290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Гиады (СИ) » Текст книги (страница 8)
Гиады (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 05:00

Текст книги "Гиады (СИ)"


Автор книги: Margo_Poetry






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 10 страниц)

– Почти на месте, – заявил вдруг Граймс, отодвигая в сторону несколько поникший ветвей, за которыми открывался вид на территорию тюрьмы, буквально заполоненную ходячими мертвецами. При виде столь знакомого места, которое даже успело заменить родной дом, что-то внутри болезненно сжалось.

– А если нас снова… назад вернет? – решился спросить Дэрил. Хрипы мертвецов едва слышно долетали до места, где путники остановились.

– Не знаю, – устало отозвался Граймс после минутного молчания. Он повернулся к Дэрилу и заметно напрягся, проводя рукой по лицу. – Я должен кое-что тебе сказать.

Кэрол

Наспех приготовленный завтрак дети упорно отказывались есть, без конца задавая вопросы и желая как можно скорее, если не в тюрьму отправится, то хотя бы просто походить по лесу рядом с лагерем. Бесконечные перебежки с места на место им порядком надоело, Кэрол это прекрасно понимала, и все же не желала никого и никуда от себя отпускать. Когда они были так близко к цели, могло произойти все, что угодно, и следовало держаться вместе. А уж если вспомнить, как ранили Карла и чем все закончилось для Софии…

Белокурые волосы дочери были завязаны в тугой хвост на затылке и смешно дергались всякий раз, когда девочка активно кивала головой, соглашаясь с тихим бормотанием Карла, который явно намеревался учинить маленький бунт. Пусть и хитрая, но все же улыбка девочки заставляла Кэрол не сводить с Софии глаз, хотя на смену женщине присматривать за детьми уже пришла Лори.

– Надо отнести завтрак Дэйлу, – принялась объяснять женщина, высыпая перед детьми пачку цветных карандашей. Карл недовольно пробурчал, что заниматься рисованием ему до чертиков надоело. – Скажешь об этом своему отцу, когда он вернется, – сердито добавила женщина, но тут же осеклась, а ее лицо на миг приняло отсутствующее выражение. Кэрол хотела было спросить, в чем дело, но София вызвалась помочь с завтраком для Дэйла, и женщина последовала за дочкой.

– Не торопись так, а то все уронишь, – напутствовала Кэрол, глядя, как девочка весьма быстро расставляет на подносе тарелку, чашку и пару диких яблок, найденных еще в городе. – Надо набрать еще воды в котелок, сходишь со мной?

– Можно я побуду с Дэйлом? Он так интересно рассказывает про охоту, – начала канючить София, уже даже не слушая мать и торопясь к словоохотливому старику, который обрадовался угощению. Дивясь тому, когда это ее дочь успела сменить интересы, позабыв про кукол и переключившись на охоту, Кэрол, хоть и нехотя, но все же оставила дочь на попечении Дэйла, а сама, взяв котелок, пошла к ручью.

Вода торопливо сбегала вниз по камням, расширяясь и плавно перерастая в бурлящую речку, в которой не так давно едва не утонули Рик и Лори. Котелок с громким всплеском ударился о твердое дно, когда Кэрол присела на самый край и опустила его вниз. Холодные брызги летели во все стороны, попадая на одежду и лицо, и женщина на миг прикрыла глаза, ощущая прохладу на коже. На такой краткий миг тишины и покоя она готова была променять многое, лишь бы перестать уже без конца бегать и постоянно чего-то бояться. Лишь бы найти уже свое место в этой жизни. Лишь бы найти уже свою жизнь.

Если все на самом деле довольно просто, и в тюрьме они найдут способ вернуться к прежней жизни, согласится ли Кэрол на это? Вновь просыпаться в одной постели с Эдом, стать безликой серой тенью, не иметь собственного мнения, постоянно бояться… А жизнь здесь была лучше? Мужа-тирана рядом не было, с ней считались, она была вольна делать то, что ей нравится, пусть порой дни омрачались появление ходячих. Пока она рядом с Софией, с девочкой ничего не случится, Кэрол позаботится об этом. Так чем эта жизнь хуже?

А если, вернувшись назад, Кэрол забудет все, через что прошла? Забудет боль – это хорошо. Забудет, как сумела найти в себе силы измениться – это плохо. Столько вариантов событий, столько возможностей, вероятностей, очередных страхов. Кэрол еще не готова была принять решение, не готова определиться. Она даже не заметила, как занемели от ледяной воды пальцы, сжимающие ручку уже полного котелка.

Поднявшись на ноги, женщина глубоко вздохнула, понимая, что у нее осталось слишком мало времени, чтобы решить, какой исход событий для нее и дочери будет правильным. Им не к чему было возвращаться в реальность, но и оставаться здесь тоже было нельзя. Это ведь ненормально – жить среди мертвых. Если только найденных среди руин прежнего мира друзья не останутся рядом.

Звук шагов за спиной заставил Кэрол машинально вытащить спрятанный за пазухой нож. Котел с громким всплеском упал в реку, а вышедшей из-за деревьев фигурой оказалась всего-навсего Дженни. Только вот выглядела она совсем неважно: волосы спутались, под покрасневшими глазами отчетливо виднелись темные круги, кожа была бледной. Женщина явно была не в порядке.

– Кэрол, это ты, – выдохнула женщина, заметно расслабившись и даже попытавшись улыбнуться.

– Что случилось? Ты в порядке? – тут же кинулась к ней Пелетье, стараясь не думать о том, что Дженни, возможно, заражена. Только вот все надежды оказались ложными: жена Моргана торопливо закатала рукав кофты, демонстрируя жуткого вида раны, от которых в разные стороны тянулись сеточки раздувшихся вен.

– Я не в порядке, – покачала головой Дженни, цепляясь за онемевшую от такого зрелища Кэрол. – Ты должна мне помочь, слышишь? Морган не должен… он не сможет…

– Но я не могу помочь тебе, это ведь инфекция, – залепетала Кэрол, совсем растерявшись и не зная, что делать. Дженни обречена, это уже невозможно исправить. Судя по виду женщины, ей осталось совсем чуть-чуть, и было удивительно, как она умудрилась скрывать свое состояние от остальных.

– Ты ведь знаешь, как это остановить. Ну же, Кэрол, я не смогу сделать это сама, и не могу позволить Моргану пройти через это, – продолжала настаивать женщина. В уголках ее уставших глазах заблестели слезы, а сама она опустилась на колени, то ли не в силах по-другому убедить Кэрол в помощи, то ли просто не находя в себе силы стоять. Она даже вытащила из-за складок теплого кардигана пистолет, явно украденный из общих запасов.

– Ты хочешь, чтобы я убила тебя? – догадалась, наконец, Кэрол. Несмотря на то, сколько людей они успели потерять, женщина никогда еще не избавляла людей, а уж тем более своих знакомых, от инфекции таким путем. Всегда все было… иначе. Кто-то сам пускал себе пулю в лоб, кто-то пропадал без вести, кто-то шел навстречу смерти, позволяя мертвецам самим закончить начатое. Не самый лучший исход, если подумать.

А с другой стороны, стоит только вспомнить тюрьму, Карен, мучающуюся от сильного кашля, нож в руке и небольшой костер на заднем дворе. Об этом совсем не хотелось вспоминать, тем более, на какое-то мгновение после этого кошмара очутившись дома и осознав, насколько сильно конец света может изменить людей. Никто не просил тогда Кэрол об этом. И все же она это сделала.

– Ему и так придется пройти через все это снова, а я так не хотела, чтобы он страдал, – тихим голосом шептала Дженни, опустив голову на плечо присевшей рядом Кэрол. – Он не заслуживает этого, понимаешь? И Дуэйн… Ему ведь нужна мать. Ты тоже мать, Кэрол, как бы ты поступила на моем месте? Я не дотяну до тюрьмы, мне слишком плохо, и эта боль во всем теле сводит меня с ума. Я не хочу никого заразить, я не хочу, чтобы моя семья видела меня такой снова. Я оставила им письмо в своей сумке, они поймут меня. Поймут, ведь правда?

Кэрол поняла бы. Она поглаживала по спутанным волосам все еще рассказывающую что-то слабым голосом Дженни, а сама сжимала в руке нож, не решаясь уже вонзить его в голову женщины. Она представляла лицо Моргана, вернувшегося с вылазки и узнавшего о случившемся. Видела, как он мечется в приступе паники, пытаясь все отрицать, а потом смиряясь с неизбежным и вываливая весь свой гнев на нее, Кэрол, обвиняя ее в том, что не следовала делать так. Что не нужно было слушать Дженни, надо было решить все по-другому, попытаться отыскать какой-либо еще выход. Только есть ли еще какой-то вариант?

А как рассказать обо всем Дуйэну, Кэрол не имела ни малейшего понятия. Она уже и сама едва сдерживала слезы, понимая, что совсем запуталась. В ее голове и без появления Дженни творился самый настоящий хаос – столько вопросов оставались без ответов, столько всего нужно было обдумать. А теперь еще беспокоиться из-за рыдающей на ее плече больной женщины, которая не может больше находится рядом с родными. Только вот всхлипы Дженни становились все тише, и Кэрол поняла, что агония совсем доконала несчастную.

Прерывистое дыхание женщины становилось все тише и спокойнее, словно бы та провались в очень глубокий сон. Более подходящего момента для того, чтобы выполнить просьбу умирающей уже точно не найдется, и Кэрол, аккуратно уложив Дженни на землю, подняла нож, взглянув на сверкающее лезвие. Совсем не так должен был закончиться ее поход за водой, да и Дженни явно не планировала заканчивать свою жизнь таким путем.

И все же планы меняются независимо от того, кто и что хочет. Вода окрашивалась в бордовый цвет, когда Кэрол отмывала нож, выбросив все мысли из головы и бездумно глядя на неровную поверхность реки. Это точно не та жизнь, в которой она хотела бы остаться. Только есть ли где-нибудь такая реальность, где все будет по-другому?

========== Шейн. Мишонн. Гленн ==========

Шейн

Рик снова ничего не объяснил. Ни единой мысли, высказанной вслух, по поводу происходящего. Лишь объяснил о важности этой разведки, о том, что впереди может поджидать опасность. Неужели он не видит, что опасность не поджидает за углом, что она уже окружила их, согнала в одну группу и теперь медленно убивает одного за другим? Мало им было потерь из-за незнания в прошлый раз? Почему приходится проходить через все снова?

Бредя напролом через кусты и деревья, совершенно не беспокоясь по поводу производимого шума, Шейн со злостью распинывал попадающиеся на пути камни и ветки. Голова начинала раскалываться от бесконечного потока мыслей, которые словно по кругу мелькали снова и снова, и от которых так хотелось избавиться. Просто остановиться, хотя бы на пару минут, забыть все, что было сказано и сделано, а потом открыть глаза и понять, что ничего этого не было. Может, для него смерть всегда будет лучшим исходом? Может ему и сейчас суждено погибнуть, пусть и не от руки лучшего друга по своей же вине? Может, все должно быть иначе? Или иначе уже ничего не будет?

Птицы смолкли, напуганные незваным гостем, вломившимся в лес без всякого приглашения. Шейн даже по сторонам не смотрел, в глубине души даже желая, чтобы сейчас к нему вышел хотя бы один ходячий. Что нашло на него у реки? Почему он не смог справиться с тем мертвецом? Казалось, что за столько времени, проведенного в этом новом мире, убить зомби не должно быть так уж и сложно. Тем более, Уолш был в прекрасной форме. Или с ним снова что-то не так?

А эта странная очередность смертей? Как скоро очередь должна будет дойти и до него? Может, тот ходячий у реки и должен был отправить Шейна в мир иной, а Рик лишь нарушил цепочку, появившись так неожиданно? Или это была очередь Лори? Граймс спас жену или друга? Или он и вовсе никого не спасал, а все события – лишь череда случайности? Карла ведь никто не ранил, да и София все еще находится рядом с матерью. Может не стоит вообще обо всем этом думать, а просто, как и раньше, пытаться выжить и отыскать надежное убежище? Тем более, они ведь почти добрались до тюрьмы.

Впадать в уныние и дальше Шейну помешал вскрик, а затем глухой звук удара. Как оказалось, одного мертвеца своим топотом он все же приманил, да и не только его, а еще и запыхавшуюся Эми, которая с остервенением била этого мертвеца ножом, пытаясь заставить его умереть окончательно. Шейн подоспел к девушке на помощь как раз в тот момент, когда тонкое лезвие вонзилось в грудь рычащего зомби, не причинив тому никакого вреда. А вот клинок мужчины мигом воткнулся в череп мертвого, заставив его умолкнуть навеки. Отшвырнув на землю дряблое гниющее тело, Шейн с хмурым видом уставился на Эми.

– Что? – тут же ощетинилась она, пытаясь отдышаться. – Я не могу сидеть на месте, делая вид, что все в порядке, ясно?

– За мной-то ты зачем пошла? – только и спросил Уолш, который очень даже понимал чувства девушки. Сам-то он тоже стремился сделать хоть что-нибудь, что могло бы помочь избавиться от всего этого кошмара.

– Она не должна была умирать вот так, только не из-за меня и не тогда, когда мы почти у цели, – покачала головой Эми, начав тараторить без остановки. – Это Андреа должна сейчас стоять здесь, думать о том, что делать дальше, как-то помогать группе. Я не она, от меня нет никакого толку. Я ведь в прошлый раз даже из того первого лагеря не выбралась, и с оружием обращаться не умею.

– Перестань так говорить, – попытался вразумить девушку Шейн, но та лишь упрямо продолжала гнуть свою линию, явно считая себя лишней и не зная, как ей теперь с этим жить.

– Она была сильной, а я слабая, я не справлюсь со всем этим.

Она резко замолчала, пытаясь сдержать рвущиеся наружу слезы, и Шейну оставалось только подойти к ней и крепко обнять, надеясь унять подступающую истерику. Этого ему только и не хватало, он сам себя-то едва сдерживал от того, чтобы начать крушить все вокруг. И потому никаких подходящих для данной ситуации слов подобрать не мог, мысленно надеясь, что Эми одумается и вернется обратно. Он даже готов был проводить ее в лагерь, чтобы убедиться, что с ней ничего не случится, но блондинка оказалась весьма упрямой и непреклонной, и возвращаться обратно совсем не хотела.

– Раз уж так, я пойду с тобой, – уверенна заявила она. Шейн хотел было сказать, что он не нянька для неумелой девчонки, что он хочет остаться один, что его порядком достали все и вся, но понимал, что не может так поступить. Он только сейчас осознал, что кроме него присматривать за сестрой Андреа больше некому. Он ведь даже не общался с ней толком до того самого момента, как она вместе с сестрой ворвалась в его дом, оживленно болтая и постоянно улыбаясь. Словно лучик света прорезал кромешную тьму, заставляя на миг поверить в счастливый исход.

Только теперь этот лучик померк, и чтобы не дать ему угаснуть окончательно, Шейну придется взять себя в руки и быть сильным, если хотя бы не ради себя, то ради Андреа, которая точно не хотела бы, чтобы Эми сдалась. А Эми вот-вот бросит все и позволит быстротекущему течению жизни вовлечь себя в какую-нибудь неприятность, и вряд ли у нее останутся силы, чтобы бороться. Допускать этого точно было нельзя.

– Держись рядом, – только и выдохнул Уолш, на свой страх и риск позволив девушке остаться. По крайней мере, делить свое горечь утраты ему теперь было с кем, хотя думать об Андреа он старался как можно меньше. Не потому, что не хотел, а потому что боялся. Боялся, что воспоминания сведут его с ума.

Эми, хоть и уверяла, что с оружие обращаться не умеет, по крайней мере вела себя тихо. Теперь и Уолш постарался вести себя как можно осторожнее, перестав шуметь и став больше прислушиваться к окружающим его звукам. Вскоре стало слышно пение птиц, но совсем ненадолго; солнце поднималось все выше, и вот уже стало слышно далекое рычание, что говорило о том, что тюрьма уже совсем близко. Покрепче сжав нож, Шейн отодвинул мешающие ветви и вышел на открытую поляну перед высоким сетчатым забором. Судя по всему, никакой засады тут и в помине не было.

Мишонн

Маленький Андре с озорной улыбкой устроился на руках у Хершела, который любезно согласился присмотреть за мальчишкой. Старик удобно устроился возле автомобиля, присев на траву и рассказывая мальчишке какую-то сказку, в которой не было места ни для ходячих, ни для мертвых друзей. Мишонн, как могла, старалась скрывать от сына правду об этом новом мире, не отходя от него ни на шаг, не ввязывалась ни в какие вылазки. Пыталась абстрагироваться от всего, что творилось вокруг. Но с каждым днем становилось только хуже, и не так давно женщина поняла, что такая жизнь – не для нее.

Закутанная в старый плед катана лежала в багажнике одного из автомобилей. Излюбленное оружие стало каким-то чужим за все то время, что Мишонн не держала его в руках. Приходилось вновь привыкать к его тяжести, ощущать холодный металл рукоятки в своей ладони, приловчиться одним взмахом избавляться от неприятеля. Ходячих по близости, к счастью, не наблюдалось, хотя женщина была бы не прочь хорошенько потренироваться. Потому ей пришлось отойти чуть дальше в лес, где можно было развернуться и поупражняться. Кто знает, как скоро старые навыки ей пригодятся.

Пока остальные рисковали жизнью, отправившись на разведку, Мишонн чувствовала себя не в своей тарелке. Она уже давно пыталась определиться, понять, кто она такая и что уготовано для нее в этой реальности. Ее сын жив, и он рядом. Но чем больше она с ним сближается, тем больше понимает, что материнские инстинкты напрочь заглушают ее навыки хорошего бойца. Она постоянно думает о сыне, и эти мысли порой кажутся настолько непривычными, что она начинает путаться в своих жизнях, как бы глупо это не звучало. Она то мать, то воин, и совместить эти две разные сущности ей было не под силу.

Она не может, как раньше, вместе со всеми кидаться в самую гущу событий, потому что может попросту не вернуться оттуда. И оставаться на месте ей тоже совсем не хотелось. Она думала о Рике, который умудрялся быть и лидером, и отцом, переживать за всю группу, рисковать жизнью за каждого из них, и в то же время постоянно оберегать маленькую Джудит, которой сейчас уже нет. И как только у него это получалось?

С каждым новом взмахом катаны Мишонн чувствовала небывалую легкость во всем теле. Лезвие со свистом рассекало воздух, на землю сыпались листья и срубленные тонкие ветки, глубокие борозды оставались в стволах деревьев. Совсем скоро мышцы приятно ныли, а катана стала продолжением руки, словно бы чувствуя мысли хозяйки, беспрекословно следуя туда, куда направляла ее женщина. Взмах, поворот, снова взмах, удар, поворот…

Лезвие ушло глубоко в землю, когда Мишонн, запыхавшаяся и изрядно уставшая, рухнула на колени, пытаясь отдышаться. В безумной пляске с оружием она словно бы пережила все те дни, проведенные в полном одиночестве, блуждая по лесам и заброшенным селам. А потом ей встретилась Андреа, женщина, ставшая ее подругой. Удивительно, что в нормальной жизни у Мишонн было мало знакомых, а уж друзей и подавно. А во времена апокалипсиса ей удалось собрать вокруг себя надежных и верных людей, которых она смело могла назвать своими друзьями.

А теперь они умирают. Она потеряла Андреа однажды, и теперь потеряла ее вновь. Не смогла помочь ей ни тогда, ни сейчас. Ведь они даже поговорить нормально не успели, хотя им обеим наверняка было что друг другу сказать. Но время упущено, и теперь ничего нельзя исправить. С каждой минутой боль становится лишь сильнее, и внутри еще теплится маленький огонек надежды. Что все снова изменится, что им всем выпадет еще один шанс…

Шум из лагеря привлек внимание Мишонн. Громкие голоса слились в один неразборчивый гомон, так что понять, что случилось, было практически невозможно. Женщина быстрой походкой, держа катану наготове, поспешила к группе, и сначала не поняла, в чем дело. Маленький Андре был уже на руках у Лори, которая с легким испугом на лице неотрывно смотрела на Кэрол, стоящую поодаль всех. А когда из-за деревьев со стороны реки показался Хершел, несущий кого-то на руках, над стоянкой пронеслась вереница тихих вздохов.

– Дженни? Это ведь Дженни?

– Что случилось? Она в порядке?

– Это кровь?

Голоса вновь слились в один общий шум, вопросы сыпались один за другим, и только Кэрол молчала, глядя, как Хершел опускает бесчувственную Дженни на землю. Кто-то принес плед, и стало ясно, что женщине уже не помочь.

Гленн

Тюрьма нисколько не изменилась, если не считать многочисленных мертвецов, слоняющихся там и тут. Морган предложил разделиться, намереваясь пробраться к восточной дозорной вышке и оттуда внимательно все осмотреть, а Гленн решил пойти напрямик к забору, а уже потом отправиться вдоль него высматривать какую-нибудь лазейку. Трудно было понять, остался ли кто живой внутри блоков, но если и остался, то помочь людям как-то надо было. Вряд ли они сами смогли бы прорваться через такую толпу мертвецов.

Осторожно спускаясь со склона, Гленн высматривал среди мертвецов хотя бы одно знакомое лицо и не знал, действительно ли он хочет увидеть обратившегося Акселя или того безобидного громилу. Осознавать, что эти люди, как и группа Рика, тоже вернулись к нормальной жизни, а потом лишились всего, было непривычно. Сколько еще людей переживают этот конец света вновь? И чем заслужили такое Гленн, Мэгги и все остальные?

Ведь ничего в этой жизни не должно происходить просто так. Была ли это случайность или чей-то план? А если и да, то как такое вообще могло быть возможным? Рассуждать об этом Гленну не хотелось, ведь ответов можно было придумать целую массу, а потом мучиться снова и снова в надежде отыскать правильный вариант. Но ведь правильного варианта могло и не быть. Что, если все это не более, чем массовая галлюцинация? Или галлюцинация только одного человека?

Продолжая шаг за шагом приближаться к высокому забору, парень понятия не имел, как ему пробраться внутрь. И стоит ли это вообще делать без ведома Рика или хотя бы кого-нибудь из группы. Мертвецы по мере приближения Гленна словно начинали оживать, явно почуяв запах человеческой плоти. Передвигаясь до этого под двору в каком-то хаотичном порядке, сейчас ходячие начинали подбираться к забору, пустыми глазами выискивая незваного гостя.

Для надежности покрепче ухватившись за ружье, парень решительно двинулся к полуразрушенной каменной стене, надеясь, что там он сумеет попасть внутрь одного из блоков. В конце концов, похоже, что большая часть узников, тюремщиков и охранников находилась вне стен тюрьмы, да и заходить слишком далеко Гленн все равно не собирался. Осмотрится только, может, попытается позвать кого-нибудь. Вдруг здесь все-таки остались живые?

Громкий треск прозвучал одновременно с появление весьма внушительного силуэта, который одним ловким и точным движением заставил Гленна рухнуть на землю, ощущая, как весь мир вдруг стал вращаться перед глазами, словно безумный. Ружье выпало из ослабевших пальцев, а попытку подняться на ноги можно было и вовсе за попытку не считать. Сознание быстро ускользало, скрываясь в темном тумане, вмиг окутавшем гудящую голову. И кто же это, черт возьми, был?

Возвращение к реальности было весьма болезненным. Возле виска вскочила весьма большая шишка, которая была способна своим видом напугать не только самого Гленна, но и даже заполонивших тюрьму мертвецов. Удивительно, что еще череп остался цел – от такого удара, казалось, голова должна была расколоться пополам. Хотя она и так раскалывалась, причиняя этим массу неудобств и мешая сосредоточиться. Да и окружающая темнота тоже немного нервировала, заставляя Гленна мучиться вопросом, куда он попал?

Небольшая комната напоминала чулан, только совершенно пустой и без каких-либо полок и стеллажей. Серые стены с облупившейся краской, стертая чуть ли не до самого основания плитка на полу, запах сырости – Гленн был в одном из блоков. Кто-то затащил его сюда и бесцеремонно оставил лежать на холодном полу, не удосужившись дождаться, пока парень придет в себя. Что же тут происходит?

С трудом поднявшись на ноги, ощущая тошноту и головокружение, держась за стену, Гленн направился к распахнутой настежь двери, радуясь тому, что его тут хотя бы не заперли. Вокруг царила пугающая тишина, и что самое интересное, никаких ходячих ни в каморке, ни в просторном коридоре не наблюдалось. Кто-то, похоже, уже постарался, расчистив это помещение. Только кто это мог быть? Кто-то из Вудбери? Заключенные? Устав гадать, парень негромко спросил, есть ли здесь кто-нибудь, и выждал с минуту, стоя на месте, надеясь, что кто-нибудь ему откликнется. Так и не получив ответа, он двинулся вперед, но замер, услышав где-то совсем рядом шаги. В дверном проему по левую сторону холла внезапно загорелся свет.

Подняв глаза, Гленн решил, что к полученному сотрясению получил еще и галлюцинации: на пороге, держа в руках керосиновую лампу, стоял Мэрл.

========== Рик. Мэрл. ==========

Рик

Дэрил напряженно смотрел на Граймса, ожидая, когда тот соберется с духом и поведает ему, наконец, то, что собирался сказать. Охотник весь напрягся, нервно подергивая правой рукой, словно намереваясь ухватиться за свой арбалет и в то же время стараясь сдержать себя от этого. Рик же понимал, что ему есть, что сказать, но не мог выдавить из себя ни слова. Все вокруг словно замерло, и он так устал быть пророком, вынужденным скрывать ото всех свои странные и пугающе реалистичные сны, догадки, варианты… Если бы можно было закрыть глаза и вновь оказаться дома. Да пусть даже в больнице, в тюрьме, в том же чертовом Вудбери, но не здесь и не сейчас, не зная, как сказать Дэрилу, что в одном из своих странных видений Рик видел мертвого Мэрла.

И только эти слова собрались было сорваться с губ, как со стороны одной из башен послышались выстрелы. Мертвецы, как по сигналу, привлеченные громкими звуками, начали стягиваться в ту сторону, а по хрупкой лестнице уже торопливо спускалась вниз какая-то девушка.

– Какого черта она творит? – тут же среагировал Дэрил, позабыв про разговор и со всех ног устремляясь в ту сторону. Он на ходу весьма метко попал одному из ходячих точно в голову, и не сбавляя скорости врезался в сетчатый забор, создав еще больше шума, чем ранее девушка. Большая часть ходячих переключила свое внимание на него, и Диксон принялся методично пробивать им черепа своим охотничьим ножом сквозь звенья забора.

Рик, сбросив с себя оцепенение, кинулся туда же, только не стал, как Дэрил, привлекать внимание мертвецов по эту сторону забора, а побежал дальше, добравшись до ворот. Не составило большого труда открыть их, тем более, навесной замок никто попросту не успел застегнуть, обмотав прутья толстой цепью. Девушка, благополучно спустившись с вышки, уже ввязалась в бой с оставшимся рядом с ней ходячими, но те значительно превышали ее в числе, и Граймсу пришлось прибавить скорости, чтобы подоспеть незнакомке на выручку.

Дэрил, как мог, пытался подозвать большую часть ходячих к себе. Проблема была в том, что мертвецы продолжали прибывать, и оставаться на площадке возле вышки становилось все опаснее несмотря на то, что незнакомка весьма ловко управлялась с врагами, да и сам Рик еще не растерял старые навыки. Но зомби, в отличии от людей, совсем не знали усталости, и хотя отличались неповоротливостью и полным отсутствием какой-либо мыслительной деятельности, убивать их было не так уж и легко. В скором времени Граймс почувствовал, как руки начинают неметь, а легкие – гореть от нехватки кислорода.

Девушка же, которую Рику все еще не удавалось как следует разглядеть, вдруг оттолкнула от себя громко рычащую женщину в черной форме, кинулась бежать, крикнув что-то Граймсу. Особого выбора у мужчины не оставалось – нужно было все-таки узнать, кто эта девушка и что она делает в тюрьме. А потому он побежал за ней, стараясь не отставать.

– Шевелись! – прикрикнула ему незнакомка, ловко взбираясь на обломки стены. Она перескакивала с камня на камень, взбираясь все выше, как будто намеревалась попасть на крышу, и Рик не был уверен, что она знает, куда идет. Он-то узнал это место, здесь можно было пробраться к главному блоку, где находилась просторная столовая и проход к прачечной. Правда, нужно было малость расчистить завал из камней, и тогда проход точно будет свободен.

Граймс начал забираться следом, краем глаза замечая, как ходячие тянут свои гниющие руки за ними, надеясь ухватиться за что-нибудь и стащить своих жертв вниз. Хотя делать это было совсем необязательно, ведь любой неосторожный шаг мог привести к падению на твердый асфальт. Рик изо всех сил старался не свалиться, а девушка уже убежала далеко вперед, оказавшись на покатой крыше первого этажа и пробираясь к разбитым окнам, расположенным чуть выше. Весьма оригинальный способ пробираться мимо мертвецов внутрь.

Рик вскарабкался на крышу в тот самый момент, когда из одного из окон появился ходячий, буквально вывалившись девице под ноги. Та растерялась от неожиданности, споткнувшись и рухнув на крышу. Мертвец вцепился ей в щиколотку, но Граймс успел выстрелить в него прежде, чем тот нанес девушке какую-либо травму. Пытаясь освободиться от хватки зомби, которому мужчина попал лишь в плечо, незнакомка со всей силы ударила ходячего по лицу и попыталась подняться. Одна лямка ее рюкзака соскользнула с плеча, и девушка отвлеклась, намереваясь ее поправить, но мертвец воспользовался этим моментом, чтобы еще раз кинуться на нее.

Издав хрип, ходячий полетел вниз с крыши благодаря Рику, который успел его столкнуть, но на пару с ним чуть не улетела и та девица, вцепившаяся в оторвавшуюся лямку рюкзака, который зацепил зомби. Граймс даже не сразу понял, что произошло, а дамочка уже скользила к краю крыши, не в силах удержать драгоценную поклажу.

– Да отпусти его! – воскликнул Рик, не понимая, что такого есть в вещах этой леди.

– Нет, ты не понимаешь! – уперлась девушка, запустив одну руку внутрь рюкзака. Лямка оторвалась окончательно, и Граймс не успел ухватиться за нее. В руках едва не упавшей девушки мелькнула какая-то коробочка, и тут же выскользнула из ее пальцев, со звоном падая на крышу и почти молниеносно соскальзывая вниз, где уже столпилось больше десятка ходячих. Изумленный возглас девушки чуть не оглушил Рика, и он с удивлением заметил в ее руках какую-то стеклянную пробирку, чудом оставшуюся валяться на самом краю крыши.

– Ты могла погибнуть! – вновь стал возмущаться мужчина, но когда дамочка повернулась к нему, едва сдерживая улыбку, он и сам чуть не полетел вниз. – Это ты… – только и сумел выдавить он, понимая, что уже видел эту девушку раньше. Здесь же, в тюрьме, она пыталась что-то ему сказать, а еще рядом был Мэрл.

– Это не имеет значения, главное, сохранить вот это, – поднявшись на ноги, заявила девица, крепко держа в руках пробирку с мутноватой жидкостью внутри. Прежде чем она пояснила, в чем дело, Рик уже догадался, что она скажет. Только вот услышать и поверить – совершенно разные вещи. – Это лекарство.

Рику показалось, что мир вокруг него начал с сумасшедшей скоростью вращаться, и даже уцепиться было не за что, не считая хрупкого плечика Розиты, которая принялась торопливо рассказывать о себе, лекарстве и ее спутниках, наткнувшихся на это место. Она даже не давала Граймсу переварить услышанное, загружая его еще больше совершенно нереальной информацией о какой-то лаборатории, исследованиях, ученом, который отправился выполнять одну очень опасную и совершенно секретную миссию.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю