290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Гиады (СИ) » Текст книги (страница 10)
Гиады (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 05:00

Текст книги "Гиады (СИ)"


Автор книги: Margo_Poetry






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 10 страниц)

– Дверь мы закроем, так что, если план провалится, мотайте в лес, – сказал он, похлопав по плечу Дэрила, с ног до головы вымазанного внутренностями несчастного мертвеца.

– Это сработает, – отозвался Гленн. – А вода вообще здесь есть? Не мешало бы потом помыться.

Дэрил усмехнулся, а Мэрл вновь расхохотался во весь голос. Когда все было готово, они втроем отправились к двери, и старший Диксон выдернул топор. Гленн и Дэрил, распахнув дверь наполовину, тут же выскользнули в холл, по котором все так же бродили мертвецы. Они обернулись на скрип давно не смазанных петель, и Мэрл мигом запер дверь. Послышался лязг металла, и в холле наступила тишина, нарушаемая лишь едва различимыми хрипами.

– Только не спеши, – шепотом сказал Гленн, едва Дэрил сделал шаг к двери. Им приходилось подволакивать ноги и двигаться осторожно, чтобы не привлекать к себе ненужного внимания.

Дэрил впервые находился в толпе ходячих. Он успел побывать в разных передрягах, но ему еще не доводилось просто идти мимо ходячих, которые бесцельно бродили кругами и задевали его своими холодными, как лед, руками. Один из ходячих даже повернул голову, когда Диксон пытался обойти его, и клацнул зубами, едва не получив в лоб ножом от взвинченного Дэрила.

– Тише, – позвал его Гленн, заметив, как нервничает реднек. Ри и сам чувствовал себя так, словно вот-вот сорвется с места и бросится бежать.

На то, чтобы выйти наружу и преодолеть путь до главных ворот, у них ушло раза в четыре больше времени, чем потребовалось бы без всего этого маскарада. Но Гленн оказался прав в том, что ходячим действительно не было никакого дела до них. Дэрил и сам ощутил прилив бодрости, понимая, что план работает. Если все пройдет гладко, то уже через пару часов, а то и раньше, дорога до блока будет чиста, а значит, они смогут привести сюда остальных. Значит, они наконец-то обретут безопасное место, в котором смогут пережить этот чертов апокалипсис вновь.

– Вон туда, – показал Гленн на одну из вышек. Возле нее часть забора отсутствовала напрочь, и мужчины двинулись в ту сторону. Гранат они взяли с собой достаточно для того, чтобы снести эту вышку к чертям, но решили так не рисковать.

– Можем зажечь костер, – предложил Диксон, приметив обломки досок. Они уже вышли за пределы территории тюрьмы, так что ходячих вокруг значительно поубавились, а до леса, в крайней случае, было и вовсе рукой подать. Оглянувшись и убедившись, что мертвецы слишком увлечены гулянием вдоль забора, Дэрил ухватился за одну из досок и поволок ее за собой. Гленн поступил так же, и до нужного места они дотащили достаточно дров, чтобы развести большой костер.

Теперь, когда ходячих поблизости не было, они могли действовать быстро. Сложив доски шалашом, они отошли ближе к лесу, надеясь укрыться за деревьями, когда начнутся взрывы. Достав из-за пазухи пару гранат, Дэрил выдернул из первой чеку, и замахнувшись, кинул ее точно в сторону досок. Взрыв разметал их во все стороны, чего явно не учли мужчины, но огонь все же загорелся, охватывая траву. Гленн швырнул в ту же сторону вторую гранату, и ходячие, словно по команде, начали стягивать к разгорающемуся огню.

– А теперь валим обратно, – скомандовал Дэрил. Вытащив нож, он сбивал с ног тех редких мертвецов, что бродили рядом с забором, и краем глаза приметил, как из главного входа выбежали Розита, Абрахам и Мэрл, сменив пистолеты на ножи и палки. Мужчины добивали тех ходячих, которые не заинтересовались взрывом, а Розита, достав из рюкзака за спиной цепь, кинулась к первой бреши в заборе.

Гленн кинулся к ним на помощь, а Дэрил остался караулить ворота, сжимая в руках оставшиеся две гранаты. Возле вышки в небо взмывал столб разгоревшегося пламени, захватившего незамеченную ранее машину, брошенную на площадке перед вышкой. Не прошло и минуты, как и сам автомобиль взорвался, оглушив округу, и несколько десятков мертвецов от взрыва разорвало на части.

“Хорошо, что эти твари ничего не боятся” – подумал Дэрил перед тем, как заприметил на окраине леса какую-то фигуру.

========== Дэйл. Шейн. Рик ==========

Дэйл

Дэйл отвел в сторону свою винтовку, с ужасом глядя, как упала на асфальт та незнакомка. В ее лбу красовалась дыра от пули, а по краям раны запеклась кровь. Стоявший рядом с ней Цезарь в момент выстрела отшатнулся в сторону и едва не рухнул на землю, успев выставить перед собой связанные руки. Внизу уже творилось что-то безумное: с криком Лори бросилась к своему сыну, которого миссис Блейк успела ранить в живот. Кричал так же и перепуганный Дуэйн, стоявший до этого рядом с мальчиком, а в фургоне плакала перепуганная София.

– Хершел! – позвала Мэгги, и ее отец, отдыхавший до этого внутри автомобиля, тут же выскочил наружу. Паника охватила весь лагерь всего за один миг.

– Кто-нибудь, принесите аптечку!

– Воду! Нужна вода!

– И бинты!

Дэйл спустился вниз к тому моменту, когда раненого Карла, потерявшего сознание, уже внесли внутрь фургона и уложили на одну из кроватей. Хершел, закатав рукава рубашки, занимался осмотром раны, Кэрол и Мишонн успокаивали впавшую в отчаяние Лори, а Мэгги увела подальше перепуганных Софию и Дуэйна. Дэйл, схватив одно из пустых ведер, почти бегом направился к ручью за водой, мысленно прося Господа помочь им в этот переломный момент.

В сгущающихся сумерках в лесу не было видно ничего дальше собственного носа. Тихое журчание ручья смешивалось с шепотом листьев на покачивающихся на ветру верхушках деревьев, и шаги Дэйла, торопливо спускающегося по уже утоптанной тропе, звучали непривычно громко. Старик так спешил помочь, что не сразу обратил внимание на то, что совсем рядом раздался треск сухих ветвей. Только оказавшись у реки и зачерпнув ведром воду, мужчина заметил краем глаза какое-то движение. Обернувшись, он увидел ходячего, который при виде потенциальной жертвы испустил протяжный стон.

– Ходячие! – послышался испуганный возглас со стороны дороги, и чей-то крик смешался с чередой оглушающих округу выстрелов. Дэйл стянул с плеча винтовку и убил мертвеца, почти добравшегося до него, и кинулся бежать к фургону, замечая, как к ручью начинают выходить и другие ходячие.

Возможно, выстрелы привлекли внимание какой-то бродячей толпы, добравшейся сюда из города. В любом случае, с дороги нужно было убираться как можно скорее, и Дэйл убедился в этом сразу же, как добрался до фургона. Мишонн уже размахивала своей катаной, избавляясь от слишком большого потока мертвецов, а Мэгги орудовала ножом, отбросив в сторону пистолет с пустым магазином. Даже неизвестный им пленник миссис Блейк успел избавиться от путов на руках и кляпа и начать отбивать нападки мертвецов.

– Заводи фургон, Дэйл! – крикнула Мэгги.

Выстрелив в ходячего, который едва не напал на девушку со спины, Дэйл забрался в автомобиль и завел мотор. Счастье, что поломку они уже успели устранить, но большой минус был в том, что Рик и остальные еще даже не вернулись. Куда им теперь было ехать? Где можно было спрятаться от той толпы, что так неожиданно объявилась на шоссе?

Дэйл завел мотор и дождался, пока остальные заберутся внутрь. Он ударил по газам еще до того, как Цезарь, оттолкнув от себя ходячего, успел закрыть дверь фургона. Послышался визг шин, затем вскрик Лори и громкий, полный боли стон Карла.

– Нам надо остановиться, – тут же заявил Хершел. – Мне надо вытащить пулю, а фургон трясет.

Остановиться прямо сейчас не представлялось возможности. Мэгги, подсевшая к Дэйлу впереди, указала на развилку, которая вела к тюрьме, и все, что им оставалось, это молиться, чтобы Рик и остальные успели расчистить им путь.

Шейн

Шейн сидел в углу блока, прислонившись спиной к холодной бетонной стене и закрыв лицо руками. Крик Эми все еще отчетливо звучал в ушах, как и тихий голос Андреа где-то на заднем плане, который они слышали по рации перед тем, как связь с женщиной окончательно оборвалась. Все складывалось совсем не так, как должно было. Уолш чувствовал, как бессилие, до этого притаившееся где-то глубоко внутри, отчаянно ищет выход наружу. Как и злость, жгучая, ядовитая, отравляющая каждую клеточку тела.

Злость на самого себя за то, что не сумел уберечь ни Андреа, ни Эми. Злость на Рика, который сам теперь находился на грани жизни и смерти, так и не рассказав никому все, что творилось в его голове. Злость по поводу того, что позволил вовлечь себя во все это дерьмо снова, глупо веря, что прошлых ошибок можно избежать.

Но судьба явно большая шутница, раз снова и снова тычет Уолша носом в тот факт, что нарушить ее планы никому не дано. Они умирают, снова, и каждый их шаг оказывается ошибкой. Даже эта тюрьма – руины, заполоненные мертвецами, с которыми им никогда в жизни не справится. О чем они думали, ввязываясь во все это? Зачем продолжают бегать по кругу, пытаясь отыскать выход там, где его нет и никогда не было?

Эми издала тихий стон, и Шейн напрягся, вслушиваясь в прерывистое дыхание девушки. Убрав от лица руки, он увидел, что в блоке кроме него, Эми, Рика и Юджина никого не осталось. Остальные, похоже, отправились расчищать проход или делать еще что-нибудь полезное. Пытаются установить хрупкое затишье в этой бесконечной войне. Глупо, как же все это было глупо!

– Ты можешь ей помочь? – поднимаясь с места, спросила Уолш. Ученый, остановившийся возле своего стола, устало покачал головой, не говоря ни слова. Шейн не ожидал большего, но все равно ощутил, как болезненно все сжалось в груди.

Не в силах больше находится здесь, Уолш приметил оружие, сложенное в дальнем углу блока, а затем, выбрав себе пистолет, поднялся на крышу. Перешагнув через завал из кирпичей и камней, он оказался на самом краю пропасти, через которую не так давно Розита втащила в блок Граймса. Отсюда открывался хороший обзор на все, что творилось вокруг тюрьмы. Просторный двор, заполоненный множеством ходячих. Полыхающая оранжевым пламенем машина, оставленная у покосившейся сторожевой вышки. Остальная часть группы, изо всех сил отбивающаяся от мертвецов и пытающаяся укрепить бреши в заборе. Отблески огня породили множество причудливых теней, танцующих по бетонным стенам, а темнота, сгущающаяся вокруг леса, начинала медленно расползаться к тюрьме.

Обведя взглядом весь творящийся внизу хаос, Шейн словно застыл на месте. Осознание того, что вся эта борьба лишь оттягивает неизбежное, давило с новой силой. С губ мужчины сорвался хриплый смешок; надежды нет. Никогда не было.

Оглушая ночную округу визгом тормозов и гулким рычанием мотора, на дороге появился уже знакомый фургон. Шейн покачнулся, ухватившись за стену, когда увидел, как автомобиль привлекает внимание ходячих, отвлеченно наблюдающим за огнем.

– Нет! – закричал кто-то, и Уолш заметил, как Дэрил принялся активно размахивать руками, пытаясь развернуть фургон обратно. – Еще рано! Рано!

Мертвецы, словно по сигналу, начали стягиваться к главному входу, и копошащиеся внизу люди схватились за пистолеты и автоматы. Послышались выстрелы, фургон влетел в ворота, снеся одну их часть, и направился прямиком ко входу. Дэрил и Гленн побежали следом, отбиваясь от ходячих, а из леса появилась еще одна фигура. Приглядевшись внимательнее, Уолш увидел Моргана, который кинулся в самую гущу боя.

– Быстрее внутрь! – воскликнула Розита. – Цепи не смогут удержать всю эту ораву!

– Да их тут сотни! Они везде!

Голоса, полные паники и ужаса, словно пробудили Уолша от ступора, в котором он находился. Он вдруг понял, что это все и есть тот самый момент, ради которого он должен был бороться. Тот самый миг, в который он может сделать куда больше, чем до этого. И издав громкий крик, привлекая к себе внимание ходячих, он перебрался через обломок оконной рамы и ринулся вниз, точно в толпу ходячих.

Рик

Опять этот запах. Запаха гари, пороха, крови и страха. Страха, пронизывающего до самых костей, заставляющего сердце биться в бешеном ритме, ладони потеть, а дыхание сбиваться. Леденящего ужаса, когда наступает осознание, что это – конец.

Рик открыл глаза и был ослеплен ярким белым светом. Сначала он решил, что вновь очнулся в больнице, до того все казалось вокруг ярким и ненастоящим. Но спиной он ощущал жесткую поверхность холодного металла, а его одежда была выпачкана в крови и никак не походила на больничную сорочку. Не было мерного гудения медицинских аппаратов, никаких капельниц, воткнутых в руку, а на стуле рядом не сидела Лори, ожидая, пока ее муж придет в сознание. Вокруг были только голые стены, металлический стол, на котором лежал Рик, и множество окон, светящихся ярким мерцанием не то солнечного света, не то флуоресцентных ламп – все было настолько ярким, что Граймс боялся подойти ближе и увидеть, что скрывается за этим ослепительным светом.

– Но ты должен увидеть, – раздался голос в его голове. Резко сев, Рик, закрывая глаза ладонью от света, принялся осматриваться. Помещение напоминало тюремный блок, но здесь было слишком чисто и пусто. Что это за место?

– Кто здесь? – позвал он, ощущая, как начинают гореть голосовые связки. В горле было ужасно сухо, а голова начала кружиться, едва он принял сидячее положение.

– Здесь только ты, – ответил ему все тот же голос. Он был едва слышным и трудноразличимым, хотя Рик без труда угадывал все сказанные слова. Но понять, кто ведет с ним беседу, он все еще не мог.

– Что происходит? – решился спросить Граймс. Словно сквозь вату до него стали доноситься звуки. Сначала это был смех, такой привычный и родной, что Рик почувствовал, как внутри все сжалось от невыносимой тоски. Все окна – а их было больше десятка – вдруг перестал светиться. Все, кроме одного, словно кто-то резко выключил за ними свет.

Ответом ему служил все тот же смех. Покачиваясь от слабости во всем теле, Рик подошел к окну, уже не боясь ослепнуть от яркого свечения, и вдруг очутился на детской площадке. Кожей он ощутил прикосновение ласковых солнечных лучей, а в воздухе витал аромат цветов с клумб вдоль маленького забора. Смех раздался вновь, и Рик, повернув голову, увидел Лори, которая раскачивала на качелях маленького Карла. Ему было от силы пару лет, и он звонко смеялся. Едва только Рик сделал шаг к ним навстречу, как картинка сменилась главным входом в здание тюрьмы и высоким человеком, который вносил на руках в здание Карла, одежда которого была выпачкана в крови. Рядом с ним, пригибаясь от свистящих всюду пуль, бежала Лори, бледнее обычного, а по ее щекам градом катились слезы.

Повернув голову, мужчина увидел фургон, криво припаркованный у самых ступеней. Увидел Дэйла – мужчина, крепко сжимая в руках винтовку, целится в ходячих, прикрывая остальных. И в то же время он сидит на крыльце своего маленького домика рядом с женой, которая вяжет что-то и показывает мужу. Словно две жизни старика накладывались одна на другую: в одной он – счастлив, пусть и похоронил жену и остался совсем один. В другой – он всего лишь старик с винтовкой, тщетно пытающийся выжить в этом кошмарном мире.

Отшатнувшись от пробежавшего мимо Дэрила, Рик с удивлением увидел парня рядом с его братом. Они неторопливо бродили по лесу, выслеживая оленя, и когда Дэрил одним выстрелом убил животное, Мэрл с довольной ухмылкой похлопал по плечу брата, что-то говоря про ружье и меткость. А вот они оба стреляют из винтовок по мертвецам, лезущим с другой стороны забора.

Рик повернулся и увидел Шейна. На пару с Морганом тот был в самой гуще ходячих, с криком обрушивая на них удары своего ножа. Вот Уолш отталкивает от себя мертвеца, а вот сидит в гостиной своего дома рядом с какой-то женщиной, которая смеется над его шуткой, потягивая вино из пузатого бокала. И снова Шейн в окружении мертвецов, его лицо напряжено и перекошено от гнева, он бьется из последних сил, уводя мертвецов вглубь двора, подальше от фургона и входа.

Морган, размахивая тростью, сбивает ходячих одного за другим. Он еще не знает, что его жена мертва, стала жертвой страшного вируса, и искренне верит в то, что спасает свою семью, жертвуя собой. Вот он сидит за обеденным столом в собственном доме, хваля Дуэйна за отличные оценки, а Дженни накрывает на стол, подавая свою фирменную лазанью и прося мужчин не забыть помыть руки перед едой. Запах еды смешивается с запахами пороха, перекрывая друг друга, и у Рика начинает нестерпимо болеть голова.

Он отшатнулся от окна, оказавшись внутри пустого блока, и заметил, как свет померк во всех окнах. Он напуган, не понимает, что происходит, и видит лишь то, как остальные из последних сил борются с ходячими. Он видит, как его сын истекает кровью на руках Абрахама, слышит, как отчаянно зовет на помощь Лори, чувствует злость друга, который, рискуя собой, уводит ходячих как можно дальше. Неужели это и есть конец? Неужели это и есть то, за что они так долго сражались? Неужели эти боль и потери были напрасны? Неужели у них нет шанса на спасение?

– Это все в твоей голове, – слышится все тот же незнакомый голос.

Рик чувствует, как падает в какую-то пропасть. Он отчаянно призывает себя очнуться, но не может. Что-то удерживает его в этом месте, в этой жуткой реальности, где он ничем не может помочь.

– Ты не можешь спасти всех, Рик. Только не так. Смотри. Подойти к окну и посмотри.

Он видит себя среди руин тюрьмы. Губернатор напал и победил. Их некогда безопасное убежище обречено на погибель, им всем надо бежать. Карл дергает его за руку и просит подняться. Граймс не чувствует конечностей, он не в силах встать и бороться дальше. Этот момент стал переломным. Он видит себя со стороны и не понимает, что происходит. Он остро ощущает запах гари и понимает, что вот-вот окажется там вновь. Что забудет все, что было, и вернется к тому моменту, когда все изменилось.

А вот он открывает глаза в своей больничной палате и видит рядом Лори и Карла. Они безумно рады возвращению Рика, они гладят его по лицу и рукам, обнимают, целуют. Говорят, что скоро он поправится и вернется домой. В коридоре сидит Шейн, ожидая новостей от врача, который вновь куда-то запропастился.

В своем маленьком домике на окраине города Кэрол готовит завтрак для дочери, пока Эд отсыпается после бурного застолья накануне, а Дэрил отправляется на охоту, игнорируя входящий звонок от Мэрла, который снова пропал неизвестно куда и теперь наверняка опять хочет занять денег. Мэгги выводит на прогулку лошадей, пока Хершел читает в гостиной свежую газету, а Бет и Джимми отправляются на прогулку вдоль ручья. Гленн, взяв очередной заказ, стоит в пробке посреди города и пытается настроить барахлящее радио, а Андреа, переходящая в этот момент дорогу прямо перед его автомобилем, разговаривает с сестрой и обещает в этот раз приехать на ее день рождения.

– Ты можешь вернуться обратно, – говорит голос, и Рик вздрагивает.

– Куда вернуться? – спрашивает он, ощущая всю безнадежность ситуации. – К Губернатору? Сюда? Или в больницу?

– Решать только тебе. Просто открой глаза, Рик. Открой глаза.

Граймс ощущает слабость во всем теле и возвращается на стол. Ложится спиной на холодный металл и начинает проваливаться в забытье. Он может вернуться в тюрьму и продолжить сражаться. Там его ждет Карл и малышка Джудит.

Он может вернуться в тюрьму, где Юджин пытается разработать лекарство, Карл вновь умирает от ранения в живот, а Шейна уже наверняка нет в живых – ему ни за что не выстоять против того полчища мертвецов.

Он может вернуться в больницу, где Лори и Карл ждут, когда он придет в себя и вновь будет с ними. Где нет никакого апокалипсиса, и где все они – люди, с которыми его теперь так много связывало, – не знают друг друга и уже вряд ли когда-нибудь познакомятся вновь.

Ему надо просто выбрать свою реальность и открыть глаза.

***

Ее дочь еще спит наверху. Солнце только-только начало подниматься над горизонтом, окрашивая серые улицы теплыми цветами, преображая, раскидывая блики на окнах и витринах магазинов.

Она ставит на плиту маленькую кастрюльку и проверяет, хватит ли молока для завтрака. В холодильнике все четко расставлено по своим местам. В дверце еще осталась шоколадка, купленная мужем вчера, и ее она прибережет на десерт для дочки. Позволить себе такое лакомство лишний раз у нее возможности нет. Она закрывает холодильник и вновь поворачивается к плите.

Бросает взгляд за окно, где в соседнем дворе уже распустились многочисленные цветы. Она хотела посадить такие же и у себя, но муж был против. Он считал это не только бездарной тратой денег, но и вообще пустым занятием. Что может быть скучнее, чем копаться в саду целыми днями? Пусть лучше дома всегда будет порядок, на столе свежая еда, а дочь – под присмотром. Уборка, стирка, готовка, уроки с Софией, вечером семейный просмотр телевизора, и на следующий день все по кругу. Рутина.

Кэрол скользит взглядом по распустившимся белым розам, которые кажутся ей такими красивыми. Она даже думает о том, чтобы попросить соседку поделиться с ней этими цветами, а потом тайком от Эда посадить парочку вдоль забора на заднем дворе. Муж все равно туда не выходит, он и не заметит. А когда кусты станут большими, он не станет заморачиваться с тем, чтобы избавиться от них. Пусть растут.

Интересно, как они называются? Это ведь не просто розы, у них наверняка есть какое-то особое название. Кэрол чувствовала, как оно крутится в ее голове, как скользит в недрах памяти всего одно слово, как он вот-вот вырвется наружу, вытаскивая за собой целый ворох ярких картинок…

И она вспоминает.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю