290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ) » Текст книги (страница 15)
Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 15:30

Текст книги "Последний артефактор. Академия Заклятий (СИ)"


Автор книги: Ная Геярова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 18 страниц)

– Пожалуйста! – шепнула я, не в силах больше терпеть и ощущая только одно желание получить его всего. Получить своего лорда.

– Моя… девочка, – прошептал он, и волна горячей страсти пронзила мое тело.

Часть 34

Лежать.

Лежать не открывая глаз. В его объятиях. Чувствуя, как он играет моими волосами и дышит мне в лицо. И все в мире растворилось, пропало в отступающей истоме. Как же хорошо было.

Было.

Тонкий писк заставил меня приоткрыть веки. И сразу стало стыдно.

Знойка стояла с самым возмущенным видом на подоконнике и очень серьезно смотрела на меня. Даже бровью одной повела.

«Как неудобно», – подумала я и спряталась лицом в волосы Алена. Он тихо рассмеялся.

– Не смущайся, я на нее на некоторое время серую дымку повесил. Чтобы не видела чего не нужно. Вот она и возмущается.

«Вдвойне неудобно. Я о Знойке не подумала, а он подумал». И выдавила, обуреваемая чувством полной неловкости:

– Спасибо.

Но подниматься не торопилась, так и лежала, вдыхая его запах. И Ален, наверное, так и остался бы со мной, не знаю на сколько. В дверь постучали.

– Правитель Киран? В зал совещания прибыли из правительственного суда… – Голос за дверью был вкрадчив.

Темный лорд откинулся на спину. Пару раз выдохнул. Я вся напряглась.

– Сейчас буду! – произнес шипящим голосом, принадлежащим правителю. Мне стало не по себе. Сколько еще пройдет времени, пока я привыкну?

Ален повернулся ко мне, осторожно коснулся губами моих губ и отстранился. Серьезно посмотрел на меня.

– Ты сейчас?.. – Закончить вопрос помешало смущение.

– Тебе не нужно этого видеть. Потом. Ты и так слишком многое увидела и узнала. – Поднялся и вышел в дверь возле кровати. Я осталась лежать, растерянно глядя в образовавшуюся рядом со мной пустоту.

– Превосходно! – раздалось за дверью голосом правителя. – Чудесная девочка!

– Заткнись, – спокойно ответил лорд ректор.

Я вся вспыхнула. Поднялась. Я должна это видеть. В конце концов, мне еще не раз придется наблюдать за его перевоплощением. И я уже попросту не в состоянии быть шокированной ничем. Подошла к двери и рыком открыла ее.

– Не смей меня обсуждать, – произнесла в комнату, обращаясь к… Вот к кому я сейчас обращалась?

Киран, потиравший лапы и смотревший на себя с упоением в зеркало, подавился воздухом от моего внезапного появления.

– Я же просил, не сейчас.

Передо мной возвышался дракон.

Почти дракон. Без хвоста.

И мне не показалось. Правитель растерялся и смутился. Весь выгнулся, лапы проскрежетали по полу, и по нему вытянулся чешуйчатый хвост.

– Мне с тобой еще спать… – напомнила я. – Так что лучше сразу привыкать к твоим изменениям.

– Какие мы смелые, – усмехнулся во всю пасть правитель. – Что-то не припоминаю подобного в нашу первую встречу. Что там на твоем лице было… Презрение! – Он очень театрально взмахнул лапой, повернулся ко мне, усмехаясь всей змеиной мордой. Как же они отличаются и видом и нравом! У правителя характер премерзкий. Ну да ничего.

Киран приблизился ко мне.

– Кстати, супруга перед моим уходом на дела правительственные должна меня целовать. – Дракон вытянул ко мне губы трубочкой. А я сквозь его ящерскую маску смеющиеся глаза Алена видела.

– Обойдешься, – сообщила и руки на груди сложила.

Он сделал обиженную морду.

– Вот, а еще потом вы, женщины, говорите, что любите не за лицо, а за душу и поступки.

– Вот именно, поступки, – я сурово свела брови. – У тебя недочет по хорошим делам.

– Исправимся, – пообещал он и снова потянул ко мне губенки.

Я не выдержала, улыбнулась, но как бы хорошо ни было у меня сейчас на сердце, поцеловать не смогла.

– Не торопи меня, – попросила тихо.

Он подмигнул мне, лизнул по щеке и выскользнул из комнаты.

Часть 35

Знойка сидела, демонстративно повернувшись ко мне спиной. И постукивала лапой, показывая полное свое пренебрежение ко мне. Я прошла через комнату, глянула на себя в зеркало.

Хороша. Вот только… Задумчиво обвела комнату взглядом. Рубаха валяется у кровати, полностью пришедшая в негодность. Юбка… ее и вовсе нет. Я так понимаю, Ален снял этот предмет моего гардероба, едва принес меня в свою комнату.

Мне даже думать не хотелось, в каком виде я была. Плащ, скорее всего, там же, где и юбка. Нижнее белье… Вздохнула.

И скажите мне на милость, в чем я должна предстать перед многоуважаемым судьей? Не в правительских же шмотках и ботфортах? А все мои вещи остались в комнате академии.

Знойка посмотрела на меня с подоконника. Явно чувствуя, куда я собралась, погрозила мне лапой.

– А что делать? – нахмурилась я. – Не в неглиже же идти на суд.

Она яростно возмутилась.

Я, не обращая внимания на ящерку, залезла в шкаф. Ну хоть что-то накинуть-то надо перед походом в академию.

Нашла рубаху, и… тапки. Штаны сразу отбраковала. Они мне по самую грудь были.

Придирчиво оглядела себя в зеркало. Ну, вроде все вызывающие места прикрыты. Мне что главное? В свои апартаменты попасть, а там уже переоденусь.

– Ты со мной? – бросила Знойке, выстраивая ход к своей комнате.

Она сурово посмотрела на меня и отрицательно покачала головой.

– Я быстро, – вздохнула я. Все-таки неудобно вышло. Мне было очень стыдно перед ящеркой.

Я бросила на нее виноватый взгляд и вошла в портал.

Выскочила напротив собственной двери. Магический замок не позволил мне проникнуть прямо в комнату, но едва ощутил мои руки, как щелкнул пропуская.

Я шагнула и…Толчок в спину заставил меня пролететь до самой кровати.

Вот тебе и наведалась в академию!

На пару секунд полностью перестала что-либо соображать.

Встряхнула головой. Магия быстро привела меня в чувство.

Я оглянулась.

Чтобы всему семейству Гоше неладно было.

Передо мной возвышалась матушка Кира собственной персоной.

Неприятная леди, скажу я вам, в преображении. После того как я ей шерсть подпалила – вдвойне. Худосочная волчица с косым глазом. Интересно, косоглазием тоже я ее наградила?

Поднялась я, полная праведного гнева. Рубашку поправила и очень вызывающе поинтересовалась:

– Вы не заблудились, милейшая? – тоном, в котором угадывалась неприкрытая угроза.

Мадам Гоше оскалилась.

– Что тебе не понравилось в моем сыне? – прогавкала скалясь.

– А с чего вы взяли, что он мне должен нравиться? – Я поставила руки в боки. – Вообще не понимаю, с чего вы решили, что мы с ним пара? Я ничего подобного ни вам, ни ему не говорила! И я не собираюсь становиться вашей невесткой!

– Кир оспорил тебя, девочка. Рано или поздно станешь его.

Я только подивилась самоуверенности кировской матушки.

– Ага, – кивнула раздраженно. – Бегу и спотыкаюсь. Вот сейчас только переоденусь и буду готова.

– Дура, – выплюнула волчица. – Да и ладно. Покрасивее найдем. Я здесь совсем не для того, чтобы тебя Киру сватать.

– А что такое, уже не подхожу на роль невестки?

Он ухмыльнулась.

– Гонористая слишком. И куда он смотрит? Моя бы воля… – произнесла рыча.

– Попробуйте, – вскинула я голову, потирая руки. И ошалела. В комнату влетела юла. Маленькая и такая знакомая!

А следом вошел Кир. С довольной улыбкой.

– Добрый день, Тана. А мы тебя ждали.

Плотно прикрыл дверь за собой. Поднял артефакт с пола.

– Тебя разве не предупреждали – не выходить из замка правителя? Зря ослушалась. Хотя я достаточно тебя изучил. Я был уверен, что ты не усидишь на месте. И в то время, когда правитель занят делами… твоими делами, я обязательно встречу студентку Амиас здесь.

– Пошел вон! – проговорила я, отходя подальше от опасной игрушки в руках Кира.

Он усмехнулся.

– Знакомая штучка. Не находишь?

– Поглотитель магии? – произнесла сдавленно.

– Он самый. А где твой? Правитель забрал? Вместе с тем, что ты украла в нашем доме?

Я нахмурилась.

– Это ты его дал Дику? Зачем?

Кир насмешливо посмотрел на меня.

– Странный вопрос. Чтобы получить твою силу.

– Ты и правда думал, что я артефактор?

– Ошибочка вышла, – он пожал плечами, посмотрел на поглотитель магии. – Но теперь-то никакой ошибки. И если ты хоть пальцем щелкнешь, я пущу его в ход.

– Зачем я тебе? – прошипела сдавленно.

– Мне? – он остановился напротив. Жадно на меня посмотрел. Еще бы, я стояла в рубашке. Эх-х, надо было все-таки надеть штаны, пусть и великоваты. – Хотя да. Ты нужна мне. И если бы не одно это, то я бы уже пустил эту чудную игрушку в дело.

– Я отказала тебе, и ты решил мою силу любым способом получить. А когда я забрала у тебя артефакт, да к тому же ты понял, что поспешил и силу не ту забрал, ты решился на оспаривание? – продолжила я.

Кир болезненно усмехнулся.

– Тана, ты мне нравишься, правда. И я очень пожалел, что мне пришлось воспользоваться поглотителем. В последнюю очередь я хотел причинить тебе вред и уж тем более быть инициатором твоей гибели. Но… Ты не представляешь, с каким трудом была переписана история Тартарота. Сколько сил положено, чтобы закрыть тропу в Горкану и сделать так, чтобы о ней и не вспоминали. Правда, шавары все равно пытались… Проводили состязания. Искали сильнейших. Вот только те два десятка мифов, что проживают на территории академии, ни за что никому силу истинную не дадут… Потому что им потом ее взять неоткуда. Так что тебе просто подфартило с химерой. Но как подфартило! В одночасье стать артефактором! Тана, ты сама все усложнила. Согласилась бы стать моей и многих проблем избежала. Ты даже предположить не можешь, на какие риски я иду ради тебя. Не заставляй меня принимать крайние меры.

– Киран уничтожит тебя! – выдавила я, исподлобья глядя на оборотня.

Он покачал головой.

– Посмотрим, кто кого. Ты ведь помнишь, что оспорена мной. Я выжду момент, когда правитель будет слаб. – Кир смотрел мне в лицо. – И тогда я приду за тобой, Тана.

– Поздно! – гордо вскинула голову. – Я уже принадлежу Кирану! А значит, и все мои артефакторские навыки.

Кир поднес руку к моему лицу, но коснуться его не осмелился. Нервно сжал пальцы.

– С его смертью это станет неважно. Ты будешь принадлежать тому, кто завладеет тобой следующим. И это буду я. Но это только в том случае, если ты еще будешь жива.

Я сглотнула. Нездорово блестели глаза оборотня. Кир с такой затаенной болью смотрел на меня, что я инстинктивно отступила.

– Тана, – глухо проговорил он. – Знаешь, о чем я мечтал с момента моего появления здесь?

Некромант отложил поглотитель на кровать. Порывистым шагом приблизился ко мне. Ухватил за руки, не позволяя отстраниться.

– Ты ведь знаешь. Ты видела меня… Ты чувствовала меня. А я тебя. Ты же хотела сбежать отсюда. Я могу тебе помочь. Позволь. Я уведу тебя из Шевана. Ни один из правителей не найдет нас, – заговорил быстро, с надеждой всматриваясь мне в глаза. – Тана… – Лицо его приблизилось к моему. Он скользил губами по моей коже.

– Ты не можешь покинуть Шеван, – проговорила я глухо.

Он замер, нервно прикусил губу, отстраняясь от меня.

– Ты права, Тана.

– И поэтому ты здесь, – выдохнула я. – Я действительно видела. Твои татуировки. Заклятие замка. Оно не только не позволяет тебе перевоплотиться. Оно не выпустит тебя из стен города.

Оборотень тяжело выдохнул. Пару минут он просто стоял, глядя на меня, а потом глухо выдавил:

– Помоги мне, Тана. Ты ведь можешь создать артефакт, который снимет с меня это заклятие правителя. Я устал, я правда устал находиться в заточении собственного тела.

Я нервно сглотнула.

– Киран не доверял тебе, – проговорила догадываясь. – С тех пор как вы пришли в Шеван. Он не доверял тебе… Северные оборотни, подчиняющиеся правителю Симирала. Это вы! Пропавшие и объявившиеся здесь. Но вы так же и остались преданы Самарии, а вернее, ее главе.

– Преданность? Что ты знаешь о преданности, Тана? Та, что готова обратиться против своего народа.

– Своего? Нет… Кир. Я никогда не обращу свою магию против своего народа. Я открою им глаза. И я уверена, они правильно выберут свой путь. Слишком много положено душ за черное коварство и желание одного жреца получить высшую власть над всем Тартаротом.

– Быстро же ты изменила свое мнение, – устало произнес Кир. – А ты уверена, что того же не захотят драконы, если получат власть?

Я вскинула голову.

– Уверена, они пытаются спасти мир.

– Высокопарно! – усмехнулся оборотень. – Это тебе Киран на ушко нашептал в момент высшей страсти?

Мне в лицо бросилась краска.

– Ты можешь быть более чем отвратительным!

Он облизнул губы.

– А могу быть более чем нежным, – и сглотнул. – Тана, помоги мне. Выпусти из заточения. Позволь уйти. Из-за меня страдает вся семья. Дом опечатан. Правительственная стража рыскает в поисках моей семьи. А они не могут уйти… Из-за меня.

Я молчала, смотрела в пол и не могла ему ответить.

– Меня ломает, у меня кости выворачивает. Помоги мне, Тана. И я уведу тебя из Шевана, – хрипел Кир, хватая меня за руки.

– Наша миссия у шаваров закончена, мы нашли то, что искали, – заскулила стоящая у стены матушка Гоше. – Наша семья в почете у правителя Симирала. Он примет тебя. Тебя не будут считать предательницей. Ты станешь леди одного из самых знатных дворов Самарии.

Меня колотило от нервной дрожи.

– Вас ищут… Леди Гоше, вы можете уйти. А я… я замолвлю слово за Кира.

– Нет, Тана, – горько произнесла престарелая оборотница. – Ни ты, ни кто-либо другой не сможет спасти Кира в Шеване. А мы… Что бы ты ни думала, мы семья.

Волчица подошла ближе, опустила уши.

– У тебя ведь тоже были близкие… На что бы ты готова была пойти ради них?

У меня перед глазами встала мама. Если бы я знала тогда, что стоит за казавшимися благородными словами самарийского правителя… А Девона… Я рисковала своей и чужой жизнью, чтобы спасти ее.

– Сними с Кира цепи правителя. – Леди Гоше тронула меня лапой за руку. Я вздрогнула. Мне захотелось отстраниться, убежать. Но вместо этого коснулась пальцами серой головы. Перевела взгляд на артефакт поглотителя. И произнесла уверенно:

– Я не настолько сильна, чтобы снять заклятие правителя. Но я смогу сотворить артефакт, который нейтрализует его воздействие. Только… – посмотрела на Кира. – Ты должен будешь носить его постоянно. Как только снимешь, действие цепей снова проявится.

У Кира дрогнули губы. Мне казалось, он еще до конца не верил моим словам.

– Я смогу выйти из города?

– Да! – ответила я и прикрыла глаза на секунду. Только для того, чтобы распахнуть их и взглянуть истинным зрением. Я увидела помимо магических нитей, рассекавших комнату, самого Кира и его мать с черной печатью поклонения дьявольскому жрецу. – Да, – повторила уверенно. – Ты сможешь выйти из Шевана.

Часть 36

Я вошла в комнату Кирана, когда начало смеркаться. Бледная и казавшаяся себе опустошенной. Темно-зеленый атлас платья плотно обтягивал мою худощавую фигуру. Ничего лишнего, строго и мрачно. Именно так я предстану перед теми, кто собрался меня судить. Волосы собраны в тяжелую ракушку.

Я устало опустилась на кровать.

Никогда не думала, что мне придется вот так создавать артефакт. Хотя я, собственно, никогда и не думала, что стану артефактором. Но вот же… Стала. И очень быстро прошла первый урок по артефакторике. Без магистров и учебных пособий. Полагаясь только на ведовские знания, собственную силу и воспоминания, данные мне Горканой. Сомневалась, что смогу. Говорила напряжено, выкладываясь вся… Или почти вся. Зная одно: я не только отпускаю Кира и его семью. Я защищаю свое будущее и тех, кого люблю. Последнее было самым сложным. Не выдать себя. Не показать, насколько для меня самой значим артефакт, создаваемый для Кира Гоше. Я ведь не верю оборотню? Конечно. Да, я прониклась. А как тут не проникнуться, глядя в старческие глаза мадам оборотницы? Я – артефактор, ведьма, но прежде всего я – человек и женщина. И я искренне надеюсь, что Кир ушел навсегда. Что мне не придется никогда вспоминать о содеянном и напоминать об этом ему. Я надеюсь, что никогда больше не увижу трагический взгляд его матушки. Она права, главное – это семья. Помогая Гоше, я, как и она, сделала все, чтобы оградить себя и близких мне от посягательств Кира.

Они ушли…

А у меня все еще оставалась тяжесть.

«Я надеюсь…» – повторила про себя как успокоительную мантру. Надеюсь, но не верю в то, что Кир забудет обо мне и навсегда исчезнет из моей жизни.

Устало откинулась на кровать и прикрыла глаза. В ладонь мне ткнулся мокрый носик ящерки. Я механически погладила Знойку.

– Да, – проговорила вздохнув. – Ты как всегда была права. Не стоило мне ходить в академию. А я никогда тебя не слушаю. Клянусь… что потом… Как только все разрешится, начну прислушиваться к твоим нравоучениям. И пусть их не всегда понимаю, но обещаю.

Знойка тоскливо вздохнула. Я свернулась калачиком и обняла ее. Мы обе понимали, что, возможно, никакого «потом» для нас не будет.

В комнату поскреблись. Я поднялась.

Знойка села на задние лапки, драматично сложила на пузике передние.

– Да, нас будут судить, – кивнула я ящерке. – И неизвестно, чем для нас это закончится.

Она закатила глаза и, пустив одинокую слезу, очень показательно нарисовала лапой очертания по воздуху.

– Мне тоже очень Девоны не хватает, – вздохнула я. – Надеюсь, что боги самарийские не оставили ее. И нашей химере все же посчастливилось спастись.

Надеюсь… Снова надеюсь. А верю ли?.. Страшно не верить.

Стук отвлек от тоскливых мыслей. Знойка запищала, потянула ко мне лапы.

– Нет, маленькая. Если уж попаду в каземат, то одна. Тебе нужно остаться на свободе. В конце концов, кто мне еду носить будет? На казенных харчах долго не протянешь. – Я постаралась выглядеть бодро. Подмигнула ей. – Пожелай мне удачи.

Она слизнула слезу с мордочки и, пропищав тоскливо, лапкой помахала.

В комнату заглянул хмурый страж, произнес нетерпеливо:

– Вас ожидают в зале суда.

Я гордо подняла голову и вышла из покоев.

***

Зал суда находился напротив тронного.

Я вошла и замерла на пороге.

«Закрытое, говорите, будет, – напряженно подумала. – Да тут весь ректорат академии собрался и десятка два судебников». Единственный из последних, кого я знала, – глава рода Дамиан. Вампир стоял у трибуны судьи и о чем-то тихо перешептывался с моей защитницей, леди Сьюлин Дарк.

Едва я вошла, он оглянулся на меня, поправил черную мантию и усмехнулся, обнажая белые клыки. Я ответила ему самой широкой улыбкой, на которую была способна.

Леди Сьюлин отвесила обвинителю поклон и поспешила ко мне. Торопливо взяла за руку, крепко зажала мою ладонь в своих.

– Тана, милая, ничего не говорите. Предоставь мне! – сурово посмотрела из-под очков. – Я знаю, чем мы полностью разобьем обвинение. Тана, вы слышите? – В ее голосе прозвучало явное беспокойство.

А я стояла совершенно растерянная, испытывая то же странное чувство, которое возникло у меня, когда впервые попала в академию. Несколько десятков чужих и чуждых мне лиц. Глаза, полные интереса и откровенного презрения. Большинство из судебников впервые меня видели и принимали за обычную самарийскую ведьму. Мне стало страшно. Что будет со Знойкой, если меня осудят?

– Даже не думайте, студентка Амиас! – резко оборвала мои раздумья леди Дарк. Я потупилась от стыда. Надо же было выдать собственные мысли!

Магистр Сьюлин покачала головой.

– Я так и знала, что вы в Горкану отправитесь. Хорошо, успела правителя Кирана предупредить. Иначе неизвестно, чем бы для вас с Лоди это путешествие могло закончиться! – Она тянула меня к лавочке у судебного постамента. – Верьте мне, Тана! Я имею хороший вес в судебной палате и не только. Да и правитель навряд ли позволит вас осудить.

– А если все же… – Я искала глазами Лоди.

Леди Дарк усмехнулась.

– Серьезно? Вы же уверенная в себе девочка! Подумайте, трое самых влиятельных шаваров на вашей стороне.

– Трое? – слушала я рассеянно, скользя взглядом по находящимся в зале магистрам.

– Я и правитель Киран! – подтолкнула леди Сьюлин меня к лавочке. Я с размаху села. – И один старый колдун. – Она подмигнула мне. – Все будет хорошо, студентка Тана.

Развернулась и направилась к вампирам, стоящим у стола обвинения.

Я проследила за ней и только тогда наткнулась взглядом на Лоди.

Некромант сидел в окружении нескольких мужчин в форме приставов. Выглядел он, мягко говоря, прискорбно. Чрезвычайно бледный, с изможденным лицом. Было видно, что поддерживает его только паренек в лекарской одежонке, сидящий рядом. Лоди с трудом поднял на меня взгляд.

– Прости меня, – шепнула я одними губами, понимая, что навряд ли мне дадут хоть словом с ним перемолвиться.

Он в ответ болезненно улыбнулся. И кивнул.

«Все будет хорошо», – сказал неслышно и безвольно уронил голову на грудь. Лекарь тут же начал разводить вокруг него пассы руками.

Я прикрыла глаза и распахнула в истинном зрении. Нити магии пронзали все помещение зала суда. В основном темные. Ну да, как иначе, в судействе и среди ректората в основе своей некроманты и темные маги. Что еще ожидать. Но я все же выискала одну белую нить. Тонкую, затесавшуюся среди темно-бордового снопа бурлящей вокруг силы. Пальцами сплела косичку и дунула, направляя ее к Лоди. Я не знахарь, но белая жизненная сила, готовая служить артефактору, сделает свое дело. Не вылечит, но и не позволит отключиться прямо здесь. Магия послушно потянулась мимо темных нитей. Достигла виска некроманта и опутала его голову. Он вздрогнул от прикосновения светлой силы. Поднял на меня взгляд и улыбнулся уголками губ.

– Сидите и молчите! – приказала мне торопливо подошедшая леди Сьюлин. Встала рядом, выпрямив спину и грозно посмотрев на всех окружающих. – Когда начнут дознание, будете говорить только то, что я вам сейчас скажу.

Наклонилась ко мне и быстро зашептала.

Громкий удар гонга ознаменовал начало процесса.

Магистры и судебники расселись на скамейках.

Второй удар заставил всех замолчать.

После третьего в зал вошел судья. Престарелый седой маг… Я чуть дар речи не потеряла.

Маридор!

– Я же сказала, все хорошо будет, – довольно шепнула мне магистр Сьюлин и подарила обвинителю Дамиану очаровательнейшую улыбку.

***

Я стояла на невысокой трибуне рядом с судьей Маридором.

Руки возложила на книгу заветов Тартарота.

Смотрела уверенно в зал суда на любопытствующие лица заседающих.

– В Горкане я пребывала по делам академическим, – сказала громко, почти вызывающе.

Леди Сьюлин, находящаяся за столом защиты, улыбалась уголками рта.

– Что значит по делам академическим? – сверкнул глазами обвинитель Дамиан. – Вы разве не знаете, что земли мифов считаются запретными?

– К глубокому сожалению, в стенах академии Шевана о Горкане лекций нет. А ввиду того, что до моего попадания в академию я нигде не училась и не имела нужного образования, я попросту не знала о том, что земля мифов считается в Шеване запретной.

– Очень любопытно, – протянул лорд. – Неужели ваш друг и соратник студент Лоди не сказал вам об этом?

– Я не спрашивала его, когда… – запнулась.

– Продолжайте, – расплылся в усмешке Дамиан. – Когда вы ввели его в ведовское заблуждение. Для чего вы это сделали? Зачем использовали магию против своего друга? Не для того ли, чтобы он как некромант провел вас по запретным землям?

– Нет, – сказала, глядя обвинителю в лицо. – Лоди никогда не был за пределами Шевана, и я хотела показать ему другие земли. Повторюсь, я ничего не знала о запретных землях. Ведовское заклятие использовала, чтобы сделать сюрприз: приходит в себя, а он в другом мире!

– Вот оно как? – Лорд Дамиан поднялся со своего места. Прошелся до окна и вернулся к столу. Заложил руки за спину. – Значит, вы пошли по академическим делам? А заодно прогулять своего лучшего друга. Интересно, что же за дела могли отправить студентку Шеванской академии в Горкану?

– Доклад по артефакторике! – проговорила я. – Я хотела найти серую хандру.

– Тут я должна внести дополнение, – поднялась леди Сьюлин. Обвела всех пронзительным взглядом. – Я как педагог студентки Таны Амиас на предмете артефакторики подвергла сомнению ее высказывание о том, что серая хандра полностью исчезла. Девочка, которой пришлось многое пережить в период работы с этим ужасным растением, имевшая из-за этого глубокую душевную рану, конечно же, пошла в Горкану. – Леди погрозила пальцем. – В единственное место, где еще сохранились магические растения. Она пошла, чтобы доказать, что вышеупомянутая трава исчезла. И нет ее следа в нашем мире! Многие из нас в свое время, хотя это и не было упомянуто в военных хрониках, использовали серую хандру. Это были сильные маги, взрослые, имеющие хорошо подготовленную психику. Но даже они не выдерживали… Вспомните о волне суицидов магов темной силы! И посмотрите на подсудимую! – Голос леди Сьюлин разлетался по залу. – Она еще совсем молода! А тогда она была ребенком. Ее не спрашивали, хочет ли она себе такой судьбы. Ей приказывали! Разве может ребенок, оставшийся без отца и матери, противостоять взрослым, сильным темным жрецам? И ей пришлось пережить тот ужас, который тянет за собой серая хандра! Только нечистым известно, насколько тяжело ей теперь воспринять то, что жуткое растение, приносящее боль и невыносимые мучения, тронувшее ее детский разум, до сих пор существует! Она во чтобы то ни стало хотела доказать, что я, магистр академии, ошибаюсь. Да! Соглашусь, это моя вина. Я была недальновидна. Однако тогда я еще не знала о жуткой и тяжелой судьбе студентки Амиас. Но едва я смогла разораться в характере девочки, как сразу же дала знать об этом правителю Кирану. И он смог предотвратить готовое случиться несчастье.

У меня готовы были слезы побежать от пронзительной, яркой речи леди Дарк.

Заседатели сочувственно покачали головами. В кои-то веки я в глазах магистров сожаление увидела. Раздалось шушуканье, в сторону судебников обратились хмурые взгляды.

У одного из обвинителей, сидящих за спиной главы Дамиана, вытянулось лицо и нервно дернулся левый глаз. Парочка судебников зло посмотрели на меня.

– Вы все это очень чувственно рассказали. У меня даже слеза проступила, – начал один из них, сложив руки в замок. – Но будет вам известно, что закон Шевана не подразумевает исключения в случаях нестабильного психического состояния обвиняемого. Леди Амиас подвергла опасности не только свою жизнь, но и жизнь еще одного студента, который сейчас присутствует на этом заседании. И, как мы можем убедится, не в самом лучшем виде.

Стукнул молоточек о гонг.

– Где он? Будьте добры предоставить студента суду, – прозвучал громкий голос судьи Маридора.

Лоди поднялся. Бледность лица подчеркивалась темными кругами под глазами. Впалые щеки, заострившиеся скулы.

Снова по залу пошло шушуканье.

– Вы подтверждаете, что не говорили со студенткой Амиас о Горкане? И не знали, куда она вас ведет, так как находились под воздействием ведовского заклятия?

Он слабо кивнул.

– Я никогда не говорил с Таной Амиас о Горкане. – Голос Лоди, глухой и тихий, ветерком пронесся по зале. – Я не знал, куда мы идем, поэтому не мог предупредить ее о том, что это запретные земли.

– Это не снижает ее степени вины! – вскочил еще один судебник, с грохотом опуская кулак на стол. – Незнание закона не освобождает от ответственности! Мало того, вы, может, забыли? Студентке Тане Амиас было запрещено покидать стены Шевана. Это самый главный ее проступок!

– Вы немного ошибаетесь, – спокойно прошла к обвинителю защитница Дарк. Остановилась напротив, пристально уставилась на вампира магическими глазами. – Запрещено выходить было самарийской ведьме Тане Амиас. И выходить ей было запрещено до момента становления артефактором!

– Ха! – в лицо дамы усмехнулся обвинитель.

– Уж не хотите ли вы сказать… – медленно и спокойно начал глава обвинительной стороны лорд Дамиан.

– Леди Тана Амиас – артефактор! – громко провозгласила моя защитница.

Честное слово, с моей стороны очень хорошо было видно то, что не было видно судебникам. А именно – как пожилая преподавательница подмигнула вампиру Дамиану. По его губам скользнула едва заметная улыбка, после чего защитница повернулась ко мне.

– Скажите, студентка Амиас, вы получили от находящейся у вас химеры магическую силу?

Магистры все как один с уважением посмотрели на меня. Судебники – недоверчиво. И только Дамиан продолжал улыбаться. Если бы не эта его улыбка, я бы предположила, что все речи и обвинения, произнесенные им на заседании, правильны. Но… Эти странные переглядывания с леди Сьюлин и быстрый взгляд вампирских глаз на меня, словно пожатие крепкой руки.

«Все будет хорошо!»

– Да! – кивнула я.

– Докажите! – рявкнул один из обвинителей.

Судебники и магистры разом вскочили. Уставились друг на друга. Гул спорящих голосов разнесся по зале. Магистр Сьюлин и лорд Дамиан стояли рядышком и взирали на общую склоку с молчаливым спокойствием.

– Согласитесь, Тана, – раздалось рядом. Я повернулась. Маридор склонился ко мне. – Прелюбопытное дело. С одной стороны, вас не оправдывает ничего, по крайней мере, в моих глазах. Вы подставили друга ради достижения собственных целей. Не имеет значения, что цели эти, согласно вашим представлениям, якобы благородные. Не так уж много у вас друзей, чтобы ими раскидываться. От артефактора у вас только сила. Вы истинная ведьма в своем мировоззрении. Вас недолюбливают, вы и впрямь нарушили множество законов. Судить вас – не пересудить. С другой стороны, ну не может же Шеван позволить себе посадить и лишить магии единственного появившегося за столько лет артефактора! Интересно, что возьмет верх, закон или разум? Хотя лично я бы вас не сажал, выпорол бы хорошенько. Это имело бы больше пользы.

Я покосилась на него. Он! Меня! Выпорол!

– Не обязательно я… – усмехнулся судья криво. – Допустим, правитель Киран. У него лапа тяжелая. Обязательно посоветую ему именно такой способ воздействия на вашу глупую самонадеянность.

«Правитель!»

У меня потеплело в груди.

– Почему его нет в зале?

– Это запрещено законом. – Колдун откровенно зевнул. – Он не должен присутствовать в суде в меру того, что каждое его действие может быть расценено как отрицание или согласие с действиями подсудимого. А учитывая вес Кирана в Шеване, это практически или приговор, или освобождение.

Маридор подмигнул мне.

– А ведь все мы люди! Темные и светлые, умеющие колдовать и не умеющие. Кто-то нам нравится, а кто-то нет. Но все мы понимаем, чем закончится это заседание… Я уверен, правитель переживает за вас, леди Тана.

Колдун поерзал в кресле. Схватил молоточек и с размаху ударил в гонг.

– Тихо! Суд идет! Пришли ли стороны к единому мнению?

Лорды судебники дышали яростью в лица магистрам.

Лорд Дамиан разве что откровенно не зевал. Леди Сьюлин и вовсе не обращала внимания ни на судебников, ни на магистров. Я поискала взглядом Лоди. Некроманта в зале не было. Скорее всего, лекарь вывел его сразу после выступления.

Вздохнула.

Маридор прав. Я подставила Лоди.

– Так что там с обвинением? – громко поинтересовался судья.

– Мы пришли к единому мнению, – выдавил один из судебников, выпрямился, поправил сутану. – Леди Тана Амиас, должна доказать свою принадлежность к артефакторам. И пусть это произойдет законно! На игрищах!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю