332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мелисса Ландерс » Звездолет (ЛП) » Текст книги (страница 13)
Звездолет (ЛП)
  • Текст добавлен: 4 ноября 2017, 17:00

Текст книги "Звездолет (ЛП)"


Автор книги: Мелисса Ландерс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 17 страниц)

– Точно, – прибавила Кассия. – Могу подтвердить.

– Капитан поручил притащить ваши пьяные задницы на борт – его слова, не мои, – продолжил Кейн. – Мы должны были отправиться час назад.

Доран рывком сел, хотя половина мышц протестующе взвыла.

– Мы не пьяные, – просипел он сухим горлом.

Проклятье, как же хотелось пить. Доран оглянулся и увидел, что Солара лежит у стены амбара и массирует лоб рукой с почему-то перевязанным запястьем.

При виде бандажа в памяти вдруг всплыли все подробности ночи. И даже не глядя на свою руку, Доран знал – она тоже замотана. И кожа больше не немела. На самом деле она горела огнем.

– О нет, – простонал он. – Что мы натворили?

Риторический вопрос. Доран помнил каждое слово, каждый смешок, каждое неловкое обжимание, а главное – перепачканную чернилами иглу, которая позаботилась о том, чтобы они уж точно об этом всем не забыли. Он хотел получить сувенир – вот и получил, в виде четырех старинных пиратских мечей, образующих восьмерку.

Символ Братства изгоев.

Ну и как объяснить это тем, кто носит его по праву?

Солара прижала ладонь к глазам:

– Пожалуйста, скажи, что все это сон. Что нас не разрисовывал вышедший на пенсию бухгалтер, который месяц ходил на курсы боди-арта. – Затем глянула под край повязки и всхлипнула. – Нет. Не сон.

– Я бы спросила, что вы делали, но уже и так знаю, – с улыбкой заявила Кассия и нагнулась рассмотреть шею Солары. – Да вы животные!

Кейн рассмеялся и ткнул подругу локтем:

– В тихом омуте.

Доран встретился взглядом с Соларой, затем посмотрел на ее шею и побледнел. Сплошные засосы. Она его убьет, когда увидит себя в зеркало.

– Прости, – произнес он, но тут вспомнил, как гриб перепаял ему мозг и подарил своего рода слуховой оргазм. Все это казалось настолько нелепым, что Доран невольно рассмеялся. – Не ставил девушкам засосы класса с седьмого, – выдавил он сквозь смех.

Лицо Солары цветом почти сравнялось с шеей.

– С тебя визит к специалисту, который сведет татуировку, – заявила она, вставая. – А это, – указала между ними, – больше никогда не повторится.

Затем умчалась прочь в сопровождении Кассии, которая явно изо всех сил старалась не расхохотаться.

Доран еще смеялся, но понимал: это ненадолго. Судя по спазмам в животе, вскоре ему предстоит визит к безжалостному фаянсовому богу.

Кейн сочувственно поморщился и подал ему руку:

– Я уже такое слышал. В прошлом году, после фестиваля адских ягод.

– Она меня простит, – заверил Доран, принимая помощь. – Со временем.

Кейн со смехом вздернул его на ноги:

– Ага, я тоже так думал. – И похлопал Дорана по плечу. – Удачи. Она тебе точно понадобится.


Глава 22


Засосы исчезли уже через неделю, но подколки членов команды походили на вонь сгоревшей каши – черта с два отделаешься.

– О, ты сегодня без шарфа? – заметил капитан, указывая на шею Солары. – Похоже, наконец победила насморк.

– Вряд ли у нее был насморк, – задумчиво произнес Ренни. – Держу пари, это скорее пылесосная простуда.

– Ой, я о ней слышала, – подхватила Кассия. – От нее же такая сыпь, похожая на засосы, да? Жутко заразная, особенно в сочетании с симпатичными парнями и кристаллайном?

Ренни кивнул:

– Она самая. Та еще гадость. Может привести к серьезной лихорадке.

В попытке скрыть раздражение Солара уткнулась в тарелку. Если вскоре насмешки не прекратятся, можно всерьез задуматься о том, чтобы поднять бунт при помощи недавно обретенного шокера. Ибо нельзя бесконечно давить на девушку.

Капитан хмыкнул и кивнул Дорану:

– А ты готов после ужина явиться на мостик с докладом? Или чувствуешь первые симптомы лихорадки?

Если подколки и не нравились Дорану, то внешне он никак этого не выказывал. Солара подняла глаза и увидела, что он смотрит на нее поверх чашки с той же неуверенной улыбкой, которую носил с памятной ночи на Каргилле. Теперь Доран глядел на нее иначе, словно видел насквозь и знал все секреты. И это неизменно сбивало Солару с толку. Просто не сосчитать, сколько раз она открывала рот и обнаруживала, что не может даже вспомнить, зачем пришла в комнату или что хотела сказать. Вот и сейчас не получалось. Из-за чего же она сердилась всего минуту назад?..

– Последнее время меня то и дело бросает в жар, – признался Доран, не сводя с нее глаз, – но кто сказал, что я хочу вылечиться?

Команда захохотала и одобрительно засвистела.

О да. Вот из-за чего Солара сердилась.

Она набрала воздуха в грудь и приготовилась сострить в ответ, но опять ничего подходящего на ум не пришло. Проклятье.

– Ну, все равно отрапортуй на мостик, – приказал капитан. – Нам нужно точно определиться с твоим пунктом назначения, чтобы я потом не делал чертов крюк обратно к безымянной планете.

Впервые за сегодняшний вечер ухмылка Дорана поблекла. Похоже, чем ближе они подбирались к Пограничью, тем меньше ему хотелось говорить о задании отца. Солара не могла его винить. Будущее Дорана зависело от того, найдет ли он непонятную субстанцию на неизвестной планете… и тем самым заодно нарушит тайные планы правительства. От подобной мысли ей самой становилось не по себе.

– Я до сих пор не знаю, что именно ищу, – признался Доран. – Но раз там нет настоящего поселения, быстрое сканирование должно показать…

Огни на камбузе замигали и погасли. Повисла тишина – вспомогательные моторы заглохли. Не успела Солара моргнуть, как тарелка зазвенела, а ее саму подкинуло на скамейке. «Банши» словно угодила в воздушную яму. Неприятное ощущение длилось всего секунду, но лампы так и не включились обратно, не считая аварийного освещения на полу.

Капитан выудил из кармана Желудь и протянул ее Кассии:

– Запри ее в клетку, но сперва заверни в одну из моих рубашек, чтобы она чуяла мой запах.

Кассия отпрянула и вытянула руки так, словно ей вручили живую гранату:

– Фу, она меня лизнула. Теперь на мне ее микробы.

– Не смей о ней так говорить, – нахмурился капитан.

– Она все равно не понимает.

– Зато чувствует твои эмоции, – прошипел он. – Нравится тебе или нет, но эта зверушка к нам привязана. Мы ее…

– Единственная семья, – со вздохом договорила Кассия. – Знаю, знаю.

Когда она унеслась прочь, капитан взял костыль и попросил Солару проверить машинное отделение, пока он сам вернется на мостик и посмотрит данные оборудования. Доран вызвался идти с ней, и вместе они спустились по темной лестнице. Когда внизу он так и не убрал руку с талии Солары, она вопросительно на него посмотрела.

– На случай, если снова тряхнет, – пояснил Доран.

– Думаешь, сумеешь меня поймать?

– Возможно. Ну или хоть придержу немного.

Солара сняла с себя его ладонь, но чуть задержала в руке, потому что разум и тело никак не могли прийти к согласию. На самом деле она жаждала прикосновений Дорана – так сильно, что они ей даже снились. И это пугало. Потому что вскоре она окажется на Веге, а он станет согревать кровать другой девушки.

– Не хочу, чтоб ты меня ловил, – заявила Солара и пошла вперед.

Только она достигла помещения с аварийным двигателем, как по интеркому с помехами донесся голос капитана:

– Не… проверка… геомагнитный шторм… системы обеспечения… придется… сесть, пока шторм не пройдет.

Сообщение было достаточно ясным. Солара с Дораном вернулись наверх, пристегнулись, а после жесткой посадки вновь присоединились к остальной команде на камбузе.

– Где мы? – спросил Кейн, вытирая со стола рассыпавшиеся бобы.

Кассия забрала у него тряпку и сама принялась за дело. При каждом движении ритуальное ожерелье на ее шее раскачивалось.

– Снаружи есть воздух? Или нам понадобятся костюмы?

– Не понадобятся, – ответил капитан Росси. – Мы в Новом Раю.

Солара вскинула брови:

– Но это значит, что мы…

– В Пограничье, – договорил он за нее. – И нет, силовики нас здесь не тронут. Но не слишком воодушевляйтесь. Они неспроста не суются в эти колонии.

Солара не стала возражать, хотя про себя подумала, что это еще спорный вопрос. Политики называли отдаленные области пустой тратой ресурсов, мол, те не дают достаточно прибыли, чтобы еще и полицию тут держать. Другие заявляли, что колонисты потеряли человеческий облик, и патрулировать здесь небезопасно. Сама же она слышала, что силовики не суются сюда, потому как местные жители никому не желают подчиняться.

Эта версия нравилась Соларе больше всего, поэтому она предпочитала верить именно в нее.

– Я поймал сигнал тревоги из северного поселения, – сказал Росси. – Надо проверить. – И кивнул Соларе: – Присоединяйся, посмотришь на эту свою «новую жизнь».

Что-то в его тоне вызвало раздражение, но она кивнула. Глянуть, как устроен город на окраине галактики, очень хотелось.

– Я с вами, – вызвался Доран и положил руку на плечо Соларе.

Она тут же ее стряхнула.

– Приготовьтесь, – велел им капитан. – Но челнок двухместный, так что придется вам сидеть на коленях друг у друга. – Он похромал к себе и крикнул через плечо: – Если есть оружие, берите с собой! И чем оно больше – тем лучше.

Доран покосился на Солару:

– Не особо обнадеживающе.


Час спустя выяснилось, что ничего подобного.

– Боже, – выдохнул Доран, глядя в окно челнока на искореженную землю, и крепче стиснул талию Солары, то ли в попытке защитить, то ли от потрясения – трудно сказать. – Что тут произошло?

Солара повернулась у него на колене и наклонилась рассмотреть город, вернее то, что от него осталось. Она никогда не видела подобных разрушений. Деревянные постройки были расплющены, лишь обломки торчали из грязи. Однако ни следов огня, ни признаков потопа. Словно здания просто растоптал гигантский сапог. Что еще страннее – зеленые поля вокруг остались нетронуты, равно как и полускрытая лозой жатвенная машина.

– Может, какое-то оружие? – предположила Солара.

Капитан покачал головой и направил челнок на восток:

– Поток молний.

– Что?

– Побочный эффект сырых терраформ. Атмосфера здесь нестабильна, и возникают странные штормы. Вроде урагана, что наращивает давление, а потом обрушивается одним ударом. Видишь, как разрушение ограничено по площади?

Солара кивнула.

– Верный признак. – Капитан что-то проворчал себе под нос. – Брокеры слишком рано заселили эти места. Заманили сюда людей, наобещали им бесплатные наделы земли, а потом бросили тут выживать… кого на сколько хватит.

– А почему поселенцы не вернутся? – спросил Доран.

– На какие шиши? Бедняги продали все, чтобы оплатить услуги брокера и билет в один конец в землю обетованную. А добравшись сюда, потратили остаток на семена, оборудование и горючее. На дорогу обратно у них не хватит.

– А топливо? Если захочешь здесь заправиться, во сколько это обойдется?

Капитан покачал головой:

– Только дурак пойдет на такое.

– Да ладно. Сколько за литр?

– Точно не знаю, – приподнял плечо Росси. – Где-то сотня кредитов, может, больше.

Доран уронил челюсть:

– Но на Обсидиане оно стоит всего два кредита.

– Ты больше не на Обсдиане.

– Цена грабительская. Как же поселенцы заправляют оборудование?

Солара вспомнила заброшенную машину на поле.

– Похоже, никак. – И представила свою жизнь на Веге.

Как долго им будет нужен механик, если технику и использовать нельзя?

– Все равно, – продолжил капитан, – даже если у колонистов хватит денег вернуться на Землю, жить им там негде. Разве что ютиться в однокомнатной квартире с полудюжиной других семей. Собственно, поэтому они и уезжают.

– И больше им отправиться некуда, – договорила Солара. – У них нет ни денег, ни оговоренного места работы.

В животе похолодело. Даже если устроиться работать в туристическом кольце, ее там ждут силовики и новое обвинение. Если выбор между Вегой и тюрьмой, лучше попытать счастья на окраине. Солара убеждала себя, что справится, что готова ко всему.

И сама себе не верила.

– Вот они и остаются, – подытожил капитан.

– И выживают, – закончила она. – Как и я буду.

Доран одной рукой прижал ее ближе, а второй принялся тянуть себя за мочку уха, как делал обычно после спора или если ему приходилось извиняться перед Соларой. Возможно, задумался, а не разделит ли он ее участь, если не сумеет очистить свое имя.

– Все в порядке, – прошептала Солара. – Наверняка твой отец припрятал где-то кучу денег. Тебе не придется тесниться со мной на одной койке.

Доран, словно не слыша ее, провел рукой по лицу, а потом снова всмотрелся в пейзаж.

– Если кто-то послал сигнал тревоги, значит, есть выжившие. Где ближайший город? Может, они пошли туда.

– Примерно в четырех днях пути на юг от того места, где мы приземлились, – ответил капитан. – Но раненые столько бы не продержались. Скорее всего, они разбили временный лагерь. – И указал на тонкую струйку дыма, поднимающуюся над пустым клочком земли. Ни людей, ни строений. – Вроде того.

Капитан опустил челнок на холме в двадцати ярдах от костра, но, прежде чем открыть боковые люки, показал Дорану и Соларе древний пистолет – такой, что стреляет металлическими пулями, а не энергетическими зарядами.

– Когда-нибудь такой в руках держали? – Когда они помотали головами, он протянул каждому по кинжалу. – Тогда прикрепите их к поясам. И не стесняйтесь использовать.

– Я думал, мы помочь прилетели, – заметил Доран.

Капитан надел нагрудную кобуру:

– Никогда не пытался спасти утопающего, да?

– Да, – нахмурился Доран. – Но при чем тут…

– Он паникует, – перебил Росси. – Хватается за тебя и толкает под воду. Ничего не может с собой поделать. Готов на все ради еще одного глотка воздуха. – Он указал на них вторым пистолетом и сунул его в кобуру. – Доведенные до отчаяния люди готовы убить ради собственного выживания. Я сделаю для этих поселенцев, что могу, но не ценой потери кого-то из экипажа. Понятно?

Доран и Солара кивнули.

– Хорошо. – Капитан открыл люк. – А теперь приглядывайте друг за другом.

Шум челнока заставил дюжину выживших повылазить из укрытий. Поселенцы моргали покрасневшими глазами, которые словно выпирали из глазниц. Лица и волосы покрывал такой слой грязи, что Солара не могла не только отличить мужчин от женщин, но и навскидку сказать их возраст. Одежда клочьями свисала с их острых тощих плеч, а из-под рваных штанов выглядывали костлявые лодыжки.

Чем бы несчастные ни питались, этого было мало.

– Поймали ваш сигнал, – начал капитан, словно невзначай распахнув куртку и демонстрируя оба пистолета. – Можем перевезти ваших раненых. Сколько их?

Один поселенец вышел вперед и заговорил низким мужским голосом:

– Нисколько. По крайней мере, теперь. Последний истек кровью пару дней назад

– Выжившие?

– Перед тобой. Плюс еще пятьдесят человек в укрытиях, – ткнул себе за спину мужчина.

Только теперь Солара заметила несколько убежищ, выкопанных в холме – буквально пещеры из грязи. На небольшом костре в центре лагеря поджаривались полоски вяленого мяса. Какое-то движение привлекло внимание Солары: чумазый ребенок выглянул из пещеры, чтобы рассмотреть пришельцев. Он вытаращил глаза, но кто-то быстро утянул его обратно.

– Если хотите добраться до соседнего поселения, мы сумеем это организовать, – предложил Росси.

– Спасибо, друг, – ответил мужчина с холодом, который не вязался с его словами. – Но мы останемся и отстроимся заново. До жатвы всего месяц, а посевы в этом году хорошие. Зиму продержимся.

– А до того? – спросил Росси. – Что-то я у вас никакого скота не вижу.

Мужчина указал на длинные красные полоски, болтающиеся над огнем:

– Только что забили последнего быка. Мясо хорошо сохранится.

– А его хватит?

Поселенец приподнял костлявое плечо:

– Если нет, все равно работорговцы скоро прибудут. Как всегда. За самых слабых дадут по мешку зерна за голову.

– Ты продашь собственных людей? – Капитан вроде как даже и не удивился.

– Лучше жизнь в рабстве, чем голодная смерть. – Мужчина внезапно воодушевился. – У нас есть вдовы. И девочки-сироты. Из них получатся прекрасные компаньонки для твоей команды. Если желаешь поторговаться…

– Я не покупаю плоть.

Мужчина отпрянул, словно оскорбленный резким отказом. Затем запрокинул голову и смерил троицу взглядом, от которого у Солары волоски на шее встали дыбом. Снова глянув на пистолеты капитана, поселенец уточнил:

– Сколько человек у вас в команде?

Пульс Солары зачастил от страха. Она поняла, о чем думает мужчина. Работорговцы выложат куда больше зерна за нее, а за крепкого парня вроде Дорана – и подавно. Ублюдок явно их оценивал, прикидывал, сколько раз капитан успеет выстрелить, прежде чем на него кинуться. Солара положила ладонь на рукоятку кинжала, но даже с оружием им было не выстоять против шестидесяти человек.

Поддавшись внезапному порыву, она закатала рукав и показала татуировку:

– Более чем достаточно. Учитывая, кто мы такие.

Вытаращив глаза, поселенец отступил на шаг. Сам изгой, он явно узнал символ Братства. И вспомнил, что любой обладатель метки принадлежит к сети безжалостных бойцов. Нарваться на одного – нарваться на всех.

Доран быстро ухватил мысль и тоже показал запястье. Затем напустил на себя зловещий вид и угрожающе произнес:

– Слышали о Демаркусе Хане, предводителе пиратов, у которого кулаки как кувалды? Я тот, кто уложил его на лопатки и забрал его невесту.

В подтверждение Солара натянуто кивнула.

– Может, он и правит во внутреннем круге, – продолжил Доран, – но окраина принадлежит мне. Любой из здешнего братства ответит Даро Красному. – Он хрустнул костяшками и повертел головой, имитируя главаря пиратов. – Или можешь бросить мне вызов сейчас, перед этими свидетелями.

Никто не рискнул.

– Мы люди мирные, – сказал поселенец, отходя еще на шаг и подняв руки в знак поражения. – Разойдемся друзьями… и союзниками.


Позже вечером, когда «Банши» надежно заперли, а команда разошлась по каютам, Солара стояла перед зеркалом в спальне и распутывала косу холодными неуклюжими пальцами. Она не могла выкинуть из головы костлявые тела поселенцев или их запавшие глаза, благодаря которым люди больше походили на пугала.

Неужели через год на Веге с ней произойдет то же самое?

«Да, – поняла Солара. – Да, если меня раньше не продадут».

Капитан предупреждал еще несколько месяцев назад, но она упрямо цеплялась за мечту о независимости и обретении своего места в мире. О том, как ее станут уважать за мозоли на ладонях и грязь под ногтями. Вот только свободой здесь и не пахло. Она лишь променяла один вид притеснений на другой. Земля или Вега, жизнь все равно будет одной бесконечной борьбой за существование.

На глаза навернулись слезы, но Солара сморгнула их и сосредоточилась на отражении Дорана. Он тоже мыслями витал далеко отсюда. Сидел на краю кровати, упершись локтями в колени, и пялился на свои руки. Хорошие сильные руки, что огрубели от работы. Вот только вряд ли он их видел.

– Все в порядке? – спросила Солара. – Ты сегодня какой-то притихший.

Он мельком улыбнулся одними губами:

– Просто задумался.

– То-то смотрю, аж дымом запахло, – поддразнила Солара. Когда реакции не последовало, она развернулась и подцепила его подбородок указательным пальцем. – Что не так?

Минуту Доран смотрел на нее, а потом пожал плечами:

– Думаю, я нашел цель в жизни.

Несерьезный тон, коим это было сказано, вызвал у Солары сухой смешок.

– И все? Ну ты так сильно не радуйся, а то еще мышцу потянешь.

– Нечему радоваться. По крайней мере, пока. Найти цель и достичь ее – две большие разницы.

Ответ задел за живое, и Солара опустила глаза. До сегодняшнего дня у нее была цель. Теперь же…

– Я могу помочь здешним жителям, – пояснил Доран. – Просто положив конец спекуляции на топливе. Только представь, что случится, если цены на него упадут. Больше посевов, улучшение технологий, свободное передвижение по миру. Совершенно другая жизнь.

Солара посмотрела на него и увидела в синих глазах огонь, которого прежде не замечала. Доран явно всерьез обдумывал такую возможность. Однако его улыбка была печальна.

– Я мог бы помочь людям.

– В чем же проблема?

– Я бессилен, пока власти не снимут обвинения. И даже если меня примут обратно на фирму, уйдут месяцы, прежде чем перемены станут заметны. – Он наклонился вперед и выразительно посмотрел на Солару. – Тут небезопасно. Множество ужасных вещей может произойти до тех пор. Произойти с тобой.

На миг ей удалось забыть о Веге, но от напоминания по спине вновь пробежали мурашки.

– Не переживай за меня. Со мной все будет хорошо.

– Нет. Ни с тобой, ни со мной – если ты хочешь, чтобы я тебя тут бросил.

Она покачала головой:

– Ты ничего мне не должен.

– Вообще-то должен. Но мои намерения не совсем чисты.

– То есть?

– То есть, – начал Доран, вставая с кровати, – если с меня снимут обвинения, то я хочу, чтобы ты вернулась со мной на Землю и осталась рядом. Навсегда.

– Осталась с тобой? – На секунду сердце воспрянуло. Но потом Солара вспомнила, из-за чего, собственно, улетела. – И что же я стану делать?

– Что угодно.

– Ты забыл про обвинения в воровстве?

– Ты использовала мой счет. Я скажу следователям, что сам разрешил тебе делать покупки.

– Но меня учили всего одной профессии. Когда я улетала, работы механикам было немного, и ничего с тех пор не изменилось.

– Я прослежу, чтобы Сполдинги тебя наняли. Нам всегда нужны механики. Или, если захочешь, я обучу тебя чему-нибудь другому. Например, разработке и развитию продукта. Тогда мы сможем путешествовать вместе, как сейчас.

– И как это будет выглядеть?

Солара посмотрела на свои татуированные костяшки и представила заголовки желтой прессы: «Наследник Сполдингов шляется по трущобам в компании очередной девицы».

– Бывшая обвиняемая работает рука об руку с будущим президентом компании? Ты сам себя слышишь?

– Я найму специалиста, и мы сведем твои татуировки.

– Но я все равно останусь чужой. Я не такая образованная или красивая, как ты…

– Прекрати так говорить, – перебил Доран. – Ты правда красивая.

– Это ты прекрати, – вспылила она. – Я же знаю, что ты несерьезно!

Глаза Дорана полыхнули, он встал вплотную к Соларе и грубо заявил:

– Не рассказывай мне, что я говорю всерьез, а что нет. Когда я вхожу в комнату, то вижу только тебя. Мозг иначе не работает, в тебе есть что-то столь уникальное, что все остальные просто пропадают. Твою красоту нельзя воспроизвести искусственно, она идет отсюда. – Он постучал пальцем по ее груди. – До нашей встречи я понятия не имел, что есть истинная красота, но теперь знаю. Поэтому поверь, ты самая потрясающая девушка в моем мире.

Глаза защипало от слез. Солара попыталась их сморгнуть, но в груди поднималось что-то горячее и болезненное, пока лицо Дорана не превратилось в размытое пятно.

– Мне нравится просыпаться и чувствовать на подушке твой запах, – продолжил он мягче. – Нравится морщинка, которая появляется у тебя между бровей каждый раз, как ты на меня смотришь. И когда я думаю о том, чтобы это все потерять, у меня перехватывает дыхание. – Доран обхватил ее лицо теплыми мозолистыми руками. – Сегодня я представил, каково это – оставить тебя, и понял, что не могу так поступить. И не думай, будто я играюсь в благородство.

– Доран, – прошептала Солара со слабой улыбкой, – я бы никогда не обвинила тебя в благородстве.

– Значит, ты хорошо меня знаешь. – Улыбнувшись в ответ, он погладил ее щеку большим пальцем. – У меня крайне эгоистичные побуждения – ты мне нужна. Я хочу быть там, где ты – где бы это ни оказалось.

Она покачала головой, по щекам полились слезы. Ей хотелось ему верить, но в глубине души Солара боялась, что Доран привязался к ней за неимением другой компании. И если появятся иные варианты, он изменит мнение.

– Это ты сейчас так думаешь, – сказала она, отстраняясь. – Но это только иллюзия. Мы через многое прошли вместе. Нормально испытывать чувства к единственному оставшемуся рядом человеку.

– Так ты решила, что я влюбился в тебя по умолчанию?

Она кивнула.

– Знаешь, – весело признался Доран, – я никогда еще не говорил девушке, что люблю ее. Для меня это вроде как серьезный шаг, а ты взяла и испортила момент.

Солара невольно фыркнула, вытерла рукавом глаза и повторила то, что Доран заявил ей несколько недель назад:

– Ничего удивительного. Я та еще засранка.

Он подошел ближе и снова обхватил ее лицо:

– Тогда мы прямо идеальная пара.

Не успела она и воздуха набрать для ответа, как Доран прильнул к ее губам в поцелуе, что прогнал все мысли, оставив лишь трепет. От легчайшего прикосновения внутри все перевернулось, и она встала на цыпочки, чтобы прижаться крепче. Кровь закипела. А Солара решила, что тот поцелуй за амбаром в Каргилле не считается. Потому что тогда она не чувствовала ничего подобного – словно кожу покалывают искорки, готовые превратиться в фейерверк.

Вот их первый настоящий поцелуй.

И если Солара думала, что это потрясающе, то когда их языки встретились… Нервные окончания будто вспыхнули, а остатки здравого смысла улетучились напрочь. Она обвила руками шею Дорана, он запустил ладонь ей под рубашку, и в следующий миг они уже неловко пятились к кровати, на которую и приземлились спутанной кучей.

Доран перевел дыхание, глядя на Солару из-под отяжелевших век. Его синие глаза пылали огнем. Она видела неприкрытую страсть на его лице, чувствовала ее в отчаянных прикосновениях. Наконец Солара ему поверила. Доран подарил ей свое сердце. При этой мысли ее собственное сердце сдвинулось и начало расти, становясь все больше и больше, пока в груди не осталось места ни для чего иного.

– Да, – прошептала Солара.

Доран улегся сверху и завел их переплетенные руки над ее головой. Он смотрел на нее с такой благодарностью, что горло перехватило.

– Ты полетишь со мной, когда все закончится?

Солара кивнула, вдыхая их общий запах мыла и машинного масла. Уникальный и слаще любых духов в мире.

– Я полечу с тобой куда угодно.

Она обхватила его талию бедрами, и дрожь пробежала по телу от пупка до самых пальцев ног. Вскоре их движения стали нетерпеливыми, а дыхание неровным. Доран еще раз прошептал, что любит ее, и накрыл губы Солары поцелуем.

И больше никто не произнес ни слова.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю