332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Иван Баграмян » Так шли мы к победе » Текст книги (страница 1)
Так шли мы к победе
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 00:48

Текст книги "Так шли мы к победе"


Автор книги: Иван Баграмян






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 41 страниц)

Иван Христофорович Баграмян
Так шли мы к победе

К читателям

В своей первой книге воспоминаний «Так начиналась война» я рассказал об ожесточенных боях на Украине, под Ростовом-на-Дону и на южных подступах к Москве в 1941 году. Мною руководило стремление показать, что уже в первых, очень тяжелых для нас сражениях Великой Отечественной войны советские люди ни на минуту не падали духом, верили в мудрость Коммунистической партии, в мощь социалистического государства, в неисчерпаемые силы своего народа, в неизбежность нашей победы. Эта уверенность крепла с каждым днем, несмотря на неимоверные трудности борьбы с сильным и коварным врагом.

Доброжелательные отклики читателей побудили меня продолжить работу над воспоминаниями. Во второй книге я попытался осветить последующие события войны, в которых мне довелось участвовать, – сражения под Барвенково и Харьковом, на Курской дуге, в Белоруссии, Прибалтике, Восточной Пруссии.

В ходе работы я, как и раньше, не полагался только на свою память и личные записи тех дней. Пришлось изучить массу архивных документов, много беседовать со своими бывшими сослуживцами – от командиров частей до виднейших военачальников, ознакомиться с обширной отечественной и зарубежной литературой.

Сердечно признателен товарищам из Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского Флота, моим фронтовым друзьям – всем, кто своими замечаниями и советами помог мне в работе над книгой.

Автор

Глава первая. Умеем наступать!

19 декабря 1941 года по вызову Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко я прилетел в Воронеж и поспешил к нему. Главком Юго-Западного направления встретил меня радушно.

– Честь и хвала подвижной группе Костенко! Должен прямо признаться: восхищен вашими делами! Здорово вы разделались с фашистским корпусом! – сказал Семен Константинович и сразу же поздравил меня с повышением по службе.

Заметив мое недоумение, он рассказал о только что полученной телеграмме. Ставка удовлетворила ходатайство Военного совета направления о создании оперативной группы – своеобразного штаба при главкоме – и утвердила меня начальником этого нового органа управления.

– Принято решение восстановить Брянский фронт, упраздненный в первой половине ноября, – продолжал Тимошенко. – Возглавит его бывший командующий Южным фронтом генерал-полковник Черевиченко, а на его место выдвинут командующий шестой армией генерал-лейтенант Малиновский. Командующим Юго-Западным фронтом назначен генерал Костенко, так что теперь я буду заниматься только обязанностями главкома, а вам надлежит спешно сформировать оперативную группу направления…

Затем главком сообщил мне в самых общих чертах о намерениях Ставки. Уже в начале января должно начаться новое решительное наступление на всех основных стратегических направлениях. Главный удар нацеливается по группе армий «Центр», с том чтобы окончательно разгромить ее основные силы. На Юго-Западный и Южный фронты возлагалась задача нанести удар по группе армий «Юг» и освободить Донбасс.

– Общая структура оперативной группы, – сказал далее Семен Константинович, – должна быть предельно компактной и малочисленной по составу. Поскольку все функции учета, комплектования войск личным составом, вооружением и боевой техникой, а также снабжения всеми видами материального обеспечения всецело будут возложены на центральные и фронтовые управления, в составе опергруппы необходимо иметь органы, связанные с планированием операций и руководством боевыми действиями фронтов…

Чтобы читателю стало ясным дальнейшее развитие событий, вернусь несколько назад.

Еще в разгар успешно развивавшегося контрнаступления советских войск под Москвой Ставка потребовала от главкома Юго-Западного направления Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко создания сильной ударной группировки в районе Красного Лимана и Лисичанска для удара на юг к западу от городов Сталино (Донецк), Волновахи, Мариуполя (Жданов) с целью освобождения Донецкого бассейна.

Стоит также напомнить, что еще в конце ноября 1941 года войска левого крыла Южного фронта разгромили танковую армию Клейста под Ростовом и отбросили ее за реку Миус. Однако, подтянув резервы, гитлеровское командование сумело вскоре создать на этом рубеже сильную и глубоко эшелонированную оборону. Попытки наших войск преодолеть ее остались безрезультатными. Стало очевидным, что для дальнейшего наступления на этом направлении потребуются значительные силы и что даже в случае успеха оно не сулит больших оперативных перспектив, так как приведет лишь к выталкиванию вражеских войск в результате фронтальных атак. Именно по этим соображениям Ставка и решила перенести основные усилия Южного фронта с его левого крыла на правое, чтобы при содействии войск соседнего Юго-Западного фронта нанести сильный удар на более уязвимом для противника направлении – во фланг и тыл его основной группировки, обосновавшейся в Донбассе и районе Таганрога. Для осуществления этого замысла предстояло провести сложную рокировку войск 37-й и 9-й армий Южного фронта. Здесь же сосредоточивалась 57-я армия, передаваемая нам из резерва Ставки.

С первых же дней работы оперативной группы мы внимательно изучали данные о силах, средствах и группировках противника, о характере инженерного оборудования его обороны. Наша разведка всех видов, особенно агентурная, связанная с партизанскими отрядами, а так же информацая, полученная из центра, позволяли установить, что перед войсками Юго-Западного фронта фашистское командование держит свыше десяти пехотных дивизий (три из них в полосе действий левофланговой 6-й армии). Основные же силы группы армий «Юг» продолжали оставаться против Южного фронта, где на 240-километровом участке насчитывалось свыше тридцати дивизий противника, в том числе пять моторизованных и три танковых. При этом на барвенковском направлении в первой линии находилось более двух пехотных дивизий и еще две в резерве, в районах Лозовой и Славянска. Перед центральным участком фронта, на артемовском направлении, было пять немецких пехотных дивизий, итальянский экспедиционный корпус трехдивизионного состава в первой линии и одна пехотная дивизия в резерве, в районе Константиновки. Далее на рубеже Орджоникидзе (ныне Енакиево) и по западному берегу реки Миус, вплоть до ее впадения в Азовское море, оборонялась 1-я танковая армия Клейста, имевшая в первой линии четыре пехотные, четыре моторизованные и две танковые дивизии. В ближайшей глубине противник сосредоточил в резерве до пяти пехотных, одну моторизованную и одну танковую дивизии, а также кавалерийскую бригаду румын.

Каждому, конечно, ясно, что эти ценнейшие сведения о группировке фашистских войск доставались нам непросто. Кроме войсковой и авиационной разведки их добывали сотни людей, рискуя жизнью в тылу врага. Они знали, что в случае провала их ждет не просто смерть, а самые изощренные фашистские пытки. Рисковали жизнью и наши добровольные помощники из жителей оккупированных районов – старики, женщины и вездесущие мальчишки.

Поступающие к нам разрозненные материалы мы «просеивали», анализировали, обобщали. В итоге создавались карты, густо покрытые условными знаками, таблицы и диаграммы.

Вот как выглядело соотношение сил сторон в полосе двух наших фронтов по суммарным подсчетам. Юго-Западный и Южный фронты на 1 января 1942 года насчитывали 868,4 тысячи человек, 3430 орудий и минометов, 187 танков (в том числе 53 тяжелых и средних).[1]1
  Институт военной истории Министерства обороны СССР. Документы и материалы (далее – ИВИ. Документы и материалы). ф. 244, oп. 287, д. 4, л. 3–9.


[Закрыть]
Им противостояла группа армий «Юг», имевшая в своем составе 1169 тысяч человек, свыше 9 тысяч орудий в минометов, 240 танков. Следовательно, противник превосходил советские войска в живой силе, танках и артиллерии.[2]2
  История второй мировой войны 1939–1945. Т. 4. М., 1975, С. 320. (Здесь и далее – примечания автора, кроме случаев, помеченных особо. – Прим. ред.)


[Закрыть]

Таким образом, общее соотношение сил сторон было неблагоприятным для нас, поэтому успех наступления могли обеспечить только умелый маневр и создание достаточно сильных ударных группировок на решающих направлениях. Надо было громить противника не количеством войск, а искусным их применением.

При этом мы не могли забывать, что Гитлер и стоящие за его спиной монополии вцепились в Донбасс мертвой хваткой. Донецкий уголь, железная и марганцевая руды Криворожья оставались вожделенной мечтой круппов, фликов и иже с ними.

На особо важных направлениях противник создавал целые укрепленные районы с сильными гарнизонами, располагавшими огневыми средствами всех видов. Подготовленные к прочной круговой обороне, они были способны вести длительную борьбу в условиях окружения и составляли основу не только тактической, но и оперативной обороны противника. Именно в такие мощные укрепрайоны были превращены города Балаклея и Славянск.

В разработке плана наступления мне помогали генерал-майор Л. В. Ветошников, возглавлявший оперативный отдел, начальник разведки полковник И. В. Виноградов, начальник артиллерии генерал-лейтенант М. А Парсегов, начальник бронетанковых войск генерал-майор В. С. Тамручи и командующий ВВС генерал-лейтенант авиации Ф. Я. Фалалеев. В основу этой работы легли указания Ставки о подготовке операции с целью освобождения Донбасса.

24 декабря я доложил главкому наши соображения, подчеркнув, что, поскольку мы не располагаем необходимым превосходством в силах и средствах, а в артиллерии и минометах даже уступаем противнику, перед нашими войсками стоит очень трудная задача. Выполнить ее мы сможем при одном условии: если наше наступление будет для немецкого командования внезапным как в тактическом, так и в оперативном отношении.

Семен Константинович Тимошенко, выслушав наши предложения, в основном одобрил их и, встав из-за стола, подошел к висевшей на стене карте. Четко и коротко он изложил свое решение. Чувствовалось, что главком всесторонне его продумал.

Суть решения сводилась к тому, чтобы войсками смежных крыльев двух фронтов прорвать оборону противника между Балаклеей и Нырково и, решительно развивая наступление в общем направлении на Павлоград, выйти ударными силами Южного фронта в тыл донбасско-таганрогской группировки немцев, отрезать ей путь отхода на запад и, прижав основные силы противника к берегам Азовского моря, во взаимодействии с войсками левого крыла Южного фронта, окружить и уничтожить их.

По замыслу операции в состав ударной группировки Южного фронта выделялись 57-я и 37-я армии. Подвижные соединения – 5-й и 1-й кавалерийские корпуса предназначались для развития успеха.

12-я армия должна была наносить вспомогательный удар в направлении на Дзержинск по группе Шведлера, 18-я и 56-я армии – прикрыть ростовское направление. 9-й армии надлежало сосредоточиться за правым ударным крылом Южного фронта в качестве резерва главкома.

Для содействия наступлению из состава Юго-Западного фронта привлекались часть сил 38-я, 6-й армий и 6-й кавалерийский корпус. Их задача – разгромить южное крыло харьковской группировки противника и тем самым обезопасить наступающие войска Южного фронта от возможных вражеских ударов с северо-запада. Авиация должна была прикрывать с воздуха ударные группировки фронтов и поддерживать их наступательные действия. При этом намечалось принять самые строгие меры для обеспечения скрытности подготовки операции. Войскам следовало быть готовыми к наступлению 12 января.

На основе этого решения главкома мы спешно приступили к разработке директив фронтам. Поскольку решающая роль в операции отводилась Южному фронту, в подготовку директивы ему включалась большая часть работников опергруппы. 27 декабря я доложил Тимошенко наметки документа. Семен Константинович внимательно просмотрел их и сказал, что надо все согласовать с командующим фронтом. На следующий день мы с генералами М. А. Парсеговым, В. С. Тамручи и Ф. Я. Фалалеевым вылетели в Каменск, где располагался штаб Южного фронта. Там нас немедленно принял генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский. Беседа проходила с участием члена Военного совета фронта дивизионного комиссара И. И. Ларина и начальника штаба генерал-лейтенанта А. И. Антонова. Как всегда несколько хмурый, Родион Яковлевич молча выслушал нас. Я в самых общих чертах сообщил ему о цели операции, ее замысле, предполагаемом составе ударных группировок и, ознакомив командующего с проектом директивы, добавил:

– Главком особо заботится о сохранении скрытности подготовки к наступлению. Поскольку она связана с перегруппировкой значительной части войск фронта, маршал настоятельно просит, Родион Яковлевич, так организовать все передвижения войск, чтобы противник не смог обнаружить наш маневр и принять контрмеры. В этих целях необходимо разработать и осуществить меры по дезинформации гитлеровцев.

Р. Я. Малиновский согласился со всеми нашими предложениями, внеся лишь небольшие уточнения. Под конец разговора командующий попросил передать ему из 6-й армии тяжелый артполк, который он хотел использовать на направлении главного удара.

Когда мы вернулись в Воронеж и доложили главкому о результатах нашей поездки, Тимошенко велел учесть все пожелания и просьбы генерала Малиновского и подписал директиву.

Тем временем другая группа наших операторов, работая в тесном контакте со штабом Юго-Западного фронта, подготовила вторую директиву, которая предусматривала нанесение удара силами 6-й армии, 6-го кавалерийского корпуса и войск левого крыла 38-й армии в обход Харькова с юга.

Подготовка операции осуществлялась в очень тяжелых условиях. Морозы, вьюги, снежные заносы… Сотни, тысячи людей непрерывно очищали от снега железнодорожные нути. И все-таки поезда то и дело застревали, хотя и шли с двойной тягой. А о грунтовых дорогах и говорить нечего: машины и технику приходилось тащить буквально на руках.

Трудности перегруппировки войск и ряд других причин вынудили главкома перевести начало наступления с 12 на 18 января.

10 января поступило директивное письмо Ставки. В нем обобщался опыт контрнаступления под Москвой, давались рекомендации по созданию ударных группировок для наступления на главных направлениях, по массированному применению артиллерии и танков, организации взаимодействия между родами войск на всю глубину наступления.[3]3
  Центральный архив Министерства обороны СССР (далее – ЦАМО СССР), ф. 228, oп. 3947, д. 17, л. 7.


[Закрыть]

Указания Ставки были очень своевременными. Они наложили свой отпечаток на планирование и проведение всех последующих операций Красной Армии. И мы, готовясь к наступлению, стремились выполнить эти указания.

Оперативная группа направления пристально следила за ходом подготовки к операции. Пожалуй, наиболее энергично эта работа велась в 6-й армии Юго-Западного фронта, которой раньше командовал Р. Я. Малиновский. После назначения Родиона Яковлевича командующим Южным фронтом временно возглавил армию генерал К. С. Москаленко, заместитель командарма. Напористый, неутомимый, он вместе с членом Военного совета армии дивизионным комиссаром Е. Т. Пожидаевым побывал почти во всех дивизиях, проверял готовность войск, давал необходимые советы, оказывал практическую помощь командирам.

На правом фланге была создана мощная ударная группа из трех стрелковых дивизий, двух танковых бригад и большой части артиллерии. Здесь же стоял наготове 6-й кавалерийский корпус фронтового подчинения. На левом фланге сосредоточились две дивизии. Одна из них получила задачу наиести удар на Иванчуковку юго-западнее Изюма, другая – южнее, чтобы после соединиться, замкнув кольцо вокруг Изюма, где располагалась крупная вражеская группировка.

Командование армии уже в ходе подготовки к операции стремилось улучшить позиции своих войск. 11 января части армии внезапной атакой овладели важными в тактическом отношении населенными пунктами – Савинцами, Довгалевкой и Морозовкой. Три дня спустя подразделения 411-й стрелковой дивизии полковника М. А. Песочина переправились через Северский Донец, выбили неприятеля из села Залиман и захватили плацдарм на западном берегу реки. Это было тем более важно, что, по нашим сведениям, гитлеровцы во многих местах заминировали лед и в любой момент могли взорвать его, затрудняя нам форсирование реки. Маршал С. К. Тимошенко приказал срочно соорудить переправы, чтобы перебросить на плацдарм танки и артиллерию крупных калибров. И хотя враг упорствовал, беспрестанно предпринимая контратаки, наши войска успешно переправлялись на плацдарм, ставший хорошим трамплином дли предстоящего наступлении.

В вто время в 6-ю армию прибыл новый командарм генерал Авксентий Михайлович Городнянский. Это был опытный военачальник. Он командавая 129-й стрелковой дивизией при обороне Смоленска. Соединение действовало там успешно, и талантливый командир сразу получил большое повышение – его назначили командующим 13-й армией, возглавляя которую Городнянский отличился в Елецкой наступательной операции. Так что войска 6-й армии в лице Авксентия Михайловича получили достойную замену генерал-лейтенанту Р. Я. Малиновскому.

Усиленно готовились в наступлению войска Южного фронта, которым предстояло выполнить главную роль в операции.

В войсках развернулась целеустремленная партийно-политическая работа. Она проходила под руководством членов Военного совета дивизионного комиссара Иллариона Ивановича Ларина, Леонида Романовича Корнийца, начальника политуправления дивизионного комиссара Михаила Ивановича Мамонова, заместителя начальника политуправления бригадного комиссара Леонида Ильича Брежнева. На Юго-Западном фронте эту работу возглавляли член Военного совета дивизионный комиссар Кузьма Акимович Гуров, начальник политического управления дивизионный комиссар Сергей Федорович Галаджев, его заместитель бригадный комиссар Григорий Васильевич Ушаков.

Эта деятельность была весьма и весьма многообразной. Вовлекались в партию и комсомол лучшие бойцы и командиры, происходило перераспределение коммунистов в частях и подразделениях, создавались и укреплялись партийные и комсомольские организации во всех без исключения подразделениях и частях. Сам факт активной подготовки мощных ударов по врагу усиливал приток в партию новых членов и кандидатов.

Важнейшей своей задачей политорганы считали обеспечение роста и закалки партийного актива, поскольку он составлял тот костяк, опираясь на который, они цементировали личный состав, мобилизовывали воинов на беззаветную борьбу с сильным и коварным врагом.

Политорганы Южного фронта находили и применяли многочисленные формы идейно-политического воспитания партийного актива, накопили в этом деле большой организационно-методический опыт. Широко практиковались здесь краткосрочные семинары по общеполитическим вопросам и вопросам организации партийно-политической работы, регулярные совещания партактива по обмену опытом работы в боевой обстановке, собрания партийных активов частей и соединений, посвященные предстоящим боевым операциям.

Центральной фигурой среди партполитактива в этой многообразной и ответственной работе, несомненно, являлся военный комиссар части, именно он направлял и координировал все формы воспитательной работы с людьми, осуществлял руководство внутрипартийной работой.

Очень отчетливо подчеркивал это Леонид Ильич Брежнев в одном из документов того времени, адресованном Главному политическому управлению. Замещая начальника политуправления Южного фронта, он доносил в центр:

«Военные комиссары частей Южного фронта в своем большинстве правильно понимают стоящие перед ними задачи и на деле являются большевистскими организаторами и руководителями партийно-политической работы.

Понимая, какую важную роль во всей системе партийно-политической работы, в обеспечении выполнения боевых задач играют партийные организации, военкомы уделяют им много внимания и, повседневно руководя ими, нацеливают их на решение основных, первостепенных вопросов».[4]4
  ЦАМО СССР, ф. 228, oп. 710, д. 66, л. 92-103.


[Закрыть]

Далее, говоря о фактах и условиях успешной работы военных комиссаров при подготовке к наступлению, Леонид Ильич заостряет внимание на наиболее результативных формах и методах их работы.

В частности, он указывает, что по получении боевого приказа о наступлении военком созывает секретарей и членов партбюро, парторгов и ставит перед ними конкретные задачи. Партактиву предлагается провести с новым пополнением беседы о боевых традициях части, рассказать о бойцах и командирах, отличившихся в предыдущих боях, об их героизме и боевом мастерстве, а также напомнить всем воинам о необходимости тщательной и конкретной подготовки к бою с учетом своей воинской специальности. В подразделениях проинструктированные военкомом члены партбюро и парторги проводят накоротке совещания коммунистов и комсомольцев, разъясняют им сущность боевого приказа, напоминают, что первейшая обязанность коммунистов и комсомольцев – быть в первых рядах наступающих.

Неослабное внимание уделяли политорганы Южного фронта комсомолу. По указанию политуправления в период подготовки к наступлению во всех объединениях были проведены совещания, на которых обсуждались итоги работы организации ВЛКСМ в предыдущих боях и задачи комсомола в предстоящих боевых действиях.

В те незабываемые дни 1942 года по инициативе Л. И. Брежнева был выпущен сборник «Комсомольская доблесть», в котором рассказывалось о бесстрашных воинах – коммунистах и комсомольцах. Заместитель начальника политуправления поместил в нем статью «В пороховом дыму». «В эти грозные дни в пороховом дыму великих сражений за родную землю закалилось и еще более окрепло руководство партийных организаций армейским комсомолом, – говорилось в ней. – Оно стало более гибким, боевым. Прославляя себя на полях битв, коммунисты Южного фронта прививают мужество, отвагу и бесстрашие своим верным помощникам комсомольцам».[5]5
  Котов М., Лясковский В. Бессмертие. Ереван, 1970, с. 3–8.


[Закрыть]

Рассказывая о работе политорганов Южного фрегата пo воспитанию высоких моральных качеств воинов, и прежде всего комсомольцев и молодежи, нельзя не привести еще один замечательный эпизод из многогранной деятельности политработников, о котором пишут бывшие корреспонденты «Комсомольской правды» Михаил Котов и Владимир Лясковский.

Однажды их вызвали в политуправление Южного фронта к Л. И. Брежневу. Он сказал журналистам, что прочел в «Комсомольской правде» их корреспонденцию о шестнадцати батарейцах, прославившихся в боях глубокой осенью 1941 года.

Эта батарея совершила свой легендарный подвиг в ноябре 1941 года, защищая на подступах к Ростову-на-Дону курган Берберова. Батарейцы стояли там насмерть, не пропустили фашистские танки и, уничтожив 12 вражеских машин, сами пали смертью героев.

– Собрать материал – это полдела, а вот когда вы подробнее да поярче напишете об этом? – спросил журналистов бригадный комиссар.

Вскоре они передали Леониду Ильичу свою рукопись. Выразив удовлетворение оперативностью журналистов, заместитель начальника политуправления сказал, что ознакомится с материалом и даст свои рекомендации.

Уже на следующий день Л. И. Брежнев, встретившись вновь с журналистами и сообщив, что в целом одобряет рукопись, сделал ряд замечаний, посоветовал убрать лишнее, а в заключение сказал:

– Надо издать этот рассказ о героях-артиллеристах отдельной брошюрой, приложением к фронтовой газете «Во славу Родины», Поезжайте в Ростов и добивайтесь быстрого издания брошюры.

Когда развертывалась Барвенковско-Лозовская операция, книжка пятидесятитысячным тиражом была отпечатана в Ростове и доставлена в войска. Редактором книги был Л. И. Брежнев.[6]6
  Вскоре книжка вышла также в Ереване на армянском и русском языках.


[Закрыть]
Брошюра сыграла немалую воспитательную и мобилизующую роль в ходе нашего наступления.

Спустя много лет после того, как батарейцы под командованием лейтенанта Сергея Оганяна и его заместителя по политической части младшего политрука Сергея Вавилова (обоим посмертно приевоено звание Героя: Советского Союза) совершили свой бессмертный подвиг, на кургане под Ростовом, где они стояли насмерть, воздвигнут в их честь обелиск.

Обратимся теперь к тому, как проходила в период подготовки к наступлению партийно-политическая работа на Юго-западном фронте. Здесь также росло число коммунистов и комсомольцев; путем правильней расстановки коммунистов партполитаппарат добивался создания партийных организаций во всех ротах и батареях.

Начальник политуправления Юго-западного фронта дивизионный комиссар С. Ф. Галаджев доносил в эти дни в Главное политическое управление:

«Политорганы и политаппарат продолжает работу над созданием и выращиванием в каждом пздразделеаии и части крепкого боевого актива, изучая личный состав подразделений, боевые качества воинов, командиры и политработники сколачивают вокруг себя группы смелых, решительных и инициативных бойцов, на которых можно опираться в бою. Политорганам и командирам удалось в большинстве частей создать крепкий боевой актив, способный увлечь своим примером весь личный состав на выполнение боевой задачи…[7]7
  ЦАМО СССР. ф. 229, оп. 213, д. 58, л. 114.


[Закрыть]
»

В войсках Юго-Западного фронта, так же как и на Южном фронте, шло активное выдвижение способных коммунистов и комсомольцев на должности политсостава.

В дни подготовки к наступлению активизировалась и агитационно-пропагандистская работа, тому в большой степени способствовала полученная в это время отонь деловая и конкретная директива Главного политического управления.

На первом месте, конечно, было налаживание работы низовых агитаторов, на что и были брошены усилия всех наших политработников. В результате выросло немало новых молодых агитаторов из числа красноармейцев и младших командиров, которые развернули в частях в подразделениях систематическую работу по мобилизации бойцов и командиров на выполнение боевых задач. Убедительным, страстным большевистским словом и личным примером агитаторы воодушевляли бойцов.

Большая подготовительная работа, проделанная политорганами, комиссарами частей и соединений, очень положительно отразилась на результатах операции.

Забегая вперед, хочу сказать, что настойчивая, поистине героическая работа политаппарата была высоко оценена партией и Верховным Главнокомандованием. Многие политработники были награждены орденами и медалями. Леонид Ильич Брежнев, в частности, был удостоен ордена Красного Знамени.

Перед началом наступления соответствующими отделами штабов и политуправлений фронтов был проведен ряд мероприятий для установления связи с партизанскими отрядами, улучшения руководства ими в полосе предстоящих действий.

Контролируя ряд населенных пунктов и основных дорог, подрывая мосты, уничтожая живую силу врага, народные мстители принуждали вражеское командование распылять силы.

Образцом в этом отношении служил Путивльский партизанский отряд, которым руководили Сидор Артемьевич Ковпак и военком Семен Васильевич Руднев. За время своего, тогда еще недолгого существования отряд ковпа-ковцев сумел нанести врагу значительные потери. Создав специальную группу для минирования дорог и мостов, они нарушили ряд важных коммуникаций.

17 января во всех частях и соединениях был получен приказ главнокомандующего войсками Юго-Западпого направления о начале наступления. Повсюду состоялись партийные и комсомольские собрания, при большой активности бойцов и командиров прошли короткие митинги, на которых ярко проявлялся большой патриотический подъем людей. В подразделения поступили специальные номера дивизионных, армейских и фронтовых газет.

Па рассвете 18 января после мощной артиллерийской подготовки войска двинулись вперед.

Я связался по телефону с начальников штаба 6-й армии генерал-майором А. Г. Батюней. С Александром Григорьевичем мы были знакомы еще по учебе в Военной академии имени М. В. Фрунзе. Говорил он густым баритоном, неторопливо, с расстановкой. Уже в самом голосе его чувствовались невозмутимость, обстоятельность и точность. Батюня доложил, что на правом фланге армии 253-я дивизия комбрига А. А. Неборака встретила бешеное сопротивление опорных пунктов противника, оборудованных в населенных пунктах Борщевое и Морозовка. Правофланговый полк дивизии сейчас отражает контратаку вражеской пехоты, которую с воздуха поддерживает семь-восемь пикирующих бомбардировщиков. Не лучше и на участке 337-й дивизии полковника С. М. Бушева – ее продвижению препятствуют авиация и танки врага.

– Но мы здесь положение выправим, – уверенно сказал Александр Григорьевич, – тем более, что на других участках продвигаемся успешно.

Генерал Батюня с удовлетворением отметил, что 411-я стрелковая дивизия полковника М. А. Песочина хорошо организовала артиллерийскую поддержку пехоты и 7-й танковой бригады полковника И. А. Юрченко. Она тоже встретила сильное огневое противодействие врага и подверглась налетам его авиации, но в упорном бою сломила сопротивление противника и продолжает успешно наступать. Неплохо, по словам генерала Батюни, шло дело и на участках левофланговых дивизий полковников И. Д. Зиновьева и З. Ю. Кутлина (393-й и 270-й).

Организованно, в назначенное время началось наступление и 57-й армии Южного фронта, о чем доложил главкому генерал Р. Я. Малиновский. Хотя темпы продвижения были невысокими, войска шли вперед уверенно.

Так выглядело, по первым сообщениям, начало наступления наших войск на стыке Юго-Западного и Южного фронтов. Были, конечно, и неудачи. Не смогли продвинуться вперед, как и правофланговая 253-я дивизия 6-й армии, все соединения соседней 38-й армии.

Командир 253-й, перегруппировав силы и получив из армейского резерва 13-ю танковую бригаду, на следующий день повторил атаку. Но и она не принесла успеха. Дивизия понесла большие потери, но все-таки не овладела ни Вербовкой, ни Балаклеей. Командарм вынужден был разрешить комбригу А. А. Небораку перейти к обороне, хотя это и ослабило правый фланг ударной группировки.

Соседняя 337-я стрелковая дивизия полковника С. М. Бушева 19 января повторила атаку, сконцентрировав усилия на своем левом фланге. Успешно! После энергичного удара воины соединения овладели Жуковкой, а затем и Волобуевкой. Так что Александр Григорьевич Батюня свое обещание выполнил. Хотя дивизии приходилось отражать вражеские атаки на своем правом фланге, обнажившемся из-за отставания подразделений 253-й стрелковой, части ее продолжали наступать и 20 января взяли Шуровку. За четыре дня они прошли десять километров. Немного, конечно, но на большее не хватило сил, к тому же один полк, по существу, не участвовал в наступлении, отбивая атаки противника с фланга.

Успех по-прежнему сопутствовал 411-й стрелковой дивизии полковника М. А. Песочина, наступавшей при поддержке 7-й танковой бригады. Расширив завоеванный плацдарм на западном берегу Северского Донца, полки овладели опорными пунктами Галинова, Иванчуковка, Ветровка и заняли восточную окраину Чепеля. Противник понес тяжелые потери. Остатки его подразделений поспешно отходили в юго-западном направлении. Песочин выслал вперед подвижные отряды лыжников; они нападали на отступающего противника с флангов и с тыла, устраивали засады на его пути.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю