332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Е. Павлова » Строптивая Ведьма для Снежного Лорда (СИ) » Текст книги (страница 12)
Строптивая Ведьма для Снежного Лорда (СИ)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 07:00

Текст книги "Строптивая Ведьма для Снежного Лорда (СИ)"


Автор книги: Е. Павлова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 30 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

– Женщины, – сквозь сжатые губы, почти неслышно выдохнул лорд-наместник.

– Предусмотрительные женщины! – тут же вскинула я указательный палец вверх. Хотя, на мой взгляд, ничего необычного в поведении дракониц не было, кто ж такого жениха и в чужие руки без боя отдает? Нет, за ним нужен глаз да глаз, симпатичные князья на дороге не валяются.

– Махнем по чашечке, Рей? – тут же потянулся к подносу Родерик.

– Вы балуйтесь чаем, а я с вашего позволения, пойду займусь делом, – воспользовалась легким замешательством драконов, наспех собрала свой чемоданчик и, не дожидаясь ответа чешуйчатокрылых, бросилась к дверям.

Складывающаяся ситуация выводила меня из себя. Я никогда не была столь некомпетентна в рабочих вопросах. Совершить даже самую простейшую ошибку для меня – это нонсенс. Обычно все возможные исходы развития событий я просчитывала заранее и выбирала лучший из них. И уж что-то, а рассчитать результаты химической реакции всегда могла даже закрытыми глазами. И почему я так прокололась перед наместником и его помощником – оставалось для меня сущей загадкой. И это я не говорила о неудачно снятом заклинании со стола и неудачном фокусе с пожирателями и зомби.

В общем, ситуация нервировала, раздражала, начинала понемногу вводить меня в состояние паники и, вообще, намекала, что пора сматывать отсюда удочки.

Конечно же, покинуть кабинет просто так мне не дали. Лорд-наместник тут же оказался в коридоре, едва не налетев на меня своей мощной грудью. Я автоматически отступила на шаг назад и исподлобья посмотрела на мужчину:

– Что-то еще? – мрачно спросила его.

– Что у нас следующим номером программы? – весело поинтересовался господин Сигвальд и обольстительно улыбнулся. Я даже невольно залюбовалась ямочками на его щеках, напрочь позабыв возмутиться его наглости.

Захотелось ответить мужчине, что следующим номером программы у нас намечается проверка его мышц на крепкость, а мужественный храп – на громкость, но благоразумно не стала этого делать.

– Вы пьете чай, а я заношу свой чемоданчик в комнату и иду прижимать господина Тесея к стенке, – ровным тоном ответила я. – Мне порядком поднадоели эти свистопляски с бусинами. Пора заканчивать с этим премилым делом.

И это было действительно так. Что-то я засиделась в Северной Провинции. Не прошло и суток, а я уже допустила слишком много просчетов и ошибок. Наверное, так нехорошо на меня влияет холодный северный климат. В общем, надо было срочно заканчивать со всеми этими делами и возвращаться домой.

Меня сюда пригласили расследовать смерть госпожи де Миртей, ну, и по ходу пьесы, разведать, как вообще обстоят дела в Северном Княжестве. Обстоят дела не самым лучшим образом, но передо мной не было поставлено задачи выводить весь этот гадюшник на чистую воду. Нет, Тиберий, зная мой неуемный нрав, наверное, рассчитывал на то, что я вскрою этот нарыв на карте империи, где пропадают юные маги, по улицам нагло разгуливают пожиратели и как мухи мрут невинные или не совсем невинные девы… Но прямого указания свыше не было.

Поэтому в этот раз вопреки своим принципам я решила ограничиться расследованием смерти Марианны де Миртей и поставить жирную точку во всей этой истории. Собрать вещи, вернуться в столицу, сложить с себя полномочия верховного мага, взять отпуск и приступить к новой работе уже на юге Ровенийской Империи. Там тепло, светло, хорошо и не водится докучливых драконов, выводящих меня из состояния равновесия.

– Прижать к стенке господина Тесея? – задумчиво переспросил мужчина, скептически потирая подбородок.

– Ну, а кого еще? – хмыкнула я. – Будто у вас есть другое мнение на этот счет.

– Нет, – согласился наместник, немного подумав. – Я и сам подумываю, что в смерти леди де Миртей виноват ее безутешный родственник, но прямых доказательств его вины у меня нет.

– А у меня есть, – подбросила на ладони бусину, найденную в спальне Марианны.

– Но вы же говорили, что на ней не осталось магических следов, – с ноткой обиды воскликнул дракон.

– Я соврала, – честно ответила я и безмятежно пожала плечами, мол, не раскаиваюсь в собственной лжи ни разу. – У меня не было причин не подозревать вас в убийстве Марианны.

– А теперь такие причины появились? – недовольным взглядом впился в меня мужчина, будто своим признанием я нанесла ему предательский удар в спину.

– Не понимаю, что вам не нравится? – нахмурилась я. – Смерть Марианны, которая метила на роль княгини Северной Провинции, очень даже вам на руку. Не стоит отрицать.

– У меня все было схвачено, – возразил дракон.

– Я так и поняла, когда нашла в ящике вашего стола приворотное зелье, – елейным голосом проворковала я.

– Вы думаете это Марианна? – сдвинул брови мужчина.

– А вы на кого-то еще думаете? – замерла я.

Дракон изучающим взглядом пробежал по моему лицу и отрицательно мотнул головой:

– Нет, больше ни на кого не думаю.

– Ладно, – одернула я себя, опять мой любопытный нос подался не в ту степь, – ваши любовные дела к моим делам не относятся, – строго припечатала я. – Как говорится, спасение привороженных дело рук самих привороженных, а именно следить надо, что вы этими самыми руками себе в рот вкладываете и вливаете.

– С приворотом я разберусь сам, не стоит волноваться, – пробасил дракон. – Но кто подложил в стол бусы? Не думаю, что это было по силам Тесею. Марианна вполне могла, но ее уже нет в живых.

– А с этим разберусь уже я, а вы спокойно идите пейте чай и разбирайтесь с приворотом, – строго ответила дракону и двинулась по коридору к лестнице.

– Хорошо, договорились, госпожа ин Атей! – кинул мне вдогонку мужчина. Мои губы только начали растягиваться в улыбке победителя, как он добавил: – Встретимся у дверей вашей комнаты через пятнадцать минут, пойдем прижимать Тесея к стенке вместе.

– С нетерпением буду вас ждать! – чересчур сладко пропела я и ускорила шаг. Конечно же, ждать дракона я не собиралась, и он это знал. А я знала, что он все равно захочет сделать по-своему, так же как и я.

Я уже заходила в свою комнату, как заметила краем глаза, что в конце коридора дверь в спальню Саймона Фоули распахнулась, коридор озарила ослепительно ярким блеском его лысая макушка, и в следующее мгновении пронырливо спряталась назад.

Я лишь молчаливо хмыкнула и сделала шаг в свою комнату, закрывая дверь.

– Что ж. Поиграем, толстячок, – шепнула сама себе, потирая ручки.

Никакой магии, старая добрая слежка у двери попой кверху тоже творит чудеса. Шума шагов я не слышала, зато заметила, как под дверью пронеслась быстрая тень.

– Господин Фоули! – громко рыкнула, резко распахивая дверь. Мужчина от неожиданности подпрыгнул на месте и провел ладонью по мокрому лбу.

– Госпожа ин Атей! – фальцетом пропел он. – Добрый день! Хорошая погода нынче? Как жизнь? Как расследование? Как дети?

– Детей нет. Погода отличная. На жизнь не жалуюсь, но было бы гораздо лучше, если бы кто-то не лгал следствию, – хищной пантерой стала надвигаться на мужчину, готовая сожрать его в любой момент. – Господин Фоули, – шепнула ему едва ли не на ушко, – давайте начистоту.

– Начистоту, так начистоту! – зашелестел своими пухлыми губами Фоули, испуганно взирая на меня снизу вверх. – Но только между нами, – тихо проблеял он.

– К чему такая секретность? – заискивающе приподняла я бровь и скрестила руки на груди.

– Вильгельминочка, это банальные меры предосторожности. Мне дорого мое нагретое местечко, и я ни с кем не хочу ссориться, моя дорогая, ни с вами, ни с ними, – скосил он глаза в сторону, намекая на драконов.

– Вы правы, со мной лучше не ссориться, – многообещающе хмыкнула ему в ответ. – Одно мое слово, и вас снимут с этой хлебной должности.

– Так и, не будем ссориться! – радостно встрепенулся Фоули. – Вы только спросите, и я вам все предельно честно отвечу. Спросите, душечка!

Желание Фоули усидеть на двух стульях сразу восхищало.

– И спрошу, – кивнула я и для строгости свела брови над переносицей. – Почему вы солгали, разве сегодня утром в библиотеке вы были не один?

– Разве моя ложь сказалась на истинности ваших суждений? – хитро улыбнулся мужчина.

– Прекратите ваши псевдофилософские игры. Отвечайте прямо, – мой хмурый взгляд в одно мгновение развеял улыбку на его губах и заставил нервничать.

– Один, Вильгельминочка, один! Сегодня утром в библиотеке я был совсем один! – забормотал он, выуживая из кафтана белый носовой платочек с вышитыми на нем инициалами, и протер им лоб.

– Но сказали зачем-то, что с вами были Ясмина и Сандерс, – медленно процедила я, но мук совести на его лице не заметила.

– Сказал, Вильгельминочка, сказал! Окажись я сейчас в кабинете перед светлыми глазками леди Ясмины, я бы снова так ответил, – залепетал он, яростно покрываясь каплями пота, и тут же поспешил поправиться: – Леди Ясмина и Жюстина добрые и великодушные дамы, но я их побаиваюсь самую малость, – выставил он передо мной кончик своего пальца и жалостливо заглянул в глаза. – Но знаете, – нараспев протянул он, – не думаю, что отсутствие или присутствие госпожи ин Вилхелм и господина Сандерса как-то влияет на ход вашего дела, – подленько хрюкнул и спрятал сальную улыбку в пухлый кулачок.

Честно говоря, я была того же мнения. Скорее всего, дела Ясмины и Роджера были чересчур личными и к смерти Марианны де Миртей не имели никакого отношения. Но абсолютной уверенности в этом у меня не было.

– Вы сказали, что побаиваетесь леди Ясмину и леди Жюстину. Они вам угрожали? – спокойно спросила я, возвращая диалог в рабочее русло.

– Никак нет, никак нет! – заблеял Фоули, оглядываясь по сторонам. – Обычные меры предосторожности! Мне, дорогой мой верховный маг, жизнь и должность дорога. Я все, что угодно скажу, лишь бы меня не трогали, – пояснил он, виновато улыбаясь, и развел руками в стороны, мол, что с него такого слабохарактерного взять. И чуть наклонившись ко мне, шепнул: – Но, вы же не слепая… Заметили, кто тут всех держит, – с этим словом он сжал свои пальчики в кулак, опасливо зыркнул по сторонам и спрятал руку за спину. – В общем, я стараюсь все замечать, но при этом никуда не лезть.

– Господин Фоули, а может, вы поделитесь со мной, по большому секрету, какими-нибудь своими заметками? – сладко пропела я, плотоядно улыбаясь.

– Хорошо, хорошо! – предупредительно выставил вперед руки мужчина. – Но знайте, это всего лишь мои наблюдения. Я еще раз хочу сказать, что все три леди в этом замке сама женственность, грация, любезность и доброта, а леди ин Астор, та вообще сама покорность и учтивость, – мужчина показательно закатил глаза, показывая, как и его достала заносчивость Мелиссы. – Но меня смущает смерть Марианночки де Миртей. У нее был не самый простой характер, но она никогда никого не боялась. Честно всем высказывала свое мнение и делилась своими недовольствами. Иногда открыто шла на конфликт. И где она сейчас, Миночка? Не по ее ли вы душеньку явились в наши края?

– Вы считаете, что к смерти Марианны де Миртей причастны драконы? – прямо спросила я, и Фоули пугливо вытаращил глаза и отрицательно замотал головой, а потом чуть заметно кивнул и потупил взгляд.

– Это мои всего лишь сла-а-абые, возможно, ошибочные предположения. Титул княгини северных земель, знаете ли, такой аппетитный. Женщины ради него готовы на все.

Мне же почему-то подумалось, что сам князь гораздо аппетитнее своего титула, но я промолчала.

– Хорошо. Я согласен. У Марианночки был ужасный характер, – горестно вздохнул Фоули, признавая очевидное. – Но леди Лилибет фон Рюморон! Ангел во плоти, не так ли?

Я утвердительно кивнула. Леди Лилибет, погибшая невеста под номером один, была девушкой милой, доброй, я бы даже сказала в некоторых вопросах поверхностной и недалекой.

– Тоже сгинула голубушка. Это не афишируется, но вы, между делом, спросите у господина наместника, где нашли ее хладный трупик? – тихо посоветовал он. Обвел пальцем коридор и отрицательно мотнул головой: – Не здесь. А там, – загадочно махнул рукой в сторону хозяйского крыла. – Это не секрет, но я ничего не говорил, – сказал и сделался белее стены. Голова его вжалась в плечи, а тело пробила нервная дрожь, и мужчина трусливо заблеял: – Ничего-ничего не говорил! Ничегошеньки! – громко закричал он на весь коридор.

– Что с вами, демоны вас подери? – нахмурилась я и покрутила головой по сторонам. Коридор был пуст.

– Ничего, дорогая… Ничего… Показалось, – вновь выудил он из кармана свой платочек и судорожно обмахнул им лицо. – Знаете, наверное, мне больше сказать нечего. Ничего не знаю! – вновь громко выкрикнул мужчина куда-то мне за спину. Я обернулась, и на этот раз заметила за собой картину.

– Господин Фоули, вам что-то показалось? – недовольно поинтересовалась у него.

Фоули молчал с минуту, всматриваясь в произведение искусства за моей спиной, а потом вздохнул с долей облегчения.

– Глаза, Миночка! Глаза померещились! – испуганно прошептал он. – Будто двигались и смотрели на меня недобро! Там! – выставил он указательный перст в сторону картины. – Но такого же быть не могло?!

– Вряд ли, – неуверенно обнадежила беднягу.

– Вы поймите, госпожа ин Атей, я человек маленький, сижу себе на нагретом местечке и тихо работаю. Ничего, касающегося расследования, я не знаю, иначе бы не стоял сейчас перед вами, а лежал бы где-нибудь прикопанный в лесочке! Бога ради, не трогайте меня.

– Саймон, – убедительно коснулась предплечья мужчины, чувствуя за собой силу и ответственность. – Не стоит переживать. Возвращайтесь в свою комнату, я поставлю на нее защиту. Думаю, сегодня к вечеру ситуация разъяснится, завтра преступник будет найден. И, в случае чего, мне нужны будут ваши твердые и непоколебимые показания.

– Хорошо, хорошо! – тут же согласился мужчина, возвращаясь в свою комнату.

– Простите! Я веду себя ужасно, не по-мужски, моя матушка устыдила бы меня! Но, Вильгельмина, поймите, я не хочу портить отношения ни с вами, ни с ними. Я просто хочу сидеть как раньше, писать свои отчеты и класть монетку к себе в карман! – честно признался он, а потом едва ли не подпрыгнул на месте, осознав сказанное: – Я имел в виду честно работать и честно зарабатывать!

– Я так и поняла, господин Фоули, – важно кивнула я, прошла за ним в комнату, наложила защиту на окна и двери и попрощалась с мужчиной.

Ничего нового я не узнала, разве что господин легат слишком подозрительно мандражировал перед женщинами-драконицами. Возможно, они действительно не так просты и милы, как кажется на первый взгляд. Но это, скорее всего, уже не мое дело, к смерти Марианны они не имеют никакого отношения. То же самое касается и невесты господина наместника, влезать в их возможный любовный треугольник не хотелось.

Я медленно вернулась назад и задумчиво провела ладонью по картине:

– Кто ты, мой таинственный соглядатай? – прошептала, склонившись к лицу очаровательной женщины, изображенной на картине. – Я найду тебя. Уже скоро. – хищно прошипела я и вздрогнула, почувствовав на себе тяжелый, поедающий взгляд.

– Господин Сигвальд! – громко вскрикнула и поджала губы.

– Понравилась картина? Хотите я вам ее подарю? – широко улыбнулся мужчина, буквально светясь от счастья.

– Не надо, – проскрежетала я.

– А я думал, вы из вредности меня ждать не станете. А вы… дождались, да еще в обусловленном месте, – радостно пропел он, а я, наоборот, скисла еще больше, но вступать в полемику не стала. Ведь я-то знала, что ждать его не собиралась. Во всем виноват этот толстяк Фоули!

– Не стоит благодарности, – буркнула в ответ и двинулась в сторону комнаты Мариона Тесея.

Глава 16. Эйнар

Внутренний дракон довольно жмурился, урчал и просто светился от счастья. Трудно поверить, но эта вредная рыжеволосая женщина пришла на встречу. И Эйнар, рассматривая ладную фигурку девушки, любующейся картиной, незаметно улыбался. А ведь он готов был руку дать на отсечение, что ведьма прокатит его, вильнет хвостом и сбежит. Да, ему вообще не елось, не пилось и на месте не сиделось, когда ведьма покинула кабинет. Хотелось рвануть следом и сделать по-своему, но все же здравый смысл восторжествовал, и дракон решил послушно выпить предложенный ему отрезвляющий чай. Нет, ну мало ли?! К ведьме его влекло подозрительно сильно, если бы он не был уверен в том, что она приехала в Северную провинцию только этой ночью и ранее никогда не являлась в его кабинет, то обязательно подумал бы на нее.

– Смотри не подавись, – хмыкнул Родерик, медленно потягивая чай и внимательно изучая друга взглядом.

– Что? – удивленно вскинул брови Эйнар и посмотрел на Рода.

– Да, ничего, – отмахнулся мужчина. – Я думаю, что к твоему столу и напитку приложила свою загребущую руку Марианна де Миртей.

– Да, я тоже подумываю в ее сторону, – согласился Эйнар. – Ей вполне такое по силам. Всю прошлую неделю лисой крутилась и терлась возле моего кабинета. Вот только когда?

– Могу предположить, что где-то за день до смерти ей удалось проделать этот трюк, – задумчиво потер подбородок Родерик. – Мы с тобой в тот вечер не пили ничего, в отличие от Адделмара.

– Ах, да, точно, – нахмурился Эйнар. – И что он, ты заметил какие-то странности?

– Да, ничего, просто я тогда удивился, что вечером он нашел Марианну «не такой уж дурной как всегда», а утром за завтраком пытался оказывать ей знаки внимания.

– Адделмар всем пытается оказывать знаки внимания, – недовольно проскрипел зубами Эйнар, вспоминая инцидент в коридоре замка.

– Возможно, – хмыкнул Родерик, отслеживая ход мыслей друга. – Но к ведьме твоей он точно больше не полезет, – сказал и по-мальчишески громко захохотал в горло.

– В смысле «к моей ведьме»? – недовольно буркнул Эйнар. – Это не моя ведьма, а верховный маг Ровенийской Империи при исполнении служебных обязанностей, межлу прочим.

– Да-да, – тут же поправился Род, звонко ставя чашку на блюдце. – Именно так. Никто к верховному магу Ровенийской Империи целоваться и миловаться больше не полезет. Боимся-боимся.

– Ну, я пошел тогда, – резко поднялся из-за стола Эйнар и отставил пустую чашку. – Работать в смысле.

– Иди-иди, рыжая зазноба ждать не будет, – себе под нос пробормотал Родерик. – Кстати, – остановил он дракона у самой двери, и Эйнар неохотно обернулся, – как ты думаешь, вот эта дрянь, – Родерик кивнул на бутылку, – может препятствовать обнаружению истинной пары?

– Я что тебе, бабка-знахарка? – рыкнул Эйнар и неуверенно добавил. – Надо у Жюстины спросить.

Вышел за дверь, и в его душу прокралось непрошенное чувство надежды. А что, если эта ведьма, она та самая? Единственная, вредная, неповторимая и любимая? Ну, по крайней мере, половина из перечисленных определений попадала точно в цель, Вильгельмина была вредной и неповторимой, манящий и вызывающей в душе дракона целую бурю эмоций.

– В общем, это надо обмозговать… и провести надлежащие опыты, – подумал дракон, мысленно рисуя перед собой сочные алые губки ведьмы, которые всегда так восхитительно кривятся в саркастической улыбке, облизнулся и ускорил шаг.

Его захлестнуло какое-то бешеное чувство азарта, хотелось прийти на обусловленное место раньше ведьмы, подкараулить ее у дверей комнаты, выиграть негласный спор. И вот чего он никак не мог ожидать, так это того, что ведьма сама покорно придет ему навстречу.

Удивился, нахмурился в непонимании. И, неожиданно понял, что такой поворот дела, ему нравится даже больше. Пришла. Не убежала. Еще и ждет. Его! Дракон внутри опять довольно рыкнул, и мужчина сделал решительный шаг в сторону ведьмы. Она вздрогнула, напряглась всем телом, так что ему невыносимо захотелось положить свои тяжелые ладони на ее плечи и размять затекшие мышцы. Провести носом по тонкой шее и вздохнуть невероятный, умопомрачительный аромат женщины, будоражащей его сознание.

– Господин Сигвальд! – громко вскрикнула Вильгельмина и отпрыгнула от него в сторону.

Нахмурилась и прикусила губу, будто она совершила просчет.

– Понравилась картина? Хотите я вам ее подарю? – широко улыбнулся мужчина. Настроение вмиг стало таким, что он был готов подарить рыжей нахалке все на свете.

– Не надо, – проскрежетала она и отвернулась.

– А я думал, вы из вредности меня ждать не станете. А вы… дождались, да еще в обусловленном месте, – не удержался он от комментария, нависая над девушкой и чувствуя, как аромат спелых фруктов с далеких южных берегов, исходящий от нее, щекочет его обоняние.

– Не стоит благодарности, – бросила ведьма и обошла мужчину по дуге. Она злилась, и Эйнар это чувствовал. На себя, на него или на всех сразу – непонятно. Но вывод один – не хотела его ждать, но что-то пошло не по плану, и это заставило ее задержаться в коридоре. Но так даже интересней.

– Какой у нас план? – дракону пришлось на время отмести в сторону свои практические опыты по выявлению истинной пары и временно переключиться на работу. Лезть к разгневанной ведьме с поцелуями – не самое безопасное занятие.

– Не знаю, какой план у вас, а мне предстоит конструктивный диалог с Марионом Тесеем. Прошу не мешать, – рыкнула Мина и вновь ускорила шаг.

Прода от 04.06.2019, 12:20 Ведьма тихо постучала в дверь, послышались приближающиеся шаги, и на пороге появился Марион Тесей в банном халате, наспех наброшенном на мокрое тело.

– Госпожа ин Атей, – обрадовался он. – Желаете присоединиться?

Эйнар просто позеленел от злости. Наглый зарвавшийся аристократик! Дракон в душе зарычал, и мужчина вступил шаг вперед, нависая горой за спиной ведьмы.

– О! Вы не одна! – чуть растерялся Марион, лучезарная улыбка тут же сползла с его тонких губ, и недовольно подернулась узкая полоска усиков. – Что ж, мое предложение отменяется, но, может, как-нибудь вечерком, если хотите…

– Господин Тесей! – взвился дракон, заслоняя ведьму плечом.

– Можно сыграть партию в преферанс, – вяло оправдался мужчина, пропуская гостей в комнату.

– Мы к вам по делу, связанным со смертью вашей сестры, – вступила ведьма в комнату и быстро осмотрелась.

– Да-да, я весь во внимании. Присаживайтесь, – Марион вежливо развел руками по сторонам и сам разместился в кресле напротив низкого чайного столика.

– Господин Тесей, перейдем сразу же к делу. Я говорю, что известно мне, а вы делитесь тем, что известно вам, и расходимся мы полюбовно, – довольно веселым тоном пропела Мина, поудобнее устраиваясь на диване.

Мрачный дракон, явно пребывая не в духе после высказываний Тесея, лишь встал за диваном, облокотившись руками о его спинку, и впился пронзительным взглядом в будущего графе де Миртей. Марион неуютно заерзал на своем месте, но быстро отвел глаза в сторону и чуть успокоился под обманчиво теплым взглядом верховного мага.

– Я знаю, что вы были в комнате Марианны вовремя ее убийства, – продолжила Вильгельмина. – И я даю вам шанс назвать имя ее убийцы.

– Что? – удивился мужчина, приосаниваясь. – Госпожа ин Атей?! Да, как вы вообще могли такое подумать? – в знак честности и непоколебимости своих слов приложил он ладонь к груди. – Да, я! Да, если бы я знал! Уж будьте уверены, если бы мне что было известно, то я бы так сразу!

– Господин Тесей, вот и воспользуйтесь счастливой возможностью, расскажите, кто убил Марианну. – мягко улыбнулась Вильгельмина, ни разу не уверовав в искренность слов и жестов ее собеседника.

– Я не знаю, не имею ни малейшего понятия, – твердо ответил мужчина, вздернул подбородок и откинулся на спинку кресла, принимая расслабленную позу. И для пущей уверенности добавил: – Госпожа ин Атей.

Эйнар недовольно нахмурился, ложь чувствовалась в каждом слове говорившего. Едва заметный кислый запах зарождавшегося трусливого пота щекотал обоняние и заставлял Эйнара брезгливо кривить лицо.

Ведьма же в ответ тоже поудобнее расположилась на диване и закинула ногу на ногу, задумчиво покачивая мыском туфельки в сторону Тесея. А самое главное, она была спокойна точно лучший ровенийский лучник перед стрелковым рубежом.

– Что ж, тогда я смело могу утверждать, что именно вы убийца Марианны де Миртей, – Вильгельмина безразлично пожала плечами и поднялась с дивана, подразумевая, что разговор можно считать законченным. – На этом и порешим.

– Да, вы с ума сошли! – следом за ней подскочил Тесей, нависая над женщиной во весь свой рост. Дракона эта выходка взбесила ни на шутку, он хрипло выдохнул и тут же оказался перед Вильгельминой, едва не столкнувшись с Тесеем нос к носу.

– Дистанцию держите! – злобно пророкотал он в лицо Мариону, заставляя его чуть прикрыть глаза и отступить на шаг назад. – Все же разговариваете с верховным имперским магом.

– Может, эта женщина и занимает должность верховного мага, но сейчас несет сущий вздор! – уличительно выставил указательный палец в сторону Мины.

– Это не я несу вздор, любезный, – ласково улыбнулась Вильгельмина из-за плеча дракона, – это следственная экспертиза на основании заклинания магической нити Вернанда Доурбарского показала, что на бусы Марианны де Миртей было наложено заклинание удушения, и наложено оно было вами. А значит, и убийцей являетесь вы. Все просто. Так и запишем в протокол. Дело закрыто! – радостно хлопнула она в ладоши и отвернулась, подходя к зеркальному трюмо.

– Вы… вы… – гневно прошипел Марион, задыхаясь, оббежал диван и вновь оказался рядом с Вильгельминой, размахивая перед ней руками, – вы же знаете, что Марианну убил кто-то из драконов! Из нее выпили жизнь! Вы же знаете!

– Что? – притворно изумилась ведьма и печально вздохнула. – Как вы только что говорили? Да, я… Да, если бы я знала! – с надрывом пропела она. – Уж будьте уверены, если бы мне что было известно, то я бы так сразу… Кажется, так вы говорили?

– Стерва! Это фальсификация данных! – закричал Марион, начиная забег по комнате вокруг Вильгельмины.

Она же не спешно осмотрела свое отражение в зеркале и провела по нему рукой, будто протирая пыль, чем вызвала легкую улыбку на губах дракона.

– Да, зачем, демоны вас побери, мне убивать родную сестру!? Зачем, Вильгельмина? – остановился Тесей возле ведьмы. – Зачем?

– Наверное, потому что родная сестра собиралась оставить вас без средств к существованию, – наконец она удостоила Мариона своим взглядом, медленно повернувшись к мужчине лицом. – Или, простите мне за мой неаристократичный слог, Марианна хотела бросить вас на произвол судьбы одного и с голой задницей.

– Это вопиющая ложь. Ложь. – тихо проговорил Тесей. – Вы ошибаетесь. У меня есть бумага, по которой она хотела сделать меня управляющим в нашем семейном графстве. – мужчина подошел к комоду и достал из него папку с бумагой. – Вот! Вот! Взгляните.

– Господин Тесей, незадолго до своей смерти Марианна продлила деловой контракт со своим поверенным. Также в этом письме она сообщила, что после своего скорого замужества собирается урезать ваши карманные расходы. Урезать совсем, – усмехнулась женщина.

– Стервоза демонова! – зарычал Тесей, хлопая ладонью по столу.

– Могу предположить, что на ваших документах стоит либо старая дата, либо поддельная подпись. Вы уверены, что желаете предъявить мне эти бумаги? – выжидающе скрестила руки на груди Мина и насмешливо взглянула на Тесея.

Глаз его нервно дернулся, и он злобно прошипел:

– Идите к демонам, госпожа ин Атей! – взмахнул рукой и взметнул в воздух ранее собранные бумаги.

– Только после того, как вы скажете имя убийцы, – строго произнесла женщина, хмуря брови.

– Мне оно не известно, – ровно проговорил Тесей, возвращаясь в кресло.

– Я так не считаю, но дам вам время на раздумье. Ровно тридцать минут. И чтобы не терять времени даром, мы с господином Сигвальдом пойдем и поворкуем с вашей сестренкой. Не советую покидать пределы этой комнаты, – назидательно произнесла ведьма и коварно улыбнулась: – Впрочем, вы и не сможете.

– Мне нечего думать! Мой ответ вам известен, – стоял на своем Марион. Вильгельмина лишь улыбнулась и приблизилась к Тесею вплотную.

– И помните, что пока имя убийцы не названо, он может прийти за вами, – прошептала ведьма и заметила, как напряглось все тело ее собеседника, дернулся кадык, сглатывая слюну, и заиграла жилка на шее. – Вы уверены, что вы по-прежнему союзники?

Из комнаты вышли молча, и только сделав пару шагов дракон хмыкнул:

– А вы коварная женщина, госпожа ин Атей.

– С чего бы? – вскинула она бровь.

– Так ловко поставили следилки, заглушки и ловушки на окна и двери.

– Так же как и вы, господин Сигвальд, – хмыкнула ведьма и очаровательно подмигнула мужчине. Эйнар сам не заметил, как стал широко улыбаться в ответ.

– С чего бы? – вскинула она бровь, и уголки ее губ подернулись сами собой.

– Так ловко поставили следилки, заглушки и ловушки на окна и двери.

– Так же как и вы, господин Сигвальд, – хмыкнула ведьма и очаровательно подмигнула мужчине.

Эйнар сам не заметил, как стал широко улыбаться в ответ, а потом эта невероятная женщина едва заметно коснулась ладонью рукава его камзола и потянула в свою комнату, загадочно бросив:

– На секундочку.

В голове пронеслась тысяча и одна мысль того, что можно сделать за секундочку и не только. Мужчина затаил дыхание, точно он не взрослый уверенный в себе дракон, а юный, неопытный мальчишка. Застыл на пороге комнаты как вкопанный, не в силах предсказать, чего ждать от этой невероятной женщины, и стал жадно наблюдать за каждым ее шагом.

Ведьма пробежала прямо в спальню, проворно приподняла до щиколоток подол своего длинного платья и ногой из-под кровати вытянула черный саквояж.

– Чемодан распаковывать что ли будем? – хрипло спросил дракон, сбрасывая глупое оцепенение, и сделал шаг по направлению к женщине, зависая по другую от нее сторону кровати.

– А? Что? – перевела на него растерянный взгляд Вильгельмина и состроила виноватую мордашку. – Нет, не будем ничего разбирать. Я всего лишь за одной полезной вещицей полезла, – со знанием дела подмигнула она и бросила невзначай: – И вообще, если честно, я не люблю тратить время на подобного рода пустяки. Зачем распаковывать вещи, когда я не планирую здесь оставаться надолго? – пожала она плечами и склонилась над чемоданом, чтобы поднять его.

Какое-то незнакомое, но определенно неприятное чувство кольнуло самолюбие дракона, губы его недовольно поджались, а брови хмуро сошлись над переносицей. Почему-то мужчине вмиг очень захотелось, чтобы ведьма осталась. Логического объяснения такому желанию он не нашел, поэтому поспешил отмести неудобоваримую мысль в сторону и заняться чем-нибудь еще. В три шага обошел кровать по дуге и оказался рядом с ведьмой, одной рукой перехватил ручки ее чемодана и с легкостью водрузил его на постель прямо перед носом ведьмочки.

– Уверены, что так быстро со всем разберетесь и не придется здесь задерживаться? – с трудом скрывая недовольство, бросил он, но при этом чемодан из своих рук не выпустил.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю