290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Порочный отбор (СИ) » Текст книги (страница 8)
Порочный отбор (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 06:00

Текст книги "Порочный отбор (СИ)"


Автор книги: Алена Тарасенко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 20 страниц)

Глава 12

Послышались шаги. Вместо того, чтобы посмотреть, кто решил меня навестить, я закрыла глаза. Вроде как, не вижу опасности, и ее нет. Но слышно было хорошо. Еще я боялась, что, если буду наблюдать за посетителем, он это почувствует. Маги в это плане могут быть чувствительны.

В какой-то момент не удержалась и на несколько секунд открыла глаза. Увидела лишь мужские ботинки. Знакомые мужские ботинки. Джиантей? Удивилась. И уже хотела было дать понять, где нахожусь. Но вовремя осознала, что это не страж. К ботинкам прилагались ноги, обтянутые мужскими штанами из кожи диплока. Страж был одет совершенно иначе. Сомневаюсь, что он переодевается по несколько раз на день.

Вновь закрыла глаза. Постаралась ни о чем не думать. Не бояться. Страх тоже можно ощутить. Не шевелиться.

Звук шагов то стихал, то вновь заставлял мое сердце сжиматься. Услышала, как открылась ведущая в гардеробную дверь. Но там пусто, мои вещи все еще не распакованы и находятся в гостиной в чемоданах.

В спальне ничто не намекает на мое присутствие. Бутерброды я еще ранее запихнула в пространственный карман, чтобы запах мяса меня не выдал. Исключение – покрывало на кровати, от которого все еще пахло травами. И в какой-то момент незнакомец понял это. И я осознала, что звуки шагов приближаются. Открыла глаза и увидела все те же ноги, шагающие в мою сторону.

Неизвестный приближался. Я же затаила дыхание и вновь прикрыла глаза.

Затем что-то произошло. Шаги затихли, не доходя до кровати. И я услышала голос гостя:

– Бергис!

После чего он поспешил уйти. До меня донесся звук удаляющихся шагов и я поспешила открыть глаза. Дверь хлопнула, возвещая о том, что посетитель ушел. И в следующее мгновение посреди комнаты появились те же ботинки. Вот только отличие сразу бросалось в глаза. Предыдущий гость был более хрупкого телосложения.

– Леди Ева? – позвал меня Джиантей.

Его голос я сразу узнала. Но, все равно, боялась вылезать.

Но мужчина, казалось, сразу ощутил мое местонахождение. Подошел к кровати, и вот, его глаза уже смотрят на меня.

– Что вы там делаете? – спрашивает он.

– Прячусь, – отвечаю, оставаясь на месте.

Затем произношу, следя за тем, как мужчина протягивает мне руку, чтобы помочь выбраться, наверное.

– Здесь кто-то был. За несколько мгновений до вашего появления. Он ушел в гостиную.

И до того, как Джиан успел телепортироваться и оставить меня одну, я схватила за его за протянутую руку.

– Ну уж нет! – говорю, – Я и так напугана всем тем, что происходит вокруг. Вы не оставите меня сейчас одну и без ответов.

– Хорошо, – отвечает мужчина.

И в следующий момент я ощущаю, как мы вновь телепортируемся. Он нормальный? Если первые два раза я держалась на ногах после перемещений, то третий уж точно… О, вроде как, опять, хорошо все.

Оказались мы в кабинете главного стража. Там в тот момент находилось около двадцати мужчин в форме.

– С леди глаз не спускать. Отвечаете головой за ее безопасность. Дуг и Мерч со мной, все та же желтая гостиная, – произнес главный страж и вновь исчез у меня на глазах.

Я же осмотрелась по сторонам. Стражи тоже глядели в мою сторону.

– Добрый вечер! – произнесла я, глядя на мужчин.

Стражи поприветствовали меня, кто поклоном, кто лишь головой кивнул.

Странно, но я больше не боялась находиться в их обществе. Сегодня столько страхов испытала, реальных страхов, что надуманным просто не осталось места.

– Леди, как вы себя чувствуете? – поинтересовался один из них.

– Хорошо! Спасибо за беспокойство!

И в этот момент вспомнила, что в пространственном кармане лежит тарелка с бутербродами. Вроде как, там ничто не смешивается и не мешает друг другу, но я, все равно, решила перестраховаться.

Открыла сумку, достала тарелку и поставила ее на столик. Подумала и вытащила также флакон с успокоительным. Мне еще нужно выяснить, что здесь происходит.

Зелье выпила неразбавленным. И сразу же ощутила такое спокойствие, о котором сегодня и мечтать не смела. Потом перевела взгляд на следящих за каждым моим движением мужчин. И задала первый из волнующих меня вопросов.

– Моя сестра, леди Линария Тарагас. Где она?

– Сестер размещали в соседних комнатах, – ответил один из незнакомцев.

– Я хочу ее видеть. Убедиться, что с Линой все в порядке.

Страха не было, как и беспокойства. Зелье убрало все лишние эмоции.

– Это невозможно, леди.

Я не приняла этот ответ. И уже хотела настаивать, как вернулся Джиантей в компании двоих стражей.

– Моя сестра? – спросила, понимая, что того, кто посетил недавно мою комнату, не обнаружили.

– Всех спящих охраняют стражи. И больше никого не пытались навестить. Только вы, леди Ева, непонятно почему, вызываете сегодня интерес.

Правда? Странно это. Но радует, что Лина в безопасности. Вот только, в самом деле, почему я? Сначала лотирия, затем попытка отравления. Нежданный посетитель с неизвестными намерениями. Хотя, я ошиблась. Началось все с девушки, обнаруженной мною на границе с улицей Нежных Цветов. Девушки, о спасении которой я должна была забыть, поддавшись внушению главного стража.

– Потому сегодня вы останетесь в моем кабинете. Мне жаль, но это вопрос безопасности, – продолжил Джиантей.

Указал мне на кресло, которое я впоследствии заняла. Поинтересовался мои самочувствием. И предложил отдохнуть, пока он решает все безотлагательные вопросы.

Я не должна была слышать, о чем говорят стражи, и я не слышала, в отличии от ситуации с сестрой лорда Такерина и ее супругом.

Я сидела в стороне и думала о своем, пока до меня не донесся голос Джиана. Он вновь куда-то телепортировался и вернулся. Мало того, что я почувствовала возвращение мужчины, так я еще и слышала все, что он говорил. И это удивляло. Заставляло задуматься. В чем причина? Почему только его голос? Но благодаря этому я еще и выяснила некоторые подробности того, что происходит.

Вообще, оказалось, что ситуация у Джиантея под контролем. За всеми девушками следят, это раз. Их охраняют не только стражи, но еще и бестелесные. Кто это такие, я не знала. Могла только догадываться. Единственная проблемная претендентка – это я, как уже сообщил ранее главный страж. Почему? Понять никто не мог. И этот вопрос, я так поняла, обсуждали долго. Пока Джиан не произнес:

– Она иномирянка!

И, судя по лицам и жестам окружающих его стражей, одно это расставило все по своим местам. Если я иномирянка, то что? Я старалась не так часто смотреть в сторону мужчин, чтобы не вызвать подозрений. Но внимательно прислушивалась ко всему, что говорил лорд Такерин. Все это время я слышала только его голос.

– Нет, это невозможно.

– Она слабый маг.

– Зельевар.

– Нужно проверить.

– Нападения начались до появления леди Евы.

– Думаете, здесь что-то другое?

– Да, он вполне мог заиграться. Но Эрисантиль никогда никого не убивал.

– Тоже вариант.

– Это нужно обдумать.

– Когда прибыл принц?

– Свита?

– Сколько? Он опять решил усложнить нам задачу?

– Все трое? Это еще что за новости?

– Насколько все серьезно?

– Девицы будут в восторге. Вместо одного – три принца в поисках идеальной спутницы жизни.

– Знаете, мне иногда кажется, что это все – просто испытание для нас всех. Для столичной стражи, для принцев, претенденток на роль принцессы. Но не могу придумать, кто бы мог организовать что-то подобное.

– Согласен.

– И этот вариант стоит рассмотреть.

– Что с иномирянками? Какие идеи?

– Магини? Она слаба в этом вопросе. Едва до первого уровня дотягивает.

– Я лично проверил.

– Вполне возможно.

– Да, пошли Денисая, пусть узнает всю подноготную. Докладывать лично мне. Только мне!

– Нужно, чтобы никто из девушек и их родственников не узнал об этом.

– Она плохо поддается внушению. Придется вызвать Рииса.

– Можно и так. Он сможет контролировать эмоциональный фон леди Тарагас.

– Вы правы.

– Сюрпризы нам не нужны.

Глава 13

– Ева, сколько можно спать? Ты все самое интересное проспишь! – возмущалась Линария.

– Который час? – удивилась я тому, что дорогая сестрица соизволила проснуться раньше меня.

– Уже полдень! А ты еще в кровати. Что с тобой? Ты ведь ранее не реагировала подобным образом на телепортацию.

Судя по голосу, Лина начала волноваться. А, действительно, что со мной? Голова болит, не могу заставить себя открыть глаза.

– Лина, мой артефакт. Зелье…

В голове все путается. Странно и вовсе мне не свойственно. Я не часто могла похвастать плохим самочувствием. Особенно, в такой степени.

Благо, сестрица решила меня с утра порадовать своей сообразительностью и не только сумку з зельями подала, но и стакан воды.

Почему-то перед тем, как выпить такую желанную в этот момент жидкость, я принюхалась к воде. Все в порядке. Но какое-то беспокойство внутри меня не дает покоя. Вопрос не только в плохом самочувствии.

Достала два флакона с зельями. Одно должно было убрать боль, второе восстанавливает силы, также влияет на ауру, убирая последствия любой магии. Почему-то интуиция помогла мне выбрать именно этот флакон. А вот о причинах можно было только догадываться.

– Где мы? – поинтересовалась я, открывая глаза.

– На Отборе, конечно же! В замке герцога Бергиса. Но, говорят, самого герцога здесь нет. Жаль, я бы на него посмотрела. Старый герцог умер в прошлом году и оставил все свое имущество внебрачному сыну, представляешь?

Кивнула. Сестрицу вновь клюнула птица говорун, и она принялась болтать без умолку. Хорошо, что я выбрала зелья мгновенного действия. Так могла слушать Лину и не кривиться от боли.

– Ты спала целых два дня! Первый ладно, все здесь отсыпались. Но на второй день некоторые претендентки уже были на ногах. И столько всего узнали!

Линария в восторге. Глаза светятся, на щеках румянец, улыбка до ушей. Но слишком мечтательное выражение лица сестренки настораживает.

– Не поверишь, кого я встретила здесь!

Я же только начала понимать, что к чему. Вернее, я сразу поняла, что что-то не так. Но не придала этому значения. Отмахнулась, будто все в порядке.

– Лина!

Я пыталась сказать сестренке, чтобы она просто помолчала и позволила мне сосредоточиться. Понять, что не так.

– Здесь Рэм, Ева! Мой Рэмиар. Он сейчас – столичный страж, представляешь?! В этом замке стражи, почему-то, ответственны за безопасность.

Я слушаю сестру и понимаю, что все не так. Что-то упущено, потеряно. Будто стерто из памяти. А сестра все болтала, не умолкая ни на минуту.

– Он увидит, Ева! Я не забыла, как он исчез, даже не попрощавшись!

И эти слова я будто уже слышала, и не раз, к тому же. Но мы ранее не касались темы этого мужчины в разговорах с сестрой. Я знала, что Рэм был единственным, кто бросил Лину. И это та причина, почему она все еще не забыла его.

– Лина, тебе ничего не кажется странным? – поинтересовалась я у сестренки.

И тогда я увидела это. В глазах Линарии, в выражении ее лица. То же беспокойство, которое все это время, с самого момента пробуждения, ощущала и я.

– Это ведь глупо, правда? Но мне кажется, я чего-то не помню, – первой призналась сестра.

И мы с ней переглянулись, без слов понимая друг друга. Затем Линария начала смеяться, будто это она так меня разыграла. Я, вроде как, обидевшись, бросила в сестренку подушку. А потом и сама хохотала.

А на самом деле мы в это время общались знаками. Детская игра, которой я когда-то развлекала Лину. Мы смеялись и шутили, чтобы никто не понял, как обстоят дела на самом деле. У меня имеется зелье не только для стирания памяти, один флакон которого сейчас отсутствовал. Есть еще и такое, которое возвращало утерянные и скрытые воспоминания. Но, если все намного серьезнее, я могу приготовить даже восстанавливающее стертые воспоминания зелье. Это мой дар, моя особенность. Травы помогут мне решить любую проблему.

Но мы с Линой глазами договорились не спешить с этим. Если нас обеих заставили о чем-то забыть, то не стоит тотчас восстанавливать память. Вот сделать так, чтобы подобное больше не повторилось, вполне реально.

– Рассказывай, – произнесла я, обращаясь к сестренке.

– Мне здесь нравится, если не обращать внимания на некоторые нюансы, – начала сестра.

Нюансы – это, стало быть, потеря памяти?

– Здесь со вчерашнего дня находится Его Высочество принц Эрисантиль Лоунерид! – в восторге воскликнула сестренка.

Значит, жених, он же – ценный приз, уже порадовал девушек своим присутствием.

– И вы уже виделись? – поинтересовалась я.

– Наверное, – ответила Лина.

– Ты не уверена? – удивилась я.

Неужели и это забыла?

– Ева, здесь все ходят в масках. Все лорды. Претендентки, возмутившись, последовали мужскому примеру. Теперь, кого не встретишь в замке, возникает впечатление, что все на маскарад собрались. Девушки в шикарных бальных платьях, и это днем! Как же, вдруг принца встретят. И маски, на каждой встречной. Хорошо, если простые, без перьев и всего прочего.

– Не представляю, – ответила сестренке, начиная улыбаться.

– Отбор, – произнесла Линария, явно, веселясь.

– Так что там с принцем? – поинтересовалась я.

– Слушай, – ответила сестренка, вдруг начиная улыбаться так, словно без памяти влюбилась.

И мне очень не понравилось это выражение ее лица.

– Он был в маске, – начала Лина.

Я же чертыхнулась про себя. Просто всем своим существом ощутила, что вот это и есть начало огромнейших неприятностей. А шестое чувство меня ни разу не подводило.

– Только не говори, что…

Хотела поинтересоваться, не проверила ли, случайно, Лина, хорошо ли целуется Его Высочество. Сестренка и не на такое способна! Хорошо, что лорд Тарагас потребовал с дочери клятву беречь себя до брака. Иначе не представляю, как бы мы с Линой справились. Она легко увлекается. Но одно дело – наши местные красавцы. Дома все проще. Все в курсе, что позволено, а за что вполне можно головы лишиться. С лордом Тарагас шутки плохи. Он человек действия.

Здесь же абсолютно иная ситуация. Но спросить нет возможности. Если нас прослушивают, что вполне возможно, то некоторые вопросы не стоит произносить вслух.

– У тебя есть розовая помада? Моя стерлась, – произнесла сестренка, намекая на нашего маленького помощника. Одно интересное зелье, которое мы маскировали, как помаду для губ.

Дело вот в чем. У Лины совершенная память. В ее архивах скрыто столько различной информации, что и представить сложно. Но сестренка не любит, как бы правильнее выразиться? Не любит Лина особо напрягать мозг. А экзамены у нас сложные бывали. Я не помнила что-то, но могла быстро найти решение, если Линария напоминала мне теорию. Так и появилось зелье, дающее нам возможность мысленно общаться друг с другом. Совместными усилиями мы сдавали экзамены по истории, например. Начальная теория магии – это, вообще, ужас!

Так что мы могли мысленно общаться, воспользовавшись розовой помадой. Пока накрасили губы, пару раз слизали зелье. И оно, как бы, включало мысленную связь между нами. Одно плохо, обычно действие зелья было не столь продолжительным, как нам того бы хотелось. Час или два, не дольше этого.

Но сейчас, когда я не понимаю, что, вообще, происходит, этот час очень важен. Мы сможем обсудить все, не опасаясь быть подслушанными.

Я протянула Лине помаду, затем и сама воспользовалась ею. И произнесла вслух:

– Знаешь, что-то мне нехорошо. Полежу еще, пожалуй. А потом ты мне расскажешь, что здесь происходило, пока я отдыхала.

Сестренка сделала вид, что обиделась на меня.

– Ну, как знаешь! – воскликнула она, выпячивая губы, как обиженное дитя.

– Но, так уж и быть, я посижу рядом с тобой, здесь, в кресле. Ты обычно не болеешь, Ева. Так что я начинаю волноваться.

И я сделала вид, что решила еще поспать. Легла на бок и отвернулась спиной к Линарии. Услышала, как сестренка вышла в гостиную и вернулась несколько минут спустя.

А далее началось наше мысленное общение. У нас было не больше часа-двух для того, чтобы все обсудить.

– Взяла книгу. Буду делать вид, что читаю, – произнесла Лина.

– Не забывай страницы переворачивать, – напомнила я.

Был уже случай. Один из учителей сетовал лорду Тарагасу на то, что его дочь за два часа занятия прочитала всего несколько страниц «Истории соседних королевств». А все то время, что должны были читать, мы мысленно обсуждали планы на ближайшее будущее. Тогда нам как раз позволили путешествовать. Но с охраной и в сопровождении одной ворчливой родственницы.

– Не забуду. У меня память совершенная! – возмутилась сестрица.

– Еще бы ты ею пользовалась, – ответила я, все еще надеясь, что однажды Линария, все же, включит мозг и приятно меня удивит.

– Не ворчи! Я влюбилась, чтоб ты знала! – радостно произнесла сестренка.

И на несколько мгновений я ощутила те чувства, которые в этот момент испытывала Лина.

– Это пятая твоя влюбленность за год? Или седьмая? – я сделала вид, что не помню.

– В этот раз все по-настоящему! – поспешила заверить Лина.

И я напряглась. Слишком много уверенности было в этой фразе. И еще, до меня, наконец, дошло, что не давало покоя в чувствах сидящей в кресле девушки.

Восхищение. Это раз. Обожание – два. Никогда, ни один мужчина не вызывал у нее подобной силы эмоций. Лина всегда была эгоисткой. И восхищалась она только собой. И чтобы вдруг эта девица так резко изменилась?

– Влюбилась в незнакомца в маске? – поинтересовалась я.

– Это был Эрисантиль Лоунерид. Уверена в этом!

Да, сестрица, если что-то вобьет себе в голову, переубедить ее и пытаться не стоит.

– И как ты поняла, что это наш жених?

Я специально намекнула Лине, что она здесь не единственная претендентка на Его Высочество. Есть еще две сотни таких же леди, жаждущих заполучить столь ценный приз.

Кстати, а мне об этом откуда известно?

Хорошо, что Линария улавливает только те мысли, которые я ей посылаю.

– Он – само совершенство!

И вновь этот необъяснимый восторг.

– Лина, ты что-то пила?

Было однажды дело. Сестрица напилась на балу. И клялась мне, что влюблена в лорда Бериджера, нашего соседа и жениха собственной кузины. Когда я поинтересовалась, почему она в этом так уверена, сестренка призналась, что готова лицо расцарапать кузине за то, что она выйдет замуж раньше самой Лины. Где здесь любовь? Вот и я не поняла.

Так что с Линой все нужно перепроверять. Сначала на влияние алкоголя. Затем и другие варианты следовало рассмотреть.

– Нет, я не пила – возмутилась сестрица.

– Хорошо. Тогда давай обсудим все с самого начала. Я помню, мы были дома. Собрали вещи. Твой отец подарил мне сумку-артефакт. И мы должны были выезжать. На этом все. Проснулась от твоего голоса в незнакомой спальне. И ты говоришь, что мы на Отборе.

Кстати, я не помню, как мы сюда попали.

Сестрица молчит в ответ.

– Лина?

– И я не помню. Знаю, что мы выехали из дома и на следующий день оказались здесь. Потом спали, так как после телепортации нам стало плохо. И вполне возможно, что мы чего-то не помним. Но ранее такого не бывало.

– Да, вполне можно списать потерю памяти на последствия телепортации, – согласилась я.

– Но ты сомневаешься, – поняла сестренка.

– Что-то не так. Чувствую, а объяснить не могу, – ответила я, не скрывая.

Затем спросила:

– Что дальше было? Когда ты очнулась?

– О, Ева! Это было так неожиданно, но очень приятно! Я проснулась от поцелуя, – радостно поведала мне сестра.

Чертыхнулась я так, чтобы эта мысль не донеслась до Лины. Да, мне уже очень нравится этот Отбор!

– И кто же тебя разбудил столь удивительным способом? – полюбопытствовала я.

– А ты как думаешь? Везде охрана. Кто бы пустил в спальню леди постороннего мужчину? Это был Эрисантиль Лоунерид!

Логика сестры давно уже не вызывает удивления.

– Лина, принц – не единственный мужчина в этом замке. Если он здесь, то, уверена, прибыл со свитой. А правила мы вместе читали. Помнишь подписанный нами контракт?!

На память сестрица никогда не жаловалась. И, подстегиваемая моими намеками, видимо, принялась восстанавливать в памяти тот самый документ.

– Вот же лысый тролль! – выругалась сестра, до которой, видимо, хоть что-то начало доходить.

– Не один десяток лысых троллей! – поддержала я.

– Так нечестно! – возмутилась Лина.

– Интересно, а чего ты ожидала? Милая, при дворе о честности можно только мечтать. Помнишь книги, которые я тебе читала?

– Это все выдуманные истории, – не согласилась со мной сестра.

– Верно. Вот только в жизни все намного печальнее. И жестче. Лина, думаешь, Эрисантиль увидел твою неописуемую красоту и что?!

– И голову потерял, – ответила она.

– Вполне возможно. Вот только, где гарантия, что он потерял голову от любви, а не от страсти?

Молчание сестрицы я восприняла, как хороший знак. Значит, она хоть немного задумалась над тем, о чем мы говорили.

– Лина, помнишь данное отцу обещание? Никаких интимных отношений до брака, – решила напомнить я девушке о том, что волновало меня больше всего.

– Достали! – пришел мысленный посыл от сестрицы.

– Понимаю, – ответила я девушке.

И я, действительно, понимала. Линария – очень эмоциональная девушка. Ей сложно сдерживать свои порывы. Она кричит, когда хочется. Смеется от души. Когда она искренне улыбается, все вокруг, даже сами того не желая, подхватывают эту улыбку, сами начинают радоваться непонятно чему. Не раз я была свидетелем чего-то в этом роде.

– Я думала, здесь все будет иначе, – надулась Лина.

– Ты права, – ответила я, – Здесь все иначе. Нет отца, который за всем проследит. Теперь ты сама отвечаешь за свои действия и поступки.

– До общения с тобой я радовалась, – сказала Линария, – А сейчас мне хочется разбить парочку сервизов.

– А мне хочется сбежать отсюда, – призналась откровенно.

– Почему? – удивилась Лина.

– Предчувствие плохое, – ответила, понимая, что это, действительно, так и есть.

– Но ты ведь останешься со мной? – теперь в голосе сестрицы явно звучало беспокойство.

И растерянность. Линария боится остаться одна.

– Конечно! Я с тобой, Лина! Что бы не случилось, а одну я тебя здесь не оставлю, – пообещала я, желая успокоить сестру.

– Ева, а что, если это был не он? Не принц?

Наконец-то сестрица начинает думать головой.

– Ничего, кроме прикосновения губ, не было? – спросила я.

– Нет. Я проснулась и поняла, что меня целуют. Несколько мгновений позволила себе насладиться моментом, а потом отстранилась и выгнала его, кем бы он ни был. Я думала, это принц решил познакомиться.

– Лина, с таким же успехом это мог быть любой придворный. В свите Эрисантиля не один десяток холостых мужчин. Отбор, как тебе известно, устраивают только официально для принца. Выбор могут сделать также и его друзья.

– Я слышала, в замок прибыл святой отец из Обители Богов. Девушки шептались, что так каждый отбор начинается.

– Вспомни договор. Об этом шла речь. Если, по воле богов, кто-то из претенденток и мужчин со свиты принца составит пару, они смогут соединиться перед представителями богов. Что-то в этом роде, дословно не помню.

Лина вновь задумалась.

– Нас легко одурачить, сестренка. Мы не встречались с Его Высочеством. А магия? Иллюзии способны ввести в заблуждение любого. Хочешь рискнуть? Или, все же, дождешься официального представления?

Вновь молчит. Неужели действие зелья закончилось? Но нет, Линария, все же, ответила:

– Терпеть не могу ждать!

И в этом ответе было то, чего я хотела. Лина осознала, хоть немного, чем чреваты бездумные поступки. Нужно, хотя бы, осмотреться и понять, что происходит. Куда мы попали, в конце концов.

– Значит, маски для нас пока опасны? – поинтересовалась девушка.

– Для нас сейчас все опасны, не только маски. Думай, прежде, чем что-то сказать. Не откровенничай ни с кем. Удар в спину – это то, чего здесь следует опасаться. Думаешь, так просто нас обеих лишили части воспоминаний?

Лина задумалась. А потом вновь удивила меня:

– Кажется, ты выдумываешь, Ева! Зачем кому-то лишать нас памяти? Вполне возможно, это побочный эффект одного из твоих зелий.

Она это серьезно?! Действительно?!

– Я хочу стать принцессой! И это то, ради чего мы здесь. Опасаться? И не подумаю! Я – леди Линария Тиана Тарагас. И пусть меня боятся, а не наоборот!

Я перестала делать вид, что сплю. Только начало казаться, что сестренка поняла. Что мне не нужно ходить за ней по пятам, чтобы Лина не натворила глупостей. Так нет же! Что на нее нашло? Или я была излишне откровенной? Нужно было не спешить? Донести все то же, но как-то мягче?

– Лина, ты страницы переворачиваешь? – напомнила я, чтобы отвлечь сестру от негативных переживаний.

– Забыла! – фыркнув, ответила мне сестра. И, действительно, перевернула страницу.

И мы с ней в этот момент обе мысленно начали смеяться.

– Да я отличу принца от обычного мужчины на раз, – призналась сестра.

– Думаешь? – решила не высказывать сомнение.

А, может, Линария способна удивить меня хоть в этом.

– Уверена. У Эрисантиля глаза синие, яркие, необычные. У поцеловавшего меня незнакомца такие же были, – произнесла сестра таким тоном, будто одержала победу надо мной и очень этому рада.

В ответ я передала Лине картинку одного из моих зелий. Я использовала его, когда приходилось сильно напрягать зрение. Так вот, у этого зелья выявился очень интересный побочный эффект – синие глаза.

– Опять ты все портишь! – возмутилась Линария после того, как мысленно пересмотрела транслируемые мною картинки. Это требовало от меня определенной сосредоточенности.

– О чем ты? – удивилась я.

– Ты всегда права! Все умеешь! Везде разберешься! Все знаешь! Надоело! Я хочу сама все решать!!!

И сестренка, швырнув книгу на пол, вылетела из комнаты. Что не так? Я только пыталась предостеречь дуреху. Сама бы не отказалась от подобной помощи со стороны кого-то, кто понимает в сложившейся ситуации больше меня. Я очнулась без воспоминаний о двух днях. Сорок восемь часов минимум стерты из моей памяти. Хорошо, сутки я спала. А еще двадцать четыре часа?

От Линарии толка мало. Не так уж и много стоящей информации я от нее получила. Только еще больше беспокойства.

Пришлось подниматься. Приняла душ. Мои вещи обнаружились в гардеробной. Все развешено и разложено по полочкам. Слуги хорошо постарались. Вот только неприятно, что кто-то находился здесь, пока я спала.

А потом меня ожидал еще один сюрприз. Мои наряды. Это, действительно, мои платья. Но какие?! Отобраны самые откровенные. Ни одного платья без глубокого декольте. Все то, что так нравится Лине. Такое впечатление, что это она собирала мне чемодан.

Но выбора не было. Пришлось одевать то, что имелось в наличии. Как это случилось? Еще один вопрос без ответа.

Выбрала самое скромное платье. Относительно моих обычных нарядов оно было слишком ярким. Алый шелк, бросающийся в глаза. Но это платье было единственным с относительно скромным декольте.

– Лина! – произнесла я недовольно, понимая, что очень зла на сестру.

Сначала она просит не выделяться. Затем, уверена, это была ее идея с моим багажом.

Посмотрела на себя в зеркало. И как в таком наряде можно остаться незаметной? А другие, более спокойных оттенков платья, я сразу забраковала. Светить оголенной наполовину грудью в мои планы, определенно, не входило.

Вышла из спальни и оказалась в красивой, радующей глаз, гостиной. Желтый цвет – мой любимый. Но осматриваться не стала. Были дела намного важнее. Следовало выяснить, что здесь происходит.

Открыла дверь и влилась в поток следующих на обед, судя по разговорам, девушек. Сестренка, интересно, уже ушла?

Первое, что меня удивило, это то, что Лина оказалась права. Половина претенденток красовалась в нарядных платьях. В таких на бал или торжественный ужин можно было явиться. Но простой обед, пусть даже в обществе Его Высочества?!

Второе – маски. Куда ни глянь, все скрывают лица. Одна я не подумала о столь необходимом, видимо, аксессуаре. Что же, так тому и быть. Идти к Линарии за маской желания не было. Она сейчас злится из-за того, что происходит. А срывать злость на мне я ей не позволю. Хватит, высказалась уже.

И третье – это то, о чем мне говорила сестрица перед отбытием в столицу. Глубина декольте. Практически все девушки выставили свои прелести на обозрение, почти не оставляя места фантазии. Ткань едва прикрывала соски. А если кто-то решит наклониться, например, чтобы дотянуться до соли. Мало ли? Стыдно не будет?

Черт! Эта мысль заставила меня остановиться. И я направилась к соседней с моей комнате. Откуда-то знала, что Лина там.

Постучала в дверь и увидела сестрицу. Лина открыла и сразу же посторонилась, предлагая мне войти. Увидев ее, я тотчас забыла обо всех тревогах.

– Лина, ты чудо! – произнесла, обнимая девушку.

Глупышка или нет, но иногда Линария намного сообразительнее, чем можно было бы подумать. Изысканное, дорогое, очень красивое, но повседневное платье. Именно то, что нужно! Никаких пышных юбок и шлейфов, что я заметила у некоторых конкурсанток. Декольте тоже более скромное, что радует.

– Маски берем? – спрашивает сестра.

Она уже остыла и не сердится. Я тоже больше не злюсь. И это хорошо, так как мы должны держаться вместе.

– У тебя кружевные были. Захватила? – поинтересовалась я.

– Конечно! Это же твой подарок, – ответила Лина, уходя в гардеробную.

Это не было странно. Мы иногда ссорились. Линария загоралась и могла наговорить много чего. Но она быстро потом успокаивалась. Обычно это даже помогало нам лучше понять друг друга.

И вот, мы, как и все, в масках вышли из комнаты Лины. Сестрица улыбалась, у меня тоже настроение стало намного лучше. Вот только удивило, что в мою дверь кто-то стучал.

Мужчина без маски. Именно это было первым, что бросалось в глаза. Если верить Лине, здесь таких не встретить.

Явно не слуга. Одежда напоминает форму. Но выбиваются из общей картины ботинки, похожие на те, за которые лорд Тарагас отдал сумасшедшие деньги. Да и есть что-то такое в этом незнакомце.

– Ева? Пойдем? – окликнула меня сестра.

И в этот момент мужчина обернулся в нашу стороны. И, когда наши взгляды встретились, я вдруг почувствовала нечто странное.

Притягательная опасность. Именно этой фразой я могла описать незнакомца в тот момент.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю