290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Alexandra. Роковая любовь (СИ) » Текст книги (страница 6)
Alexandra. Роковая любовь (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Alexandra. Роковая любовь (СИ)"


Автор книги: Мария Шарикова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 12 страниц)

Но князь не успел договорить. Звонкий звук пощёчины оглушил всё вокруг погромче колокольного набата.

– Не приближайтесь ко мне! – чужим голосом воскликнула Александра, кинувшись в сторону своих покоев.

Единственное, чего ей нынче хотелось – это побыть одной и как следует обдумать свою дальнейшую жизнь. Мысли в голове путались, а сердце норовило выскочить из груди. Добравшись до двери, Саша повернула ключ в замке, оберегая себя от внезапного вторжения Павла. Видеть его сейчас было выше её сил!

Глава 12

Потирая щеку, Павел смотрел вслед удаляющейся жене, не в силах шевельнуться. Ему хотелось догнать её и сказать, что она единственная женщина, которую он желает видеть рядом с собой. Но князь быстро понял, насколько нелепы его мысли. Александра не захочет его слушать! Вернувшись к себе в кабинет, Павел взял с полки графин с бренди и граненый стакан и, опустившись в глубокое кресло, стал обдумывать свои дальнейшие шаги.

Поговорить с Ириной и расставить все точки над «i» нужно как можно скорее. Подобное больше не может продолжаться! Он отправит мачеху в Архангельское поместье, дабы она не чинила новых препятствий. Жить с ними под одной крышей она не будет! Катерина же останется с ним. Помимо того, что он был опекуном сестры, Шафров не хотел, чтобы девочка имела перед глазами дурной пример матери. Но как ему следует вести себя с женой, он так и решил. Девушка была полна сюрпризов, и молодой человек опасался, как бы она не наделала новых глупостей.

За несколько недели князь успел немного узнать супругу. Александру трудно было ранить. Вступая с ним в словесные перепалки, она всегда одерживала вверх, но Павел и не возражал. Именно в те мгновения он мог любоваться блеском серебристым очей супруги. Но нынче... Он увидел боль в этих бездонных глубинах. Холодный голос девушки, лишённый эмоций, не на шутку и испугал его. Он даст Саше время, а потом объяснит, что случилось на самом деле.

На следующее утро всё случилось так, как задумал князь. Разговор с Ириной был напряжённым. Вдовствующая княгиня устроила истерику и обрушила на голову пасынка кучу проклятий. Но делать ей было нечего. Полностью зависящая от милости Павла, она наконец подчинилась. Шафров вздохнул с облегчением, когда запряженный экипаж увёз Ирину подальше от его дома.

Павел попросил горничную Александры передать той, что он ждёт её к ужину в малой столовой.

Александра спустилась в столовую, сохранив совершенно невозмутимый вид. По крайней мере, так показалось князю. Темно-синее платье, надетое на ней нынче, очень шло девушке, а короткие локоны были прихвачены у шеи атласной лентой.

На самом деле в душе Саши творилось то, что она не могла объяснить словами. Вернувшись к себе прошлой ночью, она долго лежала без сна, думая о том, что ей довелось увидеть. Ком стоял в горле, заглушая стон, который рвался наружу. Княгиня не могла понять, что же её так задело?

Ирина была очень красивой женщиной. Александра не раз наблюдала за тем, как она ненароком касалась Павла, задавая ему какой-то вопрос. И всё же в голове Саши мысли не возникало о том, что её муж может иметь связь с вдовой своего отца!

Но глаза ей не лгали. Ирина вышла из спальни её супруга кошачьей походкой, даже не пытаясь скрыть довольную улыбку.

Ныне вдова не присутствовала на трапезе, но Александру это не волновало. Она молча пробовала подданные блюда, не чувствуя вкуса.

Павел наблюдал за женой, стараясь поймать её взгляд. Но Александра, опустив глаза, водила вилкой по пустой тарелке, по-видимому, желая поскорей покинуть его общество.

– Александра, нам нужно поговорить, – наконец нарушив тишину, сказал Павел, – то, что ты видела прошлой ночью...

– Павел Сергеевич, – промолвила Саша ледяным голосом, – избавьте меня от ненужных объяснений. Я слышала и видела достаточно!

– Саша, позволь мне... Просто выслушай меня, а потом делай выводы, – произнёс Шафров, поймав её взгляд, – неужто я так много прошу?

Княгиня замерла, ведя немую борьбу с собственными желаниями. Как же ей хотелось услышать, что она ошиблась! Но ведь это будет ложью! Она видела, как Ирина выходила из спальни Павла, и слышала его слова, обращенные к ней.

– Я не желаю слушать вашу ложь, – переходя на прохладное «вы», заявила Александра.

– Тогда не смею мучить тебя своим обществом, дорогая, – вставая из-за стола, произнёс князь, но у двери неожиданно обернулся, – если тебя не затруднит, навести Катрин, она наверняка ждёт тебя.

Супруг закрыл за собой дверь, а Саша смотрела ему вслед, дивясь его спокойствию. Она морально готовила себя к очередной стычке, но муж не пожелал с ней спорить. Как это на него не похоже! Может быть, стоило выслушать его и перестать терзать себя ненужными сомнениями?

Никогда не испытывающая ревность, княгиня давала иные объяснение своему поведению. Она не могла испытывать ревность к человеку, которого не любит! Девушку злило то, что она пыталась найти в Павле хоть что-то хорошее! Скорей всего это ненависть. Да, да! Именно ненависть, которая с каждым разом, подобно ядовитой отраве, разливалась в её душе, пуская глубокие корни.

Саше не стоит проявлять слабинку и прощать человека, который ведёт себя так низко! Но им предстоит жить под одной крышей, а значит, ей следует ясно дать мужу понять, что подобное терпеть она не намерена. И самое главное... Саша долго думала о том, стоит ли ей отказывать супругу в исполнение супружеского долга. И пришла к выводу, что не имеет на это права. Но сделать так, чтобы Павел сам оставил её в покое, она непременно собиралась.

Отставив в сторону пустую тарелку, княгиня поспешила в детскую. Общение с юной Катериной приносило ей настоящее удовольствие.

Девочка приветливо улыбнулась Саше, стоило ей ступить в детскую. Восьмилетняя Екатерина была не похожа на брата. Рыжеволосая девчушка внешностью пошла в мать. Даже тёмные миндалевидные глаза, смотревшие на Александру с теплотой и любопытством, ныне напомнили княгине Ирину.

– Bonjour, Александра Александровна, – поприветствовала её mademoiselle Шафрова, – madame Софи сказала, что ныне я должна слушаться вас во всём, потому как маменька отбыла в Архангельск, а я осталась с вами и Полем.

Саша недоуменно моргнула. Ирина уехала... Но как это можно объяснить? И почему она не взяла дочь с собой? Эти вопросы не на шутку встревожили Александру. Наверное, надобно поговорить с Павлом. Но не сейчас. Позже, когда она сама будет готова к этому разговору.

Глава 13

Павел подъехал к дому крестьян, которые платили арендную плату за маленький кусочек земли. Его управляющий сообщил о том, что те не платят положенную сумму уже несколько месяцев.

Шафров, лишь недавно начавший заниматься делами поместья, решил не рубить с плеча, а вначале разобраться. Он собирался лично встретиться с этой семьёй и узнать подробности из первых уст.

На дворе стоял погожий апрельский день. Ярко светило солнце, а пробуждающаяся природа дышала жизнью. Но на душе у Павла было неспокойно. Прошло уже несколько недель с отъезда Ирины, а Александра по-прежнему держалась отстранённо. Встречи за ужином и редкие фразы, сказанные женой только в момент сильной необходимости, стали для Шафрова наказанием. Наказанием за то, что он, не учитывая мнение Александры, устроил их брак. Привыкший покорять, он надеялся, что со временем сможет завоевать сердце собственной супруги. Как же он ошибался! Освободив Александру от своего присутствия в спальне, князь не смог не отметить облегчение, мелькнувшее на хорошеньком личике. Как бы ни старался Павел избавить жену от последствий первой брачной ночи, всё осталось неизменным. Девушка покорно позволяла ему владеть её телом, но сама оставалась равнодушна. Ни искусные ласки, ни смелые поцелуи не смогли разбудить в ней чувствительность. Признавая свою вину, молодой человек решил полностью избавить Александру от своего общества.

Проводя всё время в заботах об имении, Павел редко оставался наедине со своими мыслями. Но верховая поездка в полном одиночестве способствовала размышлениям.

Спешившись с коня, князь привязал его к ближайшему дереву, а сам направился в дом. В глаза сразу бросилась бедность, в которой жили эти люди. Его взору предстало несколько маленьких девочек, сидевших на полу. Занятые игрой в тряпичные куклы, которые они наверняка сделали своими руками, малышки не заметили его присутствия.

Но женщина средних лет, лежавшая в постели, сделала слабое движение, и Павел поспешно приблизился к ней.

– Ваша светлость, – чуть слышно промолвила она, – прошу простить меня за...

Князь жестом руки прервал её, не давая закончить:

– Вы больны? – поинтересовался Павел, отметив испарину, выступившую на ее лбу. – Вас осматривал доктор?

– Доктор был тут неделю назад, когда умирал мой муж, – тихо прошептала женщина, находясь на грани потери сознания, – и я... я сейчас умираю! Что будет с моими детьми?

– Вы не умрёте, – отчего-то уверенно произнёс Павел, – я пошлю за доктором, а ваших детей заберу в имение. О них позаботятся.

Князь не думал о тех долгах, которые были на счету у этой семьи. В первую очередь его волновали человеческие жизни, которые он мог спасти. Отправившись за эскулапом, Шафров вернулся назад спустя час.

Уже немолодой доктор, Остап Макарович, осмотрев женщину и детей, сказал, что у матери нынче была сильная горячка, а девочки болели скарлатиной.

Велев Остапу Макаровичу позаботиться о женщине и прислать к ней сиделку, Павел засобирался домой, намереваясь прислать кого-то из слуг, чтобы те забрали детей.

Доктор догнал его на улице, выразив желания побеседовать.

– Павел Сергеевич, – начал Остап Макарович, – вы должны знать, что скарлатина – очень коварное заболевание. Возможно, в детстве вы успели ей переболеть, и тогда вам удастся отделаться лёгкой простудой. А ежели нет... Я навещу вас через пару дней, чтобы справиться о вашем самочувствии.

– Благодарю вас, Остап Макарович, – произнёс Шафров, надеясь, что не успел подхватить опасную болезнь, которая может принести вред его близким.

***

Саша находилась в музыкальном салоне вместе с Катрин, но мысли её были далеки от возвышенных композиций Моцарта.

Последние несколько дней девушка совсем не видела мужа. Павел постарался свести их общение к минимуму, и вначале княгиню очень обрадовало такое положение дел. Завести разговор с Павлом она так и не решилась. Казалось бессмысленным говорить о том, что Александра и так знала. А то, что он перестал требовать от неё исполнения супружеских обязанностей, лишь убедило девушку в том, что Павел находил Ирину более интересной. Встречи с мужем за ужином и короткие разговоры в кабинете давали ей возможность попытаться вывести его из себя, но Павла будто подменили. На все выпады князь реагировал очень сухо, а ведь раньше он заводился только от одного её слова. Княгиня не хотела себе признаваться, но она скучала по обществу супруга!

Тут в салон заглянул старый дворецкий, Антип.

– Барыня, там доктор, Остап Макарович, с визитом прибыл-с. Вас спрашивает.

Саша поспешила отослать Катерину в детскую, а сама направилась в гостиную.

Доктор оказался пожилым человеком с довольно приятным лицом.

– Александра Александровна, – поприветствовал её Остап Макарович, – сударыня, прошу прощения за беспокойство.

– Здравствуйте, Остап Макарович, – поздоровалась княгиня, – чем могу быть полезна?

– Я приехал узнать о самочувствие Павла Сергеевича, – вежливо произнёс мужчина, – надеюсь, он в добром здравии?

Александра удивлённо моргнула. Девушка не понимала, о чем говорит доктор. Да и признаться в том, что она не виделась с мужем уже три дня, для неё было ужасно неловко.

– Благодарю вас, я думаю, Павел Сергеевич здоров. Но позвольте узнать, что заставило вас думать иначе? – оправив рюши скромного домашнего платья, Александра продолжила взирать на нежданного гостя.

– Князь недавно посещал деревню, и в доме одних жителей он общался с зараженными скарлатиной.

– Господи, вы уверены, что это могло иметь серьёзные последствия? – поинтересовалась Саша, испытав непонятную тревогу.

В детстве она болела этой ужасной болезнью, и стоило признать, что ощущения были не из приятных.

– Всё зависит от того, болел ли его светлость этим заболеванием в детстве, – произнёс Остап Макарович, – вы не против, если я навещу Павла Сергеевича и удостоверюсь в том, что его здоровью ничего не угрожает?

– Разумеется, – тихо произнесла Саша, всё сильнее погружаясь в непонятное смятение.

На этот раз она была вынуждена признать, что именно волнение о Павле заставляет её нервничать.

Глава 14

Вернувшись домой, Павел не медлил. Он и сам не помнил, болел ли он в детстве скарлатиной, но, как бы то ни было, собирался оградить своих близких от возможности заразиться.

Велев своему камердинеру никому не говорить о том, что с ним происходит, и приносить в комнату еду, Шафров понял, что у него начался жар. Становилось трудно дышать, а в голове осталась лишь тишина, которая молчаливо приглашала окунуться в вечный покой, забыв обо всём на свете...

Кое-как добравшись до постели, Павел погрузился в забытье. Он не мог точно сказать, когда реальность перестала существовать, и единственное, что он мог чувствовать, это сильный зуд, охвативший руки и грудь.

Эскулап, пришедший для того, чтобы осмотреть Павла, нашёл того в весьма тяжёлом состоянии. Сильная горячка мучила князя, а кожа оказалась усыпана мелкими волдырями, из которых местами выходил гной.

Сделав всё, что от него требовалось, Остап Макарович покачал головой. Ему не раз приходилось видеть, как люди болели скарлатиной, но то, что происходило с князем, он видел впервые. Жар был настолько сильным, что доктор удивился, что молодой человек ещё не ушёл в иной мир. В данной ситуации он был бессилен что-то сделать. Всё было в руках Господа. А ведь ему предстояло сообщить молодой супруге князя о том, что может случиться.

Вернувшись в гостиную, Остап Макарович застал там княгиню стоящей у окна. Хрупкая женщина поспешно обернулась на звук шагов.

– Александра Александровна, – тихо начал пожилой человек, – боюсь, у меня для вас не слишком радужные вести...

– Остап Макарович, о чём вы? Павел Сергеевич, он...

– Я буду откровенен с вами, сударыня, ваш муж очень плох.

– Всё так серьёзно? – поинтересовалась молодая женщина, и Остап Макарович поразился её хладнокровию.

В серых глазах нельзя было прочесть какие-то эмоции, только желание узнать ответ на свой вопрос.

– Да, madame. Болезнь приняла сложный оборот, поэтому нужно готовиться к худшему.

– А ежели... Ежели кто-то заразится? Не опасно ли оставаться в доме? – из уст Александры, сохраняющей спокойствие, посыпался поток ненужных вопросов.

– Не думаю, что вам стоит чего-то опасаться. Князь изолирован от всех, поэтому и дальше стоит держаться подальше от его покоев. Ежели вы желаете...

– Остап Макарович, вы уверены, что надежды нет? – сухо спросила княгиня.

– Поговаривают, что рядом с имением живёт знахарка, людей возвращает с того света, но я бы посоветовал вам не тратить на неё время, ваша светлость. Князю может стать только хуже, – ответил доктор, но он заметил, что княгиня его не слушает.

Саша кивнула. Проводив эскулапа и заверив в том, что непременно сделает так, как он сказал, княгиня отправилась в покои мужа, но у самой двери остановилась, не желая делать и шага. Подобрав юбки, она поспешно отправилась прочь.

Поднявшись к себе, Александра присела на кровать. Услышав слова Остапа Макаровича, девушка впервые задумалась о том, что у неё появился шанс. Шанс вернуть себе свободу, которую она потеряла, когда Шафров заставил её играть по своим правилам! В голове то и дело появлялись картины того, как Павел пытался манипулировать ею, говоря жестокие слова! А сцена, увиденная недавно, убедила девушку в том, что её супруг – человек без чести и совести. Разве можно прощать подобное и жить, как ни в чем не бывало? Но Господь пожалел её и решил наказать Шафрова за прошлые ошибки!

Настя осталась вдовой и теперь сама себе хозяйка. Так сможет жить и Саша! В этот миг в её душе не было ни капли жалости. Только облегчение от осознания того, что вскоре она сможет вернуться обратно в семью.

Александра прожила с Павлом под одной крышей несколько недель, но так и не прониклась к нему симпатией. Княгиня смирилась со своим замужеством, ведь только так она смогла вернуться в то общество, в котором родилась, но мнение о супруге у неё не изменилось.

Чем больше Саша об этом думала, тем больше убеждалась в том, что справедливость есть на свете! Этот союз принёс ей только боль и огорчение, а ведь Александра хотела если и не большой любви, которую, как ей казалось, она испытывала к Кириллу, то хотя бы спокойных и доверительных отношений. С Павлом такое не представлялось возможным. Слишком самонадеянный и жестокий, он не виделся ей человеком, способным сделать её счастливой.

Участь молодой вдовы показалась княгине настолько привлекательной, что Саша, резко встав с постели, отправилась в гардеробную и, окинув взглядом немногочисленные платья, выбрала строгий наряд из чёрного крепа. Подойдя к зеркалу, девушка приложила к себе унылый наряд, гадая, как она будет в нём выглядеть. Тёмный цвет делал княгиню старше её семнадцати лет, но Сашу это не волновало. Девушка готова была надеть монашеское рубище, лишь бы поскорей получить свободу. Александра знала наверняка, что тягости ей ожидать не стоит, поэтому она будет полностью предоставлена себе. Ей очень хотелось вернуться в отчий дом и там постепенно прийти в себя. Маменька и папенька ей помогут и поддержат. А чего же ещё желать?

Но неожиданно Саша спохватилась. Откинув в сторону платье, она закрыла лицо руками. Господи, неужели это она сейчас желает смерти другому человеку? Какой же это грех! Слёзы, навернувшиеся на глаза, заставили девушку устыдиться своих мыслей. Откуда в ней такая жестокость? Остап Макарович говорил о том, что поблизости живёт знахарка. Значит, она пошлёт за ней и сделает всё возможное, чтобы спасти своего мужа.

Глава 15

Послав за знахаркой, Саша посчитала на этом свой долг исполненным. Да и что ещё она могла сделать? Спустившись в гостиную, княгиня решила скоротать время за чтением.

В последнее время девушка зачитывалась романами госпожи Санд. Ранее не знакомая с её творчеством, Александра с умилением вчитывалась в каждую строчку. Мысли и чувства писательницы отражали её собственные.

Глубоко погрузившись в чтение, Саша не услышала, как в комнату вошёл дворецкий.

– Барыня, там знахарка Агриппина явилась, с вами хочет встретиться.

– Так зови, – скрыв нарастающее раздражение, промолвила Александра. Она не понимала, зачем этой знахарке понадобилось встречаться с ней. Заложив недочитанную страницу и сомкнув книгу, Саша встала со своего места и прошлась к окну.

Спустя минуту на пороге гостиной появилась женщина средних лет, своим видом ничем не напоминающая знахарку, коей её ожидала увидеть княгиня.

Хорошо пошитое платье тёмной расцветки было явным признаком того, что его владелица не простая крестьянка. Тёмные волосы были прибраны в высокую причёску, а светло-карие глаза полны мудрости и сочувствия.

– Здравствуй, Агриппина, – произнесла Саша, не зная, что ещё может сказать незнакомке.

– Здравствуй, барыня, – поприветствовала та Александру, слабо улыбнувшись, – всё же решила послать за мной!

– Вы знали, что я пошлю за вами? – удивлённо спросила девушка.

– Знала, милая, – тепло улыбнувшись, ответила Агриппина.

– Вы поможете моему мужу? – растерянно спросила Саша, нервно сцепив ладони. – Доктор сказал, что он бессилен что-то сделать.

– Я тоже не Господь Бог, – тихо произнесла знахарка, – но сделаю всё, что в моих силах. Проводи меня к князю.

Саша моргнула. Неужели эта женщина не знает, что болезнь Павла очень заразна? Но спорить девушка не стала, ведь когда-то ей уже довелось болеть скарлатиной, оттого риск был минимальный. И всё же... Она только проводит Агриппину до дверей покоев Павла и ни шагом дальше!

Подхватив юбки, княгиня пригласила женщину следовать за ней. Пройдя по длинному коридору, Александра остановилась возле покоев мужа.

Агриппина шагнула в комнату, оставив дверь приоткрытой. Саша застыла на пороге, не решаясь заглянуть внутрь. Но тут до неё донёсся слабый голос, шептавший её имя в бреду, и сердце неожиданно дрогнуло.

Несмело войдя, княгиня стала наблюдать за Агриппиной. Знахарка обтирала грудь Павла каким-то раствором, и девушка поспешно отвела взгляд. Щеки вспыхнули ярким румянцем, делая Александру похожей на стыдливую институтку. Девушка никогда не видела супруга без одежды! Когда она ожидала мужа в своей спальне, то находилась в полной темноте...

– Плохо дело, барыня, – тихо заговорила Агриппина, обернувшись к Александре, – князь сам жить не хочет, потому я бессильна что-либо сделать.

– Не хочет жить? Но как такое возможно? – спросила Александра, озабоченно нахмурившись, так что на её красивом лбу появилась глубокая складочка.

– Всё живое нуждается в любви – когда же её нет, то и жить незачем, – кратко произнесла знахарка, – вот и князя тут ничего не держит. Или скажешь, я не права?

– Я... Я вас не понимаю... – чужим голосом промолвила Саша, – наш брак – это не брак по любви. Поэтому о моих чувствах Павлу Сергеевичу давно известно.

– Будь по-твоему, милая, – произнесла Агриппина, собирая в маленький мешок свои снадобья, – только помни: искренняя забота и ласка могут вернуть князя.

Княгиня ничего не ответила, поспешно отводя взор. Ей было стыдно признать, что она не только не испытывает к мужу любви, так еще и недавно желала ему смерти.

Агриппина вскоре попрощалась с Александрой, сказав, что если она захочет, то сможет найти её хижину в лесу и узнать ответы на многие вопросы.

Оставшись в комнате с мужем наедине, девушка несмело приблизилась к постели, на которой, мечась в бреду, лежал Павел. Саша не могла точно сказать, что испытывала в этот миг. Её отношение к супругу не изменилось за одно мгновение. Но сострадание, неожиданно проснувшееся в душе, заставило молодую женщину протянуть руку и коснуться слипшихся от пота волос.

– Всё будет хорошо, Паша, – тихо шепнула Александра, впервые назвав мужа уменьшительным именем, – ты встанешь на ноги, я верю.

Поспешно убрав руку, княгиня быстро покинула комнату. Решив непременно чем-то заняться, Александра отправилась в кабинет Павла. Нужно было проверить расчётные книги и записать текущие расходы. За недолгое время Саша смогла понять, как нужно вести дела, да и нужды поместья она успела очень хорошо изучить.

Заняв место в голубом кресле, княгиня начала листать расчётные книги, проверяя свежие записи.

Неожиданно на глаза попалась запись о том, что совсем недавно муж получил огромную сумму за счёт каких-то удачных вложений. Несколько раз перепроверив даты, Александра не могла скрыть удивлённого вздоха. У Павла были свои средства, а её наследство было в разы меньше, чем сумма, занесенная в книгу! Тогда зачем... Зачем Павел женился на ней? На девице с испорченной репутацией и глубоко ненавидящей его? Ответ на этот вопрос Саша собиралась обязательно узнать!

Глава 16

На следующий день Саша решила съездить с Катериной в ближайший уездный городок. Девочка сильно переживала за брата, и княгиня решила немного отвлечь её от тягостных мыслей. В душе Александры тоже было неспокойно. Слова знахарки смутили её, но девушка не старалась глубоко вникать в их смысл.

По-прежнему имея в своём распоряжении скромный выбор нарядов, княгиня велела горничной помочь ей облачиться в дневное платье из хлопка, бледно-розовой расцветки, украшенное мелким цветочным узором. Короткие локоны Катя собрала в неприхотливую причёску и подала Александре шляпку из соломки, украшенную цветами и лентами, и коричневую пелерину.

Чуть позже Саша смерила придирчивым взглядом собственное отражение, понимая, что в данном случае её кокетство выглядит весьма неуместно, но все же она не смогла удержаться.

Велев заложить экипаж и попросив Катерину спуститься, княгиня была готова для прогулки.

Поездка в город предстояла не слишком долгая. Сестра Павла обрадовалась возможности побывать за пределами классной комнаты и на некоторое время даже позабыла былые тревоги.

Уездный городок был весьма мал и скучен, но Александра была рада и такому. Княгиня чувствовала себя птицей в клетке, которой обрезали крылья и заперли от всего мира. Ныне же она наслаждалась внезапной свободой, чувствуя себя почти счастливой.

Проходя по главной улочке, где располагались лавки со всевозможными товарами, девушка не могла перестать думать о Кирилле и о том, как бы могла сложиться её судьба, если бы он стал её мужем. Была бы Саша с ним счастлива? Ведь когда супругом становился любимый мужчина, тогда и телесная близость могла принести удовольствие.

Глубоко погрузившись в свои мысли, Александра не заметила, как Катерина позвала её.

– Александра Александровна, мы можем зайти в книжную лавку?

Саша подняла глаза, собираясь что-то ответить, но неожиданно застыла. По противоположной стороне улицы шёл Кирилл в сопровождении очень красивой девушки. Сердце княгини незамедлительно пропустило удар, а щеки стали пунцовыми. Девушка посчитала это знаком судьбы. Она только подумала о графе, и вот он предстал перед ней!

Зотов, по-видимому, тоже заметил её, ведь расстояние, разделяющее их, было незначительным.

– Александра... Вы!? – изумленно произнёс молодой человек, приблизившись к находившейся в недоумении княгине. – Какими судьбами?

Граф обратил внимание на юную барышню, цепляющуюся за руку девушки, надеясь, что Александра не выбрала неприглядную для своего положения в обществе участь гувернантки.

– Здравствуйте, Кирилл Михайлович, – с трудом заставив себя говорить, сказала Саша, – мы с Екатериной Сергеевной прибыли за покупками.

Кирилл вновь посмотрел на рыжеволосую девочку и неожиданно всё понял. Это была младшая сестра Павла... Не видя ту несколько лет, молодой человек не сразу признал её. Однако это значит... Это значит, Александра стала женой Шафрова! Что и говорить, князь всегда умел добиваться своего!

Привыкший хранить лицо в любой ситуации, граф поспешил представить свою спутницу.

– Александра Александровна, вы ведь не знакомы с моей младшей сестрой, Еленой? – поинтересовался Зотов, продолжая разглядывать стоящую перед ним девушку.

Из-под широких полей соломенной шляпки выглядывали тёмные локоны, а довольно невзрачное платье, несмотря на свою простоту, подчеркивало все достоинства княгини.

– Увы, я ещё не имела возможности быть представленной, – слабо улыбнувшись, промолвила Александра, – здравствуйте, Елена Михайловна.

Стоящая рядом с Зотовым красавица тепло поприветствовала Александру.

– Вы очень спешите? – неожиданно спросил девушку Зотов.– Тут неподалеку есть кондитерская, я думаю, вам должно понравиться!

Саша растерялась, но быстро приняла приглашение графа, не желая показаться невежливой.

Уютная кондитерская в конце улицы мгновенно захватила внимание Катерины. И пока девочка увлечённо выбирала сладости, Кирилл решил воспользоваться возможностью и поговорить с Александрой.

– Александра, вы не представляете, сколько всего я хочу вам сказать, – тихо проговорил граф, – зачем вы... Зачем вы приняли предложение Шафрова? Ведь ради того, чтобы соединить с вами свою судьбу, я расторг помолвку с вашей кузиной.

Девушка широко распахнула серебристые очи, в которых Зотов смог прочесть многое. Он знал, что обещает подобный взгляд, полный обожания. В голове Зотова мгновенно возник план. Он никогда бы не посмел соблазнить невинную девицу, но ведь Александра таковой уже не являлась!

Не понаслышке зная об отношении Павла к женщинам, Кирилл решил, что тот уже наверняка утратил интерес к собственной жене. Тем более, ныне молодая княгиня была одна, а разве так должна выглядеть счастливая супруга? Значит, будущей осенью во время светского сезона граф будет находиться подле Александры и добиваться её благосклонности. Кирилл был уверен, что она ему не откажет. Главное, найти к ней правильный подход.

Княгиня тем временем взирала на Зотова с искренним интересом, не подозревая, какие мысли роятся в его голове в данный момент. Она поразилась услышанному. Неужели не было нужды в её нелепом побеге? Ради неё Кирилл разорвал помолвку, а она... Она связана ненавистными узами и не в силах ничего с этим поделать!

– Кирилл Михайлович, Бога ради, не спрашивайте меня ни о чём! – наконец ответила Александра, отводя взор. – Будь всё иначе, я бы... Я... Но былое не воротишь! Ведь я замужняя женщина, и этим всё сказано.

Девушка тяжело вздохнула, подняв вверх правую руку, и на безымянном пальце сверкнул серебристый обруч обручального кольца. Тут к Александре вернулась Катерина и тихо сказала:

– Александра Александровна, нам пора, вы ведь хотели заглянуть в храм, чтобы поставить свечи за здравие Поля.

Саша виновато покраснела. Встреча с графом совершенно лишила её рассудка! Она ведь действительно собралась заглянуть в храм.

– Да, милая, – с опозданием заговорила княгиня, – нам действительно пора. Кирилл Михайлович, Елена Михайловна, была рада вас видеть.

«Господи, дай сил рабе твоей Александре противостоять соблазну», – про себя подумала княгиня, чувствуя, что желание остаться вдовой вновь просыпается в ней с новой силой.

Глава 17

Возвращение к жизни было болезненным. Грудь жгло нещадным огнём, а голова раскалывалась на части. Постепенно жар уходил, а тело охватывала непонятная слабость. И вот сейчас, спустя несколько дней, князь окончательно пришёл в себя и мог подумать о том, что с ним случилось. Павел не раз ловил себя на мысли, как легко и просто будет покончить со своими мучениями. Тьма была настолько привлекательной, что он почти позволил затянуть себя в её омут. Но невесомое прикосновение руки, похожее на поцелуй бабочки, и тихий шёпот вернули желание бороться.

«Всё будет хорошо, Паша, ты встанешь на ноги, я верю», – возможно, Александра говорила эти слова из сострадания и жалости, но для себя Шафров решил, что встанет на ноги и попытается доказать своей хрупкой жене, что он достоин её. Находясь на грани жизни и смерти, князь впервые задумался о своих поступках. О некоторых из них ему хотелось просто забыть и вычеркнуть навсегда! Но, увы, жизнь не книга, и её не перепишешь... Шафров наконец понял, где с самого начала допустил ошибку, и надеялся, что ещё не поздно всё исправить. Он просил Бога о том, чтобы тот дал ему ещё один шанс, хотя раньше не слыл слишком верующим. Павел считал, что человек сам вершит свою судьбу, и вмешательство свыше неуместно! Однако скоротечность человеческой жизни на многое открыла князю глаза.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю