290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Крымский излом 1994. Записки свидетеля. » Текст книги (страница 6)
Крымский излом 1994. Записки свидетеля.
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 21:00

Текст книги "Крымский излом 1994. Записки свидетеля."


Автор книги: Михаил Колесов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 15 страниц)

Потом сбегал и провел занятия в «Таврическом». Произошла стычка с одним из «проректоров» («отставник» из военного училища), который вознамерился требовать от меня объяснения за опоздание. Домой добрался уже усталым. Как обычно, совместил обед с ужином.

По ТВ начался новый сериал «Раскол» (новая версия Октябрьской революции)…

10 мая. На сессии Верховного Совета Крыма (первое заседание) стул председателя достался Цекову – преемнику Мешкова по партии, Юрий Богатиков «не захотел» войти в состав Верховного Совета (прошел по списку компартии) и уступил свое место кому-то из партноменклатуры. Радиокомментарии сообщают, что уже на этом заседании начали трясти «грязное белье».

…В среду утром провел занятия. Антонина опять набила ящики моего письменного стола «вспомоществованием» (родственники ее мужа живут в селе). Леонид уехал в Киев на конференцию. Евграфов к моему звонку отнесся индифферентно. «Южный курьер» напечатал короткую заметку о нашей «встрече» в юношеской библиотеке. Потом я съездил за «больничным». И зашел к «экстрасенсу», энтузиазм которой таял на глазах. Говорила о «вампире», о необходимости «откормится» в деревне (!?).

Домой попал уже к четырем часам дня. Газеты опять не было.

По радио послушал трансляцию с первой сессии Верховного Совета Крыма. Бредятина! Ну, и кретины! Дворовая чернь во власти!

По ТВ смотрел фильм о Юрии Чурбанове («безвинная жертва перестройки»).

На следующее утром после занятий заскочил прочитать первую лекцию на «курсах» Карповой. Потом побежал в поликлинику и оттуда заскочил в магазин. Дома весь вечер вычитывал тексты учебника, чтобы успеть их отправить киевским поездом. Но торопился зря, так как Карпова явилась слишком поздно. На нее ни в чем нельзя положиться! Зато принесла новость о предстоящей встрече в Верховном Совете по поводу участия в какой-то российской конференции на «президентском уровне» (?!). Поговорили о делах кафедральных. Вечером посмотрел «Новости»:

12 мая. Ельцин – в Германии договорился о «проводах» российских войск. На сессии Верховного Совета Крыма продолжается замедленное в темпе блуждание народных избранников меж деревьев «процессуальных вопросов». В «Крымских известиях» по этому поводу уже появились язвительные «письма».

…Почитал очередной детектив Чейза и отошел ко сну.

Следующий день я начал с посещения занятий Верстовской, на которых вместе со школьниками она демонстрировала «Антигону» и «Прометея». Получилось, действительно, по-школьному. Профессор, доктор наук – она так и осталась школьной учительницей, не понимая разницы между уроком и лекцией. Перед этим я наорал на нее из-за Алешина, которому она, не понятно почему, покровительствовала. А он, похоже, вообще на свои занятия не ходил. Алешина я подобрал в прошлом году буквально «на улице». Молодой парень после окончания университета работал грузчиком на винзаводе. Но вскоре он стал вести себя нагло, постоянно провоцируя меня на конфликты. Я чувствовал, что он рассчитывал на чью-то поддержку.

После этого я отправился в Верховный Совет на «встречу»… – как выяснилось – неизвестно с кем. Какой-то «координатор» какой-то «Ассамблеи» рассказал четырем присутствовавшим слушателям о том, что «они» за «дружбу между славянскими народами» («христианами»). Но власть (?) их «не поддерживает», а их «сторонники» расстреляны в Белом доме (в Москве) в октябре 93-го. Чушь какая-то! С этой Карповой никогда не заешь, во что вляпаешься. Разговор с ней вечером был резкий, но ничего вразумительного она не могла сказать. Потом зашел Виктор («гурзуфский сосед»), который утром нашел меня на работе, с семейством и намерением поговорить о поступлении дочери в наш институт. За «консультацию» я получил «натурой» (редис и лук). Вечер у меня пропал.

В субботе утром сдал в прачечную постельное белье, убрал квартиру, забрал на почте газету и принял зачет «на Пушкинской». После обеда зашла Карпова «объясниться». Бесцеремонность ее безгранична! Ее очередная идея об «акционировании» университета была интересна, но как бы в результате не оказаться на улице. Время бредовых идей и идиотских прожектов!

Потом с соседом Владимиром Александровичем съездили на автостоянку и «завели», наконец-то, машину. Накануне я его поздравил с 9 мая бутылкой водки. Потом поужинали у него и посмотрели вместе ТВ (это было возможно только в случае отсутствия его жены, которой он панически боялся и всю жизнь мечтал развестись)…

14 мая. Сабуров в Москве подписал договор с Сергеем Шахраем, которого тут же Ельцин отправил в отставку (не из-за «договора» ли?). Руцкой сказал на 9-е мая что-то «не то». На Дальнем Востоке взорван склад боеприпасов ТФ.

В «Крымских известиях» С. Генин опять прошелся по «императорскому» статусу Ельцина, процитировав одну из московских газет: «Наша страна… сегодня… превращается в одну большую воровскую малину». По ТВ Крыма («Знакомый незнакомец») Татьяна Коробова брала интервью у профессора В.П. Казарина, (заместитель Л. Грача по идеологии) выступившего в защиту компартии и с критикой «блока Юрия Мешкова».

…Воскресенье провел на «даче». Машина завелась после замены свечей. По дороге взял попутчиков. Погода была хорошая. Полил все, что смог (на что хватило привезенной с собой воды). Докопал последнюю грядку и опять убирал камни. Назад добрался благополучно, но устал. Дома, конечно, воды не было. Посмотрел по ТВ фильм «Тельма и Луиза» с Сюзан Сарандон. Дочитал Чейза.

В понедельник рано утром, наконец, смог принять ванну и отправился на работу. На кафедре увидел почти всех своих преподавателей (вероятно, потому что не ждали). Учебная нагрузка на следующий год до сих пор не составлена. Потом забежал в поликлинику. Кардиолог послушал и сказал опять, что «ничего серьезного» и рекомендовал пить таблетки. Но, под конец, смилостивился и позволил иногда «заходить». После обеда был в институте «на Пушкинской», провел консультацию и принял зачет (у «дневников»), который почти половина «слушателей» не сдала. Заочники уже предлагали мне взятки. Возвращаясь домой, заплатил очередной взнос в гаражный кооператив.

Вечером по ТВ посмотрел «Спрут-4» и выступление Сабурова о подписанном договоре с Россией и о пользе «приватизации». Дадут ли ему вообще что-нибудь сделать?

Следующий день оказался неудачным. Утром все пошло не по плану. Ничего толком не сделал. В сберкассу (для переоформления «советских» вкладов) было не пробиться, в ГАИ (для уплаты «дорожного сбора») – не войти. Дома посмотрел тексты по учебнику, хотя мой энтузиазм уже угас, так как не верилось, что он, в конце концов, выйдет в печати. Что-то Карпова, после получения грантов, потеряла к нему интерес. (?). Рано пообедав, я отправился на занятия в «Таврический университет». Вернулся усталый.

18 мая отмечалось 50-летие депортации крымских татар и других. В городе прошел грандиозный митинг. В прессе помещены большие материалы: «вернуть народу национальную государственность» (Крым – татарам!). Будто и не было войны и участия тысяч крымских татар в войсках вермахта. Какой-то бред!

***

А между тем никто до сих пор серьезно не проанализировал истоки и перспективы крымско-татарского движения. В связи с этим обращают на себя внимание некоторые факты.

Крымские татары – это этнос, который сформировался в результате определенного сочетания исторического и «хорономического» (ландшафтного) факторов. Это значит, что их родиной действительно является Крым, и уходить им отсюда некуда, иначе они потеряют свою этническую «автохтонность» (идентичность). Крымско-татарское движение есть одна из ветвей современного мусульманского движения, которое активизировалось сегодня во всем мире (Алжир, Афганистан, Иран, Югославия и др.). То есть источник развития этого движения практически неисчерпаем. Тем более что еще с XV века, когда Крымское ханство стало фактически провинцией Турции, традиционно национальное движение крымских татар геополитически ориентируется на свою большую метрополию, естественно, находя со стороны Турции откровенную поддержку. На протяжении всей своей истории крымские татары воевали против России. Эта антироссийская направленность и сегодня не скрывается лидерами этого движения. И, несмотря на то, что крымско-татарское движение не представляет собой единого монолита, а расколото, по крайней мере, на две части – умеренно-национальную и радикально-националистическую, – именно последняя пользуется поддержкой националистических сил Украины (объединяясь с ними опять же на антироссийской основе).

Эти положения, – вполне аргументированные, – нетрудно найти в официальных документах и заявлениях лидеров крымско-татарского движения… И принимать их следует всерьез, так как они выражают вполне достижимые цели: создание своего национального государства, политический союз с Турцией и другими мусульманскими странами, вытеснение славянского большинства из Крыма. Известны и средства достижения этих целей – так называемые «ненасильственные действия» (по существу – «гражданское неповиновение»), провоцирование социально-политической напряженности и международная политическая активность. Все это уже было продемонстрировано в последнее время в различных частях полуострова.

Татарское национальное движение в Крыму представляет собой совершенно реальную политическую силу, и не считаться с этим могут себе позволить только политические дилетанты. Оно заявляет о себе все больше не только в Верховном Совете Республики Крым, но и в Киеве, где мнение их лидеров давно уже не остается без внимания. Вполне реальны и перспективы этого движения, которые стали особенно близки после победоносного триумфа чеченских единомышленников в России. Стало ясно: если Россия не смогла защитить своих граждан в своем государстве, то вмешательство ее в дела другого государства дальше словесных заявлений практически маловероятно. Тем более что события в Югославии показали, что и страны дальнего зарубежья, представляющие нынче международную политику, не очень-то прислушиваются к мнению некогда «Великой державы». Так что, перспективы впредь будут определяться главным образом развитием отношений между крымско-татарским движением (меджлисом) и украинским руководством. Фактически поддержка этого движения ощущается и сегодня. Интересы националистического движения в Украине и Крыму во многом совпадают. У них общие претензии к бывшему Советскому Союзу (а также к царской России), общие враги и друзья, общие цели. Так что, если в Украине, в конце концов, возобладают националистические тенденции, то крымско-татарскому движению будет обеспечено политическое покровительство на самом высоком уровне.

Более того, в Крыму нет политической альтернативы этому движению. После запрета всех «крымских партий» меджлис фактически остается единственной серьезной политической организацией в республике: ни коммунисты, ни «шевьевцы» (ПЭВК) не в состоянии оказать сколько-нибудь значимое противостояние ему. Разрозненность пророссийского движения, отсутствие национального инстинкта самосохранения у славянских и других диаспор в Крыму, а также отсутствие крепкой государственной власти на полуострове – все это позволяет предполагать вполне реальную возможность возникновения на территории Крыма крымско-татарского государства…

***

…С утра я занимался кафедральными делами. Учебную нагрузку по кафедре нам не позволял составить бойкот учебной части. Явно меня опять провоцировали. Выдачу зарплаты вовремя не обещали. Похоже, в отпуск мы уйдем без «отпускных».

Затем я вновь принимал зачет «на Пушкинской» у заочников. После этого был на собрании ГСК. Что-то там со сбором денег на «проект» не получалось. Это было похоже на «долгострой».

Дома посмотрел очередную серию «Раскола»…

18 мая. В Верховном Совете Украины председателем избран Александр Мороз («социалист»). Киев обвинил Москву во вмешательстве в дела Крыма. Патриарх Алексий находится в Сербии.

…Четверг оказался неожиданно скверным. Утром провел занятия и вновь «стакнулся» с Алешиным, который мне нахамил. С трудом удержался от взрыва. «Совещание у Шарапова» проводил проректор по науке Ильюшин на предмет координации учебных программ. Оставил Шарапову «докладные» на Алешина, но, маловероятно, что последует на них какая-либо реакция. Тридцатилетний пацан вряд ли пошел на открытый конфликт, если бы не подстраховался «сверху». Очевидно, кто-то ждал, что я сорвусь.

Моя проблема заключалась в том, что кафедра была создана и я был назначен заведующим еще до «госпереворота». После обретения «незалежности» в Украине стали происходить радикальные процессы «десоветизации» («деруссификации»), которые, прежде всего, осуществлялись в сфере образования. Одной из таких акций явилось предоставление Киевом ректоратам учебных заведений права самим определять учебные планы (и соответственно штаты). Однако вслед за этим последовали «рекомендации», подкрепленные резким сокращением финансирования. Мол, решайте сами, кому платить, а кого увольнять. Это послужило сигналом для сокращения, прежде всего, «гуманитарных дисциплин». И хотя моя кафедра не была «идеологической», некоторые мои коллеги хотели бы придать ей «национальный» характер. Но для этого им надо было бы убрать меня. А сделать это было не так просто. Поэтому я чувствовал, что каждый мой шаг находился «под колпаком» и за малейшей моей ошибкой не преминут «санкции». По этой причине я до сих пор не получил звания профессора, которое мне было положено по всем канонам. Тем самым меня хотели унизить, зная, что я это понимаю…

19 мая. «Останкино» с обеспокоенностью сообщило о том, что обстановка в Крыму становится «тревожной», т.к. в повестке дня Верховного Совета поставлены «радикальные» вопросы: утверждение МВД, УСБ, а также министров, восстановление Конституции Крыма от 6 мая 1992 г., о «гражданстве», о службе в армии и пр., – все предвыборные обещания крымских «россиян». По этому поводу Кравчук уже обратился с «просьбой-предупреждением» к Юрию Мешкову, который явно «нарывается». Кравчук и Ельцин довариваются о Крыме и блокируют вопрос о Черноморском флоте.

…На следующий день поговорил с Шараповым об Алешине. Абсурд какой-то! Заведующий кафедрой не мог наказать преподавателя, систематически срывавшего занятия. Встретившийся в коридоре мой коллега Александр Цветов «доверительно» сообщил, что ректор якобы намерен предложить мне возглавить мою бывшую кафедру. Ну, это вряд ли. Слишком много у меня появилось за последнее время «друзей-недоброжелателей». На кафедре «дал разгон» моим «девочкам», хотя вопрос о расчете учебной нагрузки, кажется, сдвинулся с мертвой точки. После обеда принимал зачет у экстерната «на Пушкинской»… в офицерской кампании с бренди «Золотой берег». Как-то, после отъезда Жени, я изредка стал нарушать свой «сухой закон», которого я старался придерживаться на протяжении последних лет.

Вечером дома беседовал с пришедшим «майором» Виктором. Но пока мне не были ясны его возможности в помощи по моей «даче». Здесь все могло закончиться одними «намерениями»…

20 мая. Похоже, обстановка в Крыму накаляется. Верховный Совет Крыма принял постановление о восстановлении Конституции Крыма от 6 мая 1992 г., что означает начало процесса сепаратизма. Украина должна прореагировать адекватно. Кроме того, было принято Постановление о службе крымчан в Крыму, что неизбежно спровоцирует Министерство обороны Украины. К тому же республиканские УСБ и МВД ликвидируются. Верховный Совет Украины дал Верховному Совету Крыма 10 дней на «раздумье». Радецкий (министр МВД Украины) заявил о «любых мерах, которые будут необходимы». Ельцин сказал; «никаких силовых акций в Крыму не должно быть» (ссылаясь на обещание Кравчука). Все СМИ комментируют «события» между Крымом и Украиной.

***

…Крымская республика уже успела принять две Конституции. Первая Конституция от 6-го мая 1992 года – «евграфовская»,– с юридической точки зрения, вероятно, представляла собой безукоризненный документ, единственным недостатком которого, пожалуй, была его нереальность, то есть полное несоответствие крымско-украинским реалиям. Поэтому ее можно назвать «утопически-романтической», хотя свою роль катализатора она сыграла. Вторая Конституция от 12-го мая (принята 12 сентября) 1992 года), – «багровская», – была своего рода «прагматической». Багров, – тогда еще Председатель Верховного Совета АРК, – очевидно, исходя из каких-то тактических соображений, вынужден был уступить весьма значительно своим киевским оппонентам. И он проиграл стратегически. Его Конституция так и не была утверждена Верховным Советом Украины. Так что Автономная республика Крым уже пять лет (с момента своего восстановления) жила без Конституции, что не помешало, однако, ей провести выборы своего Президента и нового Верховного Совета…

***

…В субботу я, как обычно, побывал на «даче». Высадившись из автобуса, добрался пешком через гору на участок уже к 10-ти часам. В это время делать уже было нечего из-за сильного ветра и палящего солнца. Но кое-что все-таки сделал.

Мог ли я подумать когда-нибудь о том, что, разменяв «полтинник», мне – доктору наук, – понадобятся мои огородные навыки, приобретенные в детстве. Но, благодаря им, у меня сегодня была возможность просто избежать банального «недоедания». Я сейчас часто вспоминал русскую интеллигенцию во время и после гражданской войны: сколько же тогда умов и талантов погибло, как Александр Блок, просто от голода?!

Дома почитал газету и посмотрел по ТВ фильм «Снега Килиманджаро» с Грегори Пеком. Удивительно, как молодой Пек похож на меня молодого, а я старый – на Хэма! Однажды один из моих «случайных» гостей спросил меня, глядя на висевший на стене портрет Хемингуэя, «это Ваши отец?». «Путешествие в одиночестве» – хорошее было бы название для моего будущего романа…

Воскресенье оказалось сумасшедшим днем. Почему-то ждал, что кто-нибудь зайдет, но напрасно. От одиночества в свободные дни можно было сойти с ума. Поэтому я старался загрузить себя работой, прежде всего, физической. Утром принял ванну (пока была горячая вода). Затем помыл квартиру. Позвонил матери и Жене. У Жени был «Последний звонок». Голос у нее веселый. Она сообщила, что ее мать мое «письмо получила», меня «простила», но «видеть не хочет» («большие расходы на дорогу»).

Я, после того, как вычитал очередной текст учебника, занялся уборкой большой лоджии. Это затянулось на весь день. Через смежную дверь лоджии зашел к соседям, но дверь захлопнулась, и пришлось ее ломать. После этого пили с ними коньяк. Потом смотрел кабельное ТВ. Таков был обычный выходной день старого холостяка.

Неделя предстояла тяжелая.

В понедельник, после занятий в колледже, забежал на почту, подписался на «Крымские известия». На кафедре дал указания «девочкам» откорректировать учебную нагрузку. После этого провел вновь зачет на экстернате («на Пушкинской»). Перед этим «ребята» (мои великовозрастные «вольнослушатели») привезли мне сетку-рабицу (для «дачи») и новый аккумулятор (для машины) и обещали привезти завтра мой холодильник из ремонта. Вот так приходилось решать свои «бытовые» проблемы. Однако зачет прошел вяло, половина группы его все-таки не сдала.

Вообще – это поразительно, как за последние два-три года ситуация в сфере высшего образования изменилась. Образование из абсолютной ценности культуры превратилось в потребительский «бизнес». Теперь каждый желающий мог купить – не образование как таковое, – а лишь свидетельство о нем. Подобно тому, как можно было купить права на вождение машины. И никто не думал о последствиях такой сделки. «Бизнес есть бизнес». Так вскоре появятся «бизнес-юристы», «бизнес-экономисты», «бизнес-учителя» и «бизнес-врачи». Эти псевдоспециалисты будут судить людей, ими управлять, их учить и их лечить. В результате образование вскоре отомрет как социальная потребность, а действительно образованные люди окажутся невостребованными изгоями общества. На пороге времена нового «воинствующего дилетантизма» (о котором писал А.И. Герцен в XIX веке)…

23 мая. Перед зданием Верховного Совета толпится народ. Обстановка накаляется взаимными заявлениями двух Президентов. Третий (российский) хранит царственное молчание. Юрий Мешков заявил по ТВ, что самое «нежелательное», если Россия останется в стороне от спора между Симферополем и Киевом. А украинские войска прибывают в Крым эшелонами. Украина и Россия начали переговоры о Черноморском флоте.

…Сегодня почувствовал, как я устал. Боже мой, сколько еще осталось?!

Утром по дороге на работу наткнулся на гулявшую козу с хозяйкой и договорился о молоке. Затем передал свое заявление-ультиматум по поводу Алешина Шарапову, который отнесся к нему «благосклонно», но от присутствия на заседании кафедры по этому вопросу отказался. Звонил Юра Мартынов, нес какую-то околесицу. Забавно будет, если он станет заведующим кафедрой, так как его назначение может произойти только «силовым методом» сверху. Днем я провел последнее занятие в «Таврическом». Обстановка в этом квазиуниверситете меня раздражала сочетанием духа казармы и борделя. Предупредил руководство, что на следующий год согласен работать только на полставки, и распрощался. Надеюсь, что мое условие не будет принято. А на основной работе нас всех обещали на лето оставить без «отпускных».

Как мне хотелось послать все к черту!

День «Последнего звонка». По городу ходили «выпускники» с красными лентами. А у меня в глазах – Женя, у которой я не был ни на «первом звонке», ни на «последнем». В сердце – гробовая тоска…

Утром в первый раз съездил и выпил кружку козьего молока. Наверное, это последнее средство. Если оно не поможет, тогда…

Потом занимался на кафедре текущими делами. Получил, наконец, деньги. Отвел Машу, дочь «майора» Виктора, на факультет к декану Чирову на предмет знакомства. Похоже, девочка ему понравилась. Обещал «проследить». На кафедре Алешин сунул мне в нос свое заявление об увольнении. Шарапов, по этому поводу, не скрывал своего злорадства, а начальник отдела кадров Опоркин («особист» в отставке) – своего раздражения. Теперь я неожиданно понял, что Алешин был его «стукачем» и действовал под его «прикрытием». Мерзавец!

Вечером заехал «майор» Виктор с коньяком. Выпили, на душе стало легче…

Накануне привезли из ремонта мой холодильник «Морозко», который теперь морозил, но сильно нагревался…

25 мая. «Останкино» активно освещает «крымскую тему». Цеков заявляет, что Крым не собирается выходить из Украины (а как же его предвыборные обещания?). В Москве два премьера не могут договориться о Черноморском флоте.

…Следующий день начался, как теперь установилось, с козьего молока. Затем – занятия, и потом – вновь зачет «на Пушкинской», который прошел легче, чем вчера. После этого провел заседание кафедры. Обсудили вопрос об Алешине (в его отсутствии) и решили: «отказать в доверии». Обе мои девчонки-аспирантки сдали благополучно кандидатский минимум по философии. После заседания кафедры отметили 60-летие Верстовской. Коньяк был очень хорош, пироги тоже.

Дома отлежался и смотрел ТВ…

Пятница оказалась неожиданно интересным днем.

С утра занялся кое-какими делами на кафедре. Затем принимал зачет. После этого уехал на «презентацию» нового «Института управления» (Карповой), на которой с приветствием выступил Юрий Мешков. Все прошло неплохо. Потом Карпова устроила «ля фуршет», который продолжился в кабинете начальника Дома офицеров (где проходила «презентация») и закончился… у меня дома.

Ко мне приехали мои «слушатели» экстерната: грек Панайот и армянин Альберт (оба – «предприниматели») с двумя «однокурсницами». Пили много, ели мало… «под Вертинского». Впервые я обратил внимание на одну из молодых женщин по имени Ирина. Она мне напомнила девушку, в которую я был влюблен в студенческие годы. Это было ровно тридцать лет назад. Боже мой, какая жизнь прошла за это время!

Потом я остался один слушать музыку. Неожиданно пришла моя аспирантка Наташа. «Просто так». Поговорили. От нее узнал, что на моей бывшей кафедре заведующим назначен все-таки Юра Мартынов. «Сбылась мечта идиота»! Теперь мне стало понятно, зачем он ко мне бегал последние дни. Боялся, что я ему составлю конкуренцию. Думаю, что он – «калиф на час», так как в коллективе кафедры у него не было никакого авторитета.

…Отходя ко сну, я не подозревал, что в этот день моя судьба сделала опять крутой поворот!

***

В субботу вновь принимал зачет «на Пушкинской», «дневники» сдавали хорошо. Видел Альберта и поговорил с Панайотом… о проекте поездки в Грецию. Ерунда! Дома поставил в свой «бар» две бутылки «Кайзера» и «Золотого берега», а в вазу – розы. На душе стало приятнее…

Вечером, убрав квартиру, смотрел по кабельному ТВ фильм ужасов «Головоломка тел». Соседка принесла оставленную ей для меня записку от Ирины, которая приходила в мое отсутствие, с просьбой позвонить и номером телефона. Что бы это могло значить?!

28 мая. В газетах Цеков вновь оправдывается, что он и не собирался отделять Крым от Украины. Между тем Верховный Совет Крыма не утвердил правительство Сабурова. А в Москве правительственные делегации опять ни о чем не договорились по Черноморскому флоту.

…В воскресенье утром с двумя «слушателями» экстерната («гаишниками») на их машине я отправился на «дачу». Мы вырыли 20-ть ям (под колья). Я все полил, опрыскал картофель французским средством, убрал камни и к двум часам был дома. Пообедал и отдохнул.

Потом позвонил Ирине и она приехала. Пили коньяк и вино и долго говорили: каждый о себе. Она моложе меня на шестнадцать лет, по образованию музыкант, но сейчас временно «безработная». У нее две дочери-школьницы, все они живут вместе с ее отцом (мать давно умерла). Она произвела на меня впечатление умной и непосредственной женщины. Я бы не сказал, что она была красивой. Но у нее была хорошая фигура, от которой исходила некая сексуальная аура…

После этого ночью я почти не спал. Я уже почти год не думал о женщине, полагая, что для меня этот вопрос был закрыт окончательно. К этому убеждению меня привел драматический финал отношений с Ингой. Но, похоже, жизнь продолжалась! Однако мне не следовало бы торопиться с оптимизмом…

В моей непутевой жизни было много женщин, но не было «случайных связей». Одни женщины любили меня, других любил я. Те, кого я любил, меня, рано или поздно, предавали. Таких было немного, но они оставили глубокие шрамы в моей жизни. Поэтому с возрастом я стал воспринимать «личные отношения» с женщинами весьма настороженно. Однако это мне мало помогло. Драматический финал «романа» с Ингой зародил во мне некий «комплекс неполноценности». Поэтому я не испытывал потребности в восстановлении нового «секс-флирта». Но меня тяготило одиночество и очень хотелось, что бы кто-то был рядом. Изменит ли что-то появление в моей жизни Ирины?

Назавтра мне предстояло ехать в Киев на научную конференцию и заодно отвезти последние тексты первой части учебника. Вообще-то, у меня не было желания ехать, так как на конференции делать мне было нечего. Но, все-таки это тот редкий сейчас случай приглашения, от которого нельзя было отказываться.

В понедельник, после занятий, помчался, опаздывая, на вокзал, где… прождал целый час (поезд опаздывал). Наконец-то, сел в вагон и разместился в вполне приличном купе. Правда, позже подсела какая-то бабка, которая ночью храпела. Так что я опять не спал. К тому же ночью было холодно, так как окно оказалось под шторой открытым.

В дороге постоянно думал о вчерашней встрече с Ириной. Что это значит и как мне быть? Одно хорошо, что Инга, как кляп, в одночасье вылетела из головы…

Киев встретил холодом и дождем. Так и прошел весь день. Зашел в министерство. Затем – визит к Парахову. Отдал ему последние главы первой части учебника, но узнал (о чем уже догадывался), что нужно было привезти еще заявку и сопутствующие бумаги. Помянул недобрым словом Карпову! Позвонил бывшей теще. Оказалось, что она в профилактории. Пообедал в городе и съездил на автобусную экскурсию по Киеву: посмотрел на Андреевскую церковь с высоты Владимирской горки и осмотрел фундамент «Десятинной церкви». На ночь устроился в общежитии института повышения квалификации при университете. Скромно, но терпимо...

Июнь. В постели со «Скорпионом».

Всю ночь шел дождь. Утром было очень холодно.

На конференции «Этноэтика и культура» разговор шел только об этике. Выступали немцы и швейцарцы. Их доклады были не интересны. Встретил Евгения Берестовского и затем помчался в редакцию изымать свой текст переданной ранее ему статьи для переработки.

Потом посетил свою бывшую тещу в профилактории. Постарела, «подобрела». Поговорили, конечно, об ее внуке. Интересно, могла ли она подумать тогда, когда подталкивала свою дочь к разводу, что через двадцать лет у нее не останется никого из близких людей, кроме меня, и она мне будет обязана тем, что я сохранил для нее единственного внука? Трагическая ирония судьбы!

Потом я вернулся на конференцию.

На следующее утро в общежитии окончательно отредактировал статью «Еще раз о национальности и «автономизации»:

.

***

«…Наивность в политике чревата серьезными последствиями. Поэтому тот, кто хочет получить удовольствие от политических игр, должен хорошо подумать, оправдан ли его риск.

…В контексте …международной ситуации и следует рассматривать события, разворачивающиеся в Крыму. Поэтому не случайно именно сейчас вновь возникла тема о «национальном вопросе», о «коренных народах» и о «праве наций на самоопределение», об «автономизации». Сакраментальным стало понятие «национальный суверенитет», смысл которого никто толком не знает, но во имя которого уже пролита кровь. Похоже, кому–то очень хочется выпустить Джинна национализма из заплесневелой бутылки, прибившейся к крымским берегам из соседней страны.

...В этой словесной эквилибристике, понятие «национальность» подменяется понятием «нация». В то время как первое – это этническая категория, второе – политическая.

«…Национальность, – писал известный русский философ Н.А. Бердяев, – есть проблема историческая, а не социальная, проблема конкретной культуры, а не отвлеченной общественности».

…Именно подмена понятий «нация» и «национальность» заложена в основе националистических концепций в Крыму. …Подмена понятий позволяет некоторым политическим лидерам …утверждать, что их «нация» имеет историческое право на «самоопределение».

…В международных документах действительно присутствует термин «коренные народы», который стал мелькать все чаще в публикациях последнего времени. Однако значение этого термина далеко неоднозначно…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю