серые камни стен города. Темнеющее небо с уходящим солнцем.

Я смотрела на угасающие лучи, и мне казалось, что для меня они гаснут навечно. Слезы лились безмолвные и горькие. Мне хотелось раствориться в воздухе, стать одной из нитей истинной магии, рассыпаться искрами, как сделала это Знойка.

Я всхлипнула.

Позади, за спиной, тоскливо завыла Девона, оплакивая погибших.

Я развернулась и бросилась к телу Кирана. Упала на его грудь. Вся затряслась в плаче.

– Прости меня… Прости и забери с собой! Я должна была умереть! Я не должна была остаться в живых!

– Кхе-кхе, – очень громко прокашлялись рядом. – Что за дурь приходит вам в голову, благороднейшая леди Амиас?

От неожиданности я смолкла.

Подняла голову.

Маридор, облокачиваясь на толстую палку, стоял в паре шагов от меня. Задумчиво смотрел на площадь. Плечи, и без того сгорбленные, поникли. Сотни новых морщин залегли глубоко на старческом лице. Маридор горестно вздохнул.

– Мы проводим их с самыми великими почестями. Этот день навечно ляжет в историю Тартарота.

Я вся содрогнулась. Какими же страшными вышли слова старого колдуна!

– Они все погибли из-за меня! – выдохнула я.

Девона подошла и лизнула мою руку, с тоской воззрилась на колдуна.

– Они знали, на что идут… – нахмурился старик.

– Ален погиб, – снова всхлипнула я.

– Ален? – Брови колдуна взметнулись вверх. Он перевел взгляд на Кирана. – Я вижу здесь погибшего дракона, а не лорда Алена. – Старик приблизился и ткнул в темную тушу палкой. – Так и есть. Он просто не успел перевоплотиться. Но он все еще там. И если мы поспешим, то можем успеть… Яд идет по телу, и скоро он доберется до сути ректора Алена. – Колдун повернулся и нашел взглядом химеру. – Девона. Дракона нужно отнести туда, где он и возродился. – Химера согласно кивнула. – Он должен вернуться в Горкану.

Колдун покрутился, наткнулся взглядом на Мари. Девушка ходила среди тел, прислушивалась, всматривалась, ища раненых.

– Мари! – крикнул Маридор вампирше. Та вскинула голову. В глазах появилось осмысление. – Собери всех, кто способен передвигать ногами. У нас мало времени, – щелкнул пальцами. Серая пелена встала перед ним.

– Лоди! Насколько понимаю, у тебя там уже прирученная тьма?

Некромант, находившийся недалеко от нас, кивнул.

– Совсем ручная.

– Вот и замечательно! – Колдун хмуро посмотрел на подошедших. – Теперь все вместе подняли тело правителя и пошли за Лоди!

Улыбнулся вампиру.

– Ну, веди нас, высший некромант!

– Я не высший, – устало выдохнул Лоди.

– А какой? – усмехнулся сквозь бороду Маридор. – Тьму приручил, с нежитью поборолся! И первое, и второе не под силу обычному среднестатистическому некроманту…

– Я просто хотел спасти Тану!

– Да-да, и благими помыслами выстроил себе путь… гм-м… к высшим… Как только вернемся, я напишу рапорт о твоем повышении в ранге. И да… напомни, что там с твоей семьей? Отступники? Забудь! Думаю, мое прошение будет утверждено.

Колдун посмотрел на меня.

– Так ведь, Тана?

Я очень хотела ответить, но не могла, только кивнула.

На бледном лице Лоди появилась слабая улыбка.

Он махнул рукой и вошел в портал. А следом оставшиеся в живых студенты внесли тело правителя Кирана.

***

Нас встречали, склонив головы, горконы и химеры, грифоны и остальные мифы. Ни одна травинка не шелохнулась, не дрожали ветви под порывами ветра. Полная мертвая тишина.

И только за нашими спинами стояла нежить. Сдерживаемая тьмой, некромантами и силой Маридора. Они не смели подойти. Силы, даваемые им правителем Симирала, иссякли. Нежить топталась на месте, переглядывалась, не понимая, что делать с новыми «гостями».

Я перешла реку. Несколько мифов поспешили к Кирану. С необычайной легкостью подхватили и внесли его в Горкану.

Огромное тело было положено на магическую землю. Я хотела подойти и последний раз провести по драконьей голове, но меня не подпустили. Мифы обступили его.

Крепкая рука Маридора оттянула меня от созданий Горканы.

– Не мешай, – проговорил мне на ухо. – Киран тоже мифическое существо. Это их семья.

Воздух Горканы пронзил многоголосый вой. Мифы начали двигаться вокруг тела дракона. Быстрее и быстрее. Пока это не превратилось в бешеный хоровод.

Вспышка заставила всех остановиться. Она вырвалась из бездыханной плоти Кирана. Ударила синим столбом вверх. Иссиня-черный правитель Шевана осветился и… пропал. Мифы расступились. Я оттолкнула колдуна и бросилась туда, где на месте дракона осталось лежать тело Алена.

Рухнула перед ним на колени. Припала к груди.

Дышит! Слабо! Но он дышит!

– Он жив!

– Конечно жив, все-таки плоть дракона еще та броня, – присел рядом Маридор. Приложил руку к шее Алена, нащупывая пульс. – И все-таки часть яда успела достигнуть цели.

– Он не умрет? – вскинула я испуганный взгляд на колдуна.

Тот покосился на меня.

– Не умрет, но нам нужно возвращаться в замок. Там у меня травки всякие, снадобья… Идем, артефактор. В Шеван в ближайшее время потянутся многие семьи. Они будут задавать вопросы, и кто-то должен будет отвечать. Ален остался жив, но он будет слишком слаб. Так что все это ляжет на твои плечи. Плечи будущей правительницы Шевана. – Колдун махнул рукой, подзывая моего мифа. – Девона!

Химера тут же возникла рядом.

– Бери ректора и пошли в столицу.

Девона покосилась на меня. Я погладила ее по спине.

– Идем домой, девочка.

Часть 40

Это был тяжелый день. Предстояла еще столь же тяжелая ночь. В Шеван шли и шли люди. Оставшиеся без правителя, с массой вопросов и, главное, не понимающие, что делать дальше. Я отправила в Симирал группу некромантов и темных магов со стражей. Они должны были зачистить город от проклятий, оставленных напоследок правителем-демоном, и вернуть домой тела погибших. Уже были спущены флаги. В часовне собирался народ для отпевания. По Шевану тянуло приторно-сладким запахом ладана. Горели погребальные костры. Последнее, что я могла сделать для погибших студентов, – с честью проводить их в последний путь.

Устало присела на край постели. Провела по лицу Алена пальцами, убирая со лба непослушный локон волос. Он был влажным.

Я вздохнула.

Примочки и травки Маридора помогали. Артефакты силы и здоровья, сотворенные мною и лежащие в изголовье правителя, давали облегчение и вытягивали оставшийся в теле яд. Ален выздоровеет. Нужно просто иметь терпение, вытирать со лба пот, менять взмокшую одежду. Я на все была готова, хотя сама уже еле держалась на ногах.

Тяжело поднялась, направилась к ванной комнате. Надо было ополоснуть лицо свежей водой и спуститься в зал ожидания, там уже советник и лорд Дамиан. Необходимо где-то расположить прибывающих людей. Гостиницы забиты. Шавары, давно отвыкшие от людей, свободно передвигающихся по Шевану, смотрели на них с подозрением. Да и самарийцы ходили настороженные. Не хватало еще, чтобы в городе всколыхнулось недовольство. Давно Шеван не принимал столько гостей. Возможно, стоило договориться с пригородными домами о приюте. Для этого и нужен был Дамиан. Среди его вампиров много тех, кто умеет красиво и уверенно говорить. Этого у рода кровососов не отнять, врожденное! Чего одна Мари стоит. Может, ее и отправить?

Я набрала в ладонь воды и плеснула в лицо.

– Тана!

По моей коже прошел озноб.

Нет! Нет! Все должно было закончиться в Симирале! Да сколько же можно? Они оставят меня в покое!

В комнату вернулась, держа в руках полотенце. Облокотилась о косяк двери, устало вытерла лицо.

Кир стоял над кроватью в обличии серого волка, занеся над Аленом когтистую лапу.

– Глупо было с твоей стороны отправить всю стражу в город, – рыкнул, оглянувшись на меня.

– Глупо было с твоей стороны вернуться в Шеван, – выдохнула я.

– Я пришел за тем, что принадлежит мне! – оскалился оборотень. – Я пришел за тобой!

– Кир, ты сумасшедший! – спокойно проговорила я.

– О нет! – Он сверкнул на меня совершенно обезумевшим взглядом. – Я заявлял права на оспаривание и имею полное право воспользоваться им. Тогда ты будешь принадлежать только мне! И делать будешь, то, что я прикажу!

– Гм-м, это тебе демон нашептал? – закинула полотенце на плечо и сложила руки на груди.

Какой же все-таки тяжелый день! Когда же он закончится?

– Дура! – зло выплюнул оборотень. – Ты разве не понимаешь, что сейчас произойдет?

– Отчего же, – пожала я устало плечами, – прекрасно представляю.

– Я убью его! Я…

– Хватит уже трепаться, – прервала яростные речи оборотня. Мечтала я только об одном – чтобы это быстрее закончилось. – Пришел убивать… Заметь, совершенно обездвиженного и слабого правителя. Очень смелый поступок. Хотя я ожидала от тебя чего-то подобного. Ну-у и раз уж решился, то не тяни!

Кир покосился на меня непонимающе. По глазам видела: до него с трудом, но доходит. И все-таки он ударил. От ненависти и желания доказать, что он все еще имеет шанс заполучить меня.

От вопля оборотня, разнесшегося в следующую секунду, у меня заложило уши. Кира откинуло к стене. Шерсть опалилась, словно по ней прошлись горящим факелом. На морде выступили следы магического ожога. Тонкие спирали магии скрутили тело и начали сжимать его с такой силой, что я услышала отчетливый треск ребер.

– Не слишком больно? – поинтересовалась.

– Что ты сделала? – Кир ошарашенно уставился на меня.

Я стянула полотенце с плеча и начала скручивать в жгут.

– Ты просил артефакт? Ты его получил. Ты хотел избавиться от заклятия Кирана? Пожалуйста! Вот только одно маленькое дополнение. – Я подошла к закатывающему глаза от боли оборотню и со всего размаху лупанула по обнаглевшей морде свернутым полотенцем. Он взвыл. А я продолжала говорить, нанося удары: – Так вот, дополнение к твоему артефакту! Ты не можешь прикоснуться ни к одному из шаваров! Ты никогда не притронешься ни к правителю, ни ко мне. Я оградила тебя от них, от себя, от Алена. Начисто. И ты никогда не сможешь без моего дозволения снять с себя этот артефакт! Ни один из ваших артефакторов даже прикоснуться к нему не сможет.

– Ты!.. – взвыл Кир.

– Ведьма! – подсказала я. – В душе все та же ведьма! А ты пошел вон! – Я щелкнула пальцами. Оковы артефакта отпустили Кира. Он исподлобья глянул на меня. Я уверенно посмотрела в его серую морду. – Думаю, своему дьявольскому правителю ты теперь тоже станешь не нужен. Какой из тебя помощник? Ты даже самого маленького темного тронуть не сможешь. Но и здесь я тебя не оставлю. Все, Кир, жалость моя к тебе закончилась. Так что, если хочешь остаться в живых, пошел вон! Из города, из Шаварии, а лучше всего из Тартарота!

Кир передернул шкурой. Вытер лапой изрядно избитую морду.

– Я вернусь!

Я сощурила глаза.

– Поверь, это будет последнее, что ты сделаешь в своей жизни!

Он рыкнул на меня и направился к двери. Я хлопнула полотенцем по руке.

Волк взвизгнул и выскочил из покоев.

– Тана! – Слабый голос Алена заставил меня повернуться.

Правитель смотрел на меня чуть приоткрытыми глазами. Я выронила полотенце из рук, кинулась к своему лорду. Целовала его лицо, губы, щеки. И плакала. Не могла не плакать.

– Ну-у, девочка моя, – гладил он слабой рукой мои волосы.

– Никогда, никогда, – всхлипнула я, – больше меня не спасай! Я сама могу… Я…

– Ты самый самонадеянный и уверенный в себе артефактор, – проговорил Ален, едва шевеля губами.

Я уткнулась ему грудь. Прижалась и дышала.

Его запах, его тело. Живой! Мой лорд!

– Тана! – он запустил руку мне в волосы. – Я странно себя чувствую. Я точно жив?

Я отстранилась. Посмотрела в темные глаза. Стоило ли говорить сейчас? Он все равно поймет.

– Киран погиб, – проговорила тихо, опустив голову. – Мы оставили его в Горкане.

– Киран? – переспросил Ален.

– Твой дух дракона. Первородный.

– Я тебя понял, – поморщился темный лорд. – А ты сама понимаешь, что говоришь? Киран погиб? – он весело усмехнулся. – Ты серьезно? Мой дух дракона погиб?

Я разозлилась. Он издевается.

– Да! – нахмурилась. – Твой дух дракона погиб! Помер! Испустил, что там у него… дух?

Ален было засмеялся, но сморщился от боли. Протянул руку, касаясь моей щеки. Провел по ней осторожно.

– И это мне говорит сильнейшая на Тартароте ведьма и артефактор.

Я непонимающе посмотрела на Алена. К чему это он ведет?

– А вот нужно было все же посещать лекции, – пригрозил он мне пальцем. – Духи не умирают. Они же духи! И Киран скоро вернется. Вот очухается, сил магических наберется на земле мифов…

– А может, ты все-таки ошибаешься? – сощурила я глаза.

Темный лорд улыбался.

– Обязательно вернется, – потрепал меня по щеке. – Правда, немного другой. По самые синие уши влюбленный в лучшего артефактора Тартарота.

Ален привстал на локтях и потянулся к моим губам.

Холодные и слабые ладони скользили по моему лицу. Я вся подалась к Алену. Глаза прикрыла и тут же их распахнула.

– Подожди! – отстранилась резко. – Как ты сказал? Духи не умирают!

Вскочила, начала торопливо строить портал.

– Тана! – раздался мне вслед ошарашенный возглас. – Ты куда?

– Я скоро вернусь. – Остановилась, послала Алену воздушный поцелуй. – И мы продолжим, – уверенно шагнула в серую зыбь.

***

В свою академическую комнату вскочила взмыленная. Кинулась к тумбочке. Начала судорожно рыться в ящиках. Где-то здесь валялась позабытая ракушка на нитке. Та самая, созданная для воздушного духа, моего «неудачного» артефакта.

Ракушка нашлась в углу самого нижнего ящика. Я схватила ее, прижала к себе. Прикрыла глаза, собирая вокруг себя магию.

Пальцы сплелись вокруг ракушки. Губа зашевелились, произнося заклятие. Только теперь я уже точно знала, кого создаю. А еще вернее – не создаю, а возвращаю.

Возмущение прозвучало тонким писком. Я распахнула глаза.

Знойка сидела на моих ладонях, с интересом рассматривая ракушку.

– Да, – кивнула ящерке. – Я снова решила создать воздушного духа, – подмигнула. – И снова неудачно!

Знойка усмехнулась, почесала затылок и полезла мне на плечо.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю