290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » За бортом (СИ) » Текст книги (страница 3)
За бортом (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 10:30

Текст книги "За бортом (СИ)"


Автор книги: ~Mirroring~






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 12 страниц)

«А, в этом смысле», – Гермиона смущенно потерла переносицу, похоже, что сегодня она выпила уже достаточно.

Последние всполохи осеннего солнца погасли над горизонтом, ночь опустилась на город, и музыка в «Лагуне» стала громче, так что разговоры пришлось прекратить.

– Пойдем, потанцуем! – Драко взял ее за руки и потянул к себе, так что ей пришлось встать из-за стола.

– Я никогда не умела этого делать, – отчаянно замотала головой Гермиона, перекрикивая энергичную латиноамериканскую мелодию. – Вальс на школьном выпускном – это одно, а сальса – совсем другое!

– К счастью, ты пришла сюда с лучшим танцором в городе!

Да, вот только он не станет лучшим танцором в городе только от того, что она когда-то соврала ему об этом…

Драко сделал несколько шагов, покачивая бедрами, быстро повернулся вокруг себя и застыл в красивой позе, проложив левую руку на пояс, а правую протянув партнерше.

Погодите, что?

Драко действительно умеет танцевать сальсу? Одной силы убеждения недостаточно, чтобы двигаться так уверенно! Он явно делал это раньше и не раз!

Долго стоять, открыв от удивления рот, он ей не позволил. Прикрикнув, чтобы она двигалась быстрее, он положил одну ее руку себе на плечо, другую на талию, и еще раз показал, как нужно двигаться. Когда у нее ничего не получилось, в основном из-за скованности, он хлопнул ее по бедру и напомнил, что ей тридцать, а не шестьдесят.

– Ты что себе позволяешь?!

– Я только начал! – заставляя ее совершить быстрый поворот, прокричал он в ответ.

Это что, часть его аристократического образования? И если да, то умеет ли то же самое Люциус Малфой? И если умеет, то Гермиона бы многое отдала, чтобы побывать хоть на одной вечеринке в Малфой-мэноре, где Люциус вытворяет что-то подобное!

Учиться танцевать было трудно, но, в конце концов, не труднее, чем учиться колдовать. К тому же сам факт, что кто-то может поставить под сомнение ее способность освоить что-то новое, подогревал интерес.

– Прости, я не хотела, – смущенно пробормотала она, в очередной раз наступив ему на ногу.

– Нормально ошибаться, пока ты учишься, – улыбнулся он.

– Но не когда на меня все смотрят!

– Смотрю на тебя здесь только я, а я за десять лет чего только не видел. Расслабься и повторяй за мной.

Спустя десять минут лучше танцевать она не стала, но по крайней мере начала получать удовольствие от происходящего. К тому же Драко был прав, никого, кроме них двоих, не интересовал этот неуклюжий танец. Посетители сидели за столиками, смеялись, перекидываясь короткими фразами, или выходили из «Лагуны» под ночное небо, но Гермиона и ее партнер точно не были ни для кого из них центром вселенной.

И она позволила себе забыть о том, что этот мужчина не принадлежит ей и никогда на самом деле не будет ее мужем. Что завтра или послезавтра все может закончиться, и как только он вспомнит себя настоящего, то возненавидит ее еще сильнее, чем в тот день, когда выбросил ее за борт своей лодки, если такое вообще возможно.

Она танцевала, то и дело оступалась, смеялась, танцевала снова, и была влюблена, как школьница. По крайней мере, она перестала это отрицать. Была ли она вообще когда-нибудь настолько счастлива?

Еще через полчаса, запыхавшись, они вышли из заведения, чтобы немного подышать свежим воздухом. Взошла луна, безлюдный пляж манил прохладой. Так что Драко повел свою жену по песку подальше от огней улиц. Она сняла обувь и, следуя за ним, все еще немного пританцовывала и улыбалась так, что у него перехватывало дыхание. Наконец, он остановился и сел прямо на песок и, потянув ее за собой, усадил себе на колени. Гермиона обвила его шею руками и поцеловала. Затем еще и еще раз. И если что-то и мешало ей прикасаться к нему раньше, то сейчас ее это не волновало.

Он запустил руки под юбку легкого летнего платья и прижал ее бедра плотнее к своим. Почувствовав напряженный член сквозь ткань его брюк, она сладко застонала и потерлась о него лобком. Она хотела его так же сильно, как он ее.

Драко прервал поцелуй и заставил Гермиону посмотреть на него. Она тяжело дышала, на щеках играл румянец, алые от поцелуев губы были приоткрыты, а в глазах плескалась страсть… Как давно он мечтал увидеть ее такой!

Не отрывая взгляда от ее лица, он переместил руки под юбкой и, приложив небольшое усилие, разорвал ее кружевное белье, отчего-то уверенный, что сегодня она простит ему эту маленькую шалость.

– Ты что, собираешься сделать это прямо здесь? – судя по ее чуть севшему от возбуждения голосу, она совершенно не была против.

– Мы взрослые, мы женаты, здесь нет людей, которых мы могли бы побеспокоить, – рассудительно перечислил он. – Назови мне хоть одну причину, по которой мы не можем заняться сексом на пляже?

Их было сотни, тысячи! И все очень веские!

Гермиона не помнила ни одной.

Она тихонько рассмеялась, поцеловала его в шею и прошептала на ухо:

– Столько лет прошло, а Драко Малфой все тот же испорченный мальчишка…

Она почувствовала, как он вздрогнул, и с ужасом осознала, что только что произнесла.

– Кто такой Драко Малфой?

Гермиона Грейнджер еще никогда не была так близка к провалу.

========== Глава 8 ==========

Гарри Поттер сидел на крыльце дома миссис Грейнджер, смотрел на звезды, задумчиво грыз травинку и время от времени вздыхал. Вот уже около часа постучать в дверь ему мешал до предела обострившийся инстинкт самосохранения, поскольку внутри дома, похоже, разверзся портал в ад… Или происходила банальная семейная ссора, но мистер Поттер здраво оценивал свои шансы на выживание в этой передряге и потому просто сидел на крыльце и ждал, пока все закончится. Он вернулся, чтобы еще раз поговорить с Гермионой, но обнаружил, что она и без того занята.

Судя по всему, миссис Грейнджер совершила непростительную ошибку, оговорившись в самый неподходящий момент. Ее так называемый супруг человека по имени Драко Малфой не знал, но уже люто ненавидел. И этот факт изрядно повеселил Гарри полчаса назад, когда Малфой орал «Кто этот мерзавец?!», а Гермиона отчаянно пыталась выкрутиться, но чем дальше, тем меньше ему хотелось смеяться.

– Я, идиот, все это время думал, что дело во мне! Что ты избегаешь меня, потому что я натворил что-то! – с горечью в голосе восклицал Драко. – Все это время у тебя был любовник! У тебя! Я нашел платок с его именем и часы, слишком дорогие, чтобы принадлежать кому-то из нашей семьи, но я до последнего надеялся, что у всего этого есть другое объяснение. Я верил тебе!

– Нет у меня любовника! – огрызнулась Гермиона в ответ, но никаких попыток оправдаться уже не предпринимала. Похоже, она начинала уставать, поскольку ее бывший муж обычно сдавался первым, либо признав ее правоту, либо отказавшись разговаривать с ней вовсе. Драко Малфой спустя час все еще был полон праведного гнева.

– Мы прожили вместе десять лет, у нас двое прекрасных детей. Я любил тебя, и сейчас люблю. Почему предала меня?

Гарри резко обернулся. Он пока еще не научился видеть сквозь стены, но слышал прекрасно. Драко Малфой только что сказал, что любит Гермиону Грейнджер. И это звучало, как чистая правда!

– Все, с меня достаточно! – вспыхнула Гермиона. – Хочешь знать, кто такой Драко Малфой? Это ты! Ты избалованный богатый засранец, который издевался надо мной в школе! Месяц назад ты нанял меня на работу, а когда я пришла, вышвырнул меня за борт своей невероятно дорогой белоснежной яхты! На следующее утро тебя показали по телевизору, злого, оборванного и без единого воспоминания о самом себе. Кто на моем месте не воспользовался бы таким шансом?

Повисла тяжелая пауза.

«Ну давай! – Гарри глубоко вздохнул и бросил взгляд на часы. Интересно, во сколько отходят ко сну в поместье Малфоев? Он мог бы шарахнуть их драгоценного наследника «Обливэйтом» прямо сейчас, трансгрессировать его безвольное тело в окрестности родного дома, и еще успеть помочь Джинни уложить мальчишек. – Вспоминай!»

– Ты действительно думаешь, что можешь придумать настолько глупую ложь, и я поверю в нее? – тихо спросил Драко. Судя по голосу, он был совершенно разбит. – Я большей чуши в жизни не слышал.

– Это правда! – в отчаянии воскликнула Гермиона.

– Да в эту сказку даже дети наши не поверят.

– Они не твои!

Гарри резко встал и отбросил в сторону травинку. Гермиона Грейнджер, умнейшая женщина, в состоянии была проворачивать в мозгу магические формулы такой сложности, что наемные умники Аврората только рты разевали, но когда дело касалось личной жизни, она начисто утрачивала всякую прозорливость.

Если бы Джинни спустя десять лет счастливого брака выкрикнула в лицо Гарри что-то подобное о Джеймсе и Альбусе, это был бы последний день, в который она носила его фамилию. Если не последний день ее жизни вообще. Страшнее оскорбления для мужчины, который действительно любит свою семью, придумать невозможно. Драко не был отцом Роуз и Хьюго на самом деле, но он искренне верил в это. Больше того, он этим жил.

Интересно, что станет со всей этой преданностью маглорожденной ведьме и ее семье, когда Драко Малфой вспомнит, кто он такой на самом деле? Что он будет делать? Попросит кого-нибудь стереть ему память?

Может быть…

А может быть и нет.

Нарочито громко топая, Гарри подошел к двери и решительно постучал.

– Прошу прощения, – медленно проговорил он, когда бледная Гермиона открыла перед ним дверь. Гарри не поднимал глаз, спешно добавляя последние штрихи к своей легенде, вплетая ее в правду настолько быстро, насколько это вообще возможно. – Я не хотел подслушивать, но так вышло…

– Слава богу, Гарри! – с облегчением вздохнула она. – Скажи ему! Скажи ему всю правду! Я пыталась ему объяснить, но он не верит.

«Я пожалею об этом, – стучало в голове, пока он, точно в замедленной съемке, переступал порог. – Я уже жалею об этом!»

– Да, правду, – Гарри сглотнул. – Ох, черт, мне так трудно говорить об этом… Но я не хочу, чтобы мои друзья страдали из-за моих ошибок, – это была самая идиотская авантюра из всех, в которые он когда-либо ввязывался по собственной воле, но, если дело выгорит, результат превзойдет все ожидания. – В общем, это мои вещи, Дик. Скажем так, молодая леди из богатой семьи подарила мне их на память об одной жаркой ночи.

Гермиона буквально задохнулась от возмущения.

– Гарри!

– Я должен был уничтожить их, но… – он пожал плечами, будто извиняясь. – Я, видимо, сентиментален, я просто не смог. Все, что я сделал – это постарался держать их подальше от Джинни. Чего моя жена никогда не сделает, так это не станет рыться в личных вещах Гермионы.

Миссис Грейнджер открывала и закрывала рот, не в силах вымолвить ни слова.

– Прекрати нести чушь! – наконец выдавила она.

– Прекрати меня выгораживать! – огрызнулся Поттер. – Я взял с тебя обещание никому об этом не рассказывать, но я не хочу, чтобы оно стоило тебе семьи! Я взрослый человек и, да, у меня есть слабости, и я совершал ошибки. Чего я действительно не могу допустить, так это того, чтобы жизнь моих друзей разрушилась из-за этого.

Гарри с трудом отвел глаза от прожигающей его взглядом Гермионы и обратился к ее мужу:

– Что до оговорки – я уверен, это случайность. Моя жена время от времени называет меня Фредом. Это ее погибший брат. Приятного мало, но это не значит, что он ей дороже меня, и уж тем более не значит, что она с ним спит, – помолчав немного, он добавил: – Драко Малфой – наш одноклассник и редкостный мудак. Могу тебе поклясться, что между ним и Гермионой никогда ничего не было. По крайней мере мне об этом неизвестно.

Мистер Грейнджер сложил руки на груди, его губы были плотно сжаты, на шее быстро билась жилка. Он с трудом разжал челюсти, чтобы произнести:

– И его инициалы на твоем подарке потому, что…

– Женщина, которая подарила мне эти вещи – его жена.

Гермиона закрыла лицо рукой:

– Я убью тебя, Поттер, я тебя убью, – быстро шептала она. – Если это не сделают Джинни и Драко, это сделаю я.

Она непроизвольно вздрогнула, когда Драко подошел сзади и положил ладони ей на плечи.

– Оставь их самих разбираться со своими проблемами. Ты уже и так достаточно глубоко в них погрузилась, – тихо проговорил он, а затем, уже тверже, обратился к Гарри: – А ты впредь держи свои скелеты в своем собственном шкафу.

Гарри сосредоточенно кивнул и выскользнул за дверь. Забил ли он последний гвоздь в крышку собственного гроба или только что решил массу проблем, покажет только время. Размеренным шагом удаляясь от дома Грейнджеров, он буквально слышал, как за спиной тикает часовой механизм бомбы замедленного действия.

========== Глава 9 ==========

Натянутая, как струна, Гермиона еще несколько секунд смотрела на закрытую дверь, размышляя, не броситься ли вслед за Поттером с волшебной палочкой и не устроить ли показательное выступление прямо на глазах у ничего не подозревающего о магии Малфоя? Что Гарри возомнил о себе? Зачем он помог ей оправдаться? Разве не он взывал к ее совести всего несколько часов назад?

Драко все еще держал ее за плечи. И когда Гермиона уже собралась сбросить его руки и отойти подальше, он притянул ее к себе и обнял.

– Прости, – сказал он и легко поцеловал ее растрепанные волосы, от чего по шее побежали мурашки. – Прости, что не поверил тебе сразу. Но я и подумать не мог, как далеко ты можешь зайти, защищая своего идиота-приятеля.

– Гарри мне как брат, – тактично умолчав о степени родства, вздохнула она. Тепло обнимающих ее рук медленно пробиралось под кожу, растекалось по мышцам, проникало в сердце. Спорить и доказывать что бы то ни было больше не хотелось. – И, да, идиот редкостный.

Драко отпустил ее и встал напротив.

– Посмотри на меня.

– Не могу, – покачала она головой, не поднимая глаз. – Я только что наговорила тебе ужасных вещей.

– Как будто я этого никогда не делал. Посмотри на меня, – снова сказал он и, легко прикоснувшись к ее подбородку, заставил поднять голову. – Я скажу тебе кое-что, а ты не станешь возражать, не сбежишь и не будешь убеждать меня в обратном.

Не отрывая взгляда от его лица, она медленно кивнула.

– Я люблю тебя. Я потерял десять лет, тысячи дней и ночей, которых не помню. Не желаю больше терять ни минуты.

Вся эта нежность предназначается не ей, она украла этого человека у другой женщины и ее сына. Она украла его у семьи. С какой стороны не посмотри, это плохой, очень плохой поступок.

Она не имеет права мечтать о том, чтобы он остался с ней навсегда. Она не имеет права задыхаться от счастья, целуя его. Когда-нибудь, и возможно, очень скоро, он уйдет, и она останется наедине со своими разбитыми мечтами.

Но Драко прав, хоть и не знает всего. Времени слишком мало. Гермиона уже потратила его достаточно на ненависть, месть, угрызения совести и вот теперь – сомнения. Вместо того, чтобы просто делать то, чего ей действительно хотелось…

– Напомни, – целуя ее шею, хрипло проговорил он, – что тебе нравится?

…любить его.

– Ты, – выдохнула она, прижимаясь к нему теснее. – Мне нравишься ты.

– Значит придется угадывать, – усмехнулся он, и его горячее дыхание обожгло шею. Гермиона почувствовала, как он положил руку на ее бедро и заскользил вверх, собирая в кулак ткань легкого платья. – Знаешь, что было самым сложным за последний час?

– Не убить меня в приступе ревности?

– Все это время помнить, что на тебе нет белья.

Гермиона охнула и широко распахнула глаза, когда его рука легко скользнула между ее ног. Он немного задержался, поглаживая шелковистый холмик, а затем, раздвинув бархатную кожу, проник во влажную глубину. Спустя еще один судорожный вздох, Гермиона схватила его за рубашку и, притянув к себе, поцеловала. Если он собирается делать такие вещи с ее телом с самого начала, с какой стати она должна изображать скромность?

Глубокий влажный поцелуй сводил с ума. Плавные движения пальцев Драко внутри ее тела распаляли желание, нарастающее с каждым вздохом. Гермиона с глухим стоном оторвалась от его губ, посмотрела своему мужу в глаза и прошептала:

– Продолжишь в том же духе – все закончится быстрее, чем мы окажемся в постели.

– Даже не думай, – он ловко подхватил ее на руки и понес в спальню. – Я не позволю тебе испортить все еще раз.

Драко вел себя так, как будто впереди у них была целая вечность. Он раздевал ее медленно, целовал шею, плечи, грудь, заставляя ее вздрагивать от каждого прикосновения. Стоя перед ним абсолютно обнаженная, она пыталась уловить в его взгляде хоть что-то отдаленно напоминающее пренебрежение, которое видела большую часть своей жизни, но в его глазах читалось только восхищение.

Быстрыми движениями помогая ему избавиться от одежды, Гермиона клялась себе, что это будет их первая и последняя ночь. Она не сможет обманывать его, она не сможет обманывать себя целую вечность… Или хотя бы столько, чтобы она успела поверить, что он действительно безраздельно принадлежит ей.

В полутьме этой маленькой спальни для нее больше не существовало ничего, кроме его горячего тела и дыхания. Гермиона могла бы получить этого мужчину раньше, гораздо раньше, если бы не лелеяла свои обиды так долго. Если бы только знала, от чего отказывается, запираясь в своей спальне каждую ночь.

Они оба становились все нетерпеливее, старая кровать жалобно скрипнула под их весом, но ни один из любовников не обратил на это внимания. Изредка отрываясь от жарких поцелуев, Гермиона улыбалась своему мужу, он был ее небом, ее миром в этот момент. Она застонала, когда он впервые вошел в нее. Слишком давно она этого ждала. Гермиона обвила его ногами, заставляя проникнуть глубже, стать еще ближе, хотя, казалось, это уже невозможно.

– Я люблю тебя, – задыхаясь от удовольствия, прошептала она.

– Скажи снова, – не останавливаясь, хрипло попросил он.

– Люблю… – выгибаясь под ним, она жадно хватала ртом воздух, – тебя.

Волна жгучего удовольствия накрыла ее с головой, и на несколько секунд страхи, сомнения и тревоги покинули ее, только чистое счастье наполняло сердце, разум и тело. Казалось, что так будет всегда…

Но уже через несколько минут, когда они лежали, обнявшись, и пытались отдышаться, реальность вернулась к ней во всей своей неприглядности. Дождавшись, пока Драко уснет, Гермиона осторожно высвободилась из его объятий, села на кровати и нагнулась к лежавшему на полу платью. Достав волшебную палочку, Гермиона выпрямилась и сделала несколько пассов, прошептав знакомые слова заклинания. Эта ночь, насколько бы прекрасной она ни была, не должна иметь последствий.

========== Глава 10 ==========

Гермиона Грейнджер ошибалась очень редко, особенно, когда дело касалось простых чисел. Она с детства имела блестящие способности к точным наукам и с удовольствием их демонстрировала, а ее ежедневная работа состояла в сложнейших расчетах взаимодействия магии и физики. Ни разу с того дождливого вторника двадцать семь лет назад, когда она научилась считать, Гермиона не допускала такой крупной арифметической ошибки как «всего одна ночь».

Технически, утренний секс еще можно было приписать к той самой ночи и сбросить со счетов, но вот то, что произошло на кухонном столе вместо обеда уже выходило за всякие рамки статистической погрешности.

Миссис Грейнджер сходила с ума по своему мужу. Она отлично это осознавала, но ничего не могла поделать. Каждый раз Драко целовал ее, уверенный в своем праве обладать ею, и Гермиона действительно не могла найти причин отказать.

Она любила его. Безумно любила. Точка невозврата, когда она еще могла выставить его за дверь, была пройдена. Ложь о счастливой семейной жизни превратилась в правду, и Гермиона перестала задаваться вопросом «Надолго ли?»

Гарри вернул детей ближе к вечеру, они шли к дому, распевая какую-то хулиганскую песню о футболе, так что их было прекрасно слышно издалека. Наскоро одевшись, Гермиона вышла встречать их. Роуз и Хьюго быстро прошмыгнули в дом, и она решила воспользоваться случаем:

– Что с тобой вчера случилось? – строго спросила она у Гарри, убедившись, что их никто не слышит. – Ты в жизни так вдохновенно не врал!

– А кто сказал, что это ложь? – улыбнулся Поттер и посмотрел на нее, в зеленых глазах плясали черти. Он поправил очки левой рукой, той самой, на которой до сих пор красовался бледный шрам. Спустя столько лет, слов уже было не разобрать, но Гермиона и так прекрасно помнила, что там написано. – Может, у меня и правда припрятана парочка платков с фамилией «Малфой» под подушкой? Только вензель, как ты понимаешь, там начинается не с «Д».

– Да брось, Гарри! – прошипела она и попыталась поймать его за куртку, чтобы встряхнуть как следует, но тот ловко увернулся. – Гарри!

Драко показался в дверном проеме, его привлек шум.

– Что здесь происходит?

Гермиона тут же убрала руки за спину и сделала вид, что вовсе не пыталась придушить Поттера минуту назад. Впрочем, она все еще бросала на него негодующие взгляды.

– Откуда мне знать? – пожал плечами Гарри, он уже ступил на садовую дорожку и даже прошел несколько шагов от дома, намереваясь благополучно убраться восвояси, но, видимо, передумал. Он развернулся и с кривой улыбкой произнес: – Если твоя жена с утра чем-то недовольна, это уже не я, это ты подкачал…

То, что произошло в следующую секунду, ни Гарри, ни Гермиона предположить не могли. Драко ринулся вперед, схватился рукой за деревянное ограждение крыльца и с легкостью перемахнул через него, направляясь к Гарри. Перестав дышать, Гермиона словно в замедленной съемке наблюдала, как аврор Поттер, после десяти лет магических схваток с темными волшебниками все еще целый и невредимый аврор Поттер, отводит руку назад, чтобы выхватить из-за пояса волшебную палочку. Быстрое и четкое движение, несущее противнику смерть при определенной доле удачи. Но еще до того, как Гермиона схватила свою палочку и набрала в легкие воздуха, чтобы выкрикнуть «Протего!», Гарри вдруг изменил свое решение: он просто развернулся и побежал прочь. Гермиона готова была поклясться, что при этом он издал короткий чуть слышный смешок.

Все еще слишком напуганная для того, чтобы обругать их обоих или хотя бы прочесть лекцию на тему: «Взрослые люди себя так не ведут!», Гермиона наблюдала, как Драко преследует Гарри по саду с явным намерением пересчитать ему ребра или хотя бы зубы. Впрочем, с каждым шагом разрыв между преследователем и жертвой увеличивался – бегал Поттер гораздо быстрее Малфоя, ежедневные тренировки в аврорате давали о себе знать.

Перемахнув через покосившийся забор в дальнем конце сада, они скрылись из виду. Гермиона последовала было за ними, но у самой калитки столкнулась с раскрасневшимся злым мужем. Она едва успела спрятать за спину собственную палочку.

– Да он как будто в воздухе растворился! – разочарованный, прорычал он. – Я завернул за угол, а его уже не было!

Отдышавшись, он добавил:

– Я начинаю подозревать, что хотел набить ему морду большую часть своей жизни.

– Лет с одиннадцати, – с облегчением улыбнулась Гермиона, засовывая палочку обратно в рукав так, чтобы он не увидел. – Некоторые мальчишки никогда не взрослеют.

– Это было совершенно непристойное замечание, – сквозь зубы выдавил он. – Что я должен был делать? Улыбаться в ответ?

Гермиона покачала головой. Прошипеть «Мой отец узнает об этом!», отпустить мерзкое замечание по поводу матери-грязнокровки, запустить в Гарри каким-нибудь особенно подлым проклятием – все это было за пределами мира, который он на данный момент знал, так что вариантов действительно оставалось немного. Без могущественного покровителя, без магии и без понятия о пренебрежении к магглам в сообществе волшебников, он избирал гораздо более прямые пути решения конфликтов, несвойственные ему в прошлом.

Как только они вернулись в дом, Роуз и Хьюго тут же вывалили на родителей все новости о жизни в доме Уизли: у Тедди снова волосы синего цвета, Фред снова разорил отцовские запасы новогодних феерверков и ему снова ничего за это не было, Джеймс и Альбус прятались, а потом выскакивали из укрытия и пугали…

– Альбус? – переспросил Драко. – Это собака?

– Нет, это младший сын Гарри, – пояснила Гермиона. – Джеймс – старший.

– Дурацкое имя для ребенка.

– Ну, могло быть и хуже, знаешь ли, – с трудом сдерживая смех, ответила она. Титаническим усилием воли она заставила себя промолчать о том, что некоторые называют сыновей Скорпиусами и вообще не заботятся о том, как это выглядит. Гермиона подняла глаза и встретилась со строгим взглядом своего мужа, тот смотрел на нее так, будто она только что смертельно оскорбила его. Но она ведь ничего не сказала, так?

– Я же просил тебя не смеяться над моим именем.

Некоторые дают своим мужьям имена и фамилии, легко ассоциируемые с половыми органами, и вообще не заботятся о том, как избежать неловких ситуаций.

– Ты просил не упоминать, – как она ни сжимала губы, стараясь сдержать улыбку, ничего не помогало. – Я не упоминала. И речь шла не об имени, а…

– Ловите ее! – скомандовал Драко, и дети сорвались с места, предвкушая веселую игру.

Следующие полчаса семейство Грейнджер с энтузиазмом преследовало Гермиону по двум этажам маленького коттеджа, грозя поймать и защекотать до смерти. За что именно нужно ее наказывать дети не до конца понимали, но горячо поддерживали идею, а благодаря непревзойдённому знанию каждого уголка этого дома, скрыться от них не было ни малейшего шанса, но Гермиона не сдавалась. Уходя от погони, она забрасывала их мягкими игрушками, применяла старый, как мир, трюк «О, Господи! Что это там?», грозила оставить всех без сладкого, телевизора и сказок, но ни на минуту не сбавляла скорость.

Погоня окончилась также внезапно, как и началась, когда мистер Грейнджер вдруг обнаружил, что еще немного и он опоздает на работу. Накинув на плечи куртку, он грозно пообещал разобраться с женой вечером и исчез за дверью. Гермиона поймала себя на мысли, что с нетерпением этого ждет.

========== Глава 11 ==========

Когда он вернулся домой, дети все еще не спали, хотя было уже далеко за полночь. Хмуро поинтересовавшись у жены, почему на корабле хромает дисциплина, он прошел в гостиную и устало опустился в кресло. Роуз и Хьюго, полные сил, уже бежали по лестнице вниз, в то время как их мать выглядела совершенно измотанной, сидя на диване с какой-то книгой.

– Мы ходили в центр, – зевая, проговорила она. – Купили тебе подарок. Они не хотят спать, пока не вручат его лично.

Роуз нетерпеливо подпрыгивала на месте, сжимая в руках небольшую черную коробочку. Хьюго стоял позади девочки и загадочно улыбался. Драко взял у нее из рук подарок, вежливо поблагодарил и открыл его. Улыбка на его лице тут же погасла, уступив место выражению полнейшей растерянности, которую он, впрочем, быстро поборол.

– Немного не мой стиль, но…

Гермиона насторожилась. Это были всего лишь наручные часы – светлый циферблат, черный кожаный ремешок – ничего необычного. Она подумала, что подарить их после той громкой ссоры будет хорошим способом показать, насколько она о ней сожалеет. Так в чем дело?

Драко достал часы из коробки, и Гермиона охнула. Ремешок был усыпан яркими блестками из детского набора для творчества, на циферблате кислотно-розовым фломастером старательно выведена огромная звезда. Хьюго уже не скрывал улыбки, если он и не был идейным вдохновителем редизайна, то по крайней мере узнал о нем задолго до своей матери.

– О, Боже, Роуз! – простонала миссис Грейнджер, в ужасе прикрывая рот рукой. – Это ведь можно стереть?

– Это очень хороший фломастер, – с гордостью сообщила девочка, – если лицо разрисовать – неделю не отмоешь!

– Ну, – начал было Драко и ненадолго замолчал, подбирая слова, – зато буду точно знать, что эти часы – мои. Они абсолютно… уникальны. Спасибо, Роуз.

И он надел часы на руку, окончательно похоронив все надежды Гермионы выкрасть их и хорошенько отчистить с помощью магии. Закатив глаза, она запихнула под подушку «Тысяча неизвестных растений из диких миров» за авторством мистера Томаса Кренсберри, поднялась с дивана и напомнила детям, что им давно пора спать. Роуз последовала за матерью в детскую с чувством исполненного долга, ее старания в кои-то веки были оценены по достоинству. Хьюго немного задержался. Он стоял, облокотившись на спинку кресла, в котором сидел Драко, и наблюдал, как Гермиона и Роуз поднимаются на второй этаж.

– Я просто хотел спросить, – сказал Хьюго, когда его мама и сестра скрылись за дверью. – Ты ведь не уйдешь от нас, правда?

– Конечно, нет! – Драко обернулся к нему, крайне озадаченный вопросом. – Почему ты думаешь, что…

Хьюго не дал ему договорить, он отрицательно замотал головой и нахмурился:

– Просто пообещай.

И он пообещал сыну, что никогда не оставит свою семью. Хьюго просиял и чуть было не задушил его в объятиях. Прогнать его в детскую удалось только через несколько минут ожесточенной борьбы. С трудом сбросив Хьюго с себя и сделав глоток вожделенного воздуха, Драко с ужасом подумал, что будет, когда этот парень еще немного подрастет.

***

Спустившись вниз через полчаса, Гермиона обнаружила своего мужа, задумчиво вертящего в руках книгу, которую она недавно читала.

– Имя автора кажется мне знакомым, – поймав ее вопросительный взгляд, медленно проговорил он.

– Возможно, – пожала плечами Гермиона, ругая себя за неосмотрительность. Речь в этой книге шла о волшебных растениях Африки, Латинской Америки и Полинезии. Все имеющие отношение к магии книги она хранила в подвале, но эта по сути была о ботанике, и чтобы узнать о магии что-то с ее помощью, нужно было очень внимательно читать. Гермиона не предполагала, что эта книга может привлечь его внимание. – Это один из моих любимых авторов, и я часто оставляю книги там, где читала. Насколько я знаю, Кренсберри проводит свою жизнь в путешествиях, не возвращаясь в Англию даже для того, чтобы опубликовать очередную монографию. Так что едва ли ты можешь знать его лично.

Драко кивнул и отдал ей книгу, Гермиона вздохнула с облегчением.

– Ты не против, если я приглашу своих друзей на обед в это воскресенье? – вдруг спросил он. – Берт, Льюис и Уоррен с супругами. Уверен, они тебе понравятся, – заметив ее замешательство, он добавил: – Они стоически выносили мое полное невежество в течение последнего месяца, и я хотел бы их отблагодарить.

«Магглы, – улыбаясь, подумала она, – все до одного. Люциус Малфой удавился бы, услышав что-то подобное из уст своего сына!»

– Почему бы и нет? – все еще улыбаясь, она подошла к нему и обняла за талию. – Накупим гору продуктов, приготовим закуски и закатим пир!

***

На следующий день Драко, Хьюго и Роуз перевернули все книжные шкафы в доме в поисках кулинарных книг. На этот раз мистер Грейнджер хотел быть уверенным в том, что точно знает, как и что приготовить на ужин. Список продуктов рос с каждой минутой, и Гермиона поглядывала на него с ужасом, но ничего не говорила и целый день терпеливо переступала через нагромождения из книг в гостиной, спеша подготовить дом к приему гостей. Она немного жульничала, то и дело доставая волшебную палочку, пока муж и дети были заняты кулинарными изысканиями и не обращали на нее внимания, но ни разу не попалась и была чрезвычайно довольна собой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю