290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Проект Земля. Триггер (СИ) » Текст книги (страница 7)
Проект Земля. Триггер (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 10:30

Текст книги "Проект Земля. Триггер (СИ)"


Автор книги: Михаил Диаминов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 18 страниц)

Глава 10. Наконец-то цивилизация

Глава 10

НАКОНЕЦ-ТО ЦИВИЛИЗАЦИЯ!

Когда-то давно, когда мне довелось отдыхать в санатории, я принимал участие в детской игре. Казаки-разбойники или просто разновидность какой-либо войнушки – сейчас уже не вспомнить. Характерно то, что в той детской забаве я тоже умудрился попасть в плен. Мне связали руки, несерьёзно, конечно, и отвели в свой штаб, – шалаш, сделанный в зарослях, на пустыре, недалеко от здания санатория. Вела меня туда симпатичная смешливая девчушка, но в тот момент подчёркнуто строгая, – какие улыбки для пленного? Война, чай, отчего всё выглядело ещё забавней.

Сейчас мне вспомнился тот случай из-за некого сюрреализма… Я в плену, руки у меня связаны, и, как ни крути, а всё это игра! Вот только чувство досады совсем не игрушечное, да и забавным это всё почему-то не казалось.

Общаться нам друг с другом не давали, развели в стороны. Что делать дальше, не ясно. Я сильно подозревал, что выход и создание нового персонажа – плохой вариант… что это даст? Лишь констатирует неумение решать проблемы и выкручиваться из неприятностей. Судя по виду Прокопа, он относился ко всему с некой долей философии, – то ли делай, что можешь и будь что будет, то ли ждёт, так сказать, сидя на берегу, когда проплывёт труп его врага. А вот Стас был зол, тут и без бинокля видно – была бы его воля, всех конвоиров голыми руками! Но при этом он уже и сам понял, что беготня от проблем в другую игру – не выход. В этом он уже успел убедиться на практике. Ладно… дойдём до места, а там война, как известно, она план покажет.

Снова печёт солнце, снова всё разнообразие действий сводится к шаганию по каменистому грунту. Лишь время от времени попадались рощицы и островки растительности да каменные выступы и насыпи.

Меня для проформы уже предупредили, что выход из игры на часик-другой не поможет, так как окажусь я в точно таком же положении – со связанными руками. Если выйду надолго, то останусь один, а в здешних краях это не лучший вариант, да и до конца маршрута осталось недалеко, патрули здесь бывают нередко, – всё равно найдут. С этим я мог бы поспорить, но не видел смысла в лишних пререканиях.

Чем дальше мы продвигались, тем больше растительности встречалось. К полудню мы поднялись на невысокий холм, и с него открылась картина, от которой я, честно говоря, уже успел отвыкнуть: вдали серебрилась река, за которой в синей дымке исчезал лес, а перед рекой стоял городок… Ну как городок, в центре возвышалось, по всей видимости, главное здание. Наверное, в средневековье на этом месте должен был стоять замок. В данном случае возвышался эдакий терем, окружённый одноэтажными постройками разного характера – от каких-то заведений до амбаров. Подойдя ближе, стала видна не слишком впечатляющая ограда, разделяющая объекты зодчества и инфраструктуры от окружающей территории.

Мы прошли через ворота, охранявшиеся двумя копейщиками. Арсен повёл нас сразу к административному терему.

– Эй! Канцелярия, оформляй новеньких! – крикнул Арсен выходящему из терема легкомысленно одетому в светлую рубашку и такие же светлые штаны игроку, с ником: Адвокат.

– Некогда мне сейчас, подожди другого! – раздражённо пробурчал тот в ответ.

– Мы полтора дня возвращались. Только пришли! Ты ничего не попутал?

– А, ладно, – махнул рукой субтильный, по сравнению со всеми собравшимися, Адвокат и спустился к нам. – Принимайте приглашение, потом дальнейший инструктаж!

Игрок Адвокат предлагает вам войти в состав жителей города Заречный. Согласиться? Отказаться?

После моего согласия, Адвокат перевёл взгляд на Стаса и Прокопа и, дождавшись подтверждения и от них, собрался продолжить, но, видимо, понял, что наше внимание сфокусировано не на нём. И действительно, лично у меня, после согласия, появилось сообщение:

Группа Прокоп59 расформирована. Вы стали жителем города – Заречный. Глава города: Лекс. Численность: граждан – 31, жителей – 97. Очков цивилизации: 1255.

После исчезновения данных о городе появился новый элемент интерфейса – чат. Приглядевшись, я увидел постоянно поступающие сообщения от незнакомых игроков, и речь в них шла ни пойми о чём. Судя по всему, это был общий городской чат, а вот приватного, увы, нет… ну или нет его конкретно для нас. Однако всё равно впечатляет. Как же это, интересно, они такое смогли организовать? Например, когда мы группу создали, такие услуги не появились.

– Слушайте дальше! – кончилось терпение у Адвоката. – Сейчас вас отведут на обед, хоть и опоздали вы к нему, но на первый раз прощается. Он у нас ровно в час дня, это надо сразу запомнить. Потом час на обед в реале, ужин в шесть часов вечера, и трудовой день окончен, – свободны. Да, и начинается он в девять утра по местному, но это ещё надо будет уточнять, из каких вы часовых поясов в реале. После обеда подойдёте ко мне или к Семёну, он определит вас на работу и пояснит всё с ней связанное.

– Они буйные, оказали сопротивление при задержании и потом ещё попытались бежать во время ночной стоянки. Одного нашего убили, – наябедничал Арсен.

– А-а… ну тогда всех на глину! – меланхолично протянул Адвокат. – Хотя постой, а кто нашего на респ отправил?

– Вот он, – ткнул в меня пальцем Арсен. – Его во время захвата с остальными не было, и он весь день шёл за нами, а вечером напал. Только он не на респ отправил, а совсем… у Дэн Кора, это последняя жизнь была.

Адвокат вгляделся в меня и, будто раскусив гнилой орешек, произнёс: – Преднизалон… вот уж действительно, – как-то туманно закончил он. – Вот что, Предни… Пред… короче, парень, ты попал. Убийство жителя города – это конкретный косяк, и это тебе ещё повезло, что Дэн Кор не гражданин.

– Так вот, – продолжал обвинительную речь Адвокат, противореча своему нику, – с тобой отдельный разговор будет. Ладно, уводи их, Арсен, потом разбираться будем!

Командир конвоиров повёл нас к приземистому одноэтажному строению, которое оказалось практически настоящей столовой, ну если сделать скидку на здешние возможности. Накормили нас… можно сказать, кашей, судя по вкусу, все же пшённой, хотя по виду догадаться не просто. Но, как ни крути, централизованное питание – это круто, что есть, то есть. Сразу виден подход к организации, вот только цели этой организации или, скорее, методы мне как-то не совсем понравились.

Возмущаться и скандалить по поводу неких угроз в мой адрес, из-за якобы убийства Дэн Кора, я не стал. Хоть формально и не я его отправил на точку возрождения, а тот, кто вытащил штырь у него из шеи, но дело было даже не в этом. Просто мне уже не пятнадцать лет, и страхи из-за подобных слов остались в прошлом. Сейчас как-то уже не то… запал не тот. Да и интересно было, что они могут предпринять? Оштрафовать? – ну ладно, отдам им свои одуванчики, на лечение… впрочем, кажется, с лечением уже поздно. Отрабатывать заставят? Тоже сомнительно. Хотя я и не знаю пока, на каких именно принципах держится организация города, но и не нужно быть академиком, чтобы понимать то, что это игра, и возможности удержания игрока в ней всё же ограничены. Может, сортиры чистить назначат? А что… это был бы не самый плохой вариант для них, но, увы, сортиры в игре не предусмотрены, причём ни в одной игре с полным погружением не предусмотрены.

Как я уже выяснил, дело тут в том, что даже когда человек находится в игре, сигналы к его реальным мышцам полностью не блокируются. У этого обстоятельства была как позитивная сторона, так и негативная. Хорошего в этом было то, что мышцы не атрофируются во время игры. Правда, их и фиксировать приходится из-за этого, что всегда происходит при закрытии капсулы. А плохо то, что если игрок будет пытаться напрягать мышцы, ответственные за отправление нужд, имитируя это в игре, то послушаться его может не только игровой организм, но и реальный, поэтому ни в каких играх сортиров нет. Хотя, как знать… может, и есть какие индии-проекты для людей с особыми предпочтениями.

Всё это я обдумывал уже на кухне, готовя обед. Вот же… ещё ничего не предприняли, а мне уже всякие глупости в голову лезут, не подобающие моменту.

Вернулся в игру я с опозданием в десять минут. Специально. Так, ради интереса… или из-за природной вредности. Товарищи ждали меня там же, откуда мы все вышли в реал, – у входа в столовую, где уже лежала тройка тел, дожидающихся хозяев. Рядом с ними стоял какой-то лысый невысокий мужичок, плотный, широкоплечий, с пшеничного цвета, торчащими усами. Я глянул на ник: Семён бригадир. Десятый уровень.

Он сразу недобро посмотрел на меня:

– Опаздываешь, это ты зря, парень! Не с того начинаешь. Пошли за мной!

И он, развернувшись, двинулся между строений к окраине посёлка. Всё же городом этот населённый пункт называют совершенно незаслуженно.

Мы вышли за ограду и прошли сотню метров по редкому подлеску, выйдя к участку, на котором проводились какие-то земляные работы. Вот неспроста я вспоминал недавно свой подвиг студента на строительном поприще – докаркался! Среди десятков ям и глубоких рытвин копошились игроки, махая кирками и лопатами, периодически, туда-сюда проходили работники, снаряжённые одноколёсными тачками, довольно кустарного вида. В общем, картина маслом.

Я заметил, что пара охранников, сопровождавшая нас от самых ворот, развернулась и потопала в обратном направлении. Здесь и своей охраны хватает, вон она меланхолично прогуливается по периметру, с копьями наперевес.

– Значит так, – развернулся к нам Семён. Будете находить и таскать глину, таскать её надо вон к тому строению! – указал он рукой на большой сарай или даже амбар на берегу реки, в метрах двухсот от нас. – Насчёт попыток бежать, вам всё уже объяснили?

– Вроде бы нет, – переглянувшись, ответили мы.

– Тогда слушайте внимательно! Вы стали жителями города, следовательно, теперь вы находитесь не только под его защитой, но и контролем. Вокруг города есть периметр, для вас невидимый, теперь, если вы за него выйдете, об этом сразу же станет известно, кому следует, и где вы и куда пошли, также будет известно. Выходить за периметр можно только гражданам, а жителям – только после получения специального разрешения. Обычно оно выдаётся спецгруппам, направленным по какому-нибудь заданию. В такие группы входят только те жители, которые доказали свою лояльность, но вам это пока не грозит. За побег – смерть и неделя бесплатной отработки. За вторую попытку – две недели, ну а если вы будете настолько упёрты, что этого вам покажется мало, тогда полное обнуление. Надеюсь, с этим всё понятно. Сейчас ваша зарплата – четыреста рублей в день. Так, что ещё… да, кто из вас грохнул жителя?

Я покосился на стоящих рядом Прокопа и Стаса. Те стояли столбами, будто вопроса и не слышали. Хм, чего скрывать – приятно, что даже в таких, в данном случае, мелочах, они проявляют солидарность.

– Это я, – ответил я.

– Ага, ну тогда ты работаешь первую неделю бесплатно, – спокойно произнёс Семён.

– Не пойдёт, – также спокойно ответил я.

– Что-то ты мне уже не нравишься, парень, может, тебя сразу обнулить, как бесперспективного?

Я пожал плечами – не жили богато, нечего и начинать.

– Тебе, перед тем как сюда вести, объясняли, что полагается за убийство солдата, ну так чего ты теперь возбухаешь? Лучше надо было думать, прежде чем геройствовать.

– Ничего мне не объясняли.

Семён побагровел лицом. Видимо, давненько с ним никто не спорил, а может быть, просто он решил, что я невменяемый дебил. Судя по его выражению лица, скорее, второе.

– Вам объясняли? – спросил Семён у Прокопа и Стаса.

– Да, – синхронно ответили они. Ну прям бравые солдаты!

– А тебе, значит, нужно всё персонально объяснять?! – заорал Семён.

– Нет, просто, когда им объясняли, меня рядом не было, – пояснил я.

– А где же ты был? – саркастично поинтересовался бригадир.

– Да так… отлучился ненадолго.

Семён несколько секунд сверлил меня взглядом, играя оттенками красного на своём лице, затем сказал:

– Ну ладно, с этим я разберусь… но если ты мне мозги морочишь, смотри, парень… пожалеешь. А теперь приступайте к работе! Тележек на всех не хватает, поэтому таскать глину будете в мешках! – с этими словами он выдал нам по матерчатому мешку. – Инструменты лежат вон там, сами себе выберете, что надо!

– Что же вы людей нахватали, раз у вас тележек на всех не хватает? – пробурчал я.

– Тебя забыли спросить! – огрызнулся Семён.

Он отошёл в сторону от основной массы работников, к яме, метра полтора глубиной: – «Вот, здесь ещё не успели всю глину выкопать, так что копайте тут. И смотрите не несите всё подряд. Камни отбрасывайте в сторону, а глину от обычной земли, надеюсь, даже ты сможешь отличить, – кивок в мою сторону. – Если вместо глины будете землю приносить или смешивать с ней, то, вместо зарплаты, эту землю и получите, надеюсь, ума у вас хватит не наживать гемор ни себе, ни мне».

Из кучки лежащих на земле инструментов мы выбрали пару лопат, которые ещё имели прочность, хоть и невысокую. Решили, что я с Прокопом буду копать и нагружать глину в мешки, а Стас таскать её к амбару на берегу.

Глина здесь почему-то перемежалась со слоями грунта, щедро сдобренного камнями. Почему организаторы не нашли места для добычи глины получше, непонятно, но выяснять этот вопрос у Семёна желания не было. Может, специально, чтобы игра мёдом не казалась.

Вдвоём в яме было тесновато, а когда мы поняли, что некоторые камни проще раздробить, нежели выкопать, и придётся махать киркой, вообще, начали не столько копать глину, сколько расширять яму, превращая её в траншею.

Энергия периодически уходила в красную зону, отчего лопата норовила вывалиться из рук, а ноги начинали дрожать от слабости. Мы стали чередоваться, чтобы у начальства не складывалось впечатления, что работа в нашем окопе прекратилась.

Минут через сорок, когда Семён, видимо, удостоверился в том, что задачу мы поняли верно, и перестал барражировать возле нас, решив уделить внимание и другим каторж… то есть работникам глинодобывающего комбината, в яму спустился Стас. Оглядев нас тяжёлым взглядом, остановил его на мне:

– Ну и зачем мы тут горбатимся?

Интересно, почему он спрашивает это именно у меня? Видать, всё же что-то они промеж себя уже перетёрли, пока я изображал Ваньку Рэмбо, ползая за ними по камням.

– А что, можно не горбатиться? – спросил я с васильковым взглядом.

Стас ощерился, показав свои немаленькие обезьяньи клыки. Желание прикидываться и играть словами сразу как-то поубавилось.

– Можно, ответил Стас. – Вчера вечером мы с ними почти справились. Этому, который панику поднял, немного не хватило после твоего броска, да и темнота помешала, а так, ухайдохали бы мы этих вертухаев, и все дела. А ведь они девятого уровня были, и походу специально натасканные, а здесь вон, посмотри, кто ошивается, почти все нашего уровня, да и нескладные все какие-то, небось в реале и вправду сторожами работали – сортиры охраняли.

– Слышал, что усатый про периметр говорил? Не думаю, что он врал. Отсюда-то сбежим, а дальше погоню за нами пустят, только уже не из этих, – кивнул я на невидимых из траншеи надзирателей.

– Отобьёмся как-нибудь, – махнул рукой Стас. – Я же не сейчас предлагаю рвать когти. Войдём в игру ночью или ещё лучше под утро. Не могут же они тут всем составом круглосуточно отираться, благо неписей в игре нет. А там, пока прочухаются, пока соберутся, мы уже за все периметры уйдём, да и по темну преследовать – это не так просто, знаешь ли.

– Во-первых, гладко было на бумаге… Мы только попали сюда, и наверняка сейчас мы под особым контролем, сильно подозреваю, что от нас сейчас чего-то подобного и ожидают. Бросаться сломя голову, даже толком не осмотревшись, – не самая умная идея. Ты не учитываешь, что здесь не реал, народ здесь наверняка из разных часовых поясов, и нужные люди всегда на посту и всегда бодры, так что я не удивлюсь, если за нами увяжется какая-нибудь спецгруппа волкодавов, стоит нам только пересечь границу периметра. Да и окружающую местность они знают хорошо, в отличие от нас. Оглянись, мы тут далеко не первые такие, те, кто всё это организовал, занимаются этим не первый день. У них, вероятно, было немало времени учесть свои ошибки, раз они наладили такую работу. И, во-вторых, неужели тебя всё это не удивляет? Зачем кто-то всё это делает? С какой целью?

– Чему тут удивляться? – недоуменно спросил Стас. – Таких организаторов в любой подобной игрушке хоть отбавляй. Богатенькие сыновья олигархов любят организовывать свои кланы, раскручивая их за счёт вливания реального бабла. Ходят потом баронами с личной охраной. А иногда и папаши подтягиваются, тряхнуть стариной. Видел я здешнего главного, он как раз из первых, скорее всего, насмотрелся я на таких.

– Это где ты уже успел здешнего главного увидеть? – удивился я.

– Пока тебя ждали с обеда, он проходил мимо со своей свитой, не спутаешь, если увидишь, у него ещё рисунок на правом рукаве, типа корона.

– Дети олигархов – тоже олигархи, яблоко от яблони, знаешь ли… А эта публика просто так деньгами разбрасывается не так уж и часто, иначе давно бы без них осталась. В тех играх, о которых ты говоришь, как правило, есть продуманная экономика. Вещи стоят игровых денег, а игровые деньги можно конвертировать в реальные и прочие самые разнообразные финансовые схемы. Так что, думаю, уважаемые люди, там не только своё самолюбие тешат, но имеют и куда более материальный гешефт. И где всё это, ты увидел здесь.

Стас задумался, о чём свидетельствовал его взгляд, обращённый куда-то внутрь себя. Пользуясь паузой, в разговор включился Прокоп:

– О валюте в игре действительно ничего не слышно, но, может быть, это только пока. Возможно, именно в таких городах в какой-то момент своего развития и смогут начать её изготавливать, по аналогии с городами государствами древности. Не просто так в статистике города упоминаются эти очки цивилизации. Может, это и есть цель нашего олигарха.

– Может… – уже призадумался я. – Но выглядит это маловероятно. Создавать инфраструктуру и поднимать экономику – это удел государственников и настоящих промышленников, а не просто бизнесменов. С чего это мажору, каковым вы считаете местного князя, этим заниматься, тем более, когда есть куда более популярные площадки для таких, как он.

После некоторой паузы, во время которой слышны были лишь звуки скребущих лопат, доносившиеся от основного скопления добытчиков глины да поскрипывания колёс тележек, если это, конечно, был скрип именно колёс, а не наших с трудом проворачивающихся извилин, Стас пробурчал:

– Ну и что ты предлагаешь?

Видимо, мои доводы, из которых не становилось очевидным, куда бежать и что крушить, его несколько раздражали. Я глубоко вздохнул, чтобы начать давать осторожный ответ, но не успел. Над головой раздался возмущённый голос: – «Кто это вам разрешил перекур устраивать?! Солнце ещё высоко, или со зрением непорядок? Взяли в руки лопаты и начали работать!»

Мы подняли головы, взглянув на говорившего. Это был не Семён. В роли невежливого надзирателя оказался один из упоминаемых Стасом охранников. Все они, как я успел заметить, были обезьяноподобными, а этот ещё и невысок и худощав, из-за чего напоминал мартышку, при этом обладал заметным брюшком.

Мы поднялись на ноги, а Стас так и вовсе лихо выбрался из траншеи и встал напротив надзирателя. То ли из душевного равновесия его вывели мои слова, то ли упоминание про высоту солнца задело за живое, всё-таки из всех присутствующих на негра более всего походил Стас, но свою фирменную улыбку он продемонстрировал и надзирателю.

«Чего, чего скалишься? – охранник отступил на пару шагов, направляя на Стаса копьё. – Будешь скалиться – быстро тебе стоматолога организуем, если зубы лишние».

Наш обезьян демонстративно сплюнул под ноги пузатой мартышке и, взяв мешок с глиной, двинулся к сараю, не став закидывать его за спину. Ну а мы продолжили закапываться в местную глину. За следующий час у меня и Прокопа повысилось на единичку телосложение. Ещё через минут сорок под ногами захлюпала вода…

Глава 11. Дары социализма

Глава 11

ДАРЫ СОЦИАЛИЗМА

– Предлагаю сейчас не дёргаться, пару-тройку дней вести себя тихо и присмотреться что тут к чему. Желательно дать понять, что мы в принципе заинтересованы в работе и дальнейшем продвижении в их иерархии, для чего при случае намекать Семёну или ещё кому из начальства, что неплохо бы повысить зарплату, так как нынешней не хватает даже для погашения кредита за капсулу. Честно говоря, с деньгами и вправду туго, так что они лишними в любом случае не будут, – такое сообщение отослал я своим сотоварищам, после того как мы вышли из игры.

– Ладно… осматривайся, если так охота, но только не затягивай с этим – я рабом быть не собираюсь, тем более у таких беспредельщиков, – ответил мне Стас.

С тех пор минуло уже два дня, и особого прогресса в осматривании как-то не случилось. С такими невесёлыми мыслями я поднимал заполненный глиной мешок из ямы. От одного такого усилия моя энергия проседала на треть, после чего приходилось делать паузу для её восстановления.

«Сила +1», – всплыло и растворилось игровое уведомление.

Да, физический труд полезен для здоровья персонажа, с этим не поспоришь. Интересно, насколько прокачались здесь другие игроки на такой работе? Судя по отсутствию серьёзных бугаёв, слишком уж долго на глине никто не работал. Впрочем, крепкие ребята попадались, что только укрепляло меня в мысли о том, что здешние охраннички приставлены не столько за тем, чтобы пресекать попытки побега, сколько за тем, чтобы уберечь работников от безделья. Их-то образ игровой жизни прокачке не способствовал, а стало быть, если Семён и врал про периметр, то не слишком сильно – какие-то сюрпризы у них тут всё же заготовлены.

Семён к теме бесплатной отработки за мои художества больше не возвращался, надо думать, выяснил все обстоятельства того весёлого вечерка. И это хорошо – вновь ввязываться в выяснение отношений мне сейчас было совершенно не нужно.

В нашей траншее, в некоторых местах, вода плескалась уже по щиколотку. Мы попытались сделать дно с уклоном, чтобы имелся и сухой участок, но помогло это несильно. Месить глинистую грязь было безрадостно, хотя поначалу даже забавным казалось. Пачкание персонажа в игре было реализовано достаточно странным образом – во время работы в грязи то тут, то там на теле появлялись корки грязи, причем уже засохшие. Просто, стоя в этой самой грязи, засохшая корка могла внезапно появиться не только, к примеру, на ноге, но и на лице, что со стороны выглядело довольно забавно. Я даже успел порадоваться отсутствию одежды, с содроганием представляя, что было бы при её наличии. Ох уж эти мне игровые условности! Плюсом к тому, у персонажей вполне себе по-человечески росли волосы, главным образом на лице, а поскольку со времени начала игры морды наши ни разу бритвы не видели, то, соответственно, мы обзавелись не слишком впечатляющими, но всё же бородами, превратившимися в этой яме в грязевые сосульки. Смотря на Прокопа, я не мог понять, кого же он мне больше напоминает: кровососа из «СТАЛКЕРА» или Дэйви Джонса из «Пиратов».

Глядя на куда более чистого Стаса, я даже решил поменяться с ним местами – пускай тоже испробует местные грязевые ванны. Ему, конечно, таскать тяжести сподручнее, судя по его виду, телосложение у него прокачано лучше. Но после повышения этого параметра и у меня, я решил, что тоже справлюсь, заодно и осматриваться начну, а то в яме это как-то не очень получалось. Зря я, конечно, не спросил заранее, насколько прокачано его телосложение. Самонадеянность – это всё же порок!

Взвалив на спину мешок, я устремился к соответствующему строению, куда все сносили глину. В общем-то, я и так подозревал, что это за строение, но убедиться не помешает. С беспокойством поглядывая на подозрительно быстро пустеющую шкалу энергии, я шагал по натоптанной и наезженной тропинке. Двигаться получалось медленнее, чем я рассчитывал – видимо, перегруз получился значительный. Когда энергия ушла в красную зону и зависла в таком положении, я приободрился – до амбара оставалось не так много. Но не успел я пройти и полусотни шагов, как энергия мгновенно рухнула до нуля, а вслед за ней рухнул и я, распластавшись в нелепой позе, придавленный мешком. Пришлось ждать сначала пару минут, пока способность двигаться вновь вернётся ко мне, а потом ещё минут десять, для того чтобы возобновить движение. Валяясь на тропе, пришлось выслушать немало ехидных замечаний от проезжающих мимо, не в меру счастливых обладателей колёсных тачек. И ведь было бы из-за чего терпеть унижения… Амбар представлял собой обычный склад, куда сваливали глину, а за амбаром стояло ещё какое-то хозяйство, откуда тянуло дымком. Явно там обжигают некие глиняные изделия, и, скорее всего, кирпичи, потому как сложно поверить, что такое большое количество глины нужно здешним мастерам для изготовления керамической посуды. Рассмотреть мне ничего не дали. Стоило только попытаться направиться в ту сторону после опустошения мешка, как ошивавшийся неподалёку надзиратель пресёк мои попытки убедиться в своих догадках.

Возвращаясь назад, я размышлял над тем, как бы поизящней поменяться со Стасом обратно, так сказать, не потеряв лица… что-то не хочется больше выслушивать саркастические комментарии – хватит на сегодня. Но, к счастью, заходить издалека и не пришлось – Стас с Прокопом сразу по моему прибытию заявили, что так дело не пойдёт и нужно возвращать всё в зад. Оказывается, при габаритах нашего Кинг-Конга, им там приходилось бодаться задами, что никого не радовало, да и привычка Стаса к размашистым движениям дружной работе не способствовала. Поняв, что моего позора они не видели, я с видом «ну так уж и быть» вернулся в яму. А телосложение у Стаса равнялось семи, что увеличивало переносимый вес почти до тридцати килограммов, и при этом глину он таскал также с перегрузом, хоть и с небольшим. Мда… мне следующее повышение телосложения светит нескоро, так что вылазки с мешком за спиной – не мой вариант. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.

Вернувшись в игру после обеда, очнувшись, как всегда, возле столовой, я понял, что промок до последней нитки, хоть и было тех ниток… – в общем, в игре хлестал ливень. Давненько, кстати, не было дождя, уже начал подумывать, что началась засуха.

Метнувшись в столовую, под крышу, я стал смотреть на стену дождя… хорошо поливает, не думаю, что при таких делах можно продолжать работать. С обеда стали прибывать и другие глинодобытчики, и кто-то, присвистнув, радостно резюмировал: «Всё… шабаш, отдыхаем ребята!».

Народ зашумел. Кто-то благодарил игровые погодные алгоритмы за нежданный отдых, а кто-то, наоборот, бурчал о том, что и денег теперь получит меньше, чем рассчитывал. Через минут десять примчался Семён и объявил о том, что из-за дождя будет перерыв на три часа, и если дождь пройдёт и вода в траншеях успеет сойти, то работы возобновятся. Стас с Прокопом, как и некоторые другие игроки, решили выйти из игры на указанное время, а вот я решил воспользоваться случаем и, надеясь, что ливень будет не слишком долгим, прошвырнуться по городу. Но, помимо погоды, была и ещё одна проблема – одежда. Работали все, как правило, без неё, но это вовсе не означало, что её ни у кого нет. Многие ходили в одинаковых сероватых домотканых одёжках, и я решил прояснить этот вопрос у бригадира.

– Тебе зачем? – спросил Семён, когда я рассказал ему о своём желании, стать обладателем этих модных нарядов.

– Да надоело уже ходить, как туземец из Папуа-Новая Гвинея, тем более что у нас тут далеко не экватор, холодновато бывает, особенно вот как сейчас, – кивнул я на дверной проём, за которым шумел ливень.

– Ладно, – ответил бригадир после некоторого раздумья, – иди за мной!

Семён, оглядев улицу, щедро омываемую водой, резво куда-то помчался, на ходу крикнув мне, чтобы я не отставал. Пробежав пару десятков метров, он нырнул в какое-то строение, оказавшееся пристройкой к некому складу, и, велев мне оставаться на месте, открыл внутреннюю дверь и прошёл дальше. Вскоре вернулся с небольшим рулоном под мышкой. Вручив его мне, он строго предупредил, что эта одежда теперь числится за мной, и если я её угроблю, то стоимость вычтут из моей зарплаты. Поблагодарив и пообещав быть аккуратным, я идентифицировал вещи. Это оказались: простая шерстяная рубаха и простые шерстяные штаны, не обладающие никакими эффектами, кроме защиты от холода, равной шести процентам.

– Откуда у вас шерсть? – спросил я с удивлением.

– Это тебе знать пока необязательно, – выдал шаблонный ответ Семён.

Когда мы вышли на улицу, дождь уже сходил на нет, и бригадир быстрым шагом удалился по каким-то своим делам. Я, ещё немного подождав, укрываясь под козырьком, тоже пошёл вдоль улицы. Дождь ещё моросил, но это особо не мешало. Потоки воды на земле стихли, так что можно было спокойно пройти, тем более что по улицам тянулась неширокая полоса из каменных плит.

Крыша главного здания возвышалась над остальными, по правую руку, и я решил пройти ближе к центру посёлка. Где-то спереди слышался металлический стук – очевидно, кузня, для которой дожди нипочём. На улицах можно было периодически встретить стражей правопорядка, их отличительная черта – неспешная прогулка с оружием в руках или на поясе; остальные, как правило, куда-либо стремительно шли или бежали, и оружия у таковых обычно не наблюдалось. Один раз мимо проехала небольшая телега, запряжённая двумя игроками. Везли те самые кирпичи, которые сделаны из глины, добытой нами. Куда они направлялись, я так и не понял, а идти за ними не стал – мало ли что могут подумать.

Неожиданно уши уловили звуки гитары. Они, хоть и были приглушённые и раздавались не под самым носом, но я такое никогда не спутаю. Огляделся… вроде ничего необычного не видно, никаких подготовок к концертам не наблюдается. Через пару десятков шагов увидел одноэтажное здание. Выглядело оно в целом так же, как и остальные: длинные бревенчатые срубы, иногда с какими-нибудь украшательствами, вырезанными из того же дерева, продолговатые окна, со стёклами, кстати, а не с какими-нибудь бычьими пузырями – что радовало. Самым большим отличием была, пожалуй, надпись, красовавшаяся над входом: «Трактир».

Странно, место для приёма пищи в посёлке уже было, так зачем ещё одно? Или то было, так сказать, государственное учреждение, а это частное? Или, быть может, оно исключительно для высшего сословия – тех самых граждан города? Ладно, чего гадать, пойду, посмотрю – для того и затеял прогулку.

Дверь была открыта, из-за чего гитарные звуки я и смог услышать. Встав на пороге, посмотрел внутрь, привыкая к более тусклому освещению: зал метров десять на пятнадцать, несколько столов со стульями жмутся к стенам, а по центру противоположной от входа стены самая натуральная барная стойка, с соответствующей батареей бутылок за спиной бармена. Ничего себе, это же самый настоящий бар, только неоновых огней на входе не хватает! Хотя какой неон – сейчас день… это я от неожиданности. Вышибал у входа также нет, хотя если те два амбала, уплетающие что-то за одним из столов, не просто случайные посетители, то вышибить меня из этого заведения, будет кому. Но тревоги они не проявляли и вообще общались только друг с другом. На небольшом приподнятом пяточке сидел какой-то парень и в задумчивости перебирал струны гитары. Или это не совсем гитара? С моего места было плохо видно, кажется, это что-то из предков современной гитары – гусли, может, какие… так сразу и не поймёшь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю