332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дмитрий Даль » Волчий Мир (сборник) » Текст книги (страница 9)
Волчий Мир (сборник)
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:07

Текст книги "Волчий Мир (сборник)"


Автор книги: Дмитрий Даль






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 65 страниц)

Глава 10
В лесах

Почти двое суток в бегах. Короткие привалы – и снова в путь. Шустрик не давал им роздыха, давил на то, что после ограбления князь Боркич будет несколько не в себе, так что если они попадутся, то «живые позавидуют мертвым». И Одинцов был с ним согласен. Если бы кто попробовал обнести его сокровищницу, он бы гаденыша из-под земли достал и на первом же суку повесил. А то одного упустишь, народ прочухает и повадится в сокровищницу, как к себе домой. В этих вопросах нужно быть предельно строгим.

Да и Лабиринт их подвел. Вместо того чтобы выкинуть их на другом континенте, по закону подлости перебросил в соседний к Вышеграду лес. Гладиаторы только с мокрой земли успели подняться, как ворота города отворились и на волю вырвались два конных отряда, вооруженных, словно на войну. Поскакали они отчего-то в другую сторону, но можно было не сомневаться, что скоро розыскные отряды выберут верные направления. Так что надо оперативно делать ноги.

Первым эту мысль высказал Шустрик, но после этого от командования самоустранился, уступив место Одинцову. В конце концов, это он за собой отряд привел, ему и порядки устанавливать. Только вот ворчать по поводу балласта, никчемного хвоста Лех Шустрик не уставал. И его можно было понять. Задуман был побег на двоих, а на деле вышел день открытых дверей. И что теперь делать со всей этой толпой вооруженных и очень опасных людей, которые к тому же давно на воле не были и женщин не нюхали, а что если кому-нибудь снесет крышу и он решит учинить резню на бытовой почве? И что в таком случае делать прикажете? Интересно, а как Спартак справлялся в подобной ситуации? Или все полтыщи гладиаторов были его родственниками и друзьями, поэтому его беспрекословно слушались и не пытались оторвать от общего одеяла себе по кусочку, при этом рассчитывая на самый большой отрез.

Одинцов понимал, что это серьезная проблема. Пока беглецы стараются оторваться от преследователей, вопрос неактуален. Но скоро придется решать его. Половину ушедшего за ним отряда Сергей знал только в лицо, ни разу даже словечком не перекинулся. И кто он для них? Новичок. По сути, выигравший только один серьезный бой. А они все – тертые калачи, битые и калеченные на Ристалище неоднократно. Каждый из них попытается оспорить его командирство. К тому же покоя не давали Карим и Шмель. Первый – явный лидер. Второй вряд ли забыл унижение от поражения на арене. Так что с ними обязательно будут проблемы. Вопрос только когда. Единственное преимущество Сергея – он вывел их на волю. Да и в этом ему Шустрик помог.

Другая трудность заключалась в Айре. Такой бешеный темп передвижения не каждый мужик выдержит, а тут девушка. Поэтому Сергей старался сдержать скорость, сделать ее приемлемой для женщины. Несмотря на это, Айре все равно приходилось туго. Легкое открытое платье, накидка на плечи и тонкие сафьяновые туфли – плохая одежда для туристической вылазки в лес. Айру шатало от усталости, но она даже не думала жаловаться. Просто шла вперед. Одинцов старался держаться к ней поближе, чтобы в нужный момент подставить плечо. К тому же ему очень не нравились откровенно хищные взгляды, которые то и дело бросал на девушку кто-нибудь из отряда. Мужики давно на голодном пайке, но тут им ничего не светит. Надо только поделикатнее им это объяснить, так, чтобы без лишней крови.

Отдельное место в отряде занимал Смотрящий. Дорин держался рядом с Одинцовым, всячески его поддерживал, ни на что не жаловался. Только Серега пока не знал, как себя с ним вести. Можно ли ему доверять. Какое место в грядущем раскладе уготовано Дорину? Пока они вынуждены держаться вместе. Так проще прорваться. А если егеря князя Боркича сядут им на хвост, то и сражаться вместе сподручнее. Поодиночке их переловят и казнят без суда и следствия. Но рано или поздно их отряд распадется, и очень хотелось бы, чтобы расставание прошло без проблем.

К исходу второго дня Одинцов решил, что настала пора большого привала. Для этого он облюбовал место на горе, откуда хорошо проглядывались окрестности на несколько километров вокруг. За это время они прилично ушли от Вышеграда, и можно было не опасаться внезапного нападения егерей. По крайней мере, теперь есть время немного поспать да наконец-то определиться с дальнейшими планами.

Главная же проблема заключалась в том, что все они были очень голодны. Как-никак двое суток без маковой росинки во рту. Этот вопрос тут же вызвались решить двое гладиаторов. Вихрь и Глеб до рабского ошейника были охотниками и теперь с радостью устремились в лес.

Остальные гладиаторы рассредоточились по поляне. Кто прилег на траву и попытался заснуть, воспользовавшись минутой затишья. Кто стал осматривать ближние кусты на предмет грибов-ягод. Несколько человек сбились в кучу и о чем-то яростно шептались. Серега сразу заметил Карима, вокруг которого они и кучковались. Вот только Шмеля рядом с ними не было. Интересно, куда это мохнатый запропастился?

– Да, беспорядок, разброд и шатание, – пробормотал себе под нос Сергей, опускаясь на землю рядом со Смотрящим.

Леха Шустрика также нигде видно не было.

Только Дорин его услышал.

– Это ты верно подметил. С этим надо что-то делать.

– А что делать? Распустить их на все четыре стороны – и всего делов-то.

Одинцов отыскал взглядом Айру. Вымотанная изнурительным походом девушка лежала на земле, свернувшись калачиком, и, кажется, спала или делала вид, что спит.

– Распустить – это выход. И некоторые уйдут. Хорст, к примеру, или Бобер. Они недавно под гору попали, так что им есть куда возвращаться. А у остальных и дома-то давно нет. Если и были когда-то семьи, то они давно их похоронили. За годы, проведенные на Дне, они успели привыкнуть к стае. Вместе они сильнее, так что вряд ли они разбегутся. Поодиночке они слабы, – заметил Дорин.

– Тогда уйдем мы, – сказал невесть откуда взявшийся рядом Лех Шустрик.

Он сел рядом и настороженно уставился на занимавшихся своим делом бывших гладиаторов.

– Боюсь, что и это не получится. Просто так они нас не отпустят.

Сереге понравилось, что Смотрящий сказал «нас». Стало быть, он уже сторону выбрал, это не может не радовать.

– Побояться просто так отпускать, вдруг нас поймают, и мы их тут же с потрохами сдадим. К тому же они знают, что кто-то из вас побывал в княжеской сокровищнице и что-то прихватил. Так что пока все карманы не выпотрошат, не отпустят. Да и девчонка… – Дорин скептически посмотрел на спящую Айру. – Так что нас проще прирезать. Карим своего не упустит. Так что решай, командир. Порядок тебе наводить.

– А тебе это зачем? Почему сам в командиры не лезешь? – спросил Одинцов.

Дорин ухмыльнулся, размял кулаки, словно собирался залепить плюху (при этом Шустрик сильно напрягся), но все же ответил:

– Не мое это. Да и любопытно посмотреть, как ты выкрутишься.

– Спасибо за прямоту мысли, – поблагодарил Одинцов.

– Вот молодец, удружил, нечего сказать. Я-то думал, уйдем из дворца, заживу по-крупному, а ты с собой свиту решил прихватить. Теперь вот не спи, не ешь, а то ненароком либо горло пером перечеркнут, либо мясо отравят, – разворчался Лех.

– Не психуй, прорвемся, – приободрил Серега. – Я так думаю, надо привлечь на нашу сторону хотя бы половину отряда, тогда можно будет с этим Каримом и побороться. Кто из бойцов надежный и разумный? С кем дело можно иметь?

Смотрящий задумался.

– Через мои руки многие новички прошли. Я бы дело с охотниками имел. Хорст и Бобер – тоже ребята толковые.

– Ты же говорил, что они уйдут?

– Я предположил. И потом, человека всегда заинтересовать можно. Еще Колин и Драмин тоже мне надежными ребятами кажутся. Пожалуй, и все. Остальные ребята под вопросом.

– Хорошо. Решим эту проблему, встанет другая. Ну, оторвемся мы от егерей, выйдем из лесов Боркича, а дальше что делать будем? Какие мысли и предложения? – спросил Одинцов.

У него и свои соображения были, но все же хотелось услышать, что на эту тему Дорин и Шустрик думают.

– Эй, ребята, полегче на поворотах, не гоните лошадей. Я до ближайшего города с вами, а потом наши пути-дорожки разойдутся. У меня своя судьба, у вас – своя, – возмутился Шустрик.

Серега нахмурился. Об этом он как-то не подумал. Понятное дело, Лех воровским делом промышляет. Да и от драгоценного камня ему избавиться надо, но расставаться с пройдохой Одинцов не желал. Ладно, до ближнего города далеко. Чего-нибудь придумаем.

– Мы умеем только сражаться и убивать. И я вижу лишь два пути. Либо нам на большую дорогу податься, кошельки стричь у добрых путников, либо завербоваться в наемнический отряд. Тут тебе и жалованье, и возможность применить свои навыки, – ответил Смотрящий.

– Разбойный путь мне не подходит. Вот наемник, тут подумать надо. А где сейчас эта братия требуется?

– Мне откуда знать. Я почитай два десятка лет под горой прожил, так что реалий не знаю. Кто с кем воюет, кто с кем дружит, – развел руками Дорин.

– Да ладно. Тут все просто. Ближайшее место, где мы можем оказаться в безопасности да и ваши умения цену свою найдут, – это княжество Вестлавт, – сказал Шустрик.

При этих словах Смотрящий пренебрежительно поморщился.

– В чем дело? – спросил Сергей.

– Не люблю я этих зазнаек, – признался Дорин.

– Это не беда. Почти все боркичи на дух не переваривают вестлавтцев. Когда-то эти два княжества были единым государством. Потом два брата что-то не поделили, как это всегда бывает, и разругались. Один другого в крепость тюремную кинул. Партия, поддерживающая проигравшего брата, подняла бунт. В историю он вошел как Бунт Голых.

– Почему такое название смешное? – перебил Шустрика Серега.

– А потому что бунтовщики своих выживших врагов догола раздевали да впереди своих войск пускали в таком виде. Кто-то стрелять убоится: все-таки свои, кто-то растеряется. Эта стратегия сыграла свою роль. И бунтовщикам удалось освободить своего лидера. Он увел их за собой и основал княжество Боркичей. С тех пор Боркичи и Вестлавтцы не могут никак общий язык найти и все время дерутся друг с другом. Так что вы там можете заодно и себе работу найти. Слухи ходили, что князь Георг III войска собирает, чтобы в очередной раз померяться пузом с князем Боркичем.

– Мне эта идея нравится. Так что на том и порешим. Идем в Вестлавт, – сказал свое веское слово Сергей.

– Дурной мы отряд наемников. У нас ни амуниции, ни оружия толкового, ни денег, – разочарованно протянул Дорин.

– Это точно, – вынужден был согласиться Одинцов. – А что если нам вернуться и ограбить один из торговых княжеских караванов. Там и оружием, и одеждой, и лошадьми разживемся.

– Кто-то же говорил, что грабить не будет, – ехидно прищурившись, напомнил Смотрящий.

– Ну, один раз, как известно, – задумчиво произнес Серега, – неопасно.

– Ну, разве что только один, – недоверчиво протянул Дорин и заговорщицки подмигнул Одинцову. – Пойду с мужиками поговорю.

Он грузно поднялся и пошел в сторону державшихся вместе Колина и Бобра.

Сергей проводил его взглядом и пристально посмотрел на Леха.

– А ты правда не хочешь с нами покочевать?

– А что я на пыльных дорогах забыл? Мое ремесло в ином. Мне к городам поближе держаться надо, а не с армией разъезжать и биться за сомнительные идеалы, – ответил Шустрик.

– Ты ловкач изрядный, но мне такой человек нужен. Да и к тому же я с тобой практически с первого дня. Совсем не хочется расставаться, – задумчиво произнес Одинцов. – Неужели совсем-совсем нельзя тебя ничем заинтересовать? К тому же я бы не хотел весь остаток дней своих в наемниках отмотать.

– А что бы ты хотел? – тут же спросил Лех.

– По мне, так заиметь небольшой кусочек земли со своим замком да заняться бы чем-нибудь мирным, чтобы и доход приносило, и удовольствие было, – задумчиво произнес Серега.

Шустрик покосился на него, недоверчиво хмыкнул:

– Виноделием что ли?

– А хотя бы. Благородное дело.

– Для того чтобы свой замок заиметь, тебе придется полжизни на чужой войне кровь проливать, а там глядишь, если выживешь, и замок прикупить сможешь. А потом, через годик, какая-нибудь молодая кровожадная сволочь заявится к тебе в замок да возьмет его штурмом, а тебя прирежет на твоих же собственных виноградниках.

– Злой ты.

– Тем и жив, – сплюнул на землю Шустрик. – Но есть в тебе что-то такое каменное, волчье. Прав был тогда тюремщик. Волк ты, так что, может, что и получится. Только вряд ли ты сможешь тихо и мирно в замке жить, тебе все другие замки надобны будут.

Серега хотел было вскинуться. Мол, с чего это ты так решил? Никогда кровожадностью не отличался. Мне бы тихую и мирную жизнь да семью большую. Только вот тут же подумал: ты-то, может, и станешь жить мирно, только вот соседи вряд ли тебе это позволят. Тут же как? Земель много, властителей и того больше, каждый в чужую сторону смотрит да облизывается, как бы чего слямзить. Так что не будет ему тихой жизни. Пакость какую-нибудь учудят обязательно.

«Ладно. Хорош мечтать», – осадил он себя. Тут бы с бойцами разобраться, чтобы не бунтанули ненароком. А то не наемнический отряд выйдет, а хрен карлика. И как с таким составом на работу наниматься?

– Давай так, Одинец, договоримся. Я пока ничего тебе обещать не буду. В Краснограде я ненадолго покину вас. Очень уж жарит карман безделушка, которую я у князя Боркича прихватил. Но потом нагоню. Какое-то время побуду с вами и уж на месте решу, как мне быть, – неожиданно предложил Шустрик. – Очень ты человек интересный, Одинец. Никак я понять не могу, кто ты, что ты и чего от тебя ждать можно. А уж очень боязно ошибиться. Вдруг это и мой шанс свою судьбу заново переписать.

Серега не знал, что на это ответить, поэтому промолчал.

Из лесу появились охотники. Они несли на себе тушу кабана. Маленький такой кабанчик, видно, молодой еще, жирок на воле не нагулял. Всем утолить голод хватит, а вот отяжелить живот вряд ли. Завидев добытчиков, гладиаторы оживились. Мигом засуетились. Двое рванули в лес за дровами. Один присел на корточки вокруг заранее собранной растопки и стал разводить костер, используя для этого кремень и кресало. Одинцов даже испытал некоторое разочарование. Хотя с чего бы это? Неужели он думал, что боец сейчас достанет газовую зажигалку и мигом забабахает пионерский костер?

– Я вот никак понять не могу, а что такое произошло перед Аркой Чистоты. Ну, когда на меня стражники напали. Там что-то грохнуло, а один из них мертвым и завалился, – вспомнил Серега.

– А! – протянул Лех. – Ты об этом.

Вместо ответа он забрался в карман кафтана, что-то вытащил и протянул Одинцову.

Сергей взял, не глядя. Почувствовал тяжесть и холод металла. Взглянул и обомлел. Матерь Божья и все небесное воинство, откуда это здесь взялось? Он держал в руках то, чего просто не могло быть в этом мире – револьвер. На автомате отщелкнул барабан, заглянул – семь патронов, одно гнездо пустое. Значит, все-таки не показалось. Выстрел был. Сергей внимательно оглядел револьвер. Потертый, с деревянной ручкой, словно выдернутый из какого-то голливудского вестерна. Хорошая, конечно, игрушка, только вот откуда он мог тут взяться? Здесь же все-таки царит гнилое Средневековье, с которым револьвер, впрочем как и электрошокер, никак не вязались. И тут Сергей обрадовался. Ведь с такой машинкой можно столько дел натворить. Им теперь никакие егеря не страшны. Можно смело дать бой.

«А не сильно ли ты разогнался на семь патронов?» – тут же осадил он сам себя.

– А патроны еще есть? – несмело спросил Одинцов. Надеяться на такую удачу глупо.

– Совсем немного, – ответил Лех, доставая маленькую начатую картонную коробку с патронами. На несколько раз перезарядить барабан хватит.

– Негусто, – сказал Серега, тут же прикарманив патроны вместе с револьвером. При этом у него был такой заговорщицкий вид, что аж самому страшно стало.

– Эй, это мое оружие, – несмело произнес Шустрик.

– Тебе оно все равно не нужно. Да и стреляешь ты паршиво. Так что теперь оно мое, – нагло заявил Одинцов.

Лех решил не связываться и промолчал.

– Откуда у тебя это? – спросил Сергей.

– В сокровищнице князя нашел. Я вообще-то рассчитывал, что этого добра будет больше. Однако Боркич – известная жадная скотина. Он ввел такой высокий налог на торговлю ненами, что магики обходят его землю стороной. Если кого и занесет, то только по молодой дурости.

– Так. Стоп. С этого места поподробнее, – попросил Серега. – Что такое нены?

– Ну, вот же ты его в руках держишь, – удивился тупости напарника Шустрик.

– То есть револьвер – это нен? – переспросил Одинцов.

Его еще со студенческой скамьи учили, что первым делом надо разобраться в терминологии, а потом можно уже и по бабам.

– Странно ты громобой назвал. Револьвер, – покатал во рту незнакомое слово Шустрик, наслаждаясь звучанием.

– Так его называют в моем мире, – неосторожно сказал Сергей.

– Все-таки я не ошибся, ты иномирянин! – обрадовался Лех.

Одинцов скривился. Вот же дурак, проговорился.

– Тише ты, чего орешь. Остальным этого знать нельзя.

– Да, я нем как могила, – тут же побожился Лех. – А какой он, твой мир?

– Я тебе как-нибудь потом расскажу. Будешь, как сказку, слушать, – пообещал Серега, чувствуя, что Шустрик с него так просто не слезет. Сам на его месте устроил бы иномирному пришельцу допрос с пристрастием. Но на байки из двадцать первого века сейчас просто не было времени.

– Так все-таки что такое нены? – спросил он.

– Как бы тебе, чудак-человек, это объяснить. Нены – это разные вещички… – замялся Лех, подыскивая нужные слова, но тут же нашелся и закончил пояснение: – которыми торгуют магики.

Понятнее от этого не стало. Только, наоборот, запутаннее.

– Кто такие магики?

– Да я и сам толком не знаю. Они приходят с Железной Земли, куда чужих не пускают, и приносят с собой разные нены. Некоторые бессмысленные, а кое-какие очень даже полезны. Вот как, например, этот ре-во-ль-вер, – с трудом выговорил новое слово Шустрик.

– А как эти магики выглядят?

– Я-то сам их не видел. Но люди говорят, что морды у них страшные. Все сплошь черные от сложных рисунков. И рисунков этих множество.

Одинцов задумался. Вероятно, Лех говорил о сложных многочисленных татуировках, покрывающих лицо человека. Если Шустрик ничего не знает о ненах и о том, откуда они берутся, то уж магик должен знать обязательно. Значит, нужно во что бы то ни стало встретиться с этими магиками да со всем пристрастием их допросить.

– Где Железные Земли находятся? – спросил Сергей.

– А ты точно решил в наемники податься? – недоверчиво спросил Лех. – А то расспрашиваешь все, как заправский разыскник. Может, тебе в городскую стражу к князю Вестлавту попроситься, цены тебе не будет.

– Кончай зубы скалить. Так все же где эти Железные Земли?

– Как сам понимаешь, я там сам не был. Но знающие люди говорят, что где-то далеко на востоке, на границе с Великой Пустошью, куда ходят с караванами ристеры.

Похоже, Шустрик решил еще больше его запутать. Какая такая Пустошь? Какие ристеры? Вот же беда. Но расспрашивать сейчас про это не стал. И так от новых знаний голова пухнет, а удивлению нет границ. Надо новости дозировано получать, так лучше перевариваются.

– А где еще можно будет патронов прикупить? – спросил Серега.

Шустрик закатил глаза к небу, словно пытаясь там прочитать ответ, и выдал:

– Вероятно, в Краснограде они должны быть. Но ведь тут как повезет. Приходили недавно магики, значит где-нибудь на рынке у перекупщика можно найти. Давно не было их, то можно и не искать. Все кончилось.

– Сколько патроны стоят?

– Хороший вопрос. На эти деньги можно коляску с упряжью и лошадьми купить.

– Значит, дорого, – вздохнул Сергей.

– У тебя этих денег пока нет, – сообщил Лех, словно он и сам без него не знал.

– Будут, – твердо пообещал Одинцов.

Меж тем на поляне уже вовсю плясал костер. На импровизированный вертел был надет освежеванный кабанчик, и назначенный старшим коптильщиком молодой гладиатор вовсю крутил палку. Запах стоял изумительный. Одинцов с трудом сдерживал себя, чтобы не накинуться на вертел и не отодрать себе кусок полусырого мяса. Жрать сильно охота. Давно ничего не ел. А тут еще и бег на выносливость по пересеченной местности.

Вернулся Смотрящий, с невозмутимым видом плюхнулся на землю рядом с Одинцовым, сорвал травинку и сунул ее в рот, вегетарианец недоделанный.

– Что узнал?

– Карим народ мутит. Хочет от тебя избавиться, а заодно от меня и нашего любителя чужих карманов.

При этих словах Лех Шустрик поморщился, но промолчал.

– Потом предлагает уйти в леса и заняться разбоем. Он до Ристалища так и жил. Шайку его княжеские егеря всю положили. Пленили только его да Шмеля. Так что они старые соратники.

– И как народ?

– Людям разбой не очень по вкусу. Пощупать княжеских купцов раз-другой – это еще ничего, но вот чтобы постоянно… Слишком большая вероятность закончить жизнь на виселице. Согласись, смерть не из почетных. Да и тебя убивать они желанием не горят. Как-никак ты их со Дна вытащил.

При этих словах Лех состроил страдальческую физиономию. Мол, всю работу сам сделал, а слава другому досталась.

– До тебя случаев удачных побегов по пальцам пересчитать можно.

– И что они решили?

– Колин, Бобер, Драмин, Хорст тебя поддержат. Они обещали с охотниками поговорить. Остальные неизвестно. Как карта ляжет.

– Уже хлеб, – оценил Серега. – Пойдем-ка поедим, пока бунт на корабле не начался, а то боюсь, потом не до этого будет.

Одинцов поднялся с земли и направился к костру. Дорин и Шустрик последовали за ним.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю