332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Наталья Косухина » Ужасный выбор Гвендолин » Текст книги (страница 8)
Ужасный выбор Гвендолин
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 11:30

Текст книги "Ужасный выбор Гвендолин"


Автор книги: Наталья Косухина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 18 страниц)

– Не только. Вы заботитесь о своих гостях. Это было прекрасное мероприятие, – вздохнул принц.

– Было? – вскинула голову.

Немного помолчав, Кордейл хрипло продолжил:

– Я должен вам кое-что сказать…

Замедлив шаг, я жадно следила за принцем. Ну же, быстрее!

– Я должен…

Принц нервно сорвал с себя маску. Так, Гвени, спокойно…

– Мне нужно сообщить нечто очень важное. Но я не знаю как.

– Можно прямо. Я же не ваша королева, – постаралась подтолкнуть его.

– Моя, – тихо ответил принц, но я расслышала.

Это слово ошеломило меня больше, чем все признания в любви, таким чувственным тоном оно было сказано. Не совладав с собой, я растерялась и, споткнувшись, едва не упала, но мой принц подхватил меня.

Он рядом… Наши лица почти соприкасались… Недопустимая близость, такое может себе позволить лишь помолвленная пара, однако ни он, ни я не отстранялись, а стояли и смотрели друг другу в глаза. А потом…

Это он начал склоняться ко мне, или я к нему потянулась? Как понять? Да и важно ли? Ответы не узнать никогда. Внутри меня все трепетало от волнения, пальцы дрожали, колени подгибались. Я чувствовала крепкие, сильные руки на талии и была сосредоточена на губах, которые вот-вот должны были прикоснуться к моим.

Сначала поцелуй был нежным, потом Кордейл сжал меня и со стремительно нарастающей страстью углубил поцелуй. У меня закружилась голова, когда его губы ласкали мои, по нервам побежал ток, пробуждая невероятные ощущения, которых я раньше не знала, не предполагала, что так может быть между мужчиной и женщиной. Краем сознания отметив, насколько далеко все между нами зашло, поняла, что пропала окончательно.

Тяжело дыша, он отстранился от меня, и я несколько мгновений не могла поднять глаза, борясь со смущением, но когда наконец взглянула… У меня невольно вырвался вскрик.

Передо мной стоял высокий широкоплечий мужчина, очень красивый, сильный – просто идеальный. Даже мой отец не был столь эталонным. Пару мгновений назад передо мной был урод, а теперь невероятный красавец. Как такое возможно? Магия, подмена?

Я знала, кто этот мужчина. Он потрясенно осмотрел себя, потом вскинул на меня взгляд, полный страха, вины и паники. Эти чувства были так сильны, что я четко могла их распознать. Но пока не понимала, почему после поцелуя я оказалась в объятиях Риана Бессердечного, сына короля Кордейла.

Судя по его поведению и легкому фону магии… Страшная догадка пронзила меня. Вновь вскинула на него взгляд – он понял, что я догадалась, а мне стало ясно, что догадка верна. Но все же…

Имея дар, сейчас я впервые использовала его для себя, а не во благо государства. Магия откликнулась, принесла ответ – оборотное зелье. Почему? Было ясно и так…

– Гвендолин…

Я не дала принцу закончить. Боль в душе была настолько острой и сокрушительной, что я попрала все приличия и опустилась до банальной сцены. Размахнувшись, залепила принцу пощечину, а потом развернулась и удалилась.

Спустя несколько минут в бальный зал вошла уже не обманутая женщина, а будущая королева. Впредь не стоит забывать, что есть вещи, которые венценосным особам недоступны. Мы всегда окружены людьми и все равно одиноки.

Часть вторая
Казнить нельзя помиловать

Глава 1

Гвендолин Велентайн,

наследница Ридарского королевства

Некоторые говорят, что судьба не зависит от нас, мы над ней не властны. Но я знаю точно – выбор есть, и нужна только храбрость, чтобы его сделать.

Каждого правителя с самого детства учат никому не доверять, рассчитывать и учитывать все до мелочей и держать эмоции в узде. Но жизнь не остановить, а люди не магические големы, чтобы беспристрастно выполнять приказы и поступать как должно.

Многие боятся и любви, и одиночества, предпочитая первое, думая, что так безопаснее. Лучше быть одному, чем страдать от безответной любви. В моем положении выбора не было.

Придумав простой план и выбрав невзрачного мужчину, я чувствовала себя в безопасности, не воспринимала человека всерьез. Мы просто общались. Спустя некоторое время начала ловить себя на мысли, что все чаще думаю о нем, вспоминаю его слова, улыбку, жесты. Стала замечать некоторые незначительные на первый взгляд детали в его образе и поведении, которые изначально укрылись от внимания, и постепенно влюблялась в него, не отдавая себе отчета.

Казалось, он уделял мне больше внимания. Делал необычные комплименты, от которых я покрывалась румянцем. С каждым днем он нравился мне все больше и больше. И это привело к логическому завершению: к признанию.

Однажды принц Кордейл сказал, что для женщины корона особенно тяжела. Он был прав. Как часто я повторяла себе, что выбрать некрасивого мужчину лучше, это от многого убережет. Но в любви нет страховки, влюбившись, мы всегда готовы обманываться. Как оказалось, внешность не важна.

До сих пор не могу поверить, что он пил оборотное зелье, чтобы стать уродом. Не нужно быть гением, чтобы понять, почему он так поступил: красавец не желал, чтобы мой выбор пал на него, не хотел на мне жениться. Конечно, он может получить любую женщину, а отец принуждает выбрать себе венценосную супругу и в какой-то мере зависеть от нее.

Пора бы мне привыкнуть, что мир не так легок и прост.

Опустошенность разливалась в груди, будто в душе проделали огромную дыру. И чем больше я размышляла об этой ситуации и о своих чувствах, тем хуже мне становилось. Абсолютное эмоциональное истощение и полное отсутствие сил.

Я добралась до своих покоев, отпустила слуг и с ужасом думала о завтрашнем дне. Слез не было, зато боль была со мной неустанно, преследовала меня, и я не знала от нее лекарства.

Впрочем, об одном слышала. Но поможет ли оно мне?

Немного посидев, опустила полог тишины и, добавив манны магическому артефакту, поставила себе веселую музыку, какую играют на ярмарках, деревенских посиделках и прочих увеселениях. Конечно, принцессе не пристало ее слушать, но мне тайно приносили такие записи.

Артефакт исправно выполнял свое назначение, комнату наполнила громкая мелодия, с помощью которой я пыталась изгнать тоску, что мучила мою душу.

Я не знала, что чувствуют, когда разбивается сердце, но сейчас ощущала злость, обиду, разочарование. Они раздирали меня на части. И я приказала принести выпить. Пару бутылок. Возможно, мне повезет, и я смогу вытравить из себя чувства к этому мужчине, стать безразличной. Может, тогда все изменится, и я решу, что делать, с холодной головой все беспристрастно взвешу, прислушаюсь к доводам рассудка.

Сейчас же сердце разрывалось, любовь боролась с остальными чувствами. Несмотря на все произошедшее, несмотря на то, что у любимого оказалось другое лицо, повадки и демоны знают, что еще… он, кажется, жалел о совершенном поступке. И тем сильнее усугублял мои муки. Самое смешное, я до сих пор хотела быть именно с ним. Невзирая ни на что, вопреки всему. Это было сумасшествие.

И я сделала первый глоток.

Когда из тайного хода появились Фредерик и Сара, бутылка была практически пуста. Меня немного покачивало, но совершенно не мешало отплясывать под музыку.

Друг, увидев мои па, рассмеялся, а фрейлина потрясенно выдохнула:

– Гвени…

Я не обращала на них внимание. Зачем пришли? Мне так хорошо! Может, спиться, и катись королевство со всеми заботами куда подальше? Я тоже человек и не хочу больше ответственности. А то вон куда меня завели выборы жениха. Вторых таких могу и не пережить.

Фредерик уменьшил громкость музыки, я недовольно на него посмотрела.

– Может, ваше высочество уделит нам время? И угостит напитками…

– Прошу. – Махнула рукой и села на пол возле бутылок. – Слуг позвать, или сами справитесь?

Язык немного заплетался, но в целом я чувствовала себя прекрасно.

– Сами, – хмыкнул друг и опустился рядом.

– Нельзя никого звать. Никто не должен видеть тебя в таком состоянии. – Сара присела на пол по другую руку от меня. – Что случилось?

– Празднуешь помолвку? – спросил Содар.

– Заливаю свое женское счастье, – хмыкнула, покачав головой.

– Он тебя не любит?! – охнула фрейлина.

– Сомневаюсь, что он вообще может испытывать чувства. – Пожала плечами.

– Быть того не может! – воскликнул Фредерик. – Я же видел, как он смотрит на тебя и что делает.

Подобные выводы заставили меня рассмеяться. О да… Видимо, смотрел он на меня с тем еще выражением. А уж что делал!

– Расскажи, – попросила Сара.

Я пожала плечами и налила себе еще бокал.

– Ну, после того как я переоделась, нашла его на балу и вышла в сад, решив, что там удобнее обсуждать личные дела.

Вспомнив поцелуй, представила последствия нашего объяснения на балу у всех на глазах и захихикала.

– У нее истерика, – заметил Содар, пригубив вина.

– Что же он с ней сделал?

– Надеюсь, ничего серьезного, иначе я покалечу его еще сильнее, – процедил друг.

Фредерик такой милый…

– Гвени! – поторопила фрейлина.

– А? Ну… он нагнал меня на одной из дорожек в парке, мы начали светский разговор. Он сообщил, что хочет рассказать что-то важное, а потом – хоп! – и мы поцеловались.

– Что? – в шоке переспросила Сара. – Хоп?!

– Это бывает… А дальше? – полюбопытствовал Фредерик.

– Потом мой поцелуй развеял чары, и оказалось, что под маской своего кузена скрывался сын самого короля. – Я залпом допила бокал.

В комнате повисла тишина, друзья переваривали новости.

– Невозможно, – прошептала Сара.

Я снова пожала плечами и, забрав бокал, который Фредерик налил себе, осушила его за пару глотков. Содар смотрел на меня круглыми глазами.

– Гвени, не знаю, что сказать. Как помочь? – всплеснула руками подруга.

Улыбнувшись, я благодарно сжала ее руку и снова потянулась к бутылке, но Фредерик умыкнул ее.

– Э! – совсем не по-королевски возмутилась я произволу.

– Стоп. Такими темпами ты быстро отключишься, а я хочу знать, что произошло. С самого начала.

– Прям с самого? – уточнила.

– Именно!

– Ты и так все знаешь.

– Хочу послушать еще раз, – не уступал принц.

Я попробовала собрать мысли в кучку.

– Министры потребовали, чтобы я вышла замуж и уже после этого официально надела корону.

Сара тяжело вздохнула. Да, я вредная. Просил с самого начала, значит, будет с самого.

– Угу. А ты? – подталкивал друг к рассказу.

Терпеливый…

– А я согласилась. Это же мой долг и все такое. Ты же знаешь историю моих родителей? Во-от… И я захотела себе некрасивого мужа, чтобы он не ходил от меня налево, как отец. Чтобы у нас был спокойный брак, полный уважения. Пусть даже с уродом, он-то мне не изменит.

– Уроды как раз и изменяют, – заметила Сара. – Моральные.

– Согласен, – поддержал ее Фредерик. – И как мало ваше высочество знает о взаимоотношении полов! Брак должен быть наполнен не только уважением, но и другими чувствами.

– Что ты понимаешь в семейных отношениях? Ты не женат, – вяло буркнула. – Вот если мне надо будет кого-то соблазнить, пойду к тебе и ни к кому другому.

– Дальше рассказывай, – не внял моим доводам друг.

– Мы разослали депеши, и принцы прислали свои портреты.

– Гвени выбрала самого страшного, – вставила Сара. – Троюродного племянника короля Кордейла.

– Я так думала, – пробормотала и снова потянулась к бутылке, но мне опять ее не дали.

Изверги.

– То есть ты с самого начала наметила его себе в мужья? – нахмурился Фредерик.

– Увидев на портрете уродливого мужчину, сразу сделала выбор. Но присылать принцам приглашения знакомиться было как-то неприлично, словно отбор. И я решила устроить это культурное мероприятие.

– Угу. И никто из нас конечно же не понял, – ехидно заметил друг.

– Ничего не знаю. Было культурное мероприятие, и точка, – пробормотала я и таки умыкнула бутылку.

– Ладно, ладно. Что дальше?

– Дальше приехали принцы. Я со всеми познакомилась, и Кордейл не понравился мне внешне, но понравился внутренне. Все шло по плану.

– По поводу этого выбора я говорил тебе раньше и сейчас хочу добавить, отринув правила приличия и этикет. Гвендолин, в отличие от меня ты не знакома с супружескими обязанностями, хотя знать, как это происходит технически, и делать это с мужем – не одно и то же. О чем ты думала? Как собиралась ложиться с ним в постель? Одно уважение в браке не поможет завести детей. А тебе нужен наследник!

– От него – только через мой труп! – рыкнула я.

– Он тебе уже разонравился? Никак после того, как попробовал тебя поцеловать? – ехидно осведомился Содар.

– Не он пробовал, а я, – обронила, совсем повесив нос. – Или мы одновременно…

– Погодите. После того как приехали принцы и Гвени с ним познакомилась, мы собрали о нем информацию, которая ее высочество всем устроила. Во время мероприятий они общались, и он понравился ей по характеру. После этого мы составили план его завоевания, – пояснила Сара.

– Я ничего не путаю? Не наследник, урод и вообще ни на что не способный доходяга – и Гвендолин его завоевывала?! – Как на дурочек посмотрел на нас Фредерик.

– Он был такой скромный, тихий, молчаливый. Думала, он стесняется, – мягко протянула я. И рыкнула: – А этот гад притворялся!

– Оборотное зелье? – еще раз уточнил друг.

– Да! Когда разослали депеши, не только тебя отец заставил явиться на отбор, но и его!

– Он же не приехал… – начал Содар, странно на меня косясь, но я перебила.

– И этот… стратег доморощенный, видимо, тоже придумал план. Прислать вместо себя портрет кузена. Долго, наверное, искал внешность пострашнее. После этого его слуга – скорее всего, он – и сварил ему оборотное зелье. И принц превратился в своего кузена. Думал, увижу его, испугаюсь, и он спокойно уберется восвояси.

– Немыслимо… – пробормотал Фредерик.

– В принципе, его план логичен, он же не знал о моих предпочтениях. Официально принц на мероприятие запаздывал, да его не очень-то и ждали. А на самом деле, находясь под личиной, он старался от меня отделаться. Теперь с этой точки зрения многие его поступки видятся в ином свете. Убила бы!

– Ты уверена… – начала Сара.

– Конечно, уверена! Я поцеловала одного мужчину, а когда открыла глаза, в объятиях меня сжимал другой. Как тут можно ошибиться?

– Это да, – замялся друг.

– И я до последнего не почувствовала, что что-то не так, ведь его поступки, манеры, уверенность, внутренний стержень, ум – все выдавало, кто он на самом деле!

– Так, Гвендолин, у меня плохое предчувствие и еще худшее подозрение. Которого из принцев король все-таки заставил поехать на отбор? – уточнил Фредерик.

– Риана Бессердечного, – хмыкнула я.

Вот уж точное прозвище.

Фредерик застонал.

– Что такое? – переполошилась подруга.

– Риан Кордейл – главнокомандующий самой крупной армии мира, которая еще не знала поражений, несмотря на множество войн. Он прекрасный стратег, искусный воин, умный и сильный. А еще он самый красивый из родовитых мужчин, которых я когда-либо видел. А знаю я почти всех, так как в своем королевстве отвечаю за внешнюю политику. Только ты, Гвендолин, могла сделать такой «ужасный» выбор.

– Я же не знала!

– Неважно. С Кордейлом и его отцом чревато ссориться даже тебе. Предупреждал ведь. С твоим запасом манны они вряд ли пойдут на войну, но…

– Не пойдут, – процедила.

Из-за всех разговоров и кипящей во мне злости опьянение немного схлынуло, боль начала возвращаться, и я вновь налила себе бокал.

– Что он тебе сказал, Гвендолин? – Фредерик хмуро наблюдал, как я пью.

– Ничего. Я залепила ему пощечину и ушла. Но в его глазах явно стыли боль и страх.

– Вот и хорошо – успокоился Фредерик.

– Что тут хорошего?!

– В тебе сейчас говорят эмоции, и ты не можешь трезво оценить ситуацию… – начал Содар.

– Ты поможешь Гвени? – перебила Сара.

– Как? – спросил друг. – Риан Кордейл – это вам не его немощный братец, я с ним несколько раз пересекался. Это уверенный в себе и всегда получающий то, что хочет. А сейчас, уверен, он желает Гвендолин. И если своей любимой женщине он простит все и даже больше, то другого принца, пусть даже ее друга, просто вызовет на ристалище и порубит на куски. И будет в своем праве.

– Тут точно я пьяна? – Попыталась сфокусировать взгляд на Содаре. – Этот тип врал мне, он пошел на обман, на скандал, чтобы только избавиться от меня. А ты говоришь…

– Ты не беспристрастна, в тебе сейчас бурлят чувства. Давай рассмотрим все трезво. Да, принц – эгоист. Он не хотел по велению отца жениться на неизвестной девушке, от которой будет зависеть. Ты ведь будущая королева. Это тебя с детства учили – выйти замуж по расчету твой долг. Риан седьмой сын. Ему подобного точно не внушали. А тут обязали отправиться в другое государство и жениться по расчету.

– Шовинист, – обиделась я.

– Дослушай меня, – настоял Фредерик. – Его план изящен и никому не причинил бы вреда. Ты права, принц не мог знать о твоих необычных критериях отбора. Логично предположить, что ты выбрала бы самого симпатичного, и он бы спокойно уехал. Все довольны, разве что кроме его отца. Кордейл следовал своему плану, но, вопреки ему же, полюбил тебя. Я в этом уверен. Он, даже когда был похож на страшного хорька, иногда глядел на меня так, словно хотел прирезать. Ужасный взгляд. Я думал, он ревновал, полагаю, это так и есть. Мне не нравился твой выбор, Гвен, я считал, что он не сделает тебя счастливой, но сейчас изменил мнение. Риан тебе подходит больше, чем его кузен. – Я смотрела на друга побитой собакой, Сара молчала, поджав губы. – И ты должна знать: мужчина с таким характером и внешностью, как у Кордейла, может получить практически любую женщину. Не говоря уж о той, которая в него уже влюблена. Твое сопротивление обречено на провал. И я рад этому, потому что считаю – он сделает тебя счастливой.

Упрямо мотнув головой, я направилась к артефакту и сделала музыку громче, намекая гостям, что разговор окончен. У меня осталось вино и вся ночь впереди.

* * *

Риан Бессердечный, сын короля Кордейла

Стук в дверь раздался, когда я у себя в апартаментах допивал вторую бутылку. Если снова дипломаты принесли послания от отца или пришли с нравоучениями, пусть катятся прочь. Глотнул еще прямо из бутылки. Во время походов и не такое бывало. Кому там нужен этикет?

Но стук не прекращался, и я крикнул:

– Войдите!

На пороге появился потерянный Малур с вытаращенными круглыми глазами.

– Ваше высочество…

– Присоединяйся, – милостиво разрешил я.

– А если кто-то увидит?

– Ну и что? – пожал плечами. – Хуже быть уже не может.

– Вы в своем истинном облике… Ее высочество в курсе про оборотное зелье?

– Угу. – Сделал еще глоток.

– Она гневалась?

– Залепила мне пощечину. Признание прошло не по плану и закончилось неудачно.

Я вздохнул. Не смог удержаться, поддался искушению и поцеловал ее. Магические чары развеялись. Реакция была предсказуема, но, что еще хуже, ее высочество не дала мне объясниться. Оставлять женщину наедине с ее мыслями опасно. Что она себе за ночь напридумывает?

– Могу спросить, что случилось? – осторожно начал слуга.

– Нет.

– Понятно. А что вы собираетесь делать?

– Жениться.

– О-о-о… Вы сделали ее высочеству предложение…

– Нет.

– Но как же…

– Это не имеет значения, сделаю позже. Напишу отцу о моих планах и буду брать крепость штурмом.

– Крепость? Надеюсь, это фразеологизм?

– Он самый, – кивнул, допивая вино.

– Ваше высочество, может, лучше вам в бокал налить?

– Из бутылки удобнее. Перед кем здесь чиниться?

– Ваше высочество…

– Не надоедай. Лучше приготовься. Завтра непростой день. Мой кузен исчезнет, и пред всеми предстанет принц Кордейл. И перед ее высочеством тоже. Теперь мы здесь надолго…

Глава 2

Гвендолин Велентайн,

наследница Ридарского королевства

Моя первая в жизни пьянка наутро принесла массу неприятных ощущений – открыв глаза, я решила, что в голову гвоздь забили. Но докучала не только физическая боль, душевные муки были во сто крат сильнее. Хмель ушел, и я осталась наедине с тем, что случилось.

Вставать не хотелось совершенно, было желание зарыться в подушки и остаться в постели навсегда. Но через несколько минут мне принесли завтрак в постель, а потом Сара мягко отправила приводить себя в порядок.

Меня ждали повседневные обязанности, совещания, министры. Но как можно работать, когда все мысли о том, что случилось вчера? Что предпримет принц Кордейл дальше? Будет по-прежнему разыгрывать комедию? Хотя смысла уже нет…

Может, просто по-тихому уедет?

– Ваше высочество! – Обернувшись, вопросительно глянула на первого министра. – У вас все хорошо?

– Конечно, – мягко улыбнулась.

– Значит, вы сможете встретиться с принцем Кордейлом после совещания?

– Что? Он просил аудиенции? – напряглась я.

Советники переглянулись.

– Мы только что обсуждали, что утром к нам наконец-то прибыл Риан Кордейл. Вам нужно принять его, – буквально по слогам разъяснили мне.

Ах, вот как он решил поступить! Не принимать оборотное зелье и присутствовать здесь под собственным именем. Что, папочка заругает, если он вернется домой, а я не сделаю выбор?

– Безусловно. Очень мило, что принц наконец добрался до нас, – произнесла прохладно.

– Ваше высочество, позвольте заметить, что он – лучшая кандидатура на роль вашего супруга, – вставил третий советник.

– Его кузен нежелателен в этом качестве, – добавил министр финансов.

– Конечно, принц Содар тоже подходит… – продолжил второй.

– Свой выбор я уже сделала и скоро вам сообщу, – ответила им ледяным тоном, поднимаясь со своего места.

В груди стояла стужа. Может, быстренько напиться перед аудиенцией? Предстоящая встреча пугала. Я хотела знать, что он скажет, но, с другой стороны, именно этого и боялась.

Вот только выбора у меня не было…

* * *

Не потребовалось много времени, чтобы решить, где устроить аудиенцию. Мысль о тронном зале отбросила сразу, не стоит по-детски показывать свой статус и обиду. Много чести принцу, который не сразу явился на отбор. Но я же истинная леди, воспитанная и выдержанная. Идеальная женщина, которая не позволит эмоциям взять верх над воспитанием. Буду невозмутима и прекрасна.

Переодевшись в другое платье и сделав новую прическу, взглянула на свое отражение.

– Вы прекрасны, ваше высочество, – прошептала Сара.

Сегодня фрейлина была особо предупредительна со мной.

– Думаешь? – горько усмехнулась.

– Конечно, – подтвердила придворная дама, ответственная за мои туалеты. – Ваше нежное лицо обрамляют темные прядки, будто случайно выбившиеся из прически, темный цвет волос оттеняет светлую кожу и миндалевидные глаза с пушистыми ресницами, отбрасывающими тень на жемчужную кожу щек. Сегодня вы поразительно бледны.

В удивлении покосилась на женщину. Никогда не замечала в ней таланта к красноречию. Может, подумать о переводе на более подходящее место?

– Вы поразите гостя своим великолепием, – шепнула Сара, но придворная дама услышала.

– Без сомнения. Когда ее высочество улыбается, ее глаза словно искрятся, несмотря на то, что сейчас взгляд, более томный и глубокий, полон грусти, а изящные брови немного хмурятся.

Значит, мне не удалось скрыть свое настроение? Досада…

Долго откладывать встречу нельзя. Вздохнув, направилась в свой кабинет. Его делегацию я принимала ранее, поэтому теперь принц Кордейл пожалует ко мне лишь в сопровождении слуги. Благодаря Саре на нашей встрече не присутствовали посторонние – одной фрейлины достаточно, чтобы соблюсти приличия.

В указанный срок слуга пригласил принца и Малура в кабинет и откланялся. А я смотрела на его высочество и не узнавала. Высокий, красивый, сильный. Фредерик прав, такой может получить любую женщину. Он был одет в черное, цвета правящей семьи в королевстве его отца, и костюм невероятно шел ему. Вот только глаза такие же, как и раньше.

Он пристально смотрел на меня, словно старался прочесть мысли. Думает, не буду ли я скандалить? Полагает, опущусь до подобного? Вряд ли его что-то еще волнует.

– Ваше высочество, – осторожно начал принц, – рад, что вы нашли время принять меня.

Я прикрыла глаза. Сейчас я видела его истинное лицо, оно так отличается от того, к которому привыкла. Но мимика, жесты, манеры… они те же. Душу, сущность подменить нельзя, и от этого еще больнее.

– Мне приятно, что вы почтили нас своим присутствием. Надеюсь, вам будет удобно и приятно гостить в Ридарском королевстве, – ответила я.

Главное, не показать своих истинных чувств. Я само спокойствие и невозмутимость. Кордейл тоже держал лицо, а слуга был бледен и нервничал. Сара обмахивала себя веером и наверняка мечтала оказаться где угодно, только не здесь. Она тоже не в восторге от ситуации.

После непродолжительной паузы его высочество попросил:

– Я хотел бы дальше переговорить с вами наедине.

Сара ахнула. Малур пошел пятнами и, приблизившись к господину, нервно затеребил его рукав. Какой скандал! Он хочет скомпрометировать меня и жениться? Сомневаюсь. Просто не хочет выносить сор из избы, и на сей раз я ему это позволю. Хочу обсудить все открыто, недосказанность – одна из ужаснейших пыток в мире.

– Оставьте нас, – приказала я, и Малур с Сарой, едва бросив на нас взгляд, заторопились на выход.

Принц настороженно на меня покосился, вздохнул и опустился в кресло, хотя присесть не предлагала. Возмутительно! Хочет довести меня? Чтобы я сорвалась и закатила банальную женскую истерику? Он ведь и так понимал – разговор не будет простым. Вчера вскрылась правда, и от шока я не могла ни говорить, ни что-либо предпринять. И сейчас настал час икс, когда наши отношения должны окончательно проясниться.

– Ваше высочество, может, попросить принести выпить? Чай? Кофе? Заморское вино? – вежливо поинтересовалась, присаживаясь следом.

– Нет, благодарю вас. Знаете, я предлагаю поговорить прямо и в приватной беседе отбросить этикет. Обойдемся без титулов.

Я что есть силы сжала веер, едва не сломав его. Если только представить, что вместо аксессуара шея одного интригана…

– Что ж, если вы так желаете… – пожала плечами.

– Вчера у меня не было возможности объяснить ситуацию. Вы могли все неправильно понять, – принц осторожно подбирал слова.

– Ну как же? Все было предельно ясно. Полагаю, нет никакой ошибки в том, что вы приехали на отбор под чужой личиной. С самого начала так и задумывалось?

– Да, планировалось прибыть на отбор женихов, который неуклюже замаскировали под культурное мероприятие.

Он меня еще и оскорбляет. Дикарь! Да как он смеет?! Я поджала губы и устремила взгляд на скрещенные руки. Так… Спокойно, Гвени, спокойно…

– Тогда зачем было приезжать, если вы все поняли? Да еще идти на такие… необычные меры, чтобы ввести меня в заблуждение? – вскинула я бровь.

– Думаю, вы понимаете: меня заставил отец, он считает наш союз очень выгодным.

– Судя по вашим методам, вы другого мнения. – Слегка улыбнулась, хотя было совсем не весело.

– Имея свои взгляды на этот вопрос, я придумал план, чтобы вы выбрали не меня. Однако я не хотел никому причинить вред. Мало кто из принцесс согласился бы выйти замуж за урода, но вы очень необычная девушка. План с самого начала работал не так, как предполагалось, – улыбнулся его высочество.

Да он насмехается… Неандерталец! Встав, я заходила по кабинету.

– Позвольте вам все объяснить… – продолжил принц.

– Выслушивать объяснения? Вы не осознаете, насколько дурно поступили? Ваш поступок не имеет названия!

– Вы полагаете, я должен был безропотно подчиниться приказу отца? Вас я не знал, жизнь свою представлял иначе. И вот так, в одночасье все перечеркнуть? Ну уж нет. Я никогда не сдаюсь. – Принц был само спокойствие.

Если я его убью прямо здесь, на месте, думаю, никто меня осуждать не будет.

– Это заметно, – бросила я.

– Так как скандал с отцом был неразумен, я решил разработать стратегию по отвращению вас. Она виделась вполне успешной и не должна была создать проблем или нанести обид. Но предсказать ваш выбор было невозможно.

Значит, он понял, что я хотела выйти замуж именно за него. Впрочем, догадаться несложно, я практически в открытую предложила себя. И зачем я согласилась на этот разговор?..

– Но почему же, видя, что все заходит слишком далеко, вы не решились прервать этот спектакль?

– На тот момент планы изменились. Я не хотел менять наши отношения, – твердо ответил его высочество.

– Что? Но почему? – удивленно посмотрела на принца.

– Я в вас влюбился. Теперь будет все, как вы и хотели, я стану вашим мужем.

– Как… Но… Ни за что! Как вы только посмели предложить такое!

– Мое положение позволяет. В конце концов, именно для этого я и приехал.

– А мне казалось, для чего-то другого, – заметила я саркастично.

– Все течет, все меняется.

Принц снова улыбнулся, а я сжала пальцы в кулак.

– Не пойду за вас замуж.

– Еще как пойдете! – Его высочество игнорировал все правила приличия.

– Как вы смеете?

– Вы сами позволили мне более близкое отношение. Помните, насчет дружбы? Она в браке тоже пригодится. Я этому рад и менять ничего не собираюсь.

– Что?.. – выдохнула в полном потрясении, мысли путались из-за его признаний.

Не может быть. Я ослышалась. Разговор шел совсем не так, как я предполагала.

– Я же говорю, люблю вас.

– Ничего, разлюбите. Незаменимых нет.

– А я очень влюбчивый и надолго.

– Решили, что наш союз принесет вам выгоду? – Ехидство так и перло из меня.

– Мне ваше королевство без надобности, как и управление им. Я хочу вас.

– Неправда!

– Говоря так, вы разбиваете мне сердце. Вам совсем меня не жаль?

Да он издевается!

– Вам же было меня не жаль. Почему я должна вас жалеть?

– Потому что я вас люблю!

– Вы снова продолжаете мне лгать! – воскликнула, не в силах справиться с собой.

– Я честен как никогда в жизни!

– Ах ты!..

К черту воспитание! Не выдержав, я схватила первое, что попалось под руку, оказавшееся мягкой подушкой с кресла, и бросила Кордейлу в голову. Потом вазу, потом…

Мужчина, опомнившись, стал закрываться от сыпавшихся на него предметов и различными маневрами пытался избежать ударов.

– Гвендолин…

– Не смейте называть меня по имени! Я не давала вам такого права.

Книга, чернильница…

– Давали!

– Вы дикарь!

– Не бейте меня по голове, подумайте о наших детях!

– Неандерталец!

– Вы так хотите вернуть мне облик кузена, что решили изувечить?

– Именно. Сделаю миру такое одолжение.

– Только не снизу! Это мое больное место! – снова увернулся принц.

– Варвар!

– Гвени, ты сейчас покушаешься на особу королевской крови. Тебя совсем не страшит скандал или война?

– Это не международное дело, а наше.

– Семейное… Полностью с тобой согласен. – И, бросившись вперед, принц схватил меня в охапку, крепко прижав к себе.

Вот сейчас я полностью ощутила его отличие от кузена. Сильное крепкое тело, ловкое и умелое. Неандерталец!

– Что ты…

Договорить мне не дали, губы накрыл поцелуй. Еще пару дней назад я хотела узнать, что это такое, и теперь…

Не было никакого сравнения с тем, как он целовал меня в парке. Сейчас его губы были требовательными и напористыми, но в то же время они ласкали и искушали. Раскрыв мои, принц углубил поцелуй, и я перестала вырываться, потрясенная новыми ощущениями. Мир закружился, казалось, почва уходит у меня из-под ног.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю