290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » За бортом (СИ) » Текст книги (страница 2)
За бортом (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 10:30

Текст книги "За бортом (СИ)"


Автор книги: ~Mirroring~






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 12 страниц)

– Я ни на что не намекаю, но с моим папой вы тоже не говорили неделями, – продолжал Хьюго. – Мне нравится Дик. Я не хочу, чтобы он тоже от тебя сбежал.

– Ты слишком мал, чтобы размышлять о таких вещах! – огрызнулась она и тут же пожалела о своих словах, но было поздно.

Хьюго вскочил на ноги, обиженно засопел, а затем обратился к сестре:

– Пойдем спать, Роуз.

– Но мультики…– попыталась возразить девочка.

– Пойдем, я тебе про Зайчиху Шутиху почитаю.

Роуз тоже встала и последовала в спальню за братом. Она любила сказки больше всего на свете.

Выключив назойливый телевизор, Гермиона слушала, как на втором этаже все еще обиженный Хьюго бубнит сказку, а Роуз время от времени поправляет его, поскольку знает наизусть каждую интонацию. Простят ли дети ей когда-нибудь то, что она разлюбила их отца? Брак с Роном Уизли сгубили не конфликты или взаимные обиды, это медленно, но верно сделала банальная скука. Рон никогда не интересовался тем, что написано в ее книгах, Гермиона не могла без зевоты слушать разговоры о делах в магазине или очередном матче по квиддичу. Мистер и миссис Уизли продержались даже дольше, чем можно было от них ожидать, прежде чем поняли, что все их старания стать ближе друг к другу попросту бесполезны, потому что ни одному из них не нужны.

***

Драко вернулся за полночь. К этому моменту Гермиона уже готова была поклясться, что протоптала дыры на ровной поверхности паркета, шагая из стороны в сторону. Первое, что бросилось ей в глаза – он открывал дверь локтем, не прикасаясь к ней руками.

– Хьюго сказал, ты нашел работу на вечер, – неуверенно начала она, – а я даже не знаю, какую…

– В этом городе не так много работы для мужчины, который не держал в руках ничего, кроме шеста, – с горькой усмешкой проговорил он, осторожно стягивая куртку. – В автосервис нужен был кто-то без опыта.

Он прошел на кухню, включил воду в раковине и, болезненно морщась, стал мыть руки, покрытые красными пятнами.

– Что у тебя с руками?

– Красил бампер, – через плечо бросил он. – Переделывал трижды.

Гермиона прикрыла глаза и вздохнула. Он просто не мог знать, что растворители опасны, а работникам сервиса не пришло в голову его предупредить, поскольку для любого маггла это совершенно очевидно. Миссис Грейнджер открыла один из кухонных шкафчиков и достала заживляющую мазь – вещь совершенно необходимую, если в доме есть дети. Эта смесь наполовину состояла из магии, но при использовании не давала никаких фантастических спецэффектов, так что ее можно было использовать, не опасаясь, что Драко заподозрит о чем-то сверхъестественном в этом доме.

– Дай мне руку, – попросила она, и он протянул ей ладонь. Пальцы слегка подрагивали, держать их прямо ему было трудно, обожженные участки кожи уже покрылись тонкой пленкой и стягивали руку.

С тяжелым чувством, что происходящее совершенно неправильно, Гермиона осторожно обрабатывала ожоги. Проклятье! Она не должна ему помогать! Разве замысел не в том, чтобы заставить его страдать? Он, черт возьми, заслужил это!

– Это нормально – ошибаться, пока ты учишься, – стараясь не смотреть ему в глаза, она достала из шкафа бинт и стала осторожно оборачивать тонкие пальцы своего мужа.

«Ненормально, когда это стоит тебе так дорого», – про себя закончила она.

– Это хорошее утешение для Хьюго, ему всего девять, – проговорил он и поднял вторую руку, чтобы она обработала и ее. – Я, если ты заметила, несколько старше. В моем возрасте люди уже не портят все, за что берутся.

– Только если не берутся за что-то новое, – Гермиона глубоко вздохнула и подняла на него глаза. – Слушай, ты не должен… – она запнулась, на миг усомнившись, что парень, сбросивший ее за борт, и парень, содравший руки в кровь, чтобы заработать немного денег для своей семьи – один и тот же человек. – Я отлично справляюсь, правда. Того, что ты делаешь дома, вполне достаточно.

В серых глазах мистера Грейнджера на миг мелькнула печаль, а затем он слабо улыбнулся.

– Если все так замечательно, почему ты избегаешь меня?

Прежде, чем придумать что-нибудь поумнее, она отпрянула и выпалила:

– Я не избегаю тебя!

Его улыбка стала еще печальнее, он поднял забинтованную руку и протянул ее к щеке своей жены.

– Осторожнее, – миссис Грейнджер быстро уклонилась от прикосновения и отступила на шаг. – Не хочу, чтобы тебе было больно.

Наскоро пожелав ему спокойной ночи, Гермиона ретировалась в свою спальню и плотно закрыла за собой дверь. Сердце в груди стучало, как безумное. За последние две недели она окончательно убедилась в том, что Драко Малфой – не идиот, он прекрасно видит, что происходит и ищет этому объяснение. Однажды он его найдет.

========== Глава 5 ==========

Рабочая неделя выдалась трудной, несмотря на впечатляющие результаты – подержанная «Хонда» уже неплохо плавала, правда, пока только на поверхности воды, а не на глубине десять тысяч метров. Утомляли Гермиону в основном разговоры коллег, в которых все труднее было не принимать участие. «Финнес и партнеры» нанимали исключительно маглорожденных волшебников, поскольку эта категория магов имела огромное преимущество перед чистокровными, которые, бывало, за всю свою жизнь ни под один капот не заглянули, предпочитая улаживать все конфликты с техникой с помощью «Репаро».

Слухи о том, что наследник Благородного Дома Малфоев пропал, все-таки просочились в прессу, хотя официально Малфои заявили, что он отправился в путешествие по Африке вместе со своей женой. И чем более невероятными становились предположения о его судьбе в газетах, тем более гневно реагировали на это коллеги Гермионы.

– Невероятно! – восклицали они. – Стоило одному богатенькому засранцу сбежать от папочки, как газеты подняли пыль до небес! Да он наверняка пьет где-нибудь «Куба Либрэ» и раскуривает гаванские сигары о горячие прелести симпатичных мулаток!

Миссис Грейнджер вежливо улыбалась шутке и смотрела на часы, считая минуты до конца рабочего дня и стараясь не думать о том, что случится, если кто-нибудь узнает, где находится Драко Малфой на самом деле.

Открывая калитку перед домом несколько часов спустя, она уже и думать забыла о какой бы то ни было опасности, и потому совершенно не ожидала, что кто-то схватит ее за руку и затащит в заросли гортензии у ограды.

– Тише! Тише! – шипел ей на ухо Драко, пока она пыталась высвободиться. Надо сказать, это было нелегко, поскольку держал он ее крепко. Кроме того, вся его одежда была пропитана водой, вода капала даже с его светлых волос, и понемногу костюм Гермионы тоже промок насквозь. – Успокойся немедленно или нам обоим будет хуже!

– Куда еще хуже? – оглядывая испорченный костюм, она, тем не менее, стала вести себя тише. – Мерзкий мокрый хорек!

– Копы на хвосте! – продолжая прижимать жену к себе правой рукой, левой он чуть раздвинул кустарник, чтобы наблюдать за детьми, которые, как заправские коммандос из телевизора, обшаривали каждый уголок сада и открывали «огонь» по всему, что движется и не движется, но выглядит подозрительно. – Они нашли в кладовой водяные пистолеты, и еще до того, как я сообразил, что это вообще такое, мне пришлось пуститься в бега. Меня преследуют по обвинению в сокрытии конфет… Ты назвала меня хорьком?

– Я всегда тебя так называю.

– И мне это нравится?

Губы Гермионы против воли сложились в улыбку.

– О, да… – протянула она.

Повисла продолжительная пауза, Хьюго и Роуз скрылись за скамейкой в противоположной стороне сада, очевидно выжидая, пока противник выдаст себя сам.

– Я, конечно, мало что помню о нас с тобой, но мне трудно даже представить, что это за игры, в которых мужчина изображает хорька, – прошептал Драко, выходить из убежища он не собирался. – Я понимаю – тигр, лев, или еще кто-нибудь, но хорек… – он глубоко вздохнул, покачал головой и прошептал:

– Я не предполагал, что твои вкусы настолько специфичны, но если ты настаиваешь…

Через секунду доблестные защитники правопорядка обнаружили место нахождения преступника по истерическому смеху его заложницы.

– Вон они! – вскричал Хьюго, выскочив из-за скамьи. – За гортензией!

Двое взрослых вывалились из кустарника и, спотыкаясь, скрылись за углом дома. Впрочем, найти их было не трудно – Гермиона продолжала хохотать. Согнувшись пополам от смеха, она не могла даже быстро бегать.

– Успокойся сейчас же! – наскоро захлопнув дверь хозяйственной пристройки, прошипел Драко. Ничего не помогало – его жена продолжала смеяться, как безумная.

Она запомнит это сладострастное «Фыр-фыр!» на всю жизнь.

– Гермиона!

Она напишет мемуары и продаст их Рите Скитер.

– Немедленно заткнись!

Да что там, она отдаст их ей бесплатно!

Мир. Должен. Знать.

Потеряв всякую надежду на адекватность своей жены, он просто закрыл ей рот рукой, и она фыркала ему в ладонь еще минут пять, пока дети снаружи сужали круг поиска своих жертв.

– Выходите с поднятыми руками! – пару раз ударив в дверь дулом яркого пластмассового ружья, до отказа наполненного холодной водой, прокричал Хьюго. Роузи хладнокровно целилась в дверь из-за его плеча.

– Мы не станем вести переговоры с террористами!

– Это все из-за тебя, – проворчал мистер Грейнджер и отпустил свою жену, благо ее истерика постепенно сошла на нет. – Если ты знаешь способ оттянуть наш расстрел, сейчас самое время им поделиться.

Гермиона сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. Возможно, она действительно знала способ…

– Фу-у-у! – взвизгнула Роузи, как только ее брат распахнул дверь. – Телячьи нежности!

– Ну вот обязательно прямо сейчас? – Хьюго закатил глаза и, бросив пистолет на землю, отправился куда-то вглубь сада. Роуз побежала за ним. – Я же был в шаге от победы!

Она всего лишь обняла его и поцеловала его в щеку, но дети были ужасно стеснительны, они не могли на это смотреть.

– Ты меня обманула.

– Прости, не удержалась. Хорьком тебя дразнили в школе. Я никогда тебя так не называла.

– А как называла?

– Я… – она попыталась придумать еще что-нибудь забавное, но не смогла. Все бледнело перед недавним приступом смеха. – Я не помню…

– Да неужели? – он улыбнулся и только в этот момент Гермиона поняла, что все еще обнимает его. – И у кого из нас амнезия?

«Беги!» – отчаянно вопил разум, но сквозь стук сердца в ушах расслышать его было практически невозможно. Гермиона знала, что еще секунда и Драко попытается ее поцеловать, но не отстранялась и даже не размыкала рук. Она знала, что если еще немного промедлить, дороги назад уже не будет. Сама мысль тайком целоваться с Драко Малфоем казалась ей отвратительной всего несколько дней назад, но что-то определенно изменилось…

И он поцеловал ее. Сначала осторожно, затем смелее. И когда она позволила себе открыть рот и чуть прикусить его нижнюю губу, он порывисто вздохнул и прижал ее к себе сильнее.

Это не должно было быть настолько восхитительно. Разве он не должен делать это грязнее, агрессивнее, жестче? Почему он ведет себя так, как будто…

Почему он ведет себя так, как будто любит ее?

Потому что он верит, что любит ее. Она же сама его в этом убедила.

Ох, черт!

Сквозь одежду она почувствовала, насколько он возбужден, и все мысли смыло волной ответного желания. С того момента, когда она в последний раз занималась сексом со своим мужем, прошло уже больше года. С того момента, когда ей в последний раз это нравилось – кажется, вечность.

Она была очень близка к тому, чтобы окончательно сойти с ума и сказать: «Да к черту все! Пойдем в дом, как следует закроем за собой дверь спальни и займемся любовью!» Но тем не менее она осторожно отстранилась, вздохнула и заставила его разомкнуть объятия. Гермиона отступила от Драко на шаг и покачнулась – голова кружилась так сильно, что она боялась и вовсе упасть. Она сделала еще два шага назад и уже не могла поверить, что только что вполне серьезно рассматривала возможность переспать с ним, и даже не за двадцатку, а бесплатно. Гермиона отчаянными усилиями вызывала в памяти тот день, когда он столкнул ее за борт, и, наконец, у нее получилось.

Не сказав ни слова, она развернулась и пошла в дом. Закрывшись в ванной, она первым делом умылась холодной водой, но вкус его губ смыть было уже невозможно, он остался в памяти. Навсегда.

Гермиона подняла голову и внимательно посмотрела на женщину в зеркале: ее широко распахнутые глаза лихорадочно блестели, щеки горели румянцем, она часто дышала, то и дело облизывала губы. И это уже не говоря о прочих физиологических процессах, которых она не видела, но прекрасно чувствовала. Эта женщина хотела переспать с Драко Малфоем, и ей было абсолютно наплевать, насколько громко кричит от страха за возможные последствия Гермиона Грейнджер в ее голове.

«Я сражалась на войне, когда мне не было еще и шестнадцати, – сказала эта женщина, – я десять лет пыталась спасти безнадежный брак. Я пережила развод. Я заслужила чертову ночь великолепного секса после всего этого! Всего одну ночь, клянусь тебе, маленькая трусливая отличница. Всего одну ночь, а на утро я его выставлю…»

«Это чертов Драко Малфой! – возразила ей Гермиона. – Даже сам Бог не может гарантировать тебе, что на следующее утро ты не окажешься в Азкабане!»

«Никто ничего не узнает. Даже когда к нему вернется память, он не захочет трепаться о том, что около месяца провел в бытовом и сексуальном рабстве у маглорожденной ведьмы…»

Гермиона закрыла лицо руками и осторожно отошла от зеркала. Кто бы мог подумать, что слизеринский образ мыслей передается через поцелуи…

========== Глава 6 ==========

– Нет, вы не будете смотреть «Лару Крофт» в третий раз за неделю!

Конфликт в гостиной накалялся, но Гермиона не спешила прийти на помощь своему псевдосупругу. Она стояла на кухне, блаженно потягивая черный кофе. Судя по всему, после сегодняшнего расстрела отцовский авторитет дал трещину, и дети решили, что могут вить из Драко веревки. Сначала они умоляли, и даже самое черствое сердце должно было дрогнуть, но Малфой оставался непреклонен, потом они торговались, но Драко так взвинтил цену за просмотр, что дети к его условиям оказались не готовы, и, наконец они стали угрожать… И тогда Гермионе пришлось выйти из своей цитадели нейтралитета, поскольку она точно не знала, кто из них возьмет кубок «Исчадие ада» – двое маленьких Уизли или один взрослый Малфой, но проверять не испытывала никакого желания.

– Что не так с Ларой Крофт? – со вздохом спросила она, как только пышущий гневом Драко оказался на кухне рядом с ней, а дети остались в гостиной разрабатывать коварный план по его уничтожению.

– С Ларой Крофт все в полном порядке, – терпеливо объяснил он, хотя все еще злился. – Она взрослая женщина и может болтаться на подтяжках посреди своего поместья сколько ей вздумается. Но когда то же самое попробует провернуть Роуз, не говори, что я тебя не предупреждал.

– Оставайся здесь, – кивнула она и пошла в гостиную.

Неизвестно, какие методы психологической обработки применяла к своим детям миссис Грейнджер, голос ее был тихим и не доносился до кухни, но через пять минут из гостиной раздался ликующий голос Роузи:

– Принцессино чаепитие! Принцессино чаепитие!

Когда Драко появился на пороге, телевизор уже был выключен, а Роуз прыгала вокруг своей матери с видом человека, исполнившего все свои мечты. Хьюго этого энтузиазма не разделял, но и не возражал против чайной церемонии.

– Просто для справки, – уточнил мистер Грейнджер, – это ведь не предполагает трюков, опасных для жизни?

– Нет, – мрачно отозвался Хьюго, – только смертельную скуку.

Оставив детей постигать тонкости искусства чайной церемонии в компании самого настоящего аристократа, Гермиона вышла из дома и направилась ко входу в подвал. Все ее книги о магии и хоть сколько-нибудь имеющие отношение к волшебству предметы хранились там. Это маленькое подземелье было оборудовано задолго до появления Драко в доме. Гермиона просто старалась держать магию подальше от детей, пока они не станут настолько взрослыми, чтобы относиться к ней ответственно.

Кроме того, это было самое удобное место для магической практики в доме. Здесь дети не могли ее видеть, но она прекрасно слышала их сквозь старые рассохшиеся доски деревянного пола над головой. Остановившись посреди комнаты, она замерла и прислушалась – сверху доносились тихие разговоры, слов разобрать было невозможно. Удовлетворенно кивнув своим мыслям, она сняла с полки книгу по чарам и погрузилась в чтение в поисках способов наложения заклинаний, которые еще не использовала на треклятой «Хонде».

– Дядя Гарри! – закричал Хьюго.

– Дядя Гарри! – в восторге взвизгнула Роуз.

Книга, печально прошелестев страницами, с глухим стуком упала на пол. Взлетая по лестнице быстрее молнии, Гермиона успела перебрать множество вариантов своей собственной медленной и мучительной смерти, но Азкабан в этом списке занимал почетное первое место. Гарри Поттер был и оставался другом ее семьи, даже после развода с Роном, а еще он был и оставался аврором.

Гарри Поттер, с неизменно взлохмаченной прической – ни годы, ни растущее влияние в аврорате, ни даже Джинни ничего не смогли поделать с его волосами – как раз закрывал за собой входную дверь, когда Гермиона выбралась из своего подземелья. Что же, по крайней мере он не был одет в мантию, на нем был строгий маггловский костюм, так что облаву аврората можно исключить, и в ближайшее время из кустов не выскочит взвод магического спецназа. Наверное.

Ввалившись в дверь вслед за Гарри, Гермиона с размаха врезалась ему в спину, но тот даже не отреагировал. Вокруг них бегали и верещали дети, они не видели доброго мистера Поттера уже достаточно давно, чтобы соскучиться, но он не обращал внимания и на них.

Его застывший взгляд был устремлен вперед, где посреди гостиной дома Грейнджер, за маленьким игрушечным столом, скрестив ноги по-турецки, в растянутой футболке и старых джинсах, изящным движением добавив несуществующего молока в несуществующий чай, пил из маленькой розовой кружечки Драко Малфой.

– Это же… – дрожащим голосом проговорил Гарри, – это…

Собрав в кулак всю оставшуюся храбрость, Гермиона улыбнулась.

– Это мой домашний эльф, – сказала она. – Я зову его Дик.

На лице мистера Поттера отражалась внутренняя борьба. С одной стороны, он знал, что он видел. Но с другой, было проще поверить, что он сошел с ума, чем поверить в присутствие Драко Малфоя в этом доме.

– Кажется, я… – начал он, но снова запнулся, когда Драко поставил чашечку на стол и посмотрел прямо на него, – немного переработал. Я пришел забрать детей на выходные… день рождения Молли… Прости, но ты не приглашена, ты же понимаешь…

Гермиона заставила себя печально вздохнуть. Если до самого конца делать вид, что ничего особенного не происходит, возможно, Гарри действительно вернется домой в святой уверенности, что ему просто нужен выходной. Или два.

Что касается Молли и ее дня рождения, то Гермиона действительно все прекрасно понимала. Рон давно смирился с разводом и простил своей бывшей жене все обиды, но Молли этого сделать так и не смогла. В ее глазах развод младшего сына был какой-то ужасной трагедией, пошатнувшей столпы мироздания, а Гермиона – ее единственной виновницей.

– Эй, привет! – сказал Драко и поднялся с места, игнорируя ужасные гримасы, которые корчила ему Гермиона из-за плеча своего гостя. – Ты, должно быть, Гарри?

– Д-да, это я.

– Прости, если я тебя не узнал, приятель! – он пересек комнату и дружелюбно пожал Поттеру руку. – Я здорово ударился головой пару недель назад и с трудом даже собственную жену вспомнил.

– Мне жаль это слышать, – Гарри окончательно уверился в том, что перед ним не галлюцинация и теперь гораздо лучше владел собой. Надежды Гермионы на то, что его удастся спровадить, ничего не объясняя, рухнули в один миг. – И как ты себя чувствуешь?

– Очень счастливым, – улыбнулся тот и обратился к Хьюго, повисшем на руке ошарашенного Поттера. – Собирайся быстрее! Дядя Гарри не будет ждать тебя вечно!

Подхватив Роуз на руки, Драко посадил ее на плечи и отправился вместе с ней в детскую, собирать вещи. Хьюго поспешил за ними. И только когда все трое скрылись на втором этаже, Гарри очень медленно и осторожно повернулся к Гермионе. Разрез его глаз в этот момент примерно равнялся диаметру его больших круглых очков.

– Ты бы видел, как шикарно он моет посуду – такой талант! – с восторгом вздохнула она. – А какой массаж ног делает – ммм, закачаешься!

Про массаж ног она, конечно, приврала, но выражение лица Гарри Поттера того стоило.

– Ты… – с трудом сдерживая гнев, прошипел он, – ты вообще знаешь, что у нас из-за него третью неделю весь отдел на ушах стоит? Мы перевернули вверх дном пол-Англии в поисках этого засранца! Прошли по дну всю Темзу от начала до конца, построили в шеренгу все отребье в Лютном, в горах под каждый камень заглянули! А ты! Ты! Ты им посуду моешь и ноги массажируешь!

Но прежде, чем Гермиона успела промямлить что-то в свое оправдание, он добавил:

– Нет, я не говорю, что никогда сам об этом не мечтал…

Настала очередь миссис Грейнджер бессмысленно таращиться в пустоту, пытаясь примириться с огромным разрывом между ожиданиями и реальностью.

– Но если все это – последствия «Империуса» или «Обливиэйта», я вынужден буду тебя арестовать, – снова обрел аврор Поттер былую строгость.

– Нет, – покачала головой она, – он сказал тебе правду, все это последствия черепно-мозговой травмы, а я просто оказалась в нужном месте в нужное время.

Несколько долгих секунд они молчали, так что обоим был прекрасно слышен смех и топот на втором этаже дома.

– Не похоже, что этот парень тут содержится против воли, но… – Гарри вздохнул и посмотрел на подругу почти умоляюще. – Подумай о его родителях, его жене, его сыне! Они подали запрос в аврорат, хотя официально и не признают, что Драко пропал. Малфои никогда не были особенно приятными людьми, но они волнуются о нем.

С лестницы едва ли не кубарем скатился Хьюго, за ним вприпрыжку мчалась Роуз.

– Пока, мама! Пока, папа! – размахивая руками, прокричала девочка и исчезла за дверью.

Мистер Поттер снял очки и прикрыл глаза рукой. Вот теперь до него полностью дошел весь трагизм ситуации. Он вздохнул, бросил тяжёлый взгляд на Гермиону и вышел. Хьюго, неуклюже путаясь в лямках небольшого рюкзака, последовал за ним.

========== Глава 7 ==========

Как только дверь за Гарри Поттером и его племянниками закрылась, Гермиона позволила себе с облегчением выдохнуть. Гарри ничего никому не скажет. Собственно, его выбор невелик: либо оставить все, как есть, либо выслужиться в аврорате, обнаружив местонахождения Малфоя, и в тот же день бросить в Азкабан свою лучшую подругу по обвинению в похищении. К сожалению, сохраняя эту тайну, Гарри и сам мог оказаться под ударом – если все раскроется без его участия, трудно будет объяснить, почему все это время он молчал. Спустя столько лет старая дружба все еще значит для него так много, что он готов рисковать.

Но как только Гермиона обернулась к мужу, стало ясно, что все это время она боялась не того человека. Скрестив руки на груди, Драко стоял всего в двух шагах от нее, взгляд его серых глаз не предвещал ничего хорошего.

– Нам нужно серьезно поговорить, – произнес он.

Гермиона прикрыла глаза и глубоко вздохнула, в последнее время ее маленький розыгрыш становился все менее веселым. Похоже, дети были единственной причиной, по которой Драко не задавал неудобных вопросов и не предпринимал решительных действий, которые могли бы привести к скандалу и напугать Хьюго и Роуз.

Но теперь детей здесь нет.

– О чем? – тихо спросила она.

– О нас.

Проблема состояла прежде всего в том, что Гермиона больше не знала, как себя вести. Она начинала эту игру с одной целью – унизить Малфоя настолько, насколько это вообще возможно, но время шло, и цель становилась все менее привлекательной. Гермиона больше не ненавидела его. Она больше не могла, как в начале, походя выдавать выдумки об их совместной жизни за правду. Ей совершенно не хотелось ранить его, и лгать ему становилось все сложнее.

– Пожалуйста, сядь, – мягко проговорил он и указал на диван в гостиной.

Понимая, что этого разговора не избежать, она послушно устроилась на диване, который служил ее мужу постелью последние нескольких недель. Драко сел рядом и продолжил:

– В первые дни после возвращения из больницы я был немного не в себе и не обращал на это внимания, – он больше не пытался прикоснуться к ней, его руки были сложены в замок на коленях. Ожоги на них давно прошли, и больше подобных несчастных случаев на работе с ним не происходило. Очевидно, он усвоил урок. – Но если жена спит в отдельной комнате и плотно закрывает дверь, а муж ночует на диване, не нужно быть гением, чтобы понять, что с этой семьей что-то не так.

«Ты даже не представляешь себе насколько!» – про себя горько усмехнулась она, но ничего не ответила.

– Я мог бы как-нибудь просто открыть эту дверь, но если всему есть серьезная причина, я должен знать об этом.

– Ничего такого, дорогой, – как можно более непосредственно пожала она плечами. – Я просто сильно ворочаюсь во сне, и я не хотела бы случайно задеть тебя сейчас, когда ты только оправился от сотрясения…

Драко поморщился, и в этот момент на его лице проступило выражение брезгливости, столь свойственное ему в прошлой жизни. Просто невероятно, насколько он изменился, как только вся эта чепуха о чистоте крови и превосходстве древнего рода над простыми смертными выветрилась у него из головы. Он стал отличным парнем, как только перестал быть Малфоем.

– Перестань, Гермиона. Я, может, и не все помню, но я прожил с тобой десять лет, и я вижу, когда ты врешь, – он выдержал небольшую паузу и добавил: – Ты поцеловала меня всего раз с тех пор, как я вернулся из больницы. И сбежала сразу после этого.

Хуже всего было слышать боль в его голосе и не иметь возможности объяснить ему, что он не виноват. По крайней мере, не этот он, а тот, которого он даже не помнит. Проклятье, как все запуталось за последние несколько дней!

– Скажи мне честно, я тебе изменял?

– Что? – опешила Гермиона.

Какая-то ее часть возликовала: это прекрасное объяснение. Можно просто сказать ему, что все так и было, что она оскорблена до глубины души и не может жить с таким мерзавцем. Это будет идеальный завершающий аккорд в этой пьесе. Потом останется только подать знак Гарри, чтобы тот угостил Драко первоклассным аврорским «Обливиэйтом» и торжественно вернул в поместье Малфоев. И все будут счастливы! Малфои получат назад своего змееныша, Гарри не нужно будет рисковать шкурой из-за нерадивой подруги, а Гермиона…

…своими руками уничтожит человека, преданно любящего ее и детей, предварительно разбив ему сердце.

– Ты был прекрасным мужем, – сказала она, и это была чистая правда. Он делал все, что в его силах, хотя его возможности были весьма ограничены, – и никогда не делал ничего подобного.

– Я не знаю, каким нужно быть идиотом, чтобы променять такое сокровище как ты на кого-то другого, – он протянул руку и осторожно погладил ее по щеке. – На свете нет женщины прекраснее, чем моя жена.

– Нет, это уже слишком, – вздохнула она и опустила глаза. – Когда ты говоришь так, я чувствую себя недостойной тебя, – заметив, что он пытается возразить, Гермиона подняла руку в протестующем жесте. – Нет, послушай! Мы знаем друг друга уже очень давно и за это время нанесли друг другу множество обид. Но когда ты вышел из больницы, ты не помнил ничего об этом. И пока я мстила тебе за прошлое, ты обращался со мной так, как будто я на самом деле лучшая женщина на земле. Но это не так…

– Конечно, так.

– Перестань, ты просто не знаешь…

– Я знаю, что ты забрала меня из больницы, хотя я был практически бесполезен, – твердо возразил он. – Не укоряла меня за промахи, хотя в первые дни я портил все, к чему прикасался. Поддерживала, когда я отчаивался. Я не знаю, что случилось до моей амнезии, но после ты была лучшей женой, о которой только можно мечтать. И всегда будешь.

Миссис Грейнджер посмотрела своему мужу в глаза и улыбнулась. Его жена – совсем другая женщина, но она не получит его… ни за какие деньги. Не сейчас.

– Ну и раз уж я не могу просто ударить тебя по голове, чтобы ты потеряла все неприятные воспоминания, и мы оказались в равном положении…

Гермиона рассмеялась. Это, черт возьми, был бы выход!

– …предлагаю просто начать все с начала. Как насчет, – он протянул ей руку, – свидания?

***

Когда Гермиона выбирала город, в котором хотела бы поселиться с детьми, она в последнюю очередь думала о том, чтобы там было куда сходить на свидание. После выматывающей во всех смыслах процедуры развода, такая возможность вообще не приходила ей в голову. В маленьком прибрежном городке, где они все теперь жили, выбор таких мест фактически сводился к заведению под названием «Лагуна», откуда доносилась музыка в лучшем случае двадцатилетней давности.

Под большим, украшенным разноцветными лампочками навесом располагалось несколько столов, барная стойка и площадка для танцев, кухня и прочие служебные помещения располагались в небольшой пристройке, больше всего напоминавшей сарай. Впрочем, на побережье давно спустился вечер и, при наличии развитого воображения, можно было представить, что все не так плохо.

Посетителей было немного, но, к удивлению Гермионы, невысокий полноватый мужчина средних лет отделился от своей компании и, улыбаясь, направился прямо к Драко. Мужчины тепло поприветствовали друг друга, этот приятный толстячок оказался хозяином автосервиса, в котором работал мистер Грейнджер, его звали Бертран Коул.

– Черт побери, я зазывал тебя недели две, не меньше! Признайся, ты просто не хотел показывать нам свою красавицу-жену?

Драко рассмеялся и ответил, что дети отправились к родственникам только сегодня, на что, двусмысленно поигрывая бровями, Бертран пожелал супругам приятного вечера, не менее приятной ночи и испарился. Спустя полчаса и пару коктейлей, он подошел к их столику снова, чтобы презентовать бутылку вина в честь знакомства. И, когда Драко отлучился, чтобы принести бокалы, мистер Коул повернулся к его жене:

– Сначала этот парень портил все, к чему прикасался, и я уж думал от него избавиться. Но потом я понял, что просто дал ему не ту работу. Руками он действительно мало что может, но зато языком…

Гермиона уставилась на хозяина мастерской, она могла думать только о том, чтобы не покраснеть до корней волос прямо сейчас. Почему его босс осведомлен об умениях Драко в этой области гораздо лучше, чем его жена? И какое это отношение имеет к работе в автосервисе?

– Как-то старушка Меридит заехала на своей колымаге шины проверить, так он открыл перед ней дверь, подал руку, как чертовы кавалеры из немого кино начала прошлого века и отвесил пару таких комплиментов, что старушка охнула, зарделась и, богом клянусь, присела в книксене! С тех пор она приезжает проверить машину через день, и всех подружек с собой таскает. Ваш муж делает мне половину выручки, мадам.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю