290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » За бортом (СИ) » Текст книги (страница 1)
За бортом (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 10:30

Текст книги "За бортом (СИ)"


Автор книги: ~Mirroring~






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

========== Глава 1 ==========

Гермиона Грейнджер не могла похвастаться обостренной интуицией. Делая прогнозы на будущее, она предпочитала опираться на факты, а не на «дурные знаки» или «добрые предзнаменования». Но в тот день и логика, и зачатки интуиции, и горький опыт говорили ей об одном: вензель семьи Малфой на корме корабля – не просто дурной знак, а отвратительный. Но плачевное финансовое положение вкупе с безрассудной гриффиндорской храбростью заставили ее заглушить все сигналы бедствия, которые взбудораженный мозг генерировал в надежде, что женщина одумается, откажется от работы и просто отправится домой. Она глубоко вздохнула, подняла подбородок повыше и взошла на палубу небольшой белоснежной яхты только для того, чтобы тут же пожалеть об этом.

– Грейнджер! – Драко Малфой стоял, прислонившись к двери рубки. Безукоризненный костюм-тройка, в который он был одет, не слишком подходил для морской прогулки, так что он либо трансгрессировал сюда прямо из поместья, либо провел несколько часов перед зеркалом. – Я сначала не поверил, увидев эту фамилию в списке заклинателей «Финнес и партнеры», думал, может, у тебя есть родственники. Но потом вспомнил, что все они поголовно магглы и Грейнджер-волшебница на этом континенте только одна.

– Спасибо за проявленное доверие, мистер Малфой, – скучающим тоном протянула она и вытащила из рукава волшебную палочку. – В вашей смете указаны навигационные чары и несколько видов самопроизвольной коррекции курса в зависимости от подводного ландшафта. Я бы хотела приступить к работе как можно скорее. Деньги вперед.

– Оплата сдельная, – жестко оборвал он. – Приступай.

Но как только она подняла палочку и первые нити заклятий коснулись корпуса судна, Малфой оттолкнулся от двери и направился прямиком к Гермионе.

– Грейнджер, – приближаясь, повторял он. – Грейнджер в конторе по зачарованию магических средств передвижения. И это после столь многообещающего старта в Министерстве магии на должности сотрудника Отдела по надзору за магическими существами! Что же произошло? Так увлеклась борьбой за права домашних эльфов, что решила занять место одного из них в семействе Уизли?

Палочка в руке Гермионы дрогнула. Долг требовал игнорировать издевки и закончить работу, в конце концов, ее тут минут на двадцать, а жить на эти деньги они с Хьюго и Роузи смогут как минимум месяц. Но распаленное гневом сердце отчаянно боролось за идею воткнуть волшебную палочку, гениальное изобретение магического сообщества, тончайшей настройки инструмент по взаимодействию с силами самой природы, единственное безмерно важное приобретение для любого волшебника, в глаз этого высокомерного мерзавца.

– И, учитывая, что ты снова Грейнджер, а не Уизли, ты и с этой задачей не справилась.

– Не отвлекайте меня от работы, – совершая очередной пас дрожащей рукой, попросила она.

– Если ты завалишь заказ, тебя уволят, – почти ласково напомнил он. – Трудно, наверное, безработной женщине кормить двоих детей.

Гермиона почувствовала, как по спине медленно сползает капля пота и влага пропитывает воротничок свежей белоснежной рубашки. Если она сейчас, прямо сейчас прервет наложение навигационных заклятий и выкрикнет «Ступефай!» в лицо Драко Малфоя, он не успеет среагировать, и тогда…

И тогда она проведет остаток жизни в Азкабане, и статус героя Второй Магической войны ей ничем не поможет. Возможно, помог бы десять лет назад, когда она, Гарри и Рон находились на пике славы, но не сейчас, поскольку слава быстротечна, а деньги в сейфах Малфоев лежат веками.

– Если я завалю его достаточно хорошо, – напряженно проговорила она, наплевав на официально-деловой тон, – ни тебя, ни твою паршивую посудину никто больше никогда не увидит, Малфой.

Оскорблять ее, используя информацию о ее семье, было низко, тем более что даже если бы она хотела, она не могла ответить тем же. Гермиона знала, что Драко женат на Астории Гринграсс, что у них есть сын по имени Скорпиус, но это была единственная информация, которой она располагала. И этого катастрофически мало для контратаки.

– Полегче, миссис Грейнджер! – оскалился он в ответ, обходя ее со спины. – Эта «паршивая посудина» стоит больше, чем ты, твой бывший муж и вся его семья способны заработать в течение жизни. К тому же «Финнес и партнеры» между таким клиентом, как я, и таким работником, как ты, выберут меня. А я ведь могу пожаловаться на угрозы…

И Гермиона замолчала. В течение следующих десяти минут ей довелось выслушать множество мерзких предположений о причинах развода с Роном Уизли, а также о том, кто на самом деле является отцом ее детей, и о том, чем ей придется зарабатывать, если «Финнес и партнеры» не станут продлевать с ней контракт. Но уже через три с половиной минуты она не могла с точностью ответить самой себе на вопрос, почему нельзя использовать на людях заклинание под названием «Круциатус». Может, существуют исключения и при определенных обстоятельствах все-таки можно? Потому что обстоятельства в данный момент прямо-таки вынуждают…

– Достаточно, – опустив руки, проговорила она. Воздух на палубе маленькой яхты все еще дрожал, возмущенный потоками энергии. – Я закончила и хочу получить свою оплату.

– Конечно, – пожал плечами Малфой, – почему бы и нет? Но, знаешь, если у тебя такие проблемы с деньгами, что ты способна выслушивать оскорбления от нанимателя в течение получаса, может, еще и переспишь со мной? Я накину двадцатку сверху.

Гермиона отступила на несколько шагов, подойдя вплотную к бортам лодки. Она знала, что Драко может быть беспринципным ублюдком, когда захочет, но чтобы настолько…

– Иди к черту! – сквозь зубы прошипела она.

– Полагаю, это значит «Нет»? – он в притворном удивлении поднял светлые брови и вздохнул. – Жаль, а ведь это тот самый случай, когда от благотворительности можно получить немного удовольствия… – он сделал несколько шагов навстречу, и Гермиона задержала дыхание, когда он подошел совсем близко и улыбнулся. – Не смею задерживать!

Резкий толчок в грудь заставил ее потерять равновесие, и с визгом, совершенно неподобающим гриффиндорской львице, она упала за борт. Первое, что она увидела, как только, кашляя, вынырнула на поверхность, был Драко Малфой с небольшим мешком галеонов в руке.

– Ты забыла деньги, – сказал он и швырнул мешок в воду.

– Да будь ты проклят! – в ярости заорала она. Настолько чистой, ничем незамутненной злобы ей не приходилось испытывать за всю свою жизнь, а жизнь эта включала Вторую Магическую войну, где поводов было достаточно. Она могла бы орать до тех пор, пока не охрипнет, но деньги уходили под воду все глубже, и шанс вернуть их уменьшался с каждой секундой.

***

– Ма-ам? – настороженно протянул Хьюго, открывая дверь. – Ты как-то… поздно сегодня.

Шлепая босыми ногами по деревянному полу, Гермиона вошла в дом. С ее волос и одежды все еще капала вода, но Хьюго Уизли в свои неполных девять лет был настолько тактичен, что «не заметил» этого. К тому же на улице разыгрался ужасный шторм, и мальчик, должно быть, подумал, что мама промокла под дождем.

– Трудный день, парень, – осипшим голосом проговорила она. – Роуз уже спит?

– Ага.

– И тебе пора, – осторожно опускаясь в кресло, она через силу улыбнулась.

– Но, мам…

– Мне не нужна помощь. Завтра я буду в порядке. Пожалуйста, иди спать.

Как только на втором этаже стихло шлепанье босых ног, Гермиона уронила голову на руки и разрыдалась. Она все-таки достала деньги, на ее счастье лодка стояла довольно близко к берегу, и глубина была не более трех метров. Но вода была мутной, и простое «Акцио» не срабатывало в таких условиях. И хотя она перепробовала много других заклинаний, поднять мешок со дна с помощью магии не удалось.

Ей пришлось нырнуть раз тридцать прежде, чем она нащупала мешок.

Гермиона устала, потому что ей пришлось провести полтора часа в воде, но гораздо больше ее измотала бессильная ярость. Почему она позволила так обращаться с собой? Почему не развернулась, как только поняла, с кем придется иметь дело? Если бы она отказалась от этой работы, компания просто подрядила бы кого-то другого.

«Ты всегда была умной девочкой, – стягивая с себя мокрую одежду, она продолжала всхлипывать, – но сегодня ты поступила, как последняя идиотка!»

Даже если бы она не получила другого заказа в скором времени, Гермиона всегда могла попросить помощи у бывшего мужа. Они не ненавидели друг друга, как большинство разведенных супругов, но все же встреч старались избегать настолько, насколько это возможно. Оба не могли смириться с мыслью, что все, что они сделали в браке за десять лет, – это сделали друг друга несчастными. И если Рон хотел о чем-то ей сообщить или забрать детей на недельку в Нору, он просто присылал сову и всегда спрашивал, не нужна ли Гермионе помощь.

Если бы она не была слишком горда, чтобы просто принять эту помощь, ей не пришлось бы сегодня так отчаянно бороться за свои деньги. И выслушивать оскорбления тоже не пришлось бы.

Миссис Гермиона Грейнджер уснула, едва добравшись до постели. И даже свирепый ветер, грозящий порывами выбить хрупкие стекла в доме, не разбудил ее.

***

– Мам, там дерево в саду упало! Можно мы сделаем палатку? – кто-то настойчиво тряс ее за плечо. – Ну можно? Можно?

– Можно, – не открывая глаз, проворчала она. – Только не вздумайте брать для этого чистое белье.

Голова ужасно болела, а в горле пересохло настолько, что Гермиона всерьез задалась вопросом, не приснилось ли ей это свидание с Малфоем после самой отвязной попойки в ее жизни? Но мокрая одежда все еще валялась перед креслом, а мешок с золотыми галеонами – в прихожей, так что такую возможность пришлось исключить. Со вздохом она поднялась с постели, подобрала одежду и включила телевизор в гостиной. Вчерашний шторм оказался довольно серьезным, и, наливая себе кофе, она слушала о поваленных деревьях, выбитых стеклах, оборванных проводах, разбившихся лодках и…

– …был обнаружен неизвестный белый мужчина тридцати-тридцати пяти лет, – вещал телевизор.

Гермиона глотнула кофе и подняла глаза на экран. На экране потрепанный Драко Малфой в больничной пижаме орал на врачей и грозно размахивал руками, но его, кажется, никто не слушал. Гермиона закашлялась, кофе хлынул через нос, но диктор в телевизоре оставался невозмутим:

– …диагностировали полную амнезию. Просьба всем, кто знает что-либо о личности пострадавшего, откликнуться как можно скорее.

– Бедняжка! – злобно прокашляла она, утирая слезы. – Совсем один в жестоком мире магглов! Держу пари, он даже не знает, как телефоном пользоваться…

Стоп.

Знает ли она что-нибудь о личности пострадавшего? О, еще как знает! Гораздо больше, чем он сам на данный момент…

И если он не знает, кто он такой, почему бы кому-нибудь не просветить его в этом плане?

– Дети! – высунувшись в окно, крикнула она. Роуз и Хьюго тут же попытались спрятать новый пододеяльник, испачканный в земле, за своими спинами, но у них ничего не вышло.

– Ма, там ничего другого не было в шкафу, честное слово!

– Бросьте это и идите сюда, – отмахнулась она от оправданий. – У меня для вас есть игра поинтереснее…

========== Глава 2 ==========

Глава психиатрического отделения местной больницы оказалась миловидной женщиной лет пятидесяти, она вежливо поприветствовала Гермиону и не стала скрывать вздох облегчения, когда та сказала ей, за кем пришла.

– Слава Богу, мадам! – воскликнула она, и круглые очки на ее носу подпрыгнули от восторга. – Не поймите меня неправильно, но ваш муж оказался… очень требовательным пациентом. Додумался до того, что приказал перевести его в отдельную палату! И, представляете, нам все-таки пришлось это сделать! Потому что иначе другие пациенты рано или поздно вышвырнули бы его в окно.

– Я их совершенно в этом не виню, – мягко улыбнулась Гермиона.

Психиатр наскоро собрала необходимые документы и буквально потащила ее за собой по узким больничным коридорам.

– Пару раз он швырнул поднос с едой в медсестру, заявив, что он слишком важная персона, чтобы есть эти помои, – врач закатила глаза, – но спустя пару дней голод взял свое, и если подносы и долетали до персонала, то только пустые. Скажите, у него раньше наблюдались признаки мании величия?

– Ну, – закинула удочку миссис Грейнджер, – как-то раз он так набрался, что бегал по дому с ножкой от стула, воображая, что он маг, а это его волшебная палочка.

– «Волшебная палочка!» – фыркнула женщина и поправила съезжающие на нос очки. – Герр Фрейд был бы счастлив иметь такого пациента!

– Несомненно, мадам, – кивнула Гермиона и широко улыбнулась.

Все складывалось просто прекрасно: у Драко не было при себе палочки, и он не помнил о том, что он волшебник, иначе весь персонал больницы был бы уже знаком с этой разновидностью бреда.

Наконец, женщины остановились перед одной из больничных дверей, из палаты доносились звуки настолько красноречивые, что Гермиона невольно заслушалась.

– Как вы смеете?! Да вы знаете, кто я такой?!

– Да ты сам не знаешь, кто ты такой!

– Это совершенно не меняет сути! Уберите эту дрянь немедленно, я скорее умру от голода, чем попробую что-то похожее на смесь желе и навоза!

Психиатр страдальчески вздохнула и открыла дверь, кивком она дала понять медбрату, что его мучения окончены. Парень вытер пот со лба и тут же исчез за дверью.

– Забирайте, – махнула она рукой в сторону бледного от бешенства Малфоя, стоящего босиком напротив больничного окна. – Найденные при нем вещи и одежду получите в регистратуре на выходе.

Огромная поношенная больничная пижама свисала с него, как с пугала, но на лице каким-то чудом сохранилось выражение брезгливого высокомерия. Впрочем, оно сменилось гневом, как только врач представила ему Гермиону.

– Я не знаю эту женщину и никуда с ней не пойду, – прорычал пациент и злобно уставился на свою так называемую супругу.

– Если возникнут проблемы, – скрываясь за дверью, проговорила психиатр, – я выделю вам смирительную рубашку, кляп и четырех крепких парней в помощь.

– Нам это не понадобится, – сладко улыбнулась Гермиона. – Правда, дорогой?

– Я вас не знаю.

– Это совершенно нормально, – успокаивающе промурлыкала она. – У тебя амнезия, и некоторое время ты ничего не будешь помнить о себе. Врачи обещают, что скоро память вернется, а пока… Меня зовут Гермиона и я твоя жена.

– А как зовут меня?

– Дик.

– А фамилия?

– МакФакер.

Повисла продолжительная пауза. Судя по всему, Гермиона нанесла серьезный удар по его системе представлений о себе. Ничего, это только начало…

– Ты шутишь, что ли? – от неожиданности маска высокомерия слетела с его лица, обнажив растерянность и удивление.

Гермиона весело рассмеялась и продолжила:

– Расслабься, дорогой, при заключении брака ты взял мою фамилию – Грейнджер, так что вот уже десять лет никто не называет тебя МакФак, – она ностальгически вздохнула. – А жаль, ты так забавно краснел, когда слышал это…

– Напомни послать моим родителям письмо с требованием подробных объяснений этой нелепой ситуации. Я уверен, что уже тридцать лет назад называть сына Диком было совершенно безответственно, не говоря уже о том, что смена фамилии не представляет абсолютно никакой проблемы. Неужели они не могли просто…

– Не знаю, возможно, они просто очень гордились древностью рода Мак…

– Хватит! – вскипел он и действительно покраснел. – Это возмутительно! Я не хочу, чтобы ты когда-либо еще упоминала эту фамилию.

– Как скажешь, дорогой, – пожала плечами она и вытащила из сумки рубашку, брюки и обувь. – Я принесла твою одежду.

Некоторое время он задумчиво рассматривал потертые джинсы и футболку, порванную в нескольких местах, затем растерянно оглядел комнату в поисках ширмы или чего-то подобного и только потом поинтересовался:

– Ты не собираешься отвернуться?

– Отвернуться? – вскинула брови она. – Дорогой, мы женаты десять лет, у нас двое детей. Поверь мне, на данный момент я помню как выглядят твои гениталии лучше, чем ты сам.

Мистер Дик Грейнджер окинул свою супругу долгим взглядом, но все же снял пижамную рубашку и не без отвращения залез в футболку, которая оказалась ему катастрофически велика.

– Я что, был… толще?

– Ага, – удовлетворенно кивнула Гермиона. Ей пришлось обзвонить всех своих друзей, чтобы найти старую футболку именно такого размера. – Ты недооценил пользу больничной диеты. Она помогла тебе скинуть несколько фунтов.

Когда он стянул штаны, Гермиона почувствовала, что пялиться на него и одновременно делать вид, что ничего особенного не происходит, становится все труднее. В конце концов, она была в разводе уже около года…

– Ох, – вырвалось у нее.

– Что такое? – хмуро бросил он, застегивая ширинку.

– Ничего, просто твой зад, он… – она вздохнула еще раз, – прямо как в тот день, когда мы познакомились! В том стриптиз-клубе было много танцоров, но только ты так вертел своей задницей, что у меня закружилась голова. И, засовывая четвертую двадцатку за лямку твоих трусов, я подумала, что дешевле будет просто выйти за тебя замуж. Это была любовь с первого взгляда!

Судя по выражению лица мистера Грейнджера, его картина мира только что дала здоровенную трещину. Что бы он не думал о любви до этого момента, он явно представлял ее как-то по-другому. Гермиона и не думала, что он может быть еще бледнее, чем сейчас… но проверить все равно стоило.

– К несчастью, городок у нас маленький, и тот клуб закрылся много лет назад. Ты остался без работы, растолстел, и твоя божественная задница вышла в тираж. С тех пор ты сидишь дома с детьми, а я пытаюсь свести концы с концами.

Не давая Малфою времени на то, чтобы смириться с ролью толстого безработного стриптизера-неудачника, Гермиона осторожно подошла к нему, взяла под локоть и потянула к выходу.

– Пойдем, милый. Роуз и Хьюго так соскучились по тебе…

***

Роуз и Хьюго были хорошо проинструктированы. Подъезжая к дому, Гермиона заметила сына, показывающего ей большой палец с крыши гаража, и рыжую голову дочери где-то в зарослях гортензии.

– И это наш дом? – севшим голосом спросил Драко, как только вышел из машины, и его взгляду предстал маленький двухэтажный коттедж. И размер дома, и его отделка вдруг показались ему чем-то ужасно, непоправимо неправильным.

– Вообще-то он не наш, – захлопывая дверь своего пикапа, усмехнулась Гермиона. – Мы просто живем здесь до тех пор, пока я в состоянии за него платить. Если со мной что-то случится, мы все окажемся на улице. Возьми продукты, любовь моя. Я так устала сегодня…

На самом деле ей совершенно не нужны были семь фунтов картофеля, десять банок консервированных бобов и два мешка крупы, но отказать себе в удовольствии посмотреть, как лорд Драко Малфой будет тащить это все к дому, она не смогла. Глядя на то, как он, сгибаясь под тяжестью сумок, открывает калитку, она вскинула руку и подала детям знак.

Первой с места сорвалась Роуз, от ее визга закладывало уши. Трудно поверить, что пятилетняя девочка способна выдавать такие частоты, если не знать, что ее бабушка – Молли Уизли, ветеран семейных скандалов и мастер художественной постройки взрослых сыновей.

– Па-а-ап! – визжала она, – папочка, папуля!

Гермиона никогда не видела, как людей поражает инфаркт, но что-то ей подсказывало, что в эту секунду Малфой был весьма близок к этому состоянию. Роуз обхватила его колени и сжала их с такой силой, что Драко потерял равновесие и только чудом остался на ногах. В этот момент с крыши сорвался Хьюго. С криком «Привет, пап!» он спланировал ему прямо на спину, из-за чего все трое с криками и визгом повалились на садовую дорожку.

И пока дети развлекали мистера Малфоя игрой под названием “Все, что вы когда-либо хотели сделать со своим родным отцом, но боялись сломать ему хребет”, Гермиона прошла мимо них в дом и устроилась напротив окна гостиной с чашкой чая в руках.

Вечер обещал быть долгим.

========== Глава 3 ==========

На следующий день Гермиона получила новый заказ, а дети – торжественное разрешение не ходить в школу и задание присмотреть за «папой». Закрывая за собой дверь, она бросила взгляд на Хьюго, тот потирал руки в предвкушении. На обед у него был запланирован обстрел едой условного противника. Условный противник спал на диване в гостиной и ничего не подозревал о своей участи. Роуз не выпускала из рук совершенно случайно забытую матерью косметичку. Вряд ли девочка планировала что-то сознательно, но Гермиона знала, что случается, если в руки ей попадает эта вещь, а где-то рядом бродит ничего не подозревающая жертва.

Все утро, разбирая пыльные фолианты с заклятиями в конторе, Гермиона умирала от любопытства. К обеду она решила, что камеры наблюдения в доме – не такая уж плохая идея, а ближе к концу рабочего дня и думать забыла о том, как превратить подержанную «Хонду» в универсальный батискаф для погружения на дно Марианской впадины за особенно редкими ингредиентами для зелий. Если кто-то и платил за работу больше Малфоев, так это одержимые исследователи. Будь у Гермионы достаточно денег, она давно присоединилась бы к ним.

Возвращаясь домой, она превысила скорость как минимум вдвое, но так как ее старенький пикап был зачарован ею лично, на свете не нашлось бы ни одного дорожного инспектора, способного заметить это.

В доме было тихо. Даже слишком. Побродив по комнатам, она обнаружила печального Хьюго, сидящего в обнимку с подушкой в собственной спальне. Перья из этой подушки ровным слоем покрывали пол. Судя по всему, тут кто-то славно повеселился сегодня, но почему тогда ее сын выглядит таким несчастным?

– Эй, парень! – ободряюще улыбнулась она. – Я думала, у тебя сегодня по расписанию бой на картофелинах? Он что, не состоялся?

– Состоялся, – буркнул мальчик. Он запустил руку в волосы и вытащил оттуда пригоршню перьев. – После первого залпа противник перешел в нападение и заорал: «Сударь, вы нанесли мне оскорбление! Я вызываю вас на дуэль! В качестве оружия я выбираю подушки! Защищайтесь!»

– И как прошло? – осторожно поинтересовалась она.

– А ты не видишь? – исподлобья глянул он на мать. – Я проиграл.

Хьюго и Гермиона синхронно вздохнули. Она смутно догадывалась, что Малфой не станет долго терпеть подобное обращение. Судя по всему, ему было достаточно первой встречи с детьми, когда они чуть не задушили его, а потом не желали с него слазить в течение нескольких часов. Вчера он еле добрался до дивана, на который ему указала жена, и даже не стал изображать из себя принцессу на горошине, жалуясь, что ложе недостойно его королевской задницы. Сегодня он решил на корню пресечь детский произвол и, надо сказать, нашел довольно изящное решение.

Присев на кровать рядом с сыном, она ободряюще похлопала его по спине.

– Я уверена, что ты сможешь взять реванш.

– Мам, он в три раза старше и в полтора раза выше меня! Какой реванш?

– Он просто сжульничал, – подмигнула она. – На самом деле оружие имеет право выбрать тот, кого вызывают на дуэль, а не тот, кто вызывает.

– Правда?

– Да.

И как только Хьюго пустился в размышления о том, что лучше выбрать в качестве оружия отмщения – «Нинтендо» или «Сегу» – Гермиона решила, что он уже достаточно оправился от поражения. Когда она прошла поочередно в кухню и ванную, выяснилось, что восстания машин, на которое она так рассчитывала, тоже не произошло. Постиранное белье криво висело на заднем дворе, посуда была вымыта, на плите в кастрюле стояло… нечто, напоминающее обойный клей и кашу с комочками одновременно. И, тем не менее, это была еда, и в процессе ее приготовления никто не пострадал. Обратившись за разъяснениями к сыну, она узнала, что временный папа действительно не знал, как обращаться с бытовой техникой, но он додумался спросить об этом у детей.

Драко Малфой, может, и был высокомерным ублюдком, но он не был идиотом.

А жаль.

– Матерь Божья, – открывая кастрюлю с загадочным варевом, пробурчала миссис Грейнджер себе под нос, – что это такое?

– Фрикассе из курицы под белым соусом.

Гермиона хмыкнула и опустила крышку. Похоже, что Драко знал, из чего должно состоять это блюдо, но не знал, как именно его приготовить, что неудивительно – эти сведения хранились в голове домашнего эльфа семейства Малфоев, а никак не в его собственной.

Обернувшись на голос, Гермиона собралась было отпустить какой-нибудь остроумный комментарий по этому поводу, но вдруг взвизгнула и отпрыгнула в сторону. Она вжалась в противоположную от входа стену и панически нащупывала палочку в рукаве, пока не поняла, что мужская фигура в дверях, с лицом, напоминающим открытую рану и зияющими черными провалами на месте глаз – это всего лишь ее так называемый муж. И, похоже, он ничуть не обеспокоен тем, что происходит с его лицом.

– Прости, я не хотел тебя напугать, – сказал он и протяжно зевнул, сверкнув белоснежными зубами из-под кровавой маски. – Я спал и не слышал, как ты пришла.

«В смысле не хотел?! – все еще смотря на него огромными от ужаса глазами, думала она. – Такой макияж требует нескольких часов работы и полной концентрации!»

В дверной проем рядом с ним вдруг заглянула Роуз, и все встало на свои места. Пальцы девочки, перемазанные в ярко-алой помаде, оставляли следы на белоснежной краске стен. Едва придя в себя, Гермиона простилась с полугодовым запасом своей косметики. Что же, она знала, на что идет, когда оставляла дочь наедине со своей косметичкой и ничего не подозревающей жертвой. Она просто не рассчитывала на столь впечатляющий результат.

– Что с твоими руками, милая? – нахмурился Драко.

Понимая, что он вот-вот обнаружит изменения в своем имидже, Гермиона поспешила вмешаться.

– Дорогой, – не давая Роуз вставить слово, позвала она, – будь так добр, принеси полотенце из ванной. Оно висит рядом с зеркалом.

Пожав плечами, он отправился в ванную. Спустя пару секунд дом огласил крик, полный ужаса и отчаяния. Гермиона подошла к дочери и заговорщицки ей подмигнула, девочка на секунду просияла, но затем все же расстроилась.

– Я думала, ему понравится…

– Он в восторге, – прыснула миссис Грейнджер и подняла ладонь. – Дай пять, детка!

========== Глава 4 ==========

Комментарий к Глава 4

Отзывы с феста меня очень вдохновили! Спасибо вам, ребята! И держите следующую главу!

В пух и прах проигравшись Хьюго в «Нинтендо», Драко должен был до конца недели заправлять за него постель, и он делал это с выражением вселенской скорби на лице, но отказаться не мог, поскольку игорный долг – святое дело для джентльмена. Хьюго злорадствовал только первые два дня, а потом смягчился. Как и все Уизли, мстительным он не был.

– Пап! – забросив школьную сумку на лестницу, ведущую в детскую, заорал он. – Я сегодня в школе немного порылся в интернете и нашел как готовить этот твой фрик-суп!

– Фрикассе, – машинально поправил Драко, не отрываясь от процесса сортировки детских вещей. – Где, извини, ты рылся?

– Не важно, – отмахнулся мальчик и сунул ему в руки бумагу, испещренную мелким машинным шрифтом. – Смотри, тут все по шагам расписано.

Гермиона, наблюдавшая эту сцену из своего любимого кресла, нахмурилась и жестом попросила сына подойти. Она отложила в сторону учебник по автомобилестроению. Из-за этой скучной книги она уже трижды прокляла подержанную «Хонду», над которой работала.

– Эй, приятель! – зашипела она. – Ты на чьей стороне вообще?

– Да ладно тебе, мама, – поморщился Хьюго. – Подумаешь, он обзывался в детстве! С тех пор столько времени прошло. Остынь уже.

Гермиона поджала губы и ничего не ответила. Как только Хью ушел в свою комнату, она, не скрывая досады, вздохнула. Она не рассказала детям всего, что произошло между ней и Малфоем. Просто сказала, что он дразнил ее в школе, и она хочет подшутить над ним в ответ. Не могла же она, в самом деле, сказать пятилетней дочке и девятилетнему сыну: «Он поливал меня и вашего отца грязью в течение получаса, назвал вас рыжими выродками, а потом предложил трахнуться за двадцатку!»

Это было бы не педагогично.

Возвращаться к чтению не было никакого смысла: механика и магия сочетались плохо, то и дело вступая в противоречия. Именно из-за этого она не держала дома компьютеров и даже телефонов. Вздохнув, Гермиона поднялась с места, громко объявила, что уходит, и покинула дом.

Проводив жену внимательным взглядом, мистер Грейнджер услышал, как громко хлопнула дверь и нахмурился. Но долго раздумывать над тем, какая муха ее укусила, не мог – было слишком много работы. Не то, чтобы шкафы в этом доме требовали немедленной ревизии, просто он надеялся найти там какие-нибудь памятные вещи, которые вернут ему хоть немного собственного прошлого. Но содержимое шкафов не вызывало ничего, кроме зевоты, пока среди косметики Гермионы ему не попался небольшой бумажный сверток. Внутри лежал красивый шелковый платок с вензелем «Д. Малфой», несколько запонок с красивыми серебристыми змеями на темном фоне и… дорогие часы. Слишком дорогие. Он не мог сказать точно, откуда знает это, но часы были дороже дома, в котором жила его семья, и земли, на которой этот дом стоял.

Это вызывало некоторые… вопросы.

***

Постепенно жизнь в доме миссис Грейнджер приходила в какое-то подобие жизни, которую люди называют «нормальной». Теперь ей необязательно было сломя голову мчаться домой, чтобы позаботиться о детях, она знала, что без нее с ними ничего не случится. И с огромным удовольствием она посвящала работе столько времени, сколько требовалось. Когда она возвращалась домой, Роуз и Хьюго уже спали, сделав свои домашние задания и приготовив одежду для похода в школу на следующий день. И ей требовалась просто нечеловеческая ловкость и смекалка, чтобы попасть в свою комнату и не встретиться по дороге с человеком, который сделал все это возможным.

Потому что все знают, чем занимаются родители, когда дети спят, а в планы миссис Грейнджер эта сторона семейной жизни совершенно не входила.

Собираясь на работу утром, она ловила на себе подозрительные взгляды так называемого супруга и отчаянно делала вид, будто все в порядке. Она одновременно и боялась, и надеялась на то, что скоро он сам догадается обо всем. Потому что прервать эту игру самостоятельно она была уже не в силах.

Вернувшись однажды домой после долгого рабочего дня, она застала детей у телевизора, но не обнаружила Драко.

– Где он? – с затаенной надеждой поинтересовалась она у сына.

«Он все вспомнил и сбежал, все вспомнил и сбежал!» – скрестив пальцы за спиной, про себя повторяла она.

– На работе, – пережевывая сэндвич, ответил Хьюго.

– Что? – опешила она. – Он нашел работу? Почему я не знаю об этом?

– Может, вам надо чаще разговаривать? – с сарказмом, который не был свойственен ему раньше, спросил мальчик.

«О, нет! – Гермиона упала в кресло и в ужасе закрыла рот рукой, – нет-нет-нет! Что если его увидит кто-нибудь из знакомых?»


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю