290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Крымский излом 1994. Записки свидетеля. » Текст книги (страница 12)
Крымский излом 1994. Записки свидетеля.
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 21:00

Текст книги "Крымский излом 1994. Записки свидетеля."


Автор книги: Михаил Колесов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 15 страниц)

17 октября. «Новости» сообщают о приезде в Россию английской королевы. Елизаветы II . О том, что для «падения» рубля были «объективные причины», хотя Шохин признал, что были и «спекулятивные залоги». В Москве убили (взорвали) журналиста «Московского комсомольца» Холодова (перед явкой в Госдуму по поводу коррупции в Западной группе советских войск). В Крыму депутат Клычников дал интервью российскому «Маяку», в котором предупредил, что Верховный Совет может ликвидировать пост Президента, если Мешков будет «себя плохо вести». По местному радио транслировалась пресс-конференция Сергея Цекова по результатам его поездки в Москву (по приглашению Госдумы).

День рождения – грустный праздник.

Начался с плохо прошедшей ночи. Затем провел первые (после почти месячного перерыва) занятия. После этого – поздравления на кафедре. Мне подарили книгу Валентина Пикуля «Из тупика» (которую я давно высматривал). По нынешним временам это – дорогой подарок. Затем я помчался на вокзал, но поезд из Москвы опаздывал на час. Поэтому зашел к девчонкам Ирины и вместе с ее младшей дочерью встретил Ирину. Проводив их домой, я отправился к себе. Но Женя не пришла на встречу, несмотря на договоренность.

Затем – занятия в «Таврическом университете». Вернулся домой к шести часам. Собрались гости. Ирина со своими девчонками. Она привезла мне из Москвы «немецкие» туфли (дорогие и летние!). Приехал Леонид, сделавший вид, что не удивился, увидев Ирину в моем доме. Женя забежала «на минутку» (заболела?). Всё прошло вроде бы нормально, но как-то напряженно. Ирина и ее девчонки остались ночевать. Но держалась она необычно напряженно. Я почувствовал, что в ее отношении ко мне произошел серьезный перелом. И ночью у меня опять болело сердце.

На следующий день на душе было мерзко. День рождения прошел как собственные поминки. Утром Ирина отправила девчонок в школу. Потом я съездил на кафедру, сам не знаю, зачем. Замерз, и разболелась голова. Но, слава богу, после обеда удалось поспать. После этого провел занятия в «колледже» в тоскливом настроении. Из головы не выходила Женя. Ничто меня не радовало, не на чем было душе отдохнуть…

Вечером мой старенький телевизор «Таурас» замолк. Александрович дал свой «запасной» на прокат. Без телевизора совсем плохо. Пришла Женя, – помыться, поужинать и посмотреть «Санту Барбару». Выглядела нормально (а как же её вчерашняя «болезнь»?).

Второй день «отходил» от дня рождения.

На улице (и в квартире) все больше холодало. Утром пришлось за водой бежать вниз. На кафедре узнал, что Лариса вступительный экзамен по философии сдала с третьей попытки, но Мартынов поиздевался над ней «по-полной». Мерзавец! Выпили с ней «по чашечке» болгарского бренди «Золотой берег». После обеда я провел занятия в «Институте бизнеса». Там, наконец, получил деньги (но не понял, «сколько»). Звонила Карпова и сообщила, что на следующей неделе мне надо ехать в Киев. Домой пришел совсем больной (замерз). Зашла Ирина в «странном настроении» после трёхчасового «хорошего» разговора со своей старшей сестрой (здесь у нее есть еще и брат). Очевидно, семейка переполошилась после моего дня рождения. Пришлось отправить ее домой, что ей явно не понравилось. Но мне уже надоело постоянно оправдываться неизвестно за что («эгоист» и пр.)…

20 октября. В «Новостях»: в Чечне Дудаев разгоняет «войска» оппозиции (российские танкисты-«добровольцы» попали в плен) и в Москве хоронят Холодова.

…Проснулся вроде бы здоровым. Сделал, как всегда, зарядку и, позавтракав, отправился на работу. Занятия прошли нормально, несмотря на холод. Ирина провела свои первые занятия. Потом отметили на кафедре поступление Ларисы в аспирантуру. Пили массандровский портвейн, и я рассказывал «байки» из своей ленинградской и кубинской жизни.

Во второй половине дня домой пришла Женя похвастаться тем, что она, наконец, устроилась на работу (в «валютный» обменный ларек). Никакие мои возражения и предупреждения она не воспринимала («нормальные люди, как все»). Сообщила, что говорила по телефону с матерью, которая собиралась приехать к ней «в гости».

В «Крымских известиях» сегодня вышла моя статья «Последний решительный бой» с незначительными сокращениями.

***

«Очевидно, что крымский народ переживает сейчас самый важный момент современной политической истории, потому что решается вопрос о государственности Крыма. Однако удивительно, что при столь многочисленных комментариях в средствах массовой информации до сих пор умалчивается вопрос о действительных причинах «неожиданно» возникшего «конституционного кризиса». …Весь словесный камуфляж по поводу «нарушения Конституции» есть не что иное, как попытка «сделать хорошую мину при плохой игре». Поэтому не случайно Президент и затем Верховный Совет Украины попытались одернуть расшалившихся «крымских мальчиков» и строго предупредили, что, если они не прекратят «валять дурака», с них снимут штаны и выпорют. Так и будет!

…Совершенно очевидно, что крымский полуостров, который в начале века был последним оплотом «белой гвардии», в конце двадцатого века, вероятно, будет последней цитаделью Советской власти, которая сейчас пошла в свой последний и решительный бой. Да, сегодня решается судьба Советской власти в Крыму. Не понимать этого, значит не понимать всего того, что происходит в последние годы по всему пространству бывшего Советского Союза.

…События последних месяцев показали, что Крым – лишь один из многих островов политического архипелага СНГ. Ни экономически, ни политически он не пуститься в «автономное плавание». Все попытки реализовать хотя бы некоторые намерения государственной «самостийности» лишь затягивали «крымский узел». Только наивный обыватель может сегодня обвинять в этом республиканское руководство. Достаточно очевидно, что в Крыму переплелись «жизненно важные» интересы не только правительств Украины и России, но, что самое главное – их теневых структур, в том числе и политических. Не случайно московские «мафиозные» разборки почти синхронизируются с крымскими и сменили в этом году, как по чьей-то команде, прошлогодние «заказные политические убийства». Теперь «элита» выяснят, кому быть наместником в Крыму.

…Ни у кого нет сейчас реальной власти в Крыму.

…Между тем, думается, что обеими сторонами была допущена одна и та же ошибка. Просчет изначально заключался в том, что ставка была сделана на Россию. Само по себе название избирательного блока «Россия», так как и пророссийская избирательная программа Президента, лишены были какого-либо конкретного политического содержания, а преследовали лишь психологически пропагандистскую цель, манипулируя эмоциональным настроем крымских избирателей. …Поэтому, когда власть неожиданно оказалась в их руках, никто не знал, что дальше делать. И началась импровизация на заданную тему. Слово «Россия» звучало как заклинание из уст всех без исключения ораторов государственных рангов. А Россия при этом хранила «гробовое молчание».

…Наконец, главной ошибкой Президента Крыма был серьезный тактический просчет. В эйфории столь блестящей победы Юрий Мешков сложил с себя полномочия руководителя РДК/РПК и одновременно воспользовался своим высоким рейтингом среди избирателей, призвал поддержать блок «Россия» при выборах Верховного Совета, тем самым обеспечив его победу… Но этого делать было нельзя! В политике нет друзей и врагов, единомышленников и оппонентов. Власть – вещь непредсказуемая!

…Нет абстрактной государственности. Государство – это, прежде всего, люди, для которых оно создано, и которому оно должно служить. Если такое государство не выполняет своей главной функции – обеспечение благополучия и защиту своих граждан, – оно не имеет смысла и оправдания своему существованию. В таком случае альтернатива исторически известна: либо народ меняет форму государственности, либо государство становится над народом, попирая его интересы и принося его в жертву абстрактной идее государственности. Именно эта альтернатива и стоит на повестке дня сегодня».

***

Позвонил Леонид по поводу моей статьи для «Брегов Тавриды». Вроде бы Домбровский ее принял. Вечером я провел занятия в «Институте бизнеса». Сосед Александрыч реанимировал мой замолчавший телевизор (уже который раз!), но кабельное ТВ он теперь не принимал. Катастрофа! Купить новый телевизор для меня было не реально…

21 октября. По ТВ сообщили, что умер Сергей Бондарчук (и Никита Толстой).

…В связи с этим я вспомнил многочасовые очереди в Гаване в 1966 году на фильм «Война и мир». Как все-таки мы не ценим своих талантливых людей при жизни!

Всю ночь ветер бил в окно. Днем было ужасно холодно.

Утром напрасно смотался на обувную фабрику: прием обуви был прекращен. Вот так складывался «рынок»: что удобно людям, невыгодно «бизнесу». Зашел на Центральный рынок. Цены на самую скромную обувь – от 1 до 3,5 «лимонов», так что с моими деньгами здесь делать было нечего.

Попугай Лорка заболел и «плакал», как ребенок (явно скучая по Жене). Удивительная птица! Небольшой зеленый попугай из тропической породы «Лоро». Его подарили дочери в Никарагуа десять лет тому назад. Он все прекрасно понимал и адекватно реагировал. Признавал авторитет только Жени и ко мне относился требовательно как к прислуге. У него была отвратительная привычка резко кричать, когда ему что-то не нравилось. И еще он, как дикий сын джунглей, любил свободу и ненавидел клетку, с железными прутьями которой он расправлялся своим сильным клювом как с макаронами. Поэтому клетку мне приходилось постоянно ремонтировать.

Вечером я сидел один в холодной квартире, пил «херес» и думал опять: зачем мне нужна такая жизнь. В чём ёе смысл?

Переезд в Крым и последовавшие вскоре события неожиданно превратили мою жизнь в какую-то внутреннюю «эмиграцию». Страна, которой я принадлежал, исчезла, а вместе с ней быстро исчезла и та парадигма ценностей, которая определяла смысл жизни. То, что раньше было безусловно, важным, быстро обесценивалось. Правда оказалась ложью, долг, порядочность и совесть были заменены на «интерес» и «выгоду», мораль превратилась в лицемерие и прочее. Как быстро изменились человеческие отношения, превратившись лишь в средства достижения целей! То, что было немыслимо еще несколько лет назад, сегодня заурядная «норма». Цинизм стал критерием жизни.

Конечно, я никогда не был идеалистом и моралистом, моя непростая жизнь научила меня смотреть на мир реалистически. И давно я уже понял, что люди никогда не бывают теми, за кого они себя выдают. Жизнь – это некий бесконечный спектакль, в котором актеры исполняют определенные «характеры» и убеждают друг друга в их «подлинности». Это – как бы роли, определенные сценарием жизни. На самом деле в своих «гримёрках» (если заглянуть туда тайком) – это совершенно другие люди. Но этот «театр» установил определенные правила общения и поведения, с которым каждый нормальный человек вынужден считаться. Жить по правилам, принятым в обществе, это и было нормально. Когда же этот «кодекс» разрушился, распалась «связь времен», и человек оказался в аморальном вакууме. Не случайно древнекитайский мыслитель предупреждал: несчастны те, кому выпало жить в эпоху перемен.

Люди сейчас, как после кораблекрушения в штормовом море, пытались выплыть сами по себе, отталкивая друг друга, и один за другим уходили на дно.

Вроде – риторика. Но, по сути, это обо мне, как и о каждом…

В воскресенье утром я встал необычно поздно. На «дачу» не поехал. Съездил в гараж. С обменом ничего не получалось. Погода вновь установилась прекрасная. Дома обнаружил, что в магазине продавщица нагло подменила мне вино (на более дешевое). Досадно!

Ирина не пришла ни днем, ни вечером. «У меня предчувствие», – сказала она вчера. После последнего возвращения из Москвы она вела себя очень «странно». Это – либо результат решительного вмешательства «семьи», (действительно, кому нужен больной старик?!), либо у нее появился кто-то, кто «умеет обращаться с женщинами».

Второй раз услышал по радио «приглашение» турагентства в Париж. Очень захотелось съездить. Ну, это вряд ли. Но, если я все-таки выйду из этого «водоворота жизни» живым, то обязательно побываю в Париже!

А вообще-то, если задуматься, то мне оставалось: либо жениться на Ирине, либо спиться, либо сбежать заграницу. Конечно, есть еще один выход. Но пока не хочется...

Женя сегодня не появилась. Чем она занята в выходные?

Вечером сидел с бутылкой вина у ТВ и смотрел отличный боевик с Ж.– К. Вандамом.

Понедельник оказался суетным, а значит – пустым днём.

Началось с магазинов, в которых ничего не удалось купить (ни молока, ни хлеба). Затем съездил на кафедру, поговорил со своими «девчонками» по поводу грядущего ремонта помещения кафедры. Позвонил Ирине домой. Трубку взял «папаша». Похоже, Ирина дома опять не ночевала. До Карповой дозвониться не удалось. Так что новых готовых текстов к учебнику не было и ехать в Киев с «пустыми руками» было незачем.

Вечером провел занятия в «колледже». По дороге нашел Женю в «валютном» ларьке на Куйбышевской площади. Опять позвонил Ирине, говорил с Татьяной, которая мне явно «врала», (похоже, что она мать сегодня не видела). Ирина исчезла! Либо уехала, либо дома не ночевала. Поужинал один с бутылкой портвейна (которую купил на последние деньги).

Черт возьми! Ирина все-таки уехала в Москву! Узнал об этом случайно от Ромы. Значит, ее отец и дочь мне соврали. Ну, хватит! Мне это надоело!

На кафедре начался ремонт, поэтому все болтались в коридорах. Разговор с Шараповым был безрезультатным. «Мы очень ценим Ваше рвение», – звучало как издевательство. Новое помещение под кабинет пока не давали. «Лезть в бутылку» по этому поводу не хотелось. После занятий выпил кофе с бутербродами и отправился домой.

Молоко и хлеб опять купить не удалось. Да, и денег практически уже не было. Потом заехал в таксопарк и договорился на субботу сделать «косметику» машины (подрихтовать дверь). Знакомые ребята делали мне мелкий ремонт фактически бесплатно (пока дочь «бригадира» училась у меня на курсе).

Занятия в «Таврическом» прошли, как всегда, трудно. Дисциплиной здесь никто не занимался и «слушатели» относились к занятиям, как к одолжению, которое они делали преподавателю. Читал лекцию с валидолом под языком.

Перед сном посмотрел прекрасный фильм с Майклом Дугласом и Чарли Шинном «Уолл-стрит».

Ночью болело сердце…

В среду устроил себе «день отдыха». За окнами всю первую половину дня (и накануне ночью) лил дождь. Я вычитывал принесенный накануне Карповой текст, потом заскочила «на минутку» Женя. Очень нервничала (?). Расстались холодно. Я сходил в магазин и впервые за полгода основательно «отоварился»!

Вечером читал «Крымские известия»:

Неплохая заметка Яковлева (псевдоним) о том, что у СПРК шансы сейчас возросли. Жаль, что я не в этой партии, но из нее надо делать социал-демократическую партию Крыма, объединив в ней левые (некоммунистические) партии. Но вряд ли эти политические дилетанты додумаются и смогут договориться между собой.

Вечером я смотрел кабельное ТВ и пил портвейн, отмечая пятимесячный «юбилей» с рокового дня встречи с Ириной, о котором она, наверняка, и не вспомнила. Символично!

Утром астрологический прогноз (по радио) предсказал, что сегодня для меня день «подведения результатов творческой работы». А ведь действительно! На кафедре я отдал Карповой все отредактированные тексты второй части учебника – итог годовой работы всего коллектива. Не дай Бог, если все это окажется зря!

После обеда и короткого отдыха провел занятия в «Институте бизнеса». Какие прекрасные ребята! Перед этим встретился в городе с девчонками Ирины и отдал им ее «домашние» вещи. Для меня уже было ясно, что Ирина опять «загуляла» в Москве. Вот и ее «предчувствие»…

27 октября. Вечером смотрел по ТВ беседу Рязанова с Евтушенко. Все-таки он – умница! В Москве уничтожен захватчик самолета. Госдума не отправила Черномырдина в отставку. В Крыму квартуслуги повысились в 5-7 раз!

…Утром неожиданно явилась Ирина. Выглядела эффектно. Вела себя вызывающе и обращалась ко мне на «Вы», давая понять, что теперь наши отношения только «официальные». А значит, и отчитываться передо мной она не обязана. Конечно, разговаривать в таком тоне я с ней не стал и выпроводил ее домой.

Потом провел свои занятия. Ремонт помещения кафедры уже был закончен.

Дома после обеда пришла Женя опять «на минутку». И опять расстались холодно.

На следующий день явилась Ирина «выяснить отношения». Очевидно, ей не понравилось, как я вчера бесцеремонно ее выставил. Но разговора не получилось. Она естественно считала себя передо мной «ни в чем не виноватой». Напротив, была «обиженна» и «оскорблена». Обращаясь весьма бесцеремонно со мной, она очень не любила, когда я вел себя по отношению к ней «жестко». Она ушла быстро, не получив «удовлетворения», так как, видно, ожидала от меня очередных «претензий», которых на этот раз не было. Это ее озадачило…

28 октября. В Москве в Госдуме выступал Александр Солженицын, призывая к «демократии» и «возрождению земства». Депутаты при этом развлекались. Не могу я его понять. Прочитав почти все его произведения («Архипелаг ГУЛАГ» я читал еще на английском языке в начале 80-х), в том числе «Красное колесо», я так и не понял, кто он – «Дон Кихот» XX века или циничный прагматик?

…В последнее время я заметил, что после вина у меня стали неметь кисти рук, иногда на артерии шеи явно чувствовался «затор», который удавалось «пробить» лишь энергичным массажем. Странно (?).

Ночь спал очень плохо. Утром убрал квартиру и отправился в гараж. Машину вывел легко и поехал в таксопарк. Там прождал около часа напрасно, так как не пришли «маляры». Да, и машину на этот раз, почему-то, не пустили на территорию. Но все-таки на поврежденной дверце сделали рихтовку и отрегулировали зажигание. С тем я и уехал. Загнал машину в бокс сравнительно быстро (в три приёма).

Дома делать было нечего. Ирина не пришла. Похоже, что «пружинка» у нее все-таки сломалась еще в сентябре. Жаль, что выпить было нечего!

29 октября. Смотрел по ТВ встречу с прессой нового министра МВД АРК В. Кириченко. Оказалось, что это «тот самый», – с которым я случайно познакомился, – сын бывшего 1-го секретаря Крымского ОК. партии.

…В воскресенье, по астрологическому прогнозу, у меня должна была быть «ясной» голова. Отправился на «дачу». Повезло, что автобус на этот раз довез до участка. Кое-что посадил и закрыл (на зиму) деревья. Обратил внимание на симпатичную соседку по участку (лет 35-ть). Назад ехали вместе.

Дома смотрел ТВ и думал об Ирине.

Понедельник – день кафедры.

На работе вновь таскал аппаратуру, книги и вообще «наводил порядок» в новом помещении. Заседание кафедры прошло несколько скованно (присутствовала Ирина). Я дал легкий «разнос» всем. Отдал на редактирование Верстовской первую часть учебника. Забрал у Карповой папку со всеми текстами и с рецензиями из Киева. По ее словам, учебник принят без третьего тура, но по критическим киевским рецензиям я в этом не был уверен. Неужели она врала?! Юра Катушев готовился к защите свой диссертации и держался столь спесиво, будто это была не кандидатская (в 40 лет), а докторская. После заседания, по традиции, попили кофе. Потом я позволил себе купить книгу Шпенглера «Закат Европы», воспользовавшись тем, что Верстовская принесла мне «почасовые» от «Института бизнеса». Но на основной работе денег мы опять не получили.

Дома ужин прошел опять в одиночестве. Женя в «своем» киоске не появлялась уже несколько дней. Что случилось?

31 октября. «Останкино» (и «Эхо Москвы») сообщили: Кучма заявил, что альтернативы референдума на Украине нет, и дал команду к повышению цен с 1 ноября! У берегов Англии потерпела аварию российская плавбаза (экипаж спасен). По крымскому ТВ прошло интервью с Сергеем Кунициным, вернувшимся из «учебы» в США.

Ноябрь. Отмена «отложенного приговора».

Уже несколько дней «киоск обмена» был закрыт. Что с Женей? Черт возьми, ее адреса у меня не было! Где теперь её искать? Ведь, если с ней что-нибудь случилось, я не смогу её найти. Мерзавки!

Вспомнил о своем знакомом студенте «экстерната» – зам. начальника РОВД. Позвонил и зашел к нему. Попросил проверить по «оперативным» каналам, не промелькнула ли где моя дочь. Он тут же проверил и успокоил меня, что «пока» все «в порядке». Но обещал «иметь в виду»…

Ночь прошла беспокойно и подачу воды проспал. После занятий «наводил порядок» на кафедре. Наконец-то получил деньги. Поговорили с Ларисой о теме диссертации. Прочитал «нулевую» рецензию на учебник, полученную из Киева. По сути, – разгромная. Кто-то очень не хотел, чтобы наш учебник вышел первым в Украине. Так что, Карпова явно врала относительно победы на 3-м туре.

Вечером провел занятия в «Таврическом» (в «Кораблике»). По дороге зашел в таксопарк, договорился о машине на завтра.

Цены в городе подскочили в три и более раз! Молоко уже несколько дней не мог купить. Поэтому пил вино. Что буду пить, когда кончится бутылка, не знаю, потому что теперь оно будет мне не «по карману». В магазинах полки пусты, продавцы ждали новых цен на продукты. Все коммунальные услуги увеличились в 5-7 раз.

С ужином пришлось «выкручиваться» без воды. От постоянно шумевшего лифта можно было сойти с ума. Почувствовал, как в последние дни сдал...

Утром был с машиной в таксопарке. Проторчал долго. В конце концов, сняли дверь. Потом почти час загонял машину в свой бокс гаража!

После обеда таскал воду с первого этажа на десятый. «Крымские известия» объявили, что 3 дня не будет подачи воды вообще…

2 ноября. «Новости» комментируют два важных события: отказ Черномырдина ехать в Польшу (якобы из-за того, что польские полицейские избили российских туристов) и сессию Верховного Совета Крыма, который должен принять «меры» по «соответствию» с Конституцией (Цеков взял «тайм-аут»).

Сергей Мавроди избран в Госдуму! Ну, и ну!!!

…Ирины не было уже пятый день. После последней московской поездки она заметно изменилась, стало более раздражительна и агрессивна.

Астрологический прогноз посоветовал: «махнуть на все рукой и предаться философским размышлениям».

Вечером, наконец, пришла Женя. Слава Богу! Разумеется, ни каких объяснений не было. Единственно, что узнал, – работу в киоске она потеряла, так как «хозяин» обвинил ее в «растрате», и ее адрес проживания (окраина города за вокзалом).

Утром я прошел безрезультатно по магазинам. Зато взвесился, и вес неожиданно оказался оптимистическим – за полгода поднялся!

Вечером начал читать Валентина Пикуля «Из тупика», как всегда, с удовольствием. Потом засел за ТВ с бутылкой «Ркацетели»…

3 ноября. В Симферополе проходит сессия Верховного Совета, на которой пытаются привести «в соответствие» одну Конституцию (Крыма) с другой (Украины). Доклад делал Цеков. Некоторые депутаты призывают к референдуму. Украина намекнула, что она не прочь отдать свою часть ЧФ России (в счет долга). Так что, похоже, наш Верховный Совет сядет задницей в лужу. В Амурской области пропал вертолет с 60 кг. золота! 46-я катастрофа за год.

…Кажется, я заболел (простыл в среду).

Резко похолодало. Утром выскочил в магазин, в отделах, по-прежнему, пусто.

Потом был на кафедре. Вновь разговаривал с Ларисой о теме ее диссертации. У Ирины сорвалась первая пара занятий. Со мной она держалась индифферентно, не среагировав даже на сообщение о моем «заболевании». Карпова не появлялась. Впереди четыре дня «отдыха» по случаю старого советского праздника.

После обеда пришла Женя и сообщила, что ищет квартиру, но не могла «уехать» из-за долгов хозяйке. Взяла на это у меня деньги (как раз я получил «индексацию» на курсах).

К вечеру я совсем расклеился, но все-таки провел занятия. Но на следующий день нужно было обязательно ехать в таксопарк. Решил на «праздники» отправиться к матери в Гурзуф…

4 ноября. В «Крымских известиях» напечатано выступление Сергея Цекова на сессии Верховного Совета («К истории вопроса…»). Ну, и что дальше? Сообщение о конференции в Ливадии (по «геополитике»?) «непотопляемого» Владимира Казарина с участием нового министра культуры.

…Суббота – проклятый день!

С утра похолодало. Отправился в таксопарк за дверцей. Конечно, ничего не было сделано. Тягомотина длилась до 3-х часов дня (с 9-ти!). В это время пошел снег, стало холодно. По возвращению, машина заглохла у светофора на Киевской улице (в двух шагах от дома). Стоял до 7-ми часов вечера. Сходил за Александровичем, но он ничем не мог помочь. Наконец, меня «подобрал» (на буксире) таксист и дотащил до дома. При постановке во двор ударил машину об угол стоявшего во дворе гаража. В шоке от этого я отблагодарил таксиста лишь 10 тысячами, при этом потерял свой «проездной» на 30 тысяч (вероятно, у него в машине).

Вечером зашла поужинать Женя. Значит, денег у нее нет вовсе. А затем явилась Ирина (!). Поговорили с ней о том, «что делать, если хочется, но не нужно», и о том, что я «поставил на себе крест», а надо жить «в свое удовольствие». – «С годами человек обрастает паутиной».

Черт возьми! И опять она, в определенном смысле, права. Действительно, если не можешь жить так, как «хотелось бы», то тогда «расслабься» и постарайся получить «удовольствие» от того, что имеешь. Но, как раз с «расслаблением» у меня никогда в жизни не получалось. Всегда я находил какие-то проблемы, которые надо было решать. Может быть, это шизофрения, которая обостряется с возрастом? Может быть, лучше «бросить весла и плыть по течению»? Наверное, так было бы «лучше», во всяком случае, «легче». Но вот, почему-то не хочется…

16-го числа у Ирины должен был состояться «развод».

Кажется, я все-таки не заболел. Но ни о какой поездке на «дачу» или в Гурзуф речи быть не могло.

Мое следующее утро продолжалось несколько дольше обычного. На улице – мороз и снег. До матери не дозвонился. Проход по магазинам оказался относительно удачным. Теперь можно было и отметить «праздник». После обеда попытался «оживить» машину, после того как Александрыч перебрал топливный насос, но не удалось. Возможно я «посадил» аккумулятор.

Вечером забежала «на минутку» Женя, а потом пришла Ирина и осталась на ночь…

6 ноября. В «Крымских известиях» – интервью Виктора Межака (зам. Председателя Верховного Совета), отмежевавшегося от Цекова и сочувствующего Мешкову («друг и соратнику», «опутанный … своими советниками»), призывавшего Верховный Совет и его председателя «подать в отставку». Кучма выторговывает у Ельцина право распоряжаться Крымом… в обмен на ЧФ!! Каково!? Прямо цитата из моей статьи!

7 ноября – пока еще «официально» праздник, хотя Ельцин этот день провел на «работе», но демонстрация в Москве все-таки состоялась.

По этому поводу я задумался над тем, а что собственно сейчас происходило в России (и в Украине). Действительно ли это можно назвать «контрреволюцией» и сменой «политического строя»? И вообще, – какой тип государства представлял собой Советский Союз?

***

…Сколько миллионов представителей умного и трудолюбивого народа погибло для утверждения «советского» государства, как жестоко уничтожалась интеллектуальная элита общества ради его сохранения, какие неоправданные жертвы были принесены во имя утопической «коммунистической идеи»? При этом «Советская власть» существовала только ради власти «партноменклатуры», на содержание которой тратились огромные средства. Все государственные институты (от системы образования до «правоохранительных органов») существовали только для того, чтобы поддержать эту власть на том пьедестале, на который она взгромоздилась на плечах народа.

…Однако нужно признать, что созданная государственная административная система была надежной, потому что опиралась на два самых глубоких чувства каждого человека: страх и веру. Это подкреплялось таким изысканным политическим трюком как иллюзия «народовластия». Еще М.А. Бакунин писал: «Республиканское государство, основанное на всеобщей подаче голосов, может быть очень деспотичным, даже более деспотичным, чем монархическое, если под предлогом, что оно представляет общую волю, государство будет оказывать давление на волю и свободное развитие каждого из своих членов всей тяжестью своего коллективного могущества».

…Сегодня, по существу, ничего не изменилось, лишь на смену «партократам» пришли «демократы», то есть лишь поменялся идеологический камуфляж. Но обнажилось хищническое нутро государства, которое сегодня уже не может обеспечить достойное существование человеку, защитить его от уголовного террора и чиновничьего рэкета. И в то же время оно, по-прежнему, готово обрушить всю мощь своей армии и «правоохранительного» аппарата на головы и спины своих граждан, либо погребая их в огромной братской могиле, либо возрождая психологию страха и безнадежности, столь знакомую по недавнему прошлому.

…Вот и получается: «назад не хочется, а вперед не можется»…

…Утром с Ириной зашли к Роме, забрали их и пришли ко мне. Пока мы с Ромой «делали» (и сделали!) машину и отогнали ее в гараж, женщины приготовили обед. Вечер прошел отлично. Потом пришла Женя, посидела за столом несколько минут. Отправив гостей, я проводил ее до «Москольца». После этого зашел к Роме. Почитал на компьютере свой гороскоп на год, принял горячую ванну (живут же люди!), попил «ланкийского» чаю с чудесным пирогом. Посмотрел по ТВ, как избивали праздничную демонстрацию в Киеве, и очень скучную передачу сатирика Михаила Задорнова. Домой вернулся очень поздно, но в хорошем настроении (впервые за последний месяц). Погода была прекрасная: плюсовая температура и солнце.

Днем дозвонился до матери. У нее «все хорошо», но в квартире холодно, так как вовсе не топили…

На следующий день праздник продолжался. Провалялся необычно долго в постели. Потом привел в порядок квартиру и прочее. На это ушло полдня. Затем отнес к Ирине ее магнитофон, отремонтированный Ромой (который он принес вчера). Ее девчонки встретили меня удивленно, но хорошо. Из этого я сделал два вывода. Во-первых, они ничего не знали о нашем «примирении», а, во-вторых, при этом – отсутствие матери вчера ночью дома было воспринято ими «в порядке вещей». Это подкрепило мои подозрения о том, что Ирина не ночевала дома чаще, чем бывала у меня.

Я вернулся домой рано. Но увидел, что Женя уже была и ушла (не взяв денег). Зашел сосед Владимир Александрович и вновь наладил мой телевизор («последний раз»). Выпили с ним пару рюмок портвейна, закусив принесенным им пловом (он никогда не приходил ко мне «на рюмочку» с пустыми руками). После его ухода я прикинул свои расходы за два праздничных дня: получалось больше полумиллиона! Однако настроение у меня от этого не ухудшилось. Не часто в последнее время мне выпадали такие удачные дни…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю