290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Крымский излом 1994. Записки свидетеля. » Текст книги (страница 4)
Крымский излом 1994. Записки свидетеля.
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 21:00

Текст книги "Крымский излом 1994. Записки свидетеля."


Автор книги: Михаил Колесов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 15 страниц)

Утром на кафедре решал текущие дела. Позвонил Глубочанскому и узнал, что «Мещанская газета» мою статью печатать не будет. Затем встретился с ребятами-студентами из «команды» Евгения, отдал им листовки для расклеивания. С подъехавшей Ларисой обговорили текст ее выступления по радио на завтра. Вечером ко мне домой забежал Сергеев – теперь бывший «соратник по партии», и тоже «одномандатник». Его предвыборная кампания проходила вяло (беседовал со старушками).

На улице уже несколько дней шел дождь…

В среду я выступил в Республиканской детской больнице перед медсестрами. Приняли хорошо. Прошел пешком по улице Титова – ни одного моего плаката!

После этого помчался на вокзал проводить Женю.

Эти последние два года, которые мы прожили вместе, были, пожалуй, непростыми для обоих. Но, все-таки, мы как-то поддерживали друг друга. Девочка выросла, сейчас ей больше нужна была мать. Возвращение в ее «родную» школу могло бы помочь благополучно ее закончить и дало бы ей какую-то перспективу. Удачи тебе, дочка!

Мои же «перспективы», – и, прежде всего, со здоровьем, – оставались совершенно неопределенными, и все могло в ближайшее время закончиться весьма скверно. А пока мне надо было вновь привыкать жить одному…

После короткого отдыха дома я отправился в Юношескую библиотеку, которую долго искал, и оказалось зря, так как это – не мой округ. Да, и собралось всего семь человек, хотя заведующая активно суетилась. По возвращению домой, после ужина принимал некоего Косарева, – рабочего и кандидата-коммуниста. Он отнял у меня много времени, пока я разобрался, чего он от меня хочет.

«Крымские известия» опубликовали мою статью «Интеллигенция и политика»:

***

«…Крымская интеллигенция стоит на пороге, если не вымирания, то, во всяком случае, изгнания из своего Отечества. Создается впечатление, будто кому-то очень нужно, что бы наша родина превратилась в культурную «резервацию» на обочине европейской цивилизации.

…Интеллигенция – это образованная часть общества, основной социальной чертой которой является ее «умственная активность»… В то же время интеллигенция – это «критически мыслящая личность», по выражению Петра Лаврова.

…В нашей стране интеллигенция была слугой двух господ: народа и власти, – выступая в роли «прослойки», «буфера», «посредника» между ними, особенно, когда они начинали выяснять между собой отношения. Ни одна страна не сделала так много для уничтожения своего собственного интеллектуального генофонда... В тяжелые для страны времена… наша интеллигенция была обречена на нищету и вымирание.

…В нашем «экспериментальном обществе» за годы советской власти сложилась своя «интеллигенция», формируемая из той части «образованного класса», которая пошла в услужение бюрократическим структурам.

Сейчас эта «номенклатурная интеллигенция» …уже не может быть «умственной властью» нового общества… Это прислуга вчерашних господ. Она уже развращена беспринципностью и лицемерием власти. Это – «псевдоинтеллигенция», «полуинтеллектулы».

***

…На следующий день Евгений принес листовки, некоторые пришлось разрезать. Теперь их 3 тысячи. Затем я отправился на встречу с милиционерами Киевского РОВД (которая сорвалась накануне). Выступил коротко и «без души», так как реакция слушателей была индифферентной (проголосуют, за кого скажут). После обеда выступил перед врачами 2-й поликлиники. Приняли «тепло», но молча.

Прослушал выступление Ларисы по радио «Метроном» – получилось неплохо. Но кто сейчас слушал радио?! Позвонил Ларисе, поблагодарил за ее удачное выступление. Вечерние занятия «на Пушкинской» прошли напряженно. Все-таки тяжело выступать четвертый раз за день. Затем зашел в редакцию «Мещанки», но редактора Рябчикова не дождался. С «Южным курьером» тоже пока было не ясно.

Утром я был (вместе с другим кандидатом) на встрече с врачами Детской республиканской больницы. Встреча прошла хорошо, но некоторые слушатели выразили сожаление, что они будут голосовать в других округах. С каждым выступлением энтузиазм мой падал. Я, наконец, понял непродуктивность таких встреч. Большинство людей, как правило, жили не в тех районах города, в которых работали. Отсюда и такая низкая явка. К тому же многие уже давно (после президентских выборов) определились и отдадут голоса за кандидатов «своих» партий. Ясно, что фаворитами предвыборной гонки являлись коммунисты и «россияне». Ставки уже сделаны…

Это была последняя из запланированных встреч. Теперь оставалось ждать. Евгений полон пессимизма: мои листовки постоянно срывались. По моим подсчетам, у меня был шанс войти в «пятерку», но для финала не хватало еще «чуть-чуть»...

После обеда я побывал на коллегии министерства в качестве «статиста». Никто даже не извинился за «подставу» в музучилище. Министр держался индифферентно и ранее высказал Леониду свое «пожелание», что впредь мое присутствие на коллегии «необязательно». Что означала эта резкая перемена? Вероятно, «сверху» поступило соответствующее «разъяснение».

Дома я отдохнул. Делать ничего не хотелось. Настроение с каждым днем становилось все тяжелее. Устал. Одному совсем было плохо. И напиться нельзя. Я не брал в рот спиртного (за весьма редким исключением) уже больше года с последнего острого приступа панкреатита, который чуть не закончился операцией. Два молодых дежурных хирурга в «Семашко», принявшие ночью меня «по «скорой», не сказав мне ни слова, стали готовить к срочной операции «язвы» (даже уже сделали «усыпляющий укол»). Я же, ошалевший от боли, сообразил это уже в операционной. Естественно, я «настойчиво» отказался и голым отправился в свою палату. При утреннем обходе заведующего отделением выяснилось, что дежурившие врачи «ошиблись». Хорошо, что свой диагноз я знал сам!

25 марта. По ТВ, радио и в печати идет бесцеремонная пропаганда (очевидно, хорошо проплаченная) моих конкурентов. Леонид Грач в интервью «Крымским известиям» рвется в бой за восстановление «социальной справедливости». Это вместе с Левой Миримским! Юрий Мешков выступил на ТВ с обращением, в котором призвал голосовать за кандидатов блока «Россия». Это – уже наглость и циничное нарушение Закона о выборах!

…В субботу в 9-ть часов по радио прошла презентация «Крымской энциклопедии» с моим выступлением в связи с предстоящей в мае конференцией «Этнос и культура». Перед этим я сбегал на телефонную станцию и поговорил с Женей, которая сообщила, что доехала благополучно.

Затем отправился в Гурзуф и к обеду был у матери. Здесь «все в порядке», хотя практически нет отопления. От холода в промерзшей квартире у меня заболели почки. Вечером я прогулялся по пустынной набережной. Это меня всегда успокаивало. К телевизионным «Новостям» меня совсем развезло. Пришлось лечь на грелку, ночь прошла беспокойно. Утром надо было перевести стрелки часов на 2 часа (Указ Мешкова).

Да, от матери узнал, что на 8 марта ей звонила Инга, наплела о моей предстоящей женитьбе на Карповой. Бред! Но откуда? Вероятно, это – трепотня самой Карповой.

27 марта – день выборов в Верховный совет Крыма (и в Верховный Совет Украины).

Утром прогулялся по безлюдным улочкам городка. Я очень люблю именно весенний умиротворенный Гурзуф. Неожиданно ощутил острую боль внизу живота (?). Отлежаться не удалось. На попутной машине (мать, как всегда, нагрузила картошкой) поднялся на трассу и отсюда, более или менее благополучно, на троллейбусе добрался домой. Потом, согнувшись пополам от боли, пошел голосовать… за себя. Во втором бюллетене (партийном) оставил блок «Россия», хотя, конечно, зря. В третьем бюллетене вычеркнул всех кандидатов в Верховный Совет Украины. В четвертом, – вопросы к референдуму, инициированному Мешковым: возвращение к Конституции 6 мая 1992 гола, двойное гражданство и законодательная сила Указов Президента Крыма, – отметил все «да».

После этого навалилась страшная усталость и все стало безразлично...

На улице опять шел дождь.

У меня, похоже, было отравление. Пришлось усиленно заняться самолечением.

Ночь прошла относительно спокойно. Боль отпустила также внезапно, как пришла. Утром опоздал на занятия на час (забыл о переводе времени!). К счастью, на первую пару никто из студентов не пришел (тоже, наверняка, из-за перевода часов). Вторую пару провел нормально. Потом провел очередное заседание кафедры, после которого раздал членам редколлегии учебника, привезенные Карповой накануне из Киева «гранты Сороса». Сумма в долларах была весьма значительной. Этого, может быть, мне не следовало делать, и нужно было оставить деньги на издание учебника. Но Карпова заверила, что прохождение третьего тура давало нам право на бесплатное издание в Киеве. В этом случае мои коллеги меня бы не поняли. Для них эти две-три сотни долларов были огромными деньгами…

Сегодня мы, наконец-то, получили зарплату за февраль (меньше, чем у водителя троллейбуса). Затем Антонина устроила мини-банкет по случаю получения диплома доцента.

28 марта. По радио и ТВ сообщили, что в голосовании приняло участие по Украине – 60%, по Крыму – 60, 24%. По слухам, «Россия» получила более 60%. «Опрос» (референдум) прошел успешно для Юрия Мешкова.

…Во вторник утром отправился к женщине-экстрасенсу, с которой меня познакомила Обуховская и которая оказалась «биоэнергетиком» (с «педагогическим образованием»). Приём она вела в обычной однокомнатной квартире (где, однако, не жила) в районе старого аэропорта «Заводской». Поговорили с ней долго. Она сделала мне кое-какие процедуры-манипуляции. Высказала предположение, что кто-то «забирает мою энергию» (?). Оставил ей (под кружкой) 25 тысяч.

Кстати, «психоэнергосуггестия – это бессловесная форма внушения, где применяются методы концентрации биоэнергии для воздействия на психическом уровне».

По дороге я зашел в редакцию «Крымской правды» отдать долг фотографу. Обуховская сообщила, что по моему округу прошли активистка «Союза солдатских матерей», поддержанная блоком «Россия» и Лева Миримский.

После обеда провел занятия в «Таврическом университете».

Вечером ко мне домой зашел рабочий кандидат-коммунист (уже бывший) и предложил мне сотрудничество по его программе воспитания молодежи. Какая-то ахинея!

29 марта. Республиканские радио и ТВ сообщили, что «Россия» взяла 66,8%, КПК – 11, 3%, СПРК – 2,75%, ПЭВК – 2,05%. голосов. Слухи о победе Миримскоого усиливаются, хотя Центризбирком молчит. У журналистов не чувствуется обычного оптимизма. По-моему, все в шоке от результатов выборов. На слуху (радио) и на глазах (ТВ) вернувшийся из Англии (или Франции) и улетевший на встречу с Кравчуком в Киев москвич Сабуров (кандидат на пост председателя Крымского правительства), у которого, по его заявлению, «нет противоречий с Президентом, но есть «свое» понимание возможностей».

…Желудок продолжал меня беспокоить. Общее состояние становилось все хуже. Подавляло настроение одиночества, ненужности, бесперспективности…

На следующий день, после занятий, вновь был у своего «экстрасенса». Опять она делала массаж с пчелиным ядом. Трепалась о «нечистой силе»...

В троллейбусе я заметил двух парней-карманников за работой. В городе карманные кражи в транспорте стали повседневны. У меня уже дважды «увели» кошельки, у Жени – сумочку. Однажды я был свидетелем того, как возмущенные граждане избивали в подворотне пойманного мальчишку-карманника. Как в 20-е годы! Народ звереет от этой животной жизни…

По пути заехал в таксопарк, поговорил с бригадиром Николаем и механиком Володей. Оставленную на ремонт мою машину надо срочно было забирать, так как начальство заинтересовалось ею.

Вечером я провел занятия «на Пушкинской» и поговорил с Карповой о машинистке для напечатания текстов учебника.

Завтра хлеб должен был подорожать вдвое…

***

Итак, я могу подвести итоги: почему я проиграл?

Во-первых, – потому что Центризбирком (багровская «старая команда») принял Постановление, практически отменявшее действие статей Закона о выборах в части ведения пропаганды. Доступ к ТВ и печати, а также финансирование, получили только представители «официальных» партий. «Независимые» кандидаты (т.е. «бизнесмены») заплатили за пропаганду свои деньги. В дураках оказались лишь «одномандатники», которые были лишены какого-либо финансирования и «отрезаны» от СМИ. Таким образом, еще до выборов они были фактически отсечены от честной борьбы и оказались всего лишь «статистами».

Во-вторых, – потому что партия Бабаяна оказалась несостоятельной и не поддержала ни финансово, ни информационно своих кандидатов. Все спонсорские деньги (немалые) Бабаян потратил на свою пропаганду и… проиграл.

В-третьих, – потому что я не смог подобрать свою «группу поддержки» (опять же из-за отсутствия денег). Мое руководство вообще устранилось от какой-либо помощи своему единственному кандидату. Кроме того, вероятно, выполняя чьи-то «рекомендации», оно запретило студентам вообще участвовать в предвыборной кампании. Мои «листовки» и «плакаты» явно преднамеренно срывались, «встречи с избирателями», в большинстве случаев бойкотировались или превращались в откровенный фарс. Все решали деньги и телевидение (тоже деньги).

В-четвертых, – моя личная ошибка заключалась в том, что я не учел того, что газеты сейчас мало кто читал, а радио (местное) почти никто не слушал. Поэтому мои газетные статьи (к тому же многие – под псевдонимом) и мои радиовыступления не доходили до большинства избирателей. В результате избиратели вряд ли обо мне что-то знали.

В-пятых, – я не мог лгать людям, т.е. обещать им то, что было очевидно невыполнимо. Как моя соперница по округу, молодая учительница обещала матерям немедленно вернуть их детей домой из «горячих точек и впредь не направлять их служить за пределы Крыма. Кто бы ей это позволил? Или Лева Миримский цинично подкупал голодных стариков пакетами гречки. Но самое главное, – народ поддержал тех кандидатов-шулеров, которые пообещали ему немедленное возвращение Крыма в состав России. Люди поверили в этот блеф!

Так что мое поражение было предопределенно….

Однако я получил ценнейший опыт. И хотя я увидел «политическую кухню» лишь через приоткрытую дверь из «прихожей», мне этого было достаточно. Всю свою «взрослую» жизнь я был предрасположен к «общественной активности». И кое-где в свое время приобщился к «политической жизни». В ленинградской юности это был комсомол, затем – работа заграницей. Да, и вообще, избранная профессия обязывала быть в «политическом курсе». К 80-м годам у меня сформировалось вполне определенное понимание того, что в нашей стране вообще нет никакой политики. У нас даже не было политической науки – «политологии», (если не воспринимать всерьёз «научный коммунизм»). Во главе страны и партии стояли политически абсолютно безграмотные люди. После Ленина политика в Советском Союзе толковалась лишь только как «генеральная линия партии», которая представляла собой постоянно менявшийся компендиум «указаний» и «постановлений», основанных на совершенно абстрактных «принципах марксизма-ленинизма». По сути, это был тотальный «волюнтаризм», различающийся лишь по характеру личности очередного «Генсека». Так что в советском обществе сформировался стойкий стереотип: политика – это нечто сакральное, смысл которого знают только «избранные». Для народа же политика стала уголовно «запретной зоной».

Крымские «выборы» 1994 года – это последний фарс «демократии по-советски». Народу, чьим мнением никогда никто не интересовался, вдруг предоставили возможность выбрать самому свою «власть». И результат оказался поразительно предсказуем. Народ вновь выбрал «во власть» тех, кто его опять цинично обманул, пообещав «рай на Земле» еще при жизни. На этот раз это были «люди из народа», Но они действовали по старой проверенной советской «политтехнологи»: «ври так, что б тебе поверили».

А теперь посмотрим, как будет происходить «головокружение от успеха» у «избранных» и разочарование «во лжи» у тех, кто их избрал…

Апрель. «Покой нам только снится…»

1 апреля утром в поликлинике взвесился – 58,7 кг. с одеждой!

После занятий заехал в райисполком узнать официальные результаты выборов (потом прочитал в «Крымских известиях»). Мой результат меня потряс – последнее место!

Боли в животе продолжались. Забежал к своему врачу. Он сказал, что это – острый гастрит, но быстро от меня отвязался. Потом я заехал на автостоянку на улице Бородина узнать, можно ли там поставить машину. Нынешняя автостоянка явно была ненадежна…

Вечером смотрел по ТВ пресс-конференцию Юрия Мешкова: «народ Крыма поддержал блок «Россия». Затем выступал Сабуров: повышение цен на хлеб – это последнее решение Верховного Совета. И, наконец, выступление Сергея Куницина (СПРК), потребовавшего объявить выборы недействительными. По всем округам выиграли кандидаты блока «Россия». Думаю, что это – пиррова победа.

…Следующий день выдался трудным.

Утром пытался в течение часа завести машину. Наконец, это удалось, и я отправился на «дачу» (загрузившись водой). Прибыл поздно, но успел сделать немало. Кто-то крал у меня установленные железные колья. Конечно, устал. И все-таки было ощущение удовлетворения от сделанного дела. Вернувшись, купил 10 л. бензина и поставил машину на новую автостоянку.

Дома, конечно, меня никто не ждал. Умылся холодной водой. Поужинал холодной кашей. Заходил Сергеев, хотя говорить было уже не о чем. Партия Бабаяна проиграла выборы вчистую и, неизбежно, исчезнет с политической сцены. Меня от этой «политики» уже тошнит. Мне бы сейчас наладить здоровье и как-то обустроить свой быт.

Воскресенье оказалось насыщенным домашними делами. Начал с принятия ванны (редкая удача), потом сбегал за молоком. Затем – на Телефон, позвонил Жене (у нее «все в порядке») и матери в Гурзуф (вроде тоже «нормально»). Зашел в магазин, купил 1 кг. сахара (за 13 900 крб.) и хлеб (за 4000 крб.).

Посмотрел «Мещанскую газету». Моей статьи, естественно, не было. Затем компоновал тексты учебника. Вечером смотрел ТВ. Начал с «Новостей». Затем – «Аншлаг», канал «Джокер» (фильм с Аль Пачино «Путь Карлито»). Наконец, – программа «Воскресенье» с Алексеевым (о «Буране» в качестве ресторана).

Вот так прошел день холостого обывателя!

А на улице – прекрасная погода.

Неделя началась, как обычно, с занятий.

Карпова не обеспечила машинистку бумагой, а значит, поставила под срыв печатание текстов учебника. Домой опять заходил Юра Мартынов, принес свою книгу и забрал мою. С Юрой у меня были странные отношения. С моим появлением на прежней кафедре (почти шесть лет назад) сложилась небольшая группа ровесников-доцентов, которые вскоре один за другим защитили докторские диссертации. Юра защитился «втихаря» и при этом, пользуясь личным знакомством в киевском министерстве, «протолкнул» в печать свою монографию вместо моей, чем создал для меня определенные трудности для защиты диссертации. Однако, в конце концов, у меня все «обошлось». Но он с тех пор испытывал нечто вроде чувства вины передо мной. Сегодня он говорил о неожиданно открывшейся вакансии на заведующего кафедрой в связи с невозвращением из командировки в Санкт-Петербург Игоря Колодного.

Игорь – мой однокурсник по Ленинградскому университету. Одно время мы были даже друзьями, но после защиты «докторских» почти одновременно в «родном» университете наши отношения резко оборвались, так как, по моему мнению, в Ленинграде при моей защите он повел себя не совсем порядочно. В прошлом году он «выиграл» выборы заведующего «нашей» кафедры, на которую я хотел вернуться. Тогда начальство перепугалось, и не поддержало мою кандидатуру. Теперь Юра опасался, что заведующим кафедрой станет профессор Лазаренко, – личность, действительно, одиозная. Но я на этот раз участвовать в спектакле «выборов» не собирался…

5 апреля. В России – развал. Шахрай (ПРЕС) призвал к созданию экономического конфедеративного союза. У нас Кравчук отменил Указ Мешкова о призыве в армию крымчан только в Крыму (его предвыборное обещание). Это – пощечина Мешкову, который, тем временем, своим Указом снял Астахова с КТРК (телевидение и радио), который в свою очередь послал его на «три буквы». Кравчук отменил Указ Мешкова о снятии Астахова и назначил своим «представителем» в Крыму (как «наместника» в колонию) бывшего председателя колхоза Горбатова, который успел уже выступить по радио со своим «обращением к народу». Вечером по крымскому ТВ выступил Мешков с заявлением, что это – «провокация», а также, что в Киеве скоро «власть изменится» и призвал «дружно» прийти на выборы (2-й тур выборов в Верховный Совет Крыма и Верховный Совет Украины) и сообщил, что цены на хлеб снижены. Симферопольское «Радио России» тут же сообщило обо всем этом. В России, кстати, повысились вдвое цены на железнодорожные билеты. Совет Федерации не утвердил отставку генпрокурора Казаника – еще одна пощечина Ельцину.

…Жить становилось все скучнее. Надоело нездоровье, одиночество и бесперспективность. Надо было найти выход...

Вспомнилось многое из своей биографии.

Моя жизнь прошла как бы между двумя поколениями: довоенным и послевоенным. Мое «военное» поколение оказалось в стране забытым. Пережив все трудности послевоенного времени, мы так и не узнали, что такое «детство», наблюдая его только позже по беззаботной жизни своих младших братьев и сестер. Поиграв недолго в «войнушку», мы быстро стали взрослыми. У нас не было детских игрушек, детских книжек и детских фильмов, которые появились, когда мы уже выросли. Все появлялось после нас. Зато мы читали в детстве «взрослые» книги: – «Поднятую целину», «Как закалялась сталь», «Молодую гвардию». Мы беспрекословно верили своим учителям, которые сами искренне верили в то, чему они нас учили. Наша школа была неким замкнутым пространством вне времени. А, между тем, жизнь за ее стенами стремительно менялась. Так что, покинув школу в конце 50-х, мы оказались лицом к лицу с другой, реальной, жизнью, в которой опять же нас никто не «имел в виду». Мы, – наше «военное» поколение, – вошли в нее слишком рано и неожиданно. Нас не ждали ни на стройках, ни на заводах, ни в институтах, ни вообще нигде. Везде мы были либо слишком «образованные», либо слишком «взрослые». В это время страна экспериментировала именно на нашем поколении. И нам вновь пришлось доказывать себя. Сколько прекрасных ребят тогда сошло с дистанции, не выдержав предъявленных жизнью требований. Страна потеряла целое «военное» поколение. В нашей стране о нас никто не писал. Мы и здесь были «маргиналами» между двух культур: той, которая «до», и той, которая «после». И мы создали свою «культурную резервацию» в том безразличном к нам мире. Потом теоретики назовут это «молодежной субкультурой» 60-х годов. Многие из нас в ней так и остались, и, разумеется, исчезли вместе с ней.

Какие были планы, какие мечты! Ни одним не суждено было осуществиться. Мы теряли друзей и любивших нас девушек в вечном поиске своего места в жизни. И многие из нас его так и не нашли. Сколько моих ровесников спилось, умерло раньше времен, потому что они не смогли самореализоваться, жизнь им не дала шанса. Для моего поколения – выжить было уже подвигом. Нам было суждено постоянно бороться за то, что бы сохранить самих себя. А рядом, обтекала нас благополучная обывательская жизнь, как людской поток на Невском проспекте. Но мы не стали обывателями…

Меня, может быть, спасло, только то, что в конце 60-х я неожиданно для себя был вырван вообще из привычного мира и оказался на «обратной» стороне Земного шара (как на оборотной стороне Луны). Надолго (а главное – вовремя) я попал в мир совсем других социальных и культурных ценностей. И тогда я понял, что на нашей планете существует и Другая цивилизация, в которой веками живут Другие люди и дышат они Другим воздухом. Этот мир не имел ничего общего с моим привычным миром, он жил по другим законам и понятиям. И я принял этот мир, как человек переходит в другую религию. Но, в конце концов, с ним пришлось расстаться (как с любимой женщиной).

Когда я вернулся из заграничной командировки в конце 60-х, мне вновь пришлось искать свое место в моем «старом» мире. Это далось очень тяжело (одно время даже были мысли о самоубийстве), но я смог преодолеть себя и попытался жить заново. Но, уж «отравленный воздухом свободы», я так и не смог приспособиться к жизни советского обывателей, среди которых я чувствовал себя «белой вороной». «Горе от ума» написал Александр Грибоедов о Петре Чаадаеве. Смысл этого я понял только в зрелом возрасте.

Мне опять повезло, и я получил возможность еще на несколько лет вернуться в мир, о котором грезил с тех пор, как я его покинул. Это была очень нелегкая командировка, другая страна и другое время. Но я уже не был неискушенным юнцом. И тем более глубоко я испытал удовлетворение, чувствуя себя как рыба, возвращенная из аквариума в «чистую воду».

В конце восьмидесятых, я застал страну на новом «переломе» и быстро понял, что эта очередная политическая кампания – «покерный блеф». Поэтому августовский государственный переворот 91-го меня не удивил. Но вот последствия его – и, прежде всего, скоропостижный «развал» Советского Союза, – у меня, как у всякого порядочного человека, вызвали интеллектуальный шок. Этот «бунт отчаянный и беспощадный» не поддавался никакому разумному объяснению. Моя биография вновь сделала крутой вираж. Вроде бы, наконец, я добился неплохих результатов, и жизнь приобрела вполне определенную перспективу. И вдруг в одночасье разверзлась земля под ногами, и я увлекался вниз в стремительно падавшем водопаде вместе с огромной массой своих соотечественников.

В нашей стране, благодаря «чрезвычайным» усилиям ее руководства, был, создан «советский образ жизни» с особым социальным типом «советского человека и его специфическим менталитетом. И в этом было, действительно, огромное достижение «развитого социализма». Только у «советского человека» была одна «Ахиллесова пята». Этот социальный «клон» был пригоден только для использования внутри «советской системы». И, когда эта система распалась, миллионы «советских людей» оказались выброшенными в «открытый космос», против радиации которого у них не оказалось «средств индивидуальной защиты». Вот так всё и полетело в бесконечное Никуда…

7 апреля. Мешков дал радио-интервью. В прессе постоянно идет агитация за явку на выборы. «Останкино» сообщило о покушении на Володю Мигулю (мой знакомый по ленинградской консерватории): взорвали его машину, но он остался жив.

…На улице стояла летняя духота, дождя давно уже не было.

На работу я приехал рано, но дел хватило. Позвонил Леониду по поводу установки телефона. Получен отказ (результат моего поражения на выборах). После обеда, отдав первый «взнос», вступил в строившийся гаражный кооператив «Скала».

По ТВ посмотрел фильм «Наташа на экспорт» о крымских девчонках в турецкой тюрьме. Это омерзительно, когда государство не может защитить своих граждан за рубежом, А крымские газеты почти еженедельно печатали сообщения о пропаже детей и молодых девчонок…

8 апреля. Сергей Шувайников выступил в «Крымских известиях» с предупреждением о грядущей «мягкой диктатуре». «Мещанская газета» (Рябчиков и Голубев) по радио «Метроном» поносила всех (Горбатова и др.). Вечером неожиданно Горбатов выступил по ТВ, оправдываясь в том, что он не претендует на власть, а лишь является «политическим» представителем Президент Украины. Мешков встретился с предпринимателями ПЭВК. По радио и ТВ идет активная пропаганда Аматуни, Коротко и других народных «благодетелей».На Симферопольском ТВ прошла встреча с членами РДК.

… В субботу, наконец-то, пошел дождь…

Я посетил последний раз своего пародонтологу (с розами), которая посоветовала подумать серьезно о протезировании. Домой ко мне забежал Денис и сообщил, что Бабаян рекомендовал себя на пост председателя Госкомнаца. Я же занялся наклейкой обоев на кухне. Провозился долго. Получилось «не очень», но все-таки приличнее, чем было. После обеда вымыл квартиру и отправился на автостоянку. Там все в порядке, хотя машина завелась с трудом. Потом зашел на избирательный участок проголосовать. Вычеркнул всех.

9 апреля. В телевизионной передаче Коротковой «Знакомый незнакомец» выступили Астахов, Буджурова (журналистка-татарка) и Пилунский (проукраинская радиостанция «Остров Крым»). От них досталось Мешкову и «Мещанской газете» («бульварная газета»). Затем показали программу «Ах, Одесса!» с Михаилом Жванецким: «Украинский путь – это, когда лежит поперек дороги, и другим не проехать, и сам не двигается».

…Очередное воскресенье выдалось тяжелым. Рано утром отправился на «дачу». Замерз, пока ждал автобуса. На участке меня застиг дождь и лил, не переставая, до обеда. Пронизывал холодный ветер. Земля липла к лопате, которая была тяжела как молот. Очень устал. Дома полчаса отмывал с себя и с одежды грязь, так как горячей воды не было. Обеда – тоже. Отлежался. Вечером смотрел по ТВ сериал «Молодой Чарли Чаплин».

В юности я посмотрел все фильмы Чаплина. В моей домашней библиотеке была прекрасная книга-биография этого талантливого человека, которого я очень любил.

10 апреля. Выборы в Крыму (2-й тур) проходят вяло. «Останкино» сообщило, что в Одессе осуществлен захват российского военного корабля украинскими военными. Последовал обмен «любезностями» с обеих сторон.

…Ночью был слышен сильный взрыв у Дома культуры профсоюзов (это недалеко), где располагалась редакция «Мещанской газеты». Взрывов в городе уже не было давно.

В понедельник «на Пушкинской» поговорил с Карповой, которая вернулась из конференции в Минске и передала мне привет от моего университетского друга Валеры Селиванова, который сейчас работал в научном отделе петербургского Эрмитажа. Вечером опять зашел Юра Мартынов, который уговаривал меня «взять» кафедру. Но я ему не поверил, скорее всего, он пытался выяснить мои намерения…

11 апреля. По ТВ Аверкин («Мещанская газета») открыто назвал имена Башмакова (известный уголовный «авторитет») и Миримского, которые, по его мнению, стоят за взрывом в кафе-баре в Доме культуры профсоюзов, (тот взрыв, который я слышал вчера). Симферопольское радио известило, что блок «Россия» завоевал в Верховном Совете Крыма 54 мандата (из 94), приняло участие голосовании 66,2% избирателей. По четырем округам: Ялта, Евпатория, Севастополь – депутаты не избраны из-за низкой явки. Это ответ блоку «Россия»! Больше половины избирателей Крыма их проигнорировало!

«Останкино» сообщило о бомбардировке боснийских сербов авиацией НАТО (протест Россия был проигнорирован). Ельцин – в Испании. Инциденты в Одессе между украинскими и русскими военными моряками продолжаются.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю