290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Проект Земля. Триггер (СИ) » Текст книги (страница 15)
Проект Земля. Триггер (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 10:30

Текст книги "Проект Земля. Триггер (СИ)"


Автор книги: Михаил Диаминов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 18 страниц)

Глава 21. Есть ещё порох в пороховницах

Глава 21

ЕСТЬ ЕЩЁ ПОРОХ В ПОРОХОВНИЦАХ

Выйдя из хором княжьих, я отправился искать здешнего горе-химика. Стасу и Прокопу все эти нудные штучки были не интересны, ещё на пляже насмотрелись, а потому отправились осматривать город и к торговцам заглянуть собирались.

С помощью Цу Адвоката нужного игрока я нашёл – здешний Менделеев по имени Кысь обитал в небольшой кирпичной пристройке. Пристроена она была, как ни странно, к городской стене, что выглядело не очень логично, если учитывать, чем он тут должен промышлять. Впрочем, осмотрев его наработки, я понял, что и стене, и пристройке ничего не угрожает.

– …Да я уже как только ни смешивал, но получается только вяло горящая смесь. И гранулировать пробовал, но всё равно реакция слишком медленная… последний раз верхнюю часть корпуса заряда с грохотом вышибло, и то хлеб! А я столько корячился, чтобы всё это измельчить. Даже по справочникам полез, на предмет – а не дурак ли я? Ну разве всего упомнишь?! – горячился Кысь.

Я его вполне понимал… сам ещё только когда обнаружил мышиный помёт, попытался изготовить вожделенный состав, но с тем же успехом. На всякий случай попробовал ещё раз из ингредиентов Кыся. Шиш! Этим только костры разжигать от безнадёги. Но в чём же может быть проблема? Ведь ингредиенты все есть, чистота, в принципе… хотя стоп! Если сера и уголь, скорее всего, действительно чистые, то селитра получена из не самого презентабельного сырья…

– Значит так, коллега, сейчас наша задача – собрать золу и пепел от костров. Где их сейчас можно найти?

Кысь задумался:

– А зола-то нам зачем?

– Потом, вопросы потом!

– Ну… у кузни можно посмотреть да у гончарной мастерской, ну или, на худой конец, у постов охраны, они частенько костры жгут.

Прихватив с собой ведро (цивилизация, мать её!), мы отправились по адресам. Из кузни нас послали в места, недоступные для Яндекс такси. У гончаров творилась такая суета, что нас шпыняли даже кривоногие макаки. Плюнув на обнаглевший рабочий класс, мне пришла в голову мысль заглянуть в самое вкусное место в городе – в столовую, и не зря. Здешние красавицы не отказали нам в столь странной просьбе, даже наоборот – обрадовались добровольцам, решившим прочистить полости их печей и самим всё выскобленное унести. Всё-таки, что ни говори, девчата попались добрые и понимающие… ну и что с того, что изрядно располневшие и не все до конца избавившиеся от шерсти, они же не поставили нам на вид, что морды у нас вымазаны углём, волосы припорошены вонючей серой и ещё всяким плохо промытым продуктом, которому на кухне появляться никак нельзя. В общем, от девчат мы получили всё что хотели – золу, в смысле, и довольные отправились в коморку.

Залив золу тёплой водой, я размешал серую жижу и стал ждать, когда нерастворимый осадок, собственно, осядет. Ждать пришлось долго и почти без толку – муть так и продолжала висеть в воде. Пришлось искать ткань и сооружать фильтр. Пропустив через него раствор, мы получили почти прозрачную воду, но всё же с небольшим остатком нерастворённой взвеси… ну и чёрт с ней!

После осторожного и медленного выпаривания на стенках, а затем и на дне начали появляться светлые кристаллы.

Внимание! Вы получили: карбонат калия – 98,2 %, минеральные примеси – 1,8 %.

Химик +1. Получено 160 очков опыта.

– О! Что-то получилось, мне опыт дали, – обрадовался Кысь.

– Я вообще-то надеялся получить поташ, ну будем надеяться, что это он и есть… ну и на то, что Лекс – не Пётр первый, и за самовольную добычу такого ингредиента руки рубить не станет, – пошутил я, но Кысь, кажется, шутки не понял.

После окончательной сушки мы получили несколько десятков граммов белого порошка. За всеми этими манипуляциями приближался вечер, но мы решили довести дело до конца – уж больно хотелось увидеть, что мы тут цельный день не ерундой занимались.

Растворив селитру в ёмкости с тёплой водой, я уже было собрался присыпать туда же поташ, как вдруг меня посетила смутная догадка, которую, впрочем, я никак не мог ухватить за хвост:

– Слушай, Кысь, а когда ты селитру из помёта добывал, тебе система соответствующее сообщение выдавала?

– Да нет вроде… нет, я бы такое не пропустил.

Хм… странно! Почему система не обозначает полученный продукт? Лично у меня объяснение одно – недостаточная чистота вещества. Насколько я понял механику данного действа, получение химического ингредиента засчитывается в том случае, если какое-то конкретное соединение или элемент сильно доминирует над остальными, входящими в его состав, и тогда они идут по разряду примесей. Вполне вероятно, что при получении селитры из фекалий, получалась не одна, а несколько разновидностей селитр: калиевая, натриевая, кальциевая и так далее. Конечно, такой реализм в игре – это уже паранойя… но не мне судить разрабов. Самое плохое то, что это никак не объясняет, почему у нас нормальный порох не получается. Ведь, в принципе, все разновидности селитр для него, так или иначе, подходят… пусть и с оговорками. Тогда в чём же дело?

Ладно, сейчас попробуем привести все селитры к единому стандарту, а там посмотрим.

На этой философской ноте я засыпал поташ в раствор. По мере растворения поташа вода наполнялась пузырьками, да так, что на какой-то момент она приобрела цвет свежего молока, прямо из-под коровы. Я начал помешивать палочкой жидкость, и реакция постепенно прекратилась.

Мы с Кисем переглянулись, само собой как-то… в его глазах читалось – никаких сообщений не появилось… в моих, наверное, тоже.

Ну что ж… снова выпаривать, а куда деваться? Пока процесс шёл, мы сбегали до столовки, взяли по кружке травяного чая, прибавлявшего энергию, да пару ломтей хлеба.

Засели недалеко от очага, где томился раствор пока непонятно чего. За чаем Кысь поведал свою историю. В Заречном он оказался с неделю назад. Сбежал из другого города, где пребывал в состоянии раба. Преследователи оказались настойчивыми и отвязываться не хотели. По дороге он устроил несколько ловушек, которые охладили пыл загонщиков, но отказаться от погони всё же не вынудили. Спас его зареченский патруль, который засёк недобрые движения в окрестностях города:

– А поскольку тогда они готовились к масштабному левел апу, рыскали вокруг как наскипидаренные.

– Меня схватили, в карцер бросили, так сказать, до выяснения, но потом, уразумев, что опасности я не представляю, выпустили. Зашёл я в деревню, а вышел уже в средневековой крепости… ну и дела, думаю. Сначала я у кузнеца этого угрюмого пытался себя найти, но он меня быстро, гад, отбраковал… да не очень-то и хотелось дышать тамошней гарью. В столовую пытался пристроиться, ну это самое главное место, сам понимаешь, но там и своих понимающих оказалось более чем достаточно… В общем, оставалось либо в земле ковыряться, либо на выход. Но тут пошла тема с добычей селитры, – Кысь глотнул отвара и выдохнул впалой грудью, – этот, как его? Холд Фаст, металлист долбаный, начал заряжать народ на стратегически важное для города дело – производство пороха! Ну народ сначала буром попёр, как же, это тебе не кайлом махать да дрова рубить. Я-то ещё подумал, чего это он на пафос разоряется? В приказном порядке отрядил кого надо, и всего делов. Но когда он дальше начал объяснять суть дела, все добровольцы точно так же разбежались кто куда! Ха-ха! Стоило только про говнецо услышать, все сразу вспомнили про неотложные дела, а Фаст понимал, что на такое дело силой народ не поднимешь. Ну а я кое-что в этом понимал и знал, что не такое уж это поганое дело, как может показаться, есть здесь занятия и похлеще, я тебе доложу. Вот так я и стал здесь химичить, а Холд Фаст меня запомнил с тех пор, так что на меня наехать не так просто будет, братишка, хе-хе…

Внимание! Вы получили: калиевая селитра – 86 %, натриевая селитра – 3 %, кальциевая селитра – 3 %, органические примеси – 8 %.

По тому, как мы одновременно вздрогнули, я понял, что Кысь также видит сообщение. Мы рванули к раствору. Его там, собственно, и не было уже – на стенках и дне кристаллической коркой застыл светло-бежевый субстрат с часто торчащими иглами прозрачных кристаллов. Мы снова переглянулись – бакланы! Чуть всё не запороли!

Быстро сняв посуду с огня, аккуратно её остудили.

– Ну что? – спросил мой напарник, – темнеет… что дальше делать будем? Или уже до завтра?

– Давай хотя бы маленькую порцию смешаем, чтобы мысли успокоить перед сном.

Кысь кивнул, и мы принялись за дело. Я измельчал только что полученный продукт, он – уголь и серу.

Полученная тёмно-серая кучка лежала на листке какого-то лопуха, призывно темнела и обещала нереальное и мистическое зрелище стихии огня. Кысь осторожно поднёс тлеющую лучину к кучке. Когда тускло-светящийся огонёк коснулся порошка, от места соприкосновения тут же начала расходиться огненная волна, быстро поглотив весь продукт. Запылал небольшой костерок, и пламя быстро опало, оставив на память закручивающийся вонючий дымный грибок да искры, улетающие вверх.

– Блин! – стукнул себя по бедру Кысь. – Да что ж такое-то?!

Я лишь печально вздохнул – слишком медленно, из такого суррогата даже китайской петарды не сделать.

– Ладно, – сказал я, – давай до завтра… утро вечера мудренее.

Утром мы, потягивая компот, грустно взирали на батарею посудин с химикалиями. Сейчас помимо собирателей, шатающихся по округе в поисках ягод и плодовых деревьев, жители наловчились и свои сады выращивать, что не могло не радовать – вкусный компот. Короче говоря, прогресс налицо, которого мы, увы, продемонстрировать пока не могли…

– Ну а вы что скажете? – спросил я у Стаса и Прокопа, с ехидными ухмылками наблюдавших за нашим морально-идейным банкротством.

Им-то хорошо, набили пузо дармовыми харчами и лежат на травке, загорают под лёгким утренним солнышком, бездельники…

– А что говорить, – прогудел Стас, – были вчерась на реке, поплавали, даже порыбачить пытались… дед вон сказал, раз такое дело, чего бы сетку не бросить, тряхнуть стариной? Ну, к тому моменту к нам ещё одна лодка подплыла, с охраной типа. Вот тут-то мы и увидели торпеду… в смысле акулу эту долбаную, или кто она там. Охрана загомонила, в приказном порядке сказала драпать к берегу, лодки казённые, кто восстанавливать будет? А по их лицам видно было, что струхнули они изрядно, – Стас помолчал и добавил чуть тише, – ну нам, если честно, и самим вдруг не по себе стало как-то… оторопь вызывает вид этой подводной тени, а потом паниковать начинаешь помаленьку… странно как-то это.

Угу… и эти тень на плетень наводят. Да что ж за день-то такой?! Сходить что ли к Пачо? Отведать его компот с особыми эффектами, а может, и чего нового выдаст, я ведь теперь не разнорабочий какой-нибудь, а целый… не пойми кто! Специалист в широких областях, в общем.

И тут меня торкнуло… не от компота, хотя… и от него тоже в каком-то смысле. А не научились ли здесь изготавливать спирт? Ну хотя бы уровня крепкой самогонки. Я начал рассуждать вслух:

– В сообщении о получении калиевой селитры, помимо вполне понятных остаточных примесей, значилась и примесь совсем не понятная – органическая, кажется, и в количестве целых восьми процентов, а это немало. Ну и что это может быть?

– Остатки почвы, может, частички древесины какие-нибудь, – пожал плечами Кысь.

– Ну бред… ничего похожего там не наблюдалось. Лучше вспомни, чему мы обязаны возможностью получения этого ингредиента? Да-да, тому самому, мышиному. А оно из чего состоит?

Кысь завис, обрабатывая запрос, и я повернулся к лежащим на травке лентяям.

– Никогда не задумывался, честно говоря, – помедлив, ответил Стас. Прокоп, похоже, и вовсе задремал.

– Из дерьма всякого, – наконец ответил Кысь.

– Да это уж понятно, только оно ещё и жирное к тому же.

– Да? – приподнял бровь Кысь. – А как ты это проверял?

– Пока ещё никак. Но что же тогда ещё может подразумеваться под органическими примесями, как не остатки жирных кислот и прочего в том же духе?

– Ну… допустим, – ответил Кысь. – И что же теперь делать?

– Обезжиривать, коллега, обезжиривать! У вас, кстати, спирта не найдётся?

Кысь хлопнул себя по голове, вскочил и застыл:

– Это к Холду идти надо, причём нам обоим – стратегический продукт, мне одному он не выдаст, опять плохое подумает.

Мы метнулись искать начальника охраны, оставив бездельников загорать дальше. Однако на посту охраны нам объяснили, что начальник не в городе, а на каком-то задании, так что лучше подойти ближе к обеду, а ещё лучше вообще не беспокоить трудящихся своими праздными вопросами.

Я уже думал ломиться к самому Лексу – что за безобразие? Мы тут город в очередной раз спасаем, а нам даже помочь никто не желает! Но по пути к донжону я увидел знакомую физиономию – Семён. Сильно подозреваю, что он-то точно знает, где огненной воды можно найти.

– Семён Семёныч! – иронически возгласил я.

Бригадир недоумённо обернулся, но, наведя фокус, быстро меня узнал:

– Предпринизалон! Ты-то тут откуда взялся? О-о… подкачался, я смотрю, не иначе как беготня от нашей стражи помогла.

– Почти угадали, – ответил я, – ту вашу стражу прежний экзоген так вздрючил, что ему весь опыт не влез, вот и мне перепало.

– Ты зубоскалить собрался или по делу? – посмурнев, ответил Семён.

– По делу. Спирт нам нужен.

– Смотрю, ничему тебя жизнь не учит, – покачав головой, обречённо ответил бригадир.

Я поспешил его перебить, пока он не пустился объяснять всю глубину моего падения:

– Я же сказал, что по делу. Нас, – я кивнул на Кыся, – ваш глава подрядил на изготовление сюрприза для вашего рыбнадзора, вот спирт нам для этого и нужен… а не для того, о чём вы подумали.

– А-а… что-то слышал такое. Так ты что же, его спиртом решил удивить? Идея, конечно, оригинальная, признаю, но кто ж тебе столь ценный продукт на такие забавы выдаст? Хе-хе.

Теперь уже я обречённо вздохнул:

– Нам для очистки химических ингредиентов. Ну так что, поможете? Или нам к Лексу пойти постучаться?

– Не надо стучаться. Вам много нужно?

– Граммов сто пятьдесят.

Семён, поразмыслив пару секунд, махнул рукой:

– Идём за мной. Хотя стоп… лучше здесь меня подождите, я скоро!

Бригадир не обманул – минут через десять принёс стеклянную колбочку, заткнутую деревянной пробкой.

– Посуду потом вернёшь! – пригрозил мне Семён.

Мы, поблагодарив вредного, но полезного начальника, пошли проверять теорию жирных примесей.

Залив в имеющуюся селитру половину спирта, я начал перетряхивать содержимое. Потому как четверть порошка растворилась, я понял – спирт был не крепче шестидесяти – семидесяти градусов. Ну да ладно, за неимением гербовой…

Далее фильтрация, смешивание с остальными компонентами, ещё спирта немного, и вот получается плоский чёрный блин. Попрессовав его как следует, аккуратно нарезали его на тонкие и узкие полоски, затем и их поперечным сечением – вот уже маленькие прямоугольные гранулы сушатся на солнышке, паря спиртом, смущая умы Стаса и Прокопа. У них возникли сомнения в целесообразности использования этого продукта таким образом. Но мы на их колючие взгляды не реагировали, дожидаясь, когда гранулы высохнут. Получились они, конечно, не такие красивые и тускло поблёскивающие гранями, как настоящий заводской порох… ну так ведь дело не в красоте.

Спохватившись, я послал Кыся к кузнецу, дабы он сковал нам корпус испытательного заряда.

Взяв на кончике бересты горстку гранул, поджёг её лучиной. Проба сгорела спокойным, ровным пламенем, хотя и довольно быстро. Ну это ещё ничего не значило – гранулы на открытом воздухе и в замкнутом объёме ведут себя по-разному.

Пожав плечами, мы начали засыпать результат наших экспериментов в медный корпус. Кузнец, по всей видимости, хотел сделать трубку с забитыми наглухо концами и лишь потом пробить дырку в торце, но на практике у него получилось подобие мяча для регби, только размером с теннисный. Засыпав обычный неочищенный порошковый порох в отрезок тонкого полого камышового стебелька и утрамбовав его как следует, я вставил этот незамысловатый запал в корпус.

Внимание! Вы изготовили: граната малой мощности. Получено 80 очков опыта.

– Опа на! – не удержался я.

– Что там? – сразу же спросил Кысь.

Даже недовольные отказом в наркомовских сто грамм товарищи подошли с заинтересованным видом.

Я, ловя отблески софитов, продекламировал:

– Граната малой мощности. Вес: четыреста пятнадцать грамм. Урон в радиусе одного метра: тридцать – сорок. Вероятность оглушения в радиусе трёх метров: семьдесят процентов. Осколочный урон в радиусе пяти метров: двенадцать – двадцать, с вероятностью двадцать два процента. Эффект деморализации: вероятность эффекта непредсказуема.

На последней строчке послышался одобрительный галдёж, кто-то даже вдарил мне по спине. С учётом того, что граната чуть не вылетела у меня из рук, вероятно, это был Стас.

С таким воодушевлением за немедленной проверкой вышеизложенной теории на практике дело не встало. Мы дружно отправились за городскую стену – подыскивать место для испытания. Мест, правда говоря, как-то не находилось… интересных, по крайней мере, – деревья в округе все порублены, и даже пней с привлекательной дыркой не осталось. В итоге нашли небольшой валун, прислонили гранату к нему, сбоку подпёрли ещё таким же камешком.

Отбежав на метров пятнадцать, присели. Над камнями подрагивали еле заметные всполохи огня, периодически выбрасывая искры… затем огонёк виднеться перестал, лишь расползающееся облачко дыма намекало на то, что процесс как-то ещё идёт. Шла секунда за секундой, мы с Кысем стали нервно переглядываться – сразу видно, человек понимающий, в отличие от Стаса с Прокопом, меланхолично жующих травинки и взирающих без всякого предвкушения… на поплавки, пади так не смотрят, рыбачки, блин.

Дымок над валунами продолжал виться, но уже заметно жиже, даже не поймёшь – тлеет там что-то, или просто рассеяться ещё не успел.

БА-БАХ!!! Дух-дух-ду-дух, – загуляло эхо от стены, от леса, реки и, наверное, даже от небес.

– Йохан Палыч! – восторженно обмолвился Кысь.

Ни вспышки, ни свиста осколков, ни ударной волны не почувствовал, только облачко дыма возникло на месте закладки и довольно быстро рассеялось. Что и говорить, свинец в качестве дыма смотрится куда солиднее.

Подошли… один камень найти не удалось, второй отлетел на пару – тройку метров, расколовшись надвое, на месте взрыва небольшое углубление, опалённое белёсым налётом… ничего впечатляющего, в общем. Разве что грохот мощным получился.

И тут я услышал какой-то странный звук со стороны города: то ли скрип гигантской двери, то ли чей-то протяжный стон с дикого похмелья. Кысь встрепенулся, обернулся на городскую стену и обеспокоенно сказал:

– Тревогу трубят… напал что ли кто? Назад нам надо, да побыстрее.

Но не успели мы толком осмыслить услышанное, как от городских ворот в нашу сторону уже стремительно двигался отряд вооружённых бойцов. На стенах тоже забегали, как я успел заметить. Когда отряд приблизился, то я узнал одного из воинов – Холд Фаст собственной персоной. Добравшись, отряд рассредоточился, взяв нас в кольцо, начальник охраны посмотрел на подпалину в земле, поднял глаза на меня и с плохо скрываемым раздражением и облегчением произнёс:

– Ну вы муд… муд… мудрецы неугомонные, почему не предупредили о своих действиях?

Примечание: поташ – карбонат калия. Один из самых распространённых химических реагентов прошлого. Применялся в мыловарении, в производстве стекла и многом другом. Пётр I в 1721 году установил государственную монополию на него, для чего запретил добычу и продажу поташа, под страхом жестокого наказания.

Глава 22. Три икса

Глава 22

ТРИ ИКСА

– Да отпустите меня! – возмущался я, пытаясь высвободиться из лап бойцов.

Дверь в палаты Лекса раскрылась, и меня под белы рученьки втолкнули внутрь. Какой-то гад успел подножку подставить, отчего я рухнул перед столом мэра на одно колено.

Дверь позади затворилась, а Холд, лязгая и бренча сбруей, обошёл меня и уселся справа от Лекса.

Я, поднявшись на ноги, возмущённо зыркнул на обоих и хотел было закрепить свой протест и в голосовой форме: – Какого!

Но меня опередил Лекс:

– Что это было?

Я, уже набравши воздуха в грудь, после небольшой паузы выдохнул:

– То, что вы сказа…

– Из-за вас город начали переводить в осадное положение! Почему не предупредили о своих действиях! – стукнул кулаком по столу Лекс.

Повисла тягостная пауза. Лица этих двоих, явно заигравшихся в аристократов клоунов, были напряжены, и я начал убеждаться в том, что их окончательно и бесповоротно настигла шиза… ну в лучшем случае жёсткое обострение административного синдрома. Или всё же они и вправду от чего-то струхнули.

– Да подумаешь… гранатку взорвали… чего так орать? Вы же сами поручили нам заниматься порохом, вот мы и занимаемся. В чём проблема-то?

Лицо Лекса немного расслабилось, да и сам он как-то отмяк. Взглянув на Холда, он, подумав, ответил:

– Если у вас получилось создать взрывчатку, то немедленно, в ускоренном режиме разрабатывайте план по ликвидации Экзогена. Сделать это нужно в максимально короткие сроки! – с нажимом он произнёс последние слова, при этом снова глянув на Холда.

– Но у нас сейчас совершенно не достаточно для этого ингредиентов, да и найдётся ли в городе столько спирта для очистки и прочих процедур? И вообще, к чему такая спешка?

Лекс тяжко вздохнул… кажется, услышал он только последнюю мою фразу:

– Пока вы там гранаты свои взрывали, Холд, – кивок в сторону начальника охраны, – связывался с нашей разведкой. В общем, после неудачной попытки штурма нашего города те князьки, утерев сопли, оправились, и за старое взялись. Только теперь они на помощь позвали ещё несколько поселений, и теперь этот, так сказать, альянс планирует осадить Заречный. Наш единственный шанс – переиграть их на осадном положении, особенно если теперь у нас будет порох. Но вся проблема в том, что для осады нужно много провианта запасти, а в нынешних реалиях это можно сделать лишь с помощью ловли рыбы. Если мы не уничтожим этого Экзогена в ближайшее время – нам хана! – Лекс резко поменялся в лице и повысил голос. – И вот во время того, как Холд Фаст мне докладывает о надвигающейся на нас опасности, гремит взрыв, твою мать! И на все наши вопросы стража пожимает плечами, а в городе начинается паника! Ну надо было хоть кого-то предупредить!

Я стою, молчу с окаменевшим лицом – боюсь заржать, Фаст тоже как-то неестественно нахмурился. Лекс, встав и тяжко выдохнув, начал прохаживаться взад-вперёд, встряхивая расслабленными кистями рук.

– Да зачем им вообще на вас нападать? – решил я разрядить обстановку. – Чего они у вас тут смогут найти? Что награбить? Ваши технологии им недоступны, ну упрут пару баллист, если вы их сами не уничтожите при плохом раскладе… ну амуницию железную утащат… так не проще ли всего самим добиться, чем идти на такие жертвы?

– Ну знаешь ли, баллисты – вещь крайне ценная, ни у кого вокруге таких орудий нет, а это козырь! – назидательно воздел палец к потолку Лекс. – Но ты прав… дело не в трофеях. Если семьдесят процентов городской территории окажется под контролем нападающих, то в этом случае тот, кто убьёт меня или завладеет этим помещением в моё отсутствие, может стать главой города или делегировать эту власть кому-то другому, например, своему сюзерену. А с учётом того, что в атаке будут участвовать армии разных городов, то грызня за захват этого помещения будет ещё та. Проще говоря, тот, кто захватит этот город, получит хороший опыт, достижение и всю технологическую базу в придачу. Немудрено, что желающих так подняться, нашлось немало.

Лекс снова сел на своё место и уже начал отдавать приказы:

– Значит так. Немедленно приступить к созданию необходимого оружия для уничтожения Экзогена и способа его применения. По всем вопросам обращаться к Холд Фасту или Адвокату. Всё необходимое вам будет предоставлено.

Выйдя на улицу к ожидавшим меня друзьям, эдак ненавязчиво окруженным стражниками, я вдруг заметил Ингвара, пристально смотрящего прямо на меня. Поняв, что я уловил его колючий взгляд, он повернулся и зашагал куда-то прочь.

Удостоверив стражу в том, что все недоразумения улажены и нам всем пора вернуться к исполнению своих непосредственных обязанностей, мы направились к коморке Кыся.

– Слушай, Кысь, – обратился я к штатному химику, – а этот Ингвар, ну с бородищей такой, ты его знаешь? Как он в город попал?

Кысь пожал плечами:

– Да боец из отряда Болта. Я с ними не пересекаюсь, они по своим делам шастают, разве что время от времени требуют от меня изготовить для них какую-нибудь вундервафлю. Ингвар этот из Алькатраса сбежал вроде бы. Правда, с ним ещё тройка попутчиков была. Всё это случилось примерно тогда же, когда и я сюда загремел… Когда город апнулся, такой гайгуй начался, ну я рассказывал уже. Потом штурм этот, на защите ворот Ингвар и проявил себя, после этого, наверное, в отряд Болта и попал. Правда, остальные его товарищи так не приподнялись, они кто где сейчас… кто керамикой занимается, одного видел у кузнеца как-то, он ему втирал что-то про свои возможности. А так игроки как игроки, что тут скажешь.

– Что ещё за Алькатрас?

– Да тоже город. То ли Ингвар, то ли кто-то из его дружков говорили, что тамошний главный остров нашёл, где-то дальше, по течению реки, или, быть может, при впадении в море, не знаю… разное болтают. Так вот на острове он и решил город основать. А когда туда нубов свезли со всех окраин, ну чтобы работали, так кто-то из них и пошутил – дескать, на Алькатрас похоже. Ну а главному понравилось название, так теперь они свою базу и называют.

– Да уж… шутнички, блин! – пробурчал я, вспомнив глинодобычу.

– Это да, юмористов здесь хватает, – как-то по-своему понял меня Кысь.

Вернувшись в нашу мастерскую, мы грустно оглядели пустые склянки – работать, в общем-то, пока было не с чем. Поэтому мы начали составлять список необходимого, чтобы предоставить его Адвокату.

Передав список в канцелярию, я озаботился важным моментом – поиском ёмкости для заряда. Один сосуд, объёмом примерно в литр, мы нашли в столовой. Страховидная вещь – не иначе как первые робкие попытки кузнецов в освоении профессии. Ну да, с технической стороны нареканий нет, значит, годна.

Выйдя из столовой, увидели живописную картину: две телеги, запряжённые лошадьми, с каким-то народом и инструментами, уходят из города в ночь – солнце через часок-другой скроется за горизонтом. За процессией наблюдал Холд Фаст. Подойдя к нему, поинтересовался:

– Куда это народ на ночь глядя отправился?

Фаст вздохнул:

– Народ отправился к мышиным пещерам, поскорее наскрести для вас пару сотен кило отборного сырья… для друзей ничего не жалко, – улыбнулся начальник охраны.

– Так они что… сюда его привезут? Я думал, сами там промоют, а сюда селитру уже.

– Кто их знает, как они там намоют, не шарят они в этом. Лучше сюда привезут, ну а вы уж тут сами с чувством, толком, расстановкой сделаете всё, как надо, – подмигнул Фаст и, хлопнув меня по плечу, побрёл в сторону замка, что-то насвистывая.

Я помрачнел, представив себе эту картину. Ага, не умеют они… просто не подрядился бы никто ехать в ночь, дерьмо лопатить и промывать… не собрал бы таких удальцов прохиндей Холд. А приказ от Лекса, по всей видимости, был однозначный и двоякого толкования не предусматривающий. Тьфу!

Вернулись они аккурат к утру. Очутившись в игре и выйдя из каморки, я увидел, как «благоухающая» процессия уже движется по улице города. Припарковав телеги недалеко от нашего строения, все участники действа мгновенно разбежались кто куда, оставив меня в некотором недоумении. Понятно, конечно, что отсыпаться побежали, но хотя бы слово какое сказали или доложились кому о выполнении задания… например, мне.

Насчёт «благоухания» это я, конечно, погорячился – ничем особо сногсшибательным от телег вроде бы не пахло. Поскольку из моих коллег никто ещё к игровому процессу не присоединился, осмотр пришлось делать в одиночку. Что сказать… на телегах лежат мешки, плотно набитые, лопаты в чём-то измазанные, да и всё, пожалуй. Насчёт пары сотен кило, это Холд загнул, конечно. Хорошо, если чуть больше сотни наберётся. Но, представив себе, что со всем этим возиться придётся нам – приуныл.

За безрадостными мыслями не заметил, как подошёл Адвокат:

– Ага, сырьё доставлено! Немедленно приступайте к созданию спецбоеприпасов, так сказать.

Чиркнул у себя в блокноте что-то и ушёл.

Весь день прошёл как на каторге. Телегу нам вручную пришлось тянуть к реке – для процесса нужно много воды. Там мы вновь вспомнили былые деньки на глинодобыче, только в этот раз была отнюдь не глина. Совсем вылетела из головы сера, но, оказывается, местные металлурги уже обнаружили свинцовую руду, так что и жёлтые кристаллики были в наличии.

За ходом работ прикидывали и сам план действий, и в общем-то пришли к консенсусу. Теперь нам нужно было изготовить не один, а два заряда, для первого подойдёт страховидная посудина… а вот для второго потребуется что-то гораздо более вместительное.

С этим как раз возникли проблемы. Сосуд должен быть достаточно прочным – ни стекло, ни керамика тут не подойдут. Эврика меня посетила, как всегда, в столовой. Всё же прав был Кысь – это действительно самое главное место. Там я увидел аккуратный такой, ладный бочонок, литров на семь, а может, и больше. Классика рулит! – подумал я и направился к находке. Странным показалось ещё, чего это он лежит среди всякого хлама?

Почему он тут лежит, я убедился, взяв его в руки и покрутив так и эдак – одна из деревянных полос треснула, причём на этом же уровне было серьёзно помято металлическое кольцо, опоясывающее бочонок. Э-хе-хе… так дело не пойдёт. Решил вернуться на место работы, может, Кысь что придумает.

Кысь ничего придумать не успел. Прокоп с ходу оценил находку, поцокал зажиточности буржуев, а когда я ему объяснил проблему, то он лишь рукой махнул:

– Да тут дел-то… дай мне инструменты и кузню выпроси на часок, я тебе её верну в строй.

Пользуясь особыми полномочиями, добиться требуемого удалось, и дед пошёл ковать оружие победы.

Памятуя о прошлом опыте с запалом, мы с Кысем решили проработать вопрос заранее, для чего было изготовлено пара длинных фитилей или, точнее, всё тех же трубок, поделённых на разной длины отрезки, после чего была высчитана средняя скорость горения таких средств замедления. Вот уж действительно – такие вещи лучше выяснять на берегу. Там, во время операции, скорость горения запалов может сыграть роковую роль.

Когда первая партия была готова, на остальное пока не хватало спирта, я приступил к изготовлению первого заряда. Засыпав гранулы в модифицированный металлический сосуд, у которого вместо открытой части, осталось лишь узкое отверстие, и, вставив запал, обклеив его смолой для надёжной фиксации к корпусу и возможности горения под водой, получил следующее сообщение:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю