332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Zetta » Сильнее всех преград (СИ) » Текст книги (страница 1)
Сильнее всех преград (СИ)
  • Текст добавлен: 18 мая 2017, 16:00

Текст книги "Сильнее всех преград (СИ)"


Автор книги: Zetta






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 30 страниц)

Новинки и продолжение на сайте библиотеки https://www.litmir.me

====== 1. Встреча ======

Скажи мне, почему всю жизнь

Я пробираюсь на ощупь, стою на грани?

Слишком много мостов сгорело,

Слишком много лжи я слышал...

У меня была жизнь, но я не могу её повторить,

Ведь ничего нельзя вернуть.

Я знаю: у меня нет времени даже сгореть...

The Rasmus – “Time to burn”

В это пасмурное утро последнего дня рождественских каникул Астория Гринграсс бодро шагала по платформе 9 и 3/4 в сопровождении отца и старшей сестры. Повсюду лежал снег, грязный и мокрый, а падающий с неба дождь ещё больше превращал его в сито. Но на лицах и одежде волшебников не было ни одной капли – отец заклинанием создал невидимую крышу, которой вполне хватало на троих. Мама сегодня не смогла пойти с ними, поскольку в данный момент по другую сторону кирпичной стены провожала с обычного вокзала гостивших у них на Рождество друзей-маглов.

– Ну ладно, хорошие мои, – вздохнул Мэтью Гринграсс, когда они подошли к вагону, и заправил за ухо младшей дочери выбившуюся прядь волос, – будьте там умницами. У тебя скоро сдача СОВ, Астория.

– Да, я помню, – улыбнулась та; забота отца всегда была ей приятна.

– Не беспокойся, пап, она сдаст, – вмешалась Дафна. – Я же сдала в прошлом году. Там всё далеко не так страшно, как кажется.

– Всё равно, обещайте мне заниматься, – настаивал отец. – И не только в ночь перед экзаменом.

– Торжественно обещаю, – засмеялась Астория, представив себе такие «занятия» с Джинни Уизли. Любое рвение подруг уделить наконец должное внимание учёбе заканчивалось болтовнёй и обсуждением гриффиндорских мальчишек. Дафна понимающе хихикнула.

Мэтью поставил чемоданы на верхнюю ступень и, обернувшись, с напускной строгостью посмотрел в искрящиеся задором синие глаза Астории. Та, заметив, что отец качает головой, хитро прищурилась:

– Не веришь, пап?

– Конечно, верю! – улыбнулся Мэтью. – Ладно, всё будет хорошо. За исключением того, что мы с мамой будем скучать. Удачи вам, мои дорогие, – он поцеловал дочерей в лоб и помог им подняться.

Хогвартс-Экспресс протяжно загудел и тронулся. Платформу вместе с провожающими заволокло паром. Мэтью не отрывал глаз от поезда, пока тот не скрылся из поля зрения. Тогда он достал обычный зонтик и пошёл под проливным дождём по направлению к стене между девятой и десятой платформой.

Не успели сёстры пройти в первый вагон, как на них налетела Пэнси Паркинсон.

– Дафна, ну наконец-то! Идём скорее сюда! Привет, Асти, как дела? Я заберу её у тебя, ладно? Твои, – тут она не удержалась, чтобы не скорчить гримаску, – вроде во втором вагоне.

– Спасибо, Пэнси. Только прошу, не называй меня “Асти”.

– Да ладно тебе! – Пэнси была полна энтузиазма.

– На платформе увидимся, хорошо? – сказала Дафна и ушла, увлекаемая Паркинсон.

Астория потащила чемодан по вагонам, заглядывая в каждое купе в поисках Джинни. Безуспешно проверив три вагона, в том числе и тот, о котором говорила Пэнси, она остановилась в тамбуре у окна, чтобы передохнуть. Ритмично и чётко стучали колёса, «снегодождь» барабанил в стекло, и Астория даже не заметила, что в тамбур кто-то вошёл. Она задумчиво рисовала не понятные ей самой узоры на запотевшем стекле, как вдруг сзади раздался тихий, но от того не менее неожиданный голос:

– Какого чёрта я должен...

Астория вздрогнула и быстро обернулась. Перед ней стоял Драко Малфой, однокурсник Дафны, о котором она не рассказывала почти ничего, а Джинни рассказывала много чего нехорошего. Отряд Дамблдора подозревал его в проклятии Кэти Белл, охотницы гриффиндорской команды по квиддичу: бедная Кэти уже третий месяц лежала в больнице святого Мунго.

Высокий, подтянутый, Малфой был весь в чёрном, отчего его светлые волосы казались слишком яркими и не соответствующими одежде. Заметив Асторию, он метнул на неё быстрый взгляд серых глаз, чем заставил её внезапно для себя самой смутиться. Она не была знакома с Малфоем лично, а он, видимо, не знал её даже в лицо, поскольку напряжённо, но вежливо сказал:

– Извини, не сразу тебя увидел.

Астория удивилась такой странной учтивости с его стороны, но решила не искать подтверждений образу двуличного и лицемерного подлеца, который создался у неё в голове со слов Джинни. Он уже было схватился за ручку двери, ведущей в вагон, но она его опередила:

– Драко, я ухожу.

Он озадаченно посмотрел на неё.

– Ты меня знаешь? Странно. Я ведь не так известен в мире магии, как некоторые. – Тут Малфой скривился. Весь его вид говорил о том, что он чем-то встревожен и хочет как можно скорее остаться наедине с собой. Потерев лоб и словно восстановив нить разговора, он добавил с неожиданной требовательностью: – Наверное, ты не с шестого курса. Как тебя зовут?

– Астория. Я на пятом.

– Что ж... ясно, – кивнул он без малейшего намёка на улыбку и, открыв дверь, противоположную той, в которую вошёл, первым покинул тамбур.

Астория пожала плечами. Что это вообще было? Но не успела она как следует поразмыслить над их малосодержательным разговором, как вдруг на неё налетел огненно-рыжий вихрь.

– Слава Мерлину! Я уже хотела искать тебя по Карте мародёров! – воскликнула Джинни, обняв подругу. – Ты что так долго?

– Чемодан тяжёлый, – Астория махнула рукой в сторону своих вещей и шутливо вздохнула: – Я тоже долго не могла тебя найти и совершенно выбилась из сил.

– Ладно, пойдём! Мы там с ребятами набрали всяких сладостей!

Войдя вслед за Джинни в одно из ближайших купе, Астория уселась рядом с Гермионой, которая в знак приветствия предложила ей волшебного чаю.

– О боже, – засмеялась Астория, – как мило! Я уже и забыла за каникулы, что такое волшебство.

– Разве твой отец не пользуется им... так сказать, в бытовых целях? – спросила Гермиона.

– Не очень часто. Он не хочет стеснять маму.

– Понимаю.

– Ой, а вот у меня дома колдуют все кому не лень! – воскликнула Джинни, плюхаясь на сиденье напротив. – Особенно Фред с Джорджем. Теперь они совершеннолетние и творят что хотят! Они и раньше-то особой покладистостью не отличались, а сейчас...

– Да ладно тебе, – пробурчал Рон, шумно втиснувшийся в купе вслед за Гарри. Оба поздоровались с Асторией, и Рон продолжил: – Зато папа всё время назначает кого-либо ответственным за тебя, Джинни. Меня вот чаще всех.

Гермиона ущипнула его за бок, отчего Рон заёрзал на сиденье, как ужаленный. Астория рассмеялась, глядя на этих двоих и держа в руках чашку с горячим чаем, по мере остывания меняющим аромат, а потом посмотрела в окно.

Поезд мчался через заснеженные и словно поникшие от влаги поля, и казалось, что скользкие от дождя рельсы только помогают ему ускорить ход. Астория размышляла о родителях, о том, как это сложно, когда в семье кто-то не волшебник. Хотя взять, к примеру, Гермиону – у неё в семье именно она составляет исключение. И, тем не менее, живёт себе и радуется. Тем более, когда есть такие друзья.

Астория улыбнулась своим мыслям. Джинни тоже была отличным другом – преданным и отзывчивым. Они сблизились в прошлом году, благодаря Отряду Дамблдора. Там вообще все ребята замечательные. И Астория очень гордилась, что была одной из них. Жаль, Дафне нельзя было тоже стать членом Отряда. Помимо того, что она была слизеринкой, ещё и тесно общалась с Паркинсон, которая, насколько известно было членам ОД, поставляла Малфою, одному из главных недругов Отряда, любую компрометирующую информацию, какую только могла добыть. Астория, само собой, по возможности старалась с Пэнси не пересекаться, и это не составляло особого труда – разные факультеты, разные курсы. Если им с Дафной нужно было увидеться, они договаривались заранее с помощью записок и приходили на встречу в одиночку. Астории сложно было представить себе такую компанию: она, Дафна, Джинни и Пэнси. Две последние явно недолюбливали друг друга. И почему шляпа распределила их с сестрой на разные факультеты? На такие разные.

Внезапно Астория поймала себя на том, что её мысли плавно перетекли к другому объекту.

Малфой. Этот взгляд... Со стальным отблеском, настолько холодный, что казалось, будто в его глазах застыл лёд. Почему она раньше не обращала на него внимания? И Дафна почти не говорила о нём... Хотя Пэнси, насколько помнилось, трещала о Малфое постоянно.

– Эй, о чём задумалась? – Джинни ткнула подругу в плечо. – Пойдём к нашим? Я обещала Колину, что приведу тебя с минуты на минуту.

– Да... идём, – Астория тряхнула головой, отгоняя прочь непрошеные мысли. – Спасибо за угощение, – поблагодарила она Гермиону и вслед за Джинни скрылась в глубине вагона.

Спустя несколько часов поезд подъехал к станции Хогсмид. Здесь дождём и не пахло: землю величественно покрывал пышный слой снега и чувствовался мороз. В поезде как обычно началась суета, несмотря на то, что народу после рождественских каникул возвращалось гораздо меньше, чем после летних. Астория и Джинни нарочно вышли из вагона одними из последних, чтобы избежать толпы. Платформа действительно почти опустела. Гарри, Рон и Гермиона уже ушли; Дафну, похоже, утащила Пэнси. Вдруг от фонарного столба отделилась чья-то тень и неслышно скользнула навстречу подругам.

– Дин, балбесина, зачем так пугать?! – воскликнула Джинни, убирая только что выставленную палочку в карман.

– Брось, ты чего? – расплылся в улыбке Дин Томас, обнимая Джинни за талию. На каникулы он оставался в Хогвартсе и, видимо, решил встретить свою девушку прямо на платформе. – Я вообще-то соскучился. Астория, ты не возражаешь, если я...

– Нет, – весело ответила та, всё поняв. – Идите, я вас догоню.

Джинни одними губами произнесла «Спасибо», и они с Дином двинулись вперёд, к школе, крепко держась за руки.

Астория шла по дорожке, протоптанной ранее ушедшими учениками, опустив голову и вглядываясь в следы. Чемодан на колёсиках катился рядом сам по себе – здесь, на территории школы и деревушки Хогсмид магия была разрешена. Но вдруг он неожиданно, сам по себе, взмыл в воздух. Астория подняла глаза, потом посмотрела на свою палочку. В этот же момент кто-то подошёл сзади:

– Так ведь удобнее, правда? Когда он летит, то не издаёт шума.

– Ты меня преследуешь? – Астория, не оборачиваясь, узнала голос Драко. Почему-то его присутствие заставило её волноваться.

– Да больно надо, – в своей манере хмыкнул он, поравнявшись с ней. Теперь они шли нога в ногу. – Я нарочно ждал, пока все уйдут: хотел прогуляться до школы в одиночестве.

– Но тут тебе подвернулась нежданная спутница, – фыркнула Астория.

– Ничего не поделаешь, – притворно вздохнул Малфой. – Кстати, может, ты расскажешь, откуда меня знаешь?

– Да что тут рассказывать... С тобой учится моя сестра, Дафна Гринграсс.

– Не знал, что у Дафны есть младшая сестра, – без тени удивления произнёс он. Его лицо не выражало никаких эмоций, лишь сосредоточенный взгляд избегал взгляда Астории. Это цепляло её, хотя она ещё не до конца осознавала это. – Впрочем, мы с ней мало общаемся. Ничего неожиданного.

– Да нет, напротив, это довольно неожиданно. У вас ведь есть связующее звено по имени Пэнси Паркинсон.

– Никакое она не звено.

– Вы же вроде встречаетесь, – сказала Астория, внезапно понимая, что не очень-то хочет слышать ответ.

– С чего ты взяла? Ну, пригласил я её раз на Святочный бал, так что с того? И вообще, хватит обо мне, – решительно сказал Драко, но вдруг остановился на полуслове.

– Что такое? – настороженно спросила Астория. Малфой приложил палец к губам. Оба застыли посреди пустой заснеженной аллеи, прислушиваясь.

В этот момент из-за низкого ельника, что рос по обочине тропинки, раздались чьи-то вопли.

– Аааа! Мне же больно, перестань! Аааааа!

Астория узнала голос своего однокурсника Колина Криви и машинально рванулась вперёд. Но Драко опередил её, стремительно трансгрессировав к тому месту, откуда доносились крики. Астория кое-как пробралась сквозь ельник и вышла на поляну, где происходило всё действо.

Колин Криви висел вниз головой, поднятый в воздух за лодыжку. Винсент Крэбб водил своей палочкой вдоль тела Колина, не касаясь его, но тот вопил так, будто его резали острым кинжалом.

– Экспеллиармус! Опять обижаем слабых, да, Крэбб? – Драко выбил палочку из рук громилы и повернулся к Астории: – Помоги гриффиндорцу. Нам надо отойти.

Он потянул Крэбба за собой в чащу, невзирая на его бурчание, в котором Астория расслышала только “наказать грязнокровку” “суёт нос не в свои дела”.

– Финита! – Астория вернула Колина на землю и присела на корточки рядом, трогая его лоб. – Бедняга, как это тебя угораздило?

– Я отстал от ребят, а тут этот... Налетел на меня, подвесил вниз головой, свинья этакая! Ненавижу слизеринцев, – подвёл черту Колин, потирая затёкшую шею.

– Успокойся, – прервала его возмущения Астория. – Почему ты не защищался? Гарри зря нас что ли учил в прошлом году?

– Моя палочка где-то на дне сумки.

– Эх, ты! В такие времена нужно всегда носить палочку под рукой!

– Да, ты права, – буркнул Колин, а потом поднял изумлённые глаза на Асторию: – А это Малфой Крэбба утащил, или у меня совсем крыша поехала?

– Да, это он, – растерянно ответила та.

– Не похоже на него. Я бы скорее поверил, что он присоединится к своему телохранителю.

– Ладно, пойдём. Наверняка нас уже потеряли, – прервала его Астория, почему-то не желая слышать ничего плохого об этом загадочном слизеринце. Они с Колином поднялись и пошли в сторону школы. Асторию мучило любопытство; ей хотелось узнать, что Драко высказал Крэббу, но она заставляла себя идти вперёд, время от времени оглядываясь на ельник, пока тот не скрылся из виду.

Прошло несколько дней. Астория углубилась в учёбу, проводя все вечера в библиотеке или гостиной Гриффиндора с Джинни, когда та не была занята своим ухажёром. Слизнорт на следующую среду задал большой свиток по бодроперцовому зелью, а Трелони – попрактиковать к понедельнику какое-то не то гадание, не то предсказание, поэтому дел хватало.

В субботу был квиддич. Астория так отчаянно болела за свой факультет, стараясь перекричать пуффендуйских болельщиков, что посадила голос. Полумна, кстати, отлично дебютировавшая на посту комментатора, попыталась исправить эту досадную ситуацию с помощью заклятия Сонорус, увеличивающего громкость голоса, но это почти ничего не дало. Можно было обратиться к Гермионе, но та была все выходные чем-то расстроена, и Астория не стала её тревожить. Идти к мадам Помфри тоже не хотелось: она вообще старательно избегала больничное крыло и потому весь субботний вечер пыталась лечиться простыми магловскими способами, а в воскресенье после обеда от безысходности пошла в библиотеку писать доклад для Слизнорта.

Прочитав о бодроперцовом зелье, Астория изумилась: это же как раз то, что нужно! «Подобно противопростудной микстуре. Резко согревающее зелье. Отлично! Это вернёт мне голос», – подумала она и начала строчить, одновременно запоминая все ингредиенты и размышляя, где их достать.

Закончив свиток около девяти вечера, Астория, потирая уставшие глаза, пошла прямиком в гостиную Гриффиндора, но, проходя мимо большого стрельчатого окна высотою почти во всю стену, невольно замерла на месте. Снег порхал красивыми большими хлопьями, которые бесшумно ложились на землю, а потом и друг на друга, создавая ковёр с причудливым узором. Астории захотелось ближе увидеть эту картину, и она быстро поднялась на восьмой этаж, откуда с балкона открывался ещё более чудесный вид. Она стояла как заворожённая, на её тёмные волосы падали белые снежинки, быстро тая и растворяясь в них. На улице было темно, и лишь свет из окон Хогвартса не давал школьному двору погрузиться в полный мрак. Луны видно не было, снежные тучи заволокли всё небо.

– Как красиво... – прошептала Астория. Она могла бесконечно стоять и любоваться великолепием природы, но бой часов, возвестивших о том, что уже половина десятого, заставил её оторваться от этого зрелища. Воодушевлённая увиденным, а также тем, что нашла способ излечивания горла, она вприпрыжку побежала по коридору восьмого этажа, напевая про себя какую-то песенку, пока чуть нос к носу не столкнулась с Малфоем, взявшимся словно из ниоткуда.

– Почему ты так поздно бродишь по замку? – неожиданно резко спросил он. Весь его вид выражал колоссальное напряжение.

Асторию задел его тон. Она посмотрела налево, в коридор, откуда появился Драко. Мерлиновы кальсоны, да это же...

Малфой проследил за её взглядом и, не дав ей сказать ни слова, взял за плечо и грубо прижал одной рукой к каменной колонне.

– Что ты делаешь? – произнесла Астория одними губами. Драко внезапно убрал руку, как будто прикосновение доставляло боль ему самому, и удерживал Асторию только пристальным взглядом. Его лицо было в тени; лишь сбоку падала полоска света от огня, горевшего в коридорных кубках.

– Ты. Ничего. Не видела, – отчеканил он.

– Я не слепая! – язвительно отозвалась Астория.

Казалось, Малфой слегка задрожал – то ли от гнева, то ли от волнения.

– Почему ты говоришь шёпотом? – вдруг спросил он.

– Посадила голос на матче.

– Ну, это исправимо, – он, видимо, хотел уйти от темы, поэтому достал палочку и направил прямо на шею Астории. – Вокс репаро!

Она почувствовала, будто в горле зашевелились голосовые связки. Откашлявшись, она сказала уже нормальным голосом:

– Что ты... О, спасибо. Что ты делал в Выручай-комнате? – она прижала свиток к груди, скрестив руки. – И почему ты прячешься?

– Слишком много вопросов, мисс Гринграсс, – холодно сказал Драко. – Лучше вам забыть об этом.

Его глаза скользнули по её мантии и задержались на значке. Лев. Красный с золотым. «Святой Мерлин, она ещё и гриффиндорка», – подумал Малфой, но Астория прервала поток его мыслей:

– А если не забуду?

Её глаза смело встретились с его. Он сверлил её ледяным взглядом, словно пытаясь таким образом стереть память. Не отводя глаз, Астория скорее почувствовала, чем заметила, что он медленно опускает руку за борт пиджака, куда минуту назад спрятал свою палочку. «Сейчас точно сотрёт!» – мелькнуло у неё в голове, и она лихорадочно нащупала свою: та была внутри свитка. Тут Малфой резко выхватил палочку:

– Обливи...

– Экспеллиармус! – выкрикнула Астория, и палочка Драко отлетела в сторону.

– Чёрт, что ты творишь! – изумился он.

– Это что ты творишь, гадёныш! – рассердилась Астория. Её сознание, словно специально, выдавало один за другим все те негативные моменты, которые связывались у неё с Малфоем до сих пор: его вечное безуспешное досаждение Гарри, издевательства над Хагридом, работа в Инспекционной дружине Амбридж... Гневно сжав свиток в руках, Астория поспешила в сторону лестницы, ведущей на седьмой этаж. Внутри всё кипело: «Да какое право он имеет распоряжаться моими воспоминаниями?! Чёрта с два, Малфой, тебе не удастся заставить меня это забыть! Тебе есть что скрывать, и я выясню, что».

====== 2. Другой Малфой ======

Вечером в понедельник Астория обратилась к Гермионе за помощью по древним рунам, которые никак ей не давались. Лучшая студентка Гриффиндора как раз была рада отвлечься от очередного конфликта с Роном, так что с готовностью помогала, пока «этот рыжий нахал где-то бегал со своей выскочкой».

Они просидели до позднего вечера. Время от времени подходила Джинни, нетерпеливо заглядывая в книги и листки пергамента и ожидая момента, когда можно будет нормально поболтать. Но момента так и не выдалось, поэтому она с недовольным видом ушла спать. Рон всё ещё пропадал где-то с Лавандой Браун. Гермиона иногда высказывала гневные предположения, что они усиленно практикуются в поцелуях, но тут же брала себя в руки, стараясь хотя бы внешне быть спокойной как камень.

Когда часы пробили одиннадцать, в гостиную вошёл Гарри с Картой мародёров в руках. Казалось, что он смотрит на неё, но на самом деле его взгляд был устремлён куда-то в пространство.

– Гермиона, – он подошёл к столу, – ты же идёшь на вечеринку к Слизнорту?

– Иду, если определюсь, кого пригласить. Некоторые, – тут она сделала многозначительную паузу, – предпочитают блондинок.

Астория, догадавшись, что ребята хотят поговорить наедине, быстро собрала со стола учебники. В Отряде ей доверяли несмотря на то, что её сестра училась на Слизерине, однако они с Дафной никогда не говорили на такие темы как противостояние факультетов или, тем более, светлых и тёмных сил. Само собой разумеющимся считалось, что если начнётся война, сёстры будут по одну сторону баррикад. По светлую, разумеется. Но как бы ей ни доверяли, она прекрасно понимала, что у Гарри, Рона и Гермионы были секреты, касающиеся только их троих, и это как раз был тот случай.

– Доброй ночи, – сказала Астория и направилась в сторону спальни девочек.

– До завтра! Спокойной ночи! – откликнулись ребята, и Гарри снова уставился в Карту, но теперь уже более осознанно.

– Ты должна пойти, – взволнованно сказал он Гермионе. – Ты можешь мне помочь кое в чём.

– Ах да, помочь выведать у профессора ту самую тайну, которая нужна Дамблдору? – услышала Астория ответ Гермионы, заворачивая за угол. – Гарри, не смеши меня. Ты на самом деле думал, что можешь вот так просто подойти к старому Горацию и с ходу узнать то, что он тщательно скрывает много лет? Честно говоря, я иногда думаю, что в «Ежедневном пророке» тебя должны были окрестить недалёким.

– Мило, – в голосе Гарри сквозила улыбка; похоже, он ничуть не обиделся.

– Понятно, ты решил уговорить его так или иначе, – продолжала Гермиона. Её голос становился всё глуше по мере того, как Астория поднималась по лестнице. – Но теперь ситуация стала сложнее. Ведь ты уже провалил одну попытку. Ой, ладно, – она зевнула, – я тоже пойду спать.

Раздался скрип ветхого дивана в гостиной и шаги, но вдруг Гарри окликнул её.

– Гермиона, я думаю, Малфой время от времени покидает замок.

Астория, не дойдя до комнаты, замерла на месте и прислушалась. Гарри продолжал:

– Я иногда замечаю, что он исчезает с Карты.

– Это невозможно. Сейчас никто не может покинуть замок. Карта ошибается.

– Карта никогда не ошибается, – уверенно возразил Гарри.

– Спокойной ночи, – пресекла его препирательства Гермиона и тоже пошла в спальню.

Спустя несколько минут Астория лежала в полной тишине. Её соседки по комнате крепко спали, кто-то из них слегка посапывал. Джинни лежала на боку, обхватив одной рукой подушку. Астория задумчиво смотрела в черноту ночи, детально вспоминая разговор Гарри и Гермионы. Она знала, почему Малфой пропадает с Карты. Это казалось настолько очевидным и лежащим на поверхности, что было даже жутко, как ребята об этом не догадываются. Жутко было ещё и потому, что, если они догадаются, то могут рассекретить его.

Но вот вопрос: как известно, Выручай-комната появляется тогда, когда у кого-то есть крайняя необходимость. Значит, у Драко она есть. Только в чём она выражается? Асторию мучила масса вопросов, а ещё больше ей досаждал тот факт, что всё приходилось держать в себе, не говоря никому. Почему она не сказала Гарри и Гермионе о Выручай-комнате? Почему решила не подставлять Малфоя, который днём ранее, между прочим, хотел стереть ей память? Вопросов было так много, что в поисках ответов Астория не заметила, как уснула.

– Ты чего не ешь? Вкуснятина! – Джинни пододвинула подруге ароматную пиццу, которую подали на ужин в четверг.

– Что-то кусок в горло не лезет.

– Она так волнуется, потому что на свидание идёт! – захохотал Найджел, выхватывая пиццу из рук младшей Уизли. Астория едва заметно вздрогнула.

– Кого уже успела закадрить? – Джинни округлила глаза.

– Никого я не успела, – Астория начала краснеть.

– Ладно, не приставайте к ней, – благоразумно вмешалась сидящая напротив Ромильда Вейн. – Видите, человек стесняется.

– Да ну вас, – Астория потупила глаза. – Я вообще-то к Дафне иду; если что – не теряйте.

По дороге в подземельные помещения замка Астория обдумывала содержание записки, которую принёс ей вчера утром филин Драко: «Четверг 20:00 гостиная С. Нужно поговорить».

О чём? Будет просить её забыть о воскресном происшествии? Ни за что. Попросит никому не говорить? Ну, это не ему решать... Хотя, обдумав всё за эти четыре дня, Астория пришла к выводу, что говорить о случившемся действительно никому не нужно. Как и о том, куда Малфой пропадает с Карты. Почему-то она не хотела компрометировать его даже перед друзьями по ОД.

Что-то в нём подсознательно притягивало её. «Она так волнуется, потому что на свидание идёт...», – вспомнила она слова Найджела. Свидание с Малфоем? Астория почувствовала, что краснеет ещё сильнее, чем только что в Большом зале. Дойдя до портрета на двери в конце подземного коридора, она остановилась, прижимая руки к горящему лицу и заставляя себя успокоиться. Немного придя в себя, она стянула мантию, под которой была обычная школьная форма. Вдруг портрет в раме зашевелился:

– Пароль? – спросил он.

– Изумрудный браслет, – отчеканила Астория, и дверь приветливо отворилась. Она засунула палочку в рукав рубашки и вошла в гостиную.

Там было довольно холодно. Повсюду была мебель тёмно-зеленого или чёрного цвета: стулья, диваны, даже буфеты. Тусклые лампы излучали болотное свечение. Над головой, отделённые толстым слоем стекла, плескались воды Чёрного озера. Гостиная была обставлена со вкусом, но от этого не переставала быть менее зловещей. Астория тут же пожалела, что сняла мантию, и непроизвольно содрогнулась.

– Тебе здесь неуютно? – тихо произнёс Драко, выходя из арки, ведущей в комнаты юношей. Он тоже был в форменной рубашке с серебристо-зелёным галстуком и в чёрных брюках. Как всегда.

– Что за манера всё время появляться невесть откуда! – вспылила Астория, нервничая даже не столько из-за неуютной обстановки, сколько из-за его присутствия.

– Значит, неуютно, – сделал вывод Малфой и жестом пригласил её к двери, обитой шёлковым гобеленом с изображением змеи. – Пойдём в комнату старост. Там гораздо теплее.

Астория неуверенно пошла за ним, всё ещё обуреваемая сомнениями и держа палочку наготове. От Драко, тем более на его территории, можно было всего ожидать. Ей казалось, что сердце бьётся так громко, что он его слышит. Они вошли в небольшую, но гораздо более симпатичную комнатку. Здесь стоял маленький столик со сливочным пивом и пудингом. Эта картина вызвала у Астории большое душевное облегчение.

– Значит, всё-таки свидание, а не деловая встреча, – заключила она, внутренне радуясь тому, что угадала намерения Малфоя.

– Если тебе угодно, пускай будет так, – усмехнулся он и, воспользовавшись моментом, аккуратно и быстро вытащил палочку Астории из её расслабленной руки. Она поняла, что просчиталась, и резко повернулась к Драко. Он держал обе палочки в левой руке, но, увидев ужас в глазах Астории, решил внести ясность:

– Не бойся. Сегодня никаких заклинаний.

Он нарочито медленно положил палочки на одну из полок книжного шкафа, словно желая тем самым продемонстрировать свой мирный настрой. Астория глубоко вздохнула, заставляя себя успокоиться. В конце концов, не причинит же он зла беззащитной девушке? Но тут же перед её мысленным взором возник образ бедняжки Кэти Белл, которая до сих пор лежала в больнице святого Мунго.

Драко прервал ход её мыслей, жестом пригласив к столику и отодвинув кресло.

– Ты решил заточить меня в своём подземелье? – полунедоверчиво, полушутливо спросила Астория.

– Здесь спокойнее, – коротко ответил Малфой, не глядя на неё. Он был прав: слабый мерцающий свет теперь уже не казался таким мрачным; он не напрягал, а наоборот, умиротворял. Когда они оба сели, откуда-то полилась тихая музыка и запахло малиной – одним из любимых ароматов Астории.

– Откуда ты узнал?..

– У каждого свои источники, – слегка улыбнулся Драко, глядя в сторону. – Угощайся. Ты ведь ничего не ела за ужином.

Она вдруг осознала, что и вправду невероятно голодна, и принялась за пудинг. Съев пару кусочков, она подняла голову и встретилась с глазами Малфоя. Он пристально и изучающе смотрел на неё. От этого было как-то не по себе, и Астория решила нарушить молчание:

– Так что ты делал в Выручай-комнате?

– Такие прямые вопросы... А ты смелая, – снова перевёл тему Драко.

– Неужели? – выдохнула она.

– Так ловко меня обезоружила. Ещё и обозвала.

Теперь пришла её очередь опускать глаза. Она сделала глоток сливочного пива из высокого стакана, думая, как добиться от Малфоя ответа на интересующий её вопрос. Он сидел в своём кресле неестественно прямо; его руки лежали на столе, пальцы были сцеплены. Весь его вид выражал замкнутость. Нужно было как-то его раскрыть.

– Я не могу тебе сказать, – вдруг ответил он. Астория вопросительно посмотрела на него. Малфой еле заметно пожал плечами: – Иначе придётся тебя убить.

– Мне нечего бояться, ведь сегодня никаких заклинаний, – парировала она.

Он улыбнулся, отмечая находчивость собеседницы, но опять сменил тему:

– Может, расскажешь о себе подробнее?

– А тебе недостаточно информации из твоих источников?

– Хочу знать больше, – с непроницаемым видом ответил он.

– Зачем? – удивилась Астория. – И вообще, зачем ты помогаешь мне? Сначала чемодан, потом голос...

– Хочу произвести хорошее впечатление на девушку, которой я небезразличен.

Горячая кровь прилила к щекам, и Астория отвела взгляд, но при этом не могла не заметить самодовольной ухмылки Малфоя. Переведя дух, она прищурилась:

– С чего это ты взял?

– Я просто это знаю, – спокойно сказал он. – Это приятно.

Астория не нашлась что сказать, в её душе кипели противоречивые чувства. Мерлин! Глубоко вздохнув и собравшись с мыслями, она наконец выговорила:

– Давай-ка лучше ты расскажешь, чем тогда закончилась твоя... беседа с Крэббом.

Малфой скривился:

– Не думаю, что тебе необходимо это знать.

– Я думаю иначе.

Отпивая сливочное пиво маленькими глотками, Астория выжидающе смотрела на Драко. Его взгляд был холодным: он ни за что сейчас не признал бы, что дерзость гриффиндорки разжигала в нём неподдельный интерес.

– Я убедил его больше так не делать.

– Наслал проклятие? – вырвалось у неё против воли. – Как и на Кэти Белл?

Удивление промелькнуло в его глазах, но сам он оставался недвижимым.

– Это Уизли рассказала тебе? Вечно у гриффиндорцев язык за зубами не держится, – фыркнул он.

– Дело не в Джинни. Весь Отряд знает!

– Стоп. – Малфой расцепил пальцы и положил ладони на стол. – Какой отряд? Ты же не хочешь сказать, что...

Астория опустила голову, словно склоняясь перед злой волей судьбы. Он вычислил, какой у неё любимый запах, но не знал, что она одна из его врагов. Как глупо. Собравшись с силами, она скинула голову.

– Я член Отряда Дамблдора. Когда в прошлом году ваша Инспекционная Дружина во главе с Амбридж обнаружила нас, я же была там, в Выручай-комнате. Ты не помнишь?

Вместо ответа Драко резко поднялся с места. Это произошло так неожиданно, что Астории вдруг захотелось вернуть его назад, в положение холодной статуи. Малфой мерил шагами комнату, держа руки в карманах брюк. Его своеобразная гостья наблюдала за ним, стараясь ни о чём не думать, но мысли сами лезли в голову: «Он знал, что я из Гриффиндора, и это не помешало ему пригласить меня сюда. Но тот факт, что я состою в Отряде, похоже, всё меняет».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю