290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Проект Земля. Триггер (СИ) » Текст книги (страница 8)
Проект Земля. Триггер (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 10:30

Текст книги "Проект Земля. Триггер (СИ)"


Автор книги: Михаил Диаминов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 18 страниц)

Пока я раздумывал – пройти дальше к барной стойке или ретироваться, меня окликнул бармен:

– Эй, Преднизалон, заходи! Чего встал?

После этих слов раздались смешки, и я заметил, что амбалы и гитарист отвлеклись от своих занятий, посмотрев на меня, но через пару секунд вновь вернулись к ним. Я уж было подумал, что стал знаменитостью, иначе, откуда эти незнакомые игроки меня знают, и в чём причина смеха? Но бармен поспешил развеять мои домыслы:

– Новенький?

– Ну да, недавно здесь, – ответил я.

– Что будешь пить, амиго?

– А что, новеньким здесь можно пить? У меня и заплатить нечем, разве что глину могу предложить, – растерянно ответил я.

– Аха-ха-ха, оставь её себе! Одну порцию можно, денег здесь нет, вместо них твой статус в городе, так что присаживайся, сейчас я тебе налью нашего стандартного напитка!

Я присмотрелся к бармену: высокий худощавый парень, на вид за тридцать, живые чёрные глаза и такие же чёрные тонкие усики над верхней губой. Одетый в яркую, по сравнению с другими обитателями, одежду: тёмно-оранжевая жилетка, или это, типа, цвет золота, в не слишком хорошем освещении не понять, соломенная шляпа с широкими полями висит неподалёку от хозяина, на шее и руках какие-то бусы или иные безделушки – в общем, колоритный персонаж. Взглянув на инфу, прочёл: «Дон Пачо. Торговец, двенадцатый уровень».

– Так, у вас тут настоящий коммунизм! – сказал я, заметив нечто для меня удивительное: знаменитый плакат с Че Геварой.

Это каким же образом они до такого дошли, чтобы полиграфией заниматься? Или, быть может, это просто художник на стене нарисовал? Сомнительно, уж больно на работу машины похоже… впрочем, кто их поймёт, я в живописях не разбираюсь.

– Есть такое, – подтвердил Пачо, ставя передо мной глиняную кружку с мутноватой жидкостью. Я сделал пару глотков – похоже на компот, но с ощутимым терпким привкусом. Подумал сначала, что алкоголь, но нет, это вряд ли. Поудобнее устроившись на классическом высоком барном стуле, в адаптации к здешнему зодчеству, решил поинтересоваться:

– А почему ваше заведение называется трактиром? Ведь это же бар.

Дон Пачо хмыкнул и, усиливая остроту моего вопроса, начал протирать тряпкой немногочисленную стеклянную посуду.

– Потому что так его назвала игра.

– Игра? Но разве не вы его построили? В смысле, жители города.

– Ну можно сказать и так… но всё не так буквально. Для создания таких заведений требуются не только ресурсы, но и специальные игровые возможности, которые даются главе города.

– И что же это за возможности?

– Эта информация, амиго, сейчас тебе вряд ли нужна, – с улыбкой ответил бармен.

– А это, – кивнул я на Че, – тоже игровые возможности?

– А, это… хе-хе. Ну да, тоже можно так сказать. У городов, с их развитием, появляется всё больше возможностей, в том числе, о некоторых мелочах можно поговорить напрямую с программистами.

– Вот даже как, интересно…

Не успел я продолжить вопрос, как Пачо, продемонстрировав профессиональную улыбку, сам спросил:

– Как тебе наш фирменный напиток?

– О да… это то, что нужно, – искренне ответил я.

Бармен улыбнулся ещё шире, показывая уже все шестьдесят четыре зуба.

Напиток действительно был хорош, даже не столько сам напиток, сколько эффект от него. Поначалу я было подумал, что хмелею, и компот содержит добавки 18+, но быстро понял – это не хмель. По телу постепенно растеклась волна расслабления, чувство лёгкости и неги – то, что нужно после моей работы, при том что никаких логов я почему-то не заметил.

– Я просто пытаюсь понять, зачем всё это нужно, – начал я снова подводить разговор к интересующей меня теме.

– Как это зачем? – вроде как удивился бармен. – Вот ты зачем тут оказался? – Пачо обвёл широким жестом всё вокруг.

Я тут не оказался, меня сюда связанным привели.

– Это уже частности… я имею в виду игру.

– Ну… – замялся я.

Слово «игра» как-то само собой подразумевает ответ – играть, но это совсем не то, что мне хотелось сказать, а в свои финансовые планы посвящать первого попавшегося бармена как-то не хотелось.

– Ну ты же сам сказал, что денег здесь нет, а, стало быть, и непонятно, зачем кому-то создавать целый город за свои реальные деньги? С какой целью?

Пачо несколько секунд помолчал, полируя бокал, затем ответил:

– Ну… обживайся, прояви лояльность и полезность, ну а там, возможно, и узнаешь что к чему и зачем.

Теперь уже я выдерживаю паузу. Ладно… просто так этот ушлый делец мне великих тайн не поведает, а то, что он делец, это факт – не просто так у него отображается статус торговца. Интересно, почему ни у кого из нас ничего такого не отображается?

Я оглянулся: гитарист оставил инструмент в покое и куда-то ушёл, амбалы лениво переговариваются о чём-то своём и в нашу сторону не смотрят. Взглянув ещё раз на бармена, всё так же с улыбкой протирающего дырку в бокале, я достал из инвентаря три маленьких золотых самородка, что нашёл в пересохшем ручье незадолго до того, как вся эта кутерьма с городом началась.

Протянув сжатый кулак через стойку, ближе к бармену, я разжал его, показывая содержимое. Пачо, слегка подавшись вниз, взглянул на мою раскрытую ладонь, и улыбка его исчезла, а взгляд заострился. Оглядевшись, он, пошевелив усами, снова уставился на мою раскрытую лодочкой ладонь. Через пару-тройку секунд бармен выпрямился и задумчиво уставился куда-то поверх меня, на автомате стирая тряпку о бокал.

– И где ты это взял? – всё так же задумчиво спросил Пачо.

– Хочется ответить «где взял, там уже нет», но я в этом совершенно не уверен.

– Ладно, я расскажу, но только то, что посчитаю нужным, – ответил бармен, подставляя свою ладонь.

Я пару секунд помедлил, обдумывая, затем пересыпал самородки в его ладонь, после чего они исчезли, перекочевав в инвентарь. Честно говоря, поначалу я боялся, что бармен может заявить, что это неизвестно что, на его месте, возможно, так и сделал бы. Но, скорее всего, у Пачо просто хватило характеристик для идентефикации самородков, что и неудивительно – тупые и слепые на такой должности не задерживаются.

– Ну и что ты хочешь знать? – осторожно начал бармен.

– Для начала расскажи, для чего нужен этот трактир? Уж извини, но непохоже, чтобы здешняя элита грезила развлечениями в реале такого рода! – обвёл я рукой барную стойку вместе с залом. – Компот ваш хоть и неплох на вкус, да и эффект приятный, но не верится мне, что ради этого всё затевалось.

– Нет, конечно, кстати, ты верно угадал насчёт компота, это он и есть. Его делают из ягод, которые добывают группы собирателей, помимо всего прочего. Хорошие ягодки – свойство у них хорошее. Ну да ладно… Трактир – это обязательная постройка для текущего уровня развития города. Мы, знаешь ли, кучу ресурсов потратили, чтобы его построить, впрочем, как и все остальное. Чат видел, который появляется после вступления в город? Ну так его можно получить только после строительства трактира, а остальное (теперь уже бармен обвёл всё окружающее рукой) – это уже во многом моя инициатива. И ничего, заходит народ, отдыхает, дела обсуждает… как без такого заведения?

– Ты знаешь, где я сейчас работаю? – продолжил я расспросы.

– Ну, судя по тому, что глиной расплатиться хотел, на глинодобыче трудишься.

– Верно. И меня всё мучает вопрос: зачем же городу столько глины или, точнее, кирпичей, притом что ни одного кирпичного строения в городе не наблюдается?

– Такова механика игры. Сначала, когда меня ещё здесь не было, говорят, построили деревню, на которую необходимо было определённое количество очков цивилизации и куча материалов, типа стропил и тростника. А вот для такого городка, который ты видишь сейчас, очков цивилизации у жителей должно быть не меньше тысячи, и пришлось организовывать целый лесоповал. Если будешь на восточной окраине, то его оттуда можно заметить. Для того чтобы этот город построить, наш глава начал людей со стороны подтягивать, многие ведь на кредитах за капсулы, и немало из них вылетают из других игр без штанов. Вот таковых он и нанял, для того чтобы очки догнать до нужного количества и для стройки, само собой, хотя, конечно, все эти здания не совсем вручную возводились, на то есть свои игровые способы. Следующий этап развития требует уже две тысячи очков цивилизации и много кирпичей, да и не только их… вот, собственно, и всё.

– Я так понимаю, что ваш этот, глава, собрал вокруг себя ватагу и начал строительство населённого пункта, всё сильнее развивая его, но зачем он начал обращать в рабство всех попавшихся на пути игроков? Прокачивал бы дальше имеющийся народ, получая очки цивилизации, и строил себе свой город. Зачем он пошёл таким сомнительным путём?

Бармен несколько секунд помолчал, снова достав откуда-то стеклянный бокал, а затем со вздохом ответил:

– Не всё так просто, как кажется со стороны. Когда построили первую деревню, то сразу же и начали прокачиваться, а для ускорения набора очков – игроков нанимать из реала, но неожиданно приключилась напасть – крысы. Откуда-то их взялось немереное количество. Все налаживаемое тогда хозяйство начало идти прахом. Грызуны прогрызали везде дыры, портили всё, до чего могли дотянуться, а уж о продуктовых запасах и говорить нечего, и вся прокачка пошла звездой. Нанять стаю кошек из реала не получилось, а местных мы не нашли, если не считать каких-то горных львов или пантер, кто их там разберёт, но они вряд ли бы помогли с этой бедой. Вот и пришлось всем всё бросать и истреблять гадских грызунов всеми доступными способами. Честно говоря, крысами их прозвали уже мы, а так-то они были не пойми чем, на каких-то ополоумевших чёрных выдр похожи были или даже ещё странней, кто как рассказывал. По-настоящему их тоже звали не пойми как… зогенами, кажется, или что-то подобное. Были они все второго уровня – ерунда, но крови они жителям попили немало. В итоге с ними покончили и смогли перейти на новый уровень развития, который ты видишь сейчас.

Но и тут не обошлось без сложностей. В скалах, неподалёку отсюда, завелась ещё какая-то трахома, она начала в сумерках нападать на нами приручённый крупнорогатый скот, да, и такое у нас есть, я ж говорю, у каждого этапа есть свои фишки. Мы потеряли несколько коров, а это очень серьёзно. Гадость эта настолько быстрая и сильная, что никто и «мама» крикнуть не успел, как коровки наши перешли в разряд говядины. Заметили, что действует она только в темноте, и решили скот пригонять в коровники посветлу, но и это не помогло. Оно каким-то образом умудряется проникать в помещения, и тогда совсем плохо получается, там ведь и не развернуться нигде… в общем, взрыв на мясокомбинате. В итоге сейчас наши немногочисленные коровы ходят с такой охраной, будто у нас тут Индия какая-то, и коровник тоже охраняется спецотрядом. При таком отвлечении сил прокачка сильно замедлилась, люди постоянно улетают на респ, как только эта тварь решит пощупать коровок наших за вымя, и очки цивилизации ещё и уменьшаться начинают. От такого безрадостного положения дел решил наш босс пойти на крайние меры – в добровольно-принудительном порядке обеспечивать город жителями, дабы переломить негативную тенденцию, да только если честно, не слишком это помогает.

– Так надо было просто найти логово этой твари и хорошим отрядом нанести ей визит! – внёс рацпредложение я.

– Да наносили уже, – усмехнулся Пачо. – Выходить на честный бой днём она категорически отказалась, и, как её ни выманивали, ничего не получалось. Свет дневной она то ли боится сильно, то ли смертелен он для неё – непонятно. А вот соваться к ней в пещеру – гиблое дело. Совались поначалу – выжили единицы. Там в пещере мрак, факелы особо не помогают, а зверюга мечется по пещере, словно тень, никто и понять толком ничего не может… только головы отлетают и иные конечности. Вот так и получается – посветлу её не подловить, а в темноте она сама кого хочешь подловит и макароны по-флотски сделает.

– Ну а как же…

– Ты извини, амиго, но, похоже, тебя разыскивают! – перебил меня Пачо.

Я обернулся на всё так же открытый вход – он был пуст, да и в зале никого нового не появилось. Повернувшись к Пачо, я недоумённо на него посмотрел.

– В чат загляни! – ответил бармен, поняв моё недоумение.

Я поглядел на позабытое окошко чата: не пригодился он мне ни разу за всё время, вот и не обращал на него внимания, а вот сейчас было на что обратить. Семён написал мне, чтобы я возвращался на своё рабочее место. Не дождавшись ответа, через десять минут продублировал послание, присовокупляя выражения, не пользующиеся популярностью в парламенте, после чего и другие игроки начали вставлять свои пять копеек – юмористы, блин. Третье сообщение, появившееся только что, сулило мне недолгую, зато тяжёлую и безрадостную жизнь в том случае, если через пять минут я не буду стоять по уши в грязи, в своей родной траншее.

Я резко засобирался. Пачо, снова вернув на лицо свою фирменную улыбку, весело сказал:

– Удачи, амиго, не утони там в своей глине! Ха-ха!

– Спасибо, Пачо, я постараюсь. И последний вопрос, – сказал я, обернувшись. – Зачем тебе золото?

– Золото, амиго, никогда не бывает лишним, так что если у тебя найдётся ещё, заходи, договоримся!

На месте разработок меня сразу же увидел бригадир и, показав кулак, разорался на всю Ивановскую:

– Вот стоит с тобой начать по-хорошему, как ты сразу начинаешь борзеть! Что ты за человек такой, куда не целуй – везде задница!

От гнева начальства я поспешил укрыться в траншее, да так спешил, что чуть не сиганул в изрядно прибавившуюся коричневую жижу прямо в одежде. В последний момент попытался затормозить, но лишь чуть не поскользнулся, впрочем, этой заминки хватило, чтобы переместить одежду в инвентарь.

Плюхнувшись в воду и подняв брызги, с удивлением посмотрел на её уровень – выше колен. На месте Прокопа почему-то оказался Стас. Стирая рукой с лица коричневые подтёки, он обманчиво, ласково улыбаясь, поинтересовался: – Ну как, осмотрел достопримечательности?

Не понравилась мне его улыбка, поэтому всё, что я смог сделать, это согласно кивнуть.

Глава 12. Ужас, летящий на крыльях ночи

Глава 12

УЖАС, ЛЕТЯЩИЙ НА КРЫЛЬЯХ НОЧИ

Зря я опасался засухи – бояться, судя по всему, нужно было сезона дождей, который, похоже, решил посетить нашу локацию. Из последующих четырёх дней ни один не обошёлся без выпадения осадков. Наши выработки превратились в мечту раллийного гонщика или в страшный сон оккупанта.

Чувствуя всё большее озверение подчинённых, начальство решило не обострять ситуацию своим упорством, и глинодобытчикам дали отдых. Отдых, как известно, это смена вида деятельности, и новый вид деятельности, конкретно нашей тройки, на отдых был ни разу не похож.

Видел, как одну группу глиномесов отправили в лес, наверное, по грибы, с охраной, конечно, но всё равно это куда больше походило на отдых, чем то, что выпало нам – не иначе как недостаточно проявили лояльность. Впрочем, со Стасом её проявлять – лишние проблемы зарабатывать.

Нам досталась лесопилка. Местные технологии уже дошли до создания примитивной пилорамы, от ручного привода. Я потом отдельно поинтересовался, почему животину к этому делу не припахали, раз приручать её научились. Оказалось, что поначалу так и было – лошадки ворот крутили, пока их всех не перебил местный чёрный плащ – тот, который ужас домашнего крупнорогатого скота, летящий на крыльях ночи, из рассказа бармена. Пришлось переделывать под человеческую тягу. Тем не менее, выглядело это вполне ничего так – приемлемо. Вот только нам такая техника не обломилась. Раз уж поступило нежданное пополнение, вызванное погодными условиями, так оно может и по старинке работать – пилами. Пришлось мне и Стасу заниматься той ещё работёнкой – двуручной пилой распускать брёвна на доски. Прокоп, пользуясь своими сединами, выполнял более простую работу: набивал разметку на брёвнах и собирал опилки в мешок – это было строго обязательно, опилки также где-то складировались. Интересно, зачем им они? Уж ни ДСП ли собираются производить? – с них станется.

Хотя работа была не менее изнуряющей, но повысилась от неё не сила или телосложение, а ловкость, а у Стаса повысилась даже на две единички, отчего он перестал хмуро на меня поглядывать.

За день нам удавалось распустить лишь одно бревно, и только на седьмой день пребывания в столь славном городе мы успели закончить бревно до окончания рабочего дня – мастерство не пропьёшь. Но не успели мы порадоваться сему обстоятельству, как прибежал один из надсмотрщиков и велел нам выдвигаться на помощь лесорубам.

Одна пара заготовителей леса никак не успевала дотащить своё бревно до склада, и нас направили к ним на помощь, мотивировав это тем, что это и нам выгодно. Оказывается, сегодня день выдачи зарплаты! И все уже успели сделать норму и отправиться отстаивать очередь в кассу, кроме этих двоих… ну и нас, разумеется, вот только нам, хоть и сообщили заранее о необходимости заиметь специальный счёт для таких транзакций, но вот день такого знаменательного события не озвучили.

Кассиром оказался уже знакомый Адвокат. Пока мы разобрались с бревном, не в меру тяжёлым, все игроки уже получили кровные, и Адвокат, устав нас ждать, сам пришёл к нам, благо все перечисления делались им в каком-то специальном интерфейсе, и особого помещения в игре для этого, видимо, не требовалось.

Впрочем, в ближайшую пристройку к складу он всё-таки зашёл, велев выстроиться в очередь и заходить по одному. Вместе с ним внутрь зашла пара охранников.

Первым в очереди был один из лесорубов, которым мы помогали, затем Стас, затем второй лесоруб, потом Прокоп и я – само так получилось, чтобы никому обидно не было, наверно.

Я огляделся: солнце уже клонится к закату. Ну и проваландались же мы с этим бревном! Придя на подмогу, мы предложили это толстое и длинное угробище распилить на части и тащить – сразу станет легче, на что лесорубы покрутили пальцами у висков – бревно не на дрова пускать собрались, а на доски. В итоге, когда мы вернулись, посёлок уже опустел; помимо нас была видна лишь охрана коровника, обитатели которого, видимо, уже отходили ко сну. Через пару минут я понял – мы приехали… вернее наоборот, настал момент нашего отъезда из столь уютного и гостеприимного местечка. Лихорадочно поразмыслив еще минуту, я решился и пошёл к Стасу, пока не пришла его очередь входить в помещение – первый лесоруб уже был внутри. Подойдя к нашему обезьяну, я сделал знак рукой, чтобы он наклонился ближе, и прошептал на ухо:

– Становись в конец очереди, а я встану на твоё место!

– Чего?! – с недоумением и недобрым взглядом уставился Стас на меня.

Но через секунду осёкся, глядя на моё каменное выражение лица. Задумчиво посмотрев на столь близкую дверь пристройки, за которой совершалось заветное, он мгновение раздумывал, затем, оглядевшись, развернулся и потопал в конец очереди. Практически тут же дверь распахнулась, и из проёма вышел довольный лесоруб. Вслед ему донеслось:

– Следующий!

Я вошёл внутрь, дверь за мной закрылась. В дальнем от меня конце помещения располагался стол с сидящим за ним Адвокатом. Слева от стола вдоль стены стояла длинная лавка, занятая охранниками, поглядывавшими в окно, прорубленное в стене напротив. Они лишь мазнули по мне взглядом и снова вернулись к созерцанию вида за окном. Адвокат приглашающе махнул рукой:

– Ага… Преднизалон. Ты первый раз получаешь, тогда напиши свой счёт на бумажке.

Мне пододвинули кусочек бересты с угольком, на котором я нашкрябал свой электронный кошелёк. Придвинув бересту к себе, Адвокат несколько раз прочитал, шевеля губами, явно чтобы запомнить, затем сказал:

– Жди! – и остолбенел, выйдя из игры во временном режиме.

Я снова осмотрелся: помещение, бедное на детали… бревенчатые стены, окно без занавески, куда уставились охранники и в котором видна очередь, заметил даже, как Стас с Прокопом тихонько о чём-то переговариваются… наверное, о том, как плохо, что здесь нет приватного чата. В дальнем углу, напротив двери, сложены какие-то палки с железками – то ли инструменты, то ли остатки оных.

– Сюда смотри! – неожиданно сказал отмерший Адвокат, я чуть не подпрыгнул от неожиданности. – На твой счёт перечислена сумма за шесть дней. Можешь быть свободен!

– Постойте, – начал я, – но я отработал семь дней!

– На тебе штраф был.

– Какой штраф? Мы же разобрались с тем случаем!

– На тебе штраф за пререкания с начальством, – с кривой усмешкой ответил Адвокат.

Я, постояв пару секунд, возбухать дальше не стал – чего уж тут говорить, решили начальнички или конкретно этот фрукт щёлкнуть меня по носу, чтобы неповадно было… Ладно, как говорится: не до жиру, быть бы живу. И вообще – хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.

Искренне улыбнувшись Адвокату, я развернулся и двинулся на выход, а вслед мне раздалось:

– Следующий!

Пропустив мимо себя лесоруба, направился к товарищам по кривой дуге. Те сразу прекратили перешёптываться и уставились на меня. Я тихонько махнул рукой, чтобы они приблизились – специально в сторону отошёл, чтобы из окна видно не было.

– Ну, чего случилось? – потребовал объяснения моим странным словам Стас, за которые в реале можно было бы поплатиться здоровьем.

– Да вот, думаю, тикать нам отсюда надобно!

Стас приподнял бровь, вроде как удивился: – Неужто тебе начали претить местные пейзажи?

– Пожалуй, да и местное жлобство благодушию моей ранимой натуре не способствует.

– И каким же образом?

– В общем, так: заходишь последним. Адвокат тебе должен будет перечислить деньги на счёт, и после этого начинай бузить. Ну там, кричи, что требуешь повысить сумму вдвое, что ты горбатился, как проклятый, и всё такое. Там на лавке, рядом, двое охранников, как только они начнут вставать, чтобы тебя урезонить, постарайся их вывести из строя, оглушить или ещё как-то. Нужно, чтобы Адвокат забил тревогу и подтянул всю оставшуюся охрану на помощь.

– Да ты чего… совсем с головой не дружишь? Знаешь же, что мы без оружия остались!

– Да, они мне уже рассказывали, как в то злополучное утро, когда я золотые камушки из песка выковыривал, группа охотников за рабочей силой окружила их в тот момент, когда оружие было у них в руках, и спрятать что-либо в инвентарь не получилось. Так они и остались безоружными, ну а я своего лишился в процессе их неудавшегося спасения.

– Там, в углу, сразу как войдёшь, есть какие-то Приблуды, похоже, поломанные или неудавшиеся инструменты, ну лавка ещё есть, на которой охранники сидят… в общем, действуй по обстоятельствам, – поспешив не дать наливающемуся краснотой Стасу высказать в крайне экспрессивной форме всё, что он обо мне думает, продолжил. – Ты, самое главное, этих двух охранников ушатай, а дальше, пока к ним подмога подтягиваться будет, съешь вот это.

С этими словами, я открыл инвентарь и, найдя нужный цветок, взял его в руки. Неожиданно увидел его название, которое раньше не отображалось… ну да, после последнего эксперимента с неизвестным растением, мои способности к определению таких вещей выросли: «Голубая роза страсти».

Прочитав название, я, конечно, подумал о том, что цветом обозначается ранг растения. Наверное, есть где-нибудь зелёная роза или красная – самая простая, но всё равно – название какое-то подозрительное. Когда пробовал действие его на себе, вроде бы гнусных поползновений по отношению к товарищам не совершал, если память, конечно, не подводит, да и они вроде не жаловались. Впрочем, сейчас это уже не важно – главное, чтобы этой страсти хватило Стасу для задуманного.

– Вот, спрячь скорее в инвентарь, а как тебя всерьёз брать начнут, поспеши съесть этот цветок!

– А что это?

Стас без опаски взял растение и убрал в инвентарь – видимо, названия прочитать он не смог. И это хорошо… а то ещё наотрез отказался бы употреблять такие препараты.

Дверь открылась, и на улицу вышел лесоруб, после чего снова раздался голос Адвоката: – Следующий!

Прокоп отправился получать причитающееся, а я, выждав, когда лесоруб отойдёт на достаточное расстояние, ответил:

– Это наш шанс. Самое главное, что от тебя требуется там, – махнул я головой в сторону пристройки, – это вывести из строя всех охранников. Тогда у нас будет время уйти на достаточное расстояние, пока они придут в себя. Как только поймёшь, что каждому досталось, не увлекайся, сразу наружу и дёру. Понял?

Стас кивнул… хотел было что-то сказать, но не стал.

– Давай, жди деда, а я сейчас подойду.

Я направился к одному, ранее примеченному месту, где заметил россыпь камней. Проходя мимо охраны коровника, постарался придать своему лицу выражение человека, стремительно идущего в кабак после обретения долгожданной получки. Охрана никак не оценила мои старания и внимания не уделила, что мне и было нужно. Подходящих камней набралось пятнадцать штук… надеюсь, этого будет достаточно, а лучше бы до их применения и вовсе не дошло.

Возвращаясь, я увидел заходящего в пристройку Стаса. Прокоп стоял неподалёку – ждал меня.

– Уверен, что сработает? – спросил меня дед.

– Уверен… не уверен, но не сидеть же тут вечно, в самом деле, а лучшего момента я пока не заметил.

Дед ничего не ответил, и мы стали напряженно ожидать дальнейшего развития событий.

Прошло несколько минут… тишина, солнце уже по пояс ушло за горизонт, и цверкание птичек стихло. От коровника иногда доносились невнятные обрывки фраз скучающих охранников. Я надеялся, что они и есть группа быстрого реагирования – судя по рассказам Пачо, город не мог отвлекать на подобные дела слишком много народу. Какая-то их часть могла и окрестности патрулировать, но основная должна располагаться здесь.

Вдруг я услышал приглушённые стенами возмущённые вопли Стаса. Мы с Прокопом напряжённо переглянулись – началось.

Ещё через пару секунд раздался глухой удар, и с крыши посыпалась какая-то труха, затем ещё один. Крики слышались уже напропалую, но затем всё притихло… доносилось лишь невнятное бормотание. Зато в чате появилось сообщение от Адвоката, с немедленным призывом о помощи.

Сразу же от коровника послышались громкие команды и топот. Точно – группа быстрого реагирования. Скучающие охранники, не самого респектабельного заведения, быстро превратились в слаженный отряд бойцов, бегущий в нашу сторону.

– С дороги! – прорычал один из бойцов, отпихивая меня в сторону. В помещение лихо ворвалось шесть игроков, началась потасовка:

– На Землю! Лежать! Я кому сказал! – раздавались крики изнутри.

Но в следующий миг округу огласил по-настоящему дикий рёв! И принадлежал он, кажется, не охранникам. Раздался треск, поддержанный нецензурным хором бойцов, затем несколько ударов.

– Стреляй! Стреляй! – кричал кто-то.

– Ну всё, уроды, конец вам! – посулил Стас непривычно пугающим голосом. – А вот вам подарок от сто сорок первой МСП!

После этого замысловатого и непонятного вопля окно, находящееся в нескольких шагах от нас, взорвалось осколками стёкол и обломками рамы. Вместе с ними наружу вылетели два охранника. Рухнув на землю, они не спешили подниматься на ноги, а вот мы с Прокопом бросились к ним.

Я сразу же приватизировал копьё одного из них и, углядев нож в поясных ножнах, поспешил вытащить и его. Дед, вместо того чтобы заняться грабежом, снял со второго пояс и, перевернув лежащего в нокдауне бойца на живот, принялся связывать ему руки. Я, устыдившись своего непрофессионализма, тоже поспешил связать руки словившему оглушение бойцу.

Через некоторое время перепалка стихла, дверь пристройки резко распахнулась, с грохотом ударившись о стену, отчего с крыши свалилась какая-то доска, чуть не отоварив по спине Прокопа – вот же бракоделы!

Из проёма вышел Стас, украшенный кровоподтёками:

– Где он?! – обратился он, непонятно к кому, но затем, остановив свой безумный взгляд на одном из лежащих бойцов, радостно взревел:

– А-а-а, ну сейчас посмотрим, кто у нас будет зубной щёткой драить…

– Мы, увидев Стаса, с недоброй походкой направляющегося к одному из бойцов, взяли его под руки и начали уводить в сторону, что было совсем не просто – он, словно локомотив, пёр вперёд, ничего не замечая.

– Стас, уходим! Времени нет! – прокричал я ему в ухо.

– Сейчас… сейчас, – рычал он, переворачивая лежащее тело стража на спину.

Уходим! Сейчас ещё кто-нибудь подтянется! – уже в два голоса убеждали мы, оттаскивая Стаса в сторону.

Наконец он начал поддаваться, и мы, волоча его прочь, направились в сторону леса.

В какой-то момент у него в голове что-то переключилось, и он, перестав рычать что-то угрожающее связанным бойцам, повернулся в сторону леса и припустил изо всех сил, обгоняя нас и лихо перемахнув через ограду.

Вот же, блин… и откуда столько сил? Минута усиления, даваемая цветком, вроде закончиться должна была. Мы бежали что есть сил, но Стас всё равно удалялся от нас, так что скоро мы потеряли его из виду.

А позади уже начали раздаваться крики. Я рискнул обернуться на бегу, но ничего толком не заметил – позади были строения, да и солнце уже зашло, и землю освещало лишь небо на западе.

Перемахнув за небольшой бугор, мы увидели валяющегося в низине Стаса – вот и закончилось действие розы страсти. Стас лежал будто без сознания, никак не реагируя на наши действия.

Крики становились громче, стало понятно, что это кто-то начал раздавать команды. Не знаю, откуда взялся командир и кого он набрал себе в подчинение – откуда-то взявшихся свежих бойцов или покалеченных поставил в строй, но, так или иначе, оставаться нам на месте нельзя.

Подхватив под руки Стаса, потащили дальше в чащу, но быстро поняли, что далеко мы таким образом не уйдём – обезьян весил как слон. Я опустил Стаса на землю, и Прокоп тут же возмущённо зашипел:

– Ты чего?! Бежать надо, не слышишь, что за нами погоня увязалась?

– Слышу, но так мы от неё не уйдём. Давай-ка стащим этого гиппопотама вон в тот овражек, и пусть там приходит в себя, надеюсь, что это не затянется надолго. Ты сиди с ним там, и, как очнётся и сможет двигаться, уходите по этому овражку, только дайте мне сигнал, как начнёте движение!

– А ты что же?

– А я попробую погоню отвлечь на себя и выгадать время. Буду их обстреливать из-за того бугра.

– Да тебя там быстро окружат, не выгадать ничего! – усомнился дед.

– Нет времени продумывать оборону, всё, я пошёл, приводи Стаса в чувство!

Пригнувшись, я начал возвращаться к тому пригорку, за которым мы и обнаружили бессознательного обезьяна. Небольшая складка местности находилась в стороне от оврага, где сейчас приходит в себя его игровой организм. Выглянув из-за пригорка, я увидел преследователей: несколько силуэтов быстро двигались в мою сторону; где-то слева, судя по звуку, шла ещё одна группа, что не слишком радовало. Ладно… будем действовать по обстоятельствам.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю