290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Гиады (СИ) » Текст книги (страница 1)
Гиады (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 05:00

Текст книги "Гиады (СИ)"


Автор книги: Margo_Poetry






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

========== Рик ==========

Все ответы – в тебе.©

Это, наверное, и есть самое интересное: что будет, когда ничего не будет, и сумеем ли мы пережить это? ©

Рик

– Больницы переполнены… Неизвестная болезнь обрушилась на жителей… Уже поступила информация о первых летальных исходах… Поиски вакцины пока не привели ни к каким результатам… Неизвестный вирус… Болезнь… Вирус… Неизвестный… Лекарства нет.

Сознание то возвращалось, то вновь терялось в темной неясной дымке. Рик словно падал в глубокий колодец, выбраться из которого у него не хватало сил. Что-то упорно тянуло его вниз, и только незнакомый голос, говорящий об ужасных вещах, порой прорывался сквозь темноту.

Неизвестная болезнь, опасный вирус, от которого так и не нашли лекарства. Рику приходилось слышать об этом уже не в первый раз. В гудящей голове сам по себе начал выстраиваться план действий, а на смену ему очень быстро пришли яркие картинки. Ходячие в амбаре. Ходячие во дворе. Они окружают дом, они уже совсем близко. И Андреа с Шейном тоже в ловушке. Они находятся в городе, почти в самом его центре, кишащим мертвецами. Выбраться оттуда им поможет только чудо.

А Мэрл? Не то что бы Рик питал к старшему Диксону какие-либо светлые чувства, но, зная, что ему приходится переживать, невозможно не посочувствовать. И в тот же миг, словно острый клинок в висок Граймса впилась такая острая боль, что на секунду мужчина подумал, что вот-вот умрет. А вместе с этим он невольно задался вопросом – откуда ему известно что-либо о Мэрле?

Он видел это: как Диксон борется с несколькими обратившимися заключенными; как один из них впивается зубами в руку Мэрла; как Мэрл, убив ходячих, замечает у одного из них нож. Все это происходило наяву, и Граймс словно был свидетелем этой страшной сцены. Стоял в стороне и наблюдал. Или был на ферме и медленно сходил с ума?

В последнее время произошло столько всего, что уже невозможно сказать точно, где сон, а где явь. И были ли видения о Мэрле, Шейне и Андреа сном? Может, Рик сам все это выдумал? А, может, он и вовсе мертв?

Боль начала медленно отступать. И хотя вопросов от этого меньше не стало, Рик почувствовал, что колодец, в котором он находился, становится меньше. Незнакомый голос давно уже смолк, но это уже не имело никакого значения. Чем меньше тьмы становилось, тем больше становился страх.

Мертвецы в амбаре. Мертвецы вокруг фермы. Лекарства нет.

– Рик?

Этот встревоженный голос Граймсу был хорошо знаком. Мужчина почувствовал, как кто-то осторожно прикоснулся ладонью к его щеке, и понял – Лори рядом. Этого было достаточно, чтобы заставить сердце биться медленнее. Хотя бы в чем-то Рик мог быть спокоен.

Он с трудом заставил себя открыть глаза. Головная боль заметно ослабла, но не угасла полностью, и каждое движение вызывало новую вспышку. Таблетка чего-нибудь обезболивающего сейчас пришлась бы очень кстати.

– Как ты себя чувствуешь? – спросила Лори. В ее голосе отчетливо слышались взволнованные нотки.

– Голова… болит… – выдавил из себя Рик, с удивлением замечая, с каким трудом ему дается каждое слово. Во рту и горле пересохло так, словно мужчина последние несколько часов ел песок. – Что случилось?

– Тебе внезапно стало нехорошо, – ответила Лори. Рик заметил, что лицо женщины было почти пепельно-серым. – Хершел сказал, что, возможно, это из-за переутомления или стресса. Столько всего произошло в последнее время…

Столько всего… Рику снова стало нехорошо при мысли о том, что где-то за пределами дома бродят ходячие. Но глядя на окружающую его обстановку, у Граймса создавалось впечатление, что это больше никого не волнует. Гленн о чем-то напряженно перешептывался с Мэгги, которая уже успела переодеться в спортивный костюм, у распахнутого настежь окна. Хершел с задумчивым видом держал возле уха телефонную трубку, а рядом с ним Джеки капала в чашку что-то из маленького стеклянного флакончика. Из коридора доносилось недовольное ворчание Дэрила, который, кажется, не поделил что-то с вешалкой. В комнате витал слабый запах лекарств.

– Где остальные? – все еще каким-то не своим голосом спросил Рик, не без помощи Лори принимая сидячее положение на жестком диване.

– Кто-то наверху, кто-то на улице, – спокойно сказала Лори. Граймс на минуту лишился дара речи, переваривая слова жены. На улице? Кто-то находится снаружи дома? Там, где полно ходячих?

– Нельзя… ходячие… амбар… – бессвязно забормотал Граймс, сгибаясь пополам от скрутившего его вдруг приступа кашля.

– Нет никаких ходячих, Рик, – покачала головой женщина, начиная хмуриться. Слова мужа, похоже, казались ей бредом, ровно, как и ему. Рик уже начал сомневаться в том, что вообще видел кого-либо в амбаре. А когда он выпил содержимое кружки, которую подала ему Джеки, то все мертвецы мгновенно стали не более, чем выдумкой. Ощущая во рту слегка горьковатый привкус каких-то, скорее всего успокаивающих, трав, Рик спросил у Лори, что вообще происходит.

– Ты отключился, как только Дэрил и Гленн подошли к вам с Хершелом. Кажется, ты бормотал что-то про ходячих, как вот сейчас, – принялась вспоминать Лори. – Тебя перенесли в дом, и тут как раз по радио мы услышали экстренный выпуск новостей. Кто-то из политиков наконец-то начал бить тревогу, решив рассказать людям о том, о чем умалчивалось в последнее время. Как, впрочем, и в прошлый раз. О переполненных больницах, умирающих людях и неизвестном вирусе. И о том, что скоро начнется эвакуация.

Тысячи ничего не понимающих граждан ринутся в Атланту в поисках спасения, которого на деле нет, и не будет. Рик не видел, как на город обрушились десятки бомб; он знал об этом только из рассказов спасшейся от такой гибели семьи. Но отчетливо помнил огромный затор из машин на дорогах и бессчетное множество мертвецов в самой Атланте. По крайней мере, сейчас было ясно, куда ехать не следует.

– Надо было учиться на своих ошибках и не питать никаких иллюзий насчет спокойной и мирной жизни, – с невеселой ухмылкой закончила Лори.

– Мы же не знали, – тихо сказал Рик, хотя в глубине души был согласен с каждым сказанным женой словом. Все решили, что конец света был просто массовой галлюцинацией, и почти никто не задумывался о том, что это не так. И ведь мало было просто думать, надо было готовиться, искать пути спасения, делать хоть что-нибудь.

– Проще пешком дойти до города, чем пытаться туда дозвониться, – в сердцах воскликнул Хершел, вешая на место телефонную трубку. Продолжая возмущаться, он покинул гостиную, а следом за ним ушли Джеки и Мэгги. Гленн, видимо, почувствовав себя третьим лишним в комнате, где остались только он, Рик и Лори, тоже поспешил удалиться.

– С тобой все в порядке? – едва только парень вышел, поинтересовалась Лори. – О каких мертвецах ты говорил? У тебя что, были какие-то… видения?

Первой мыслью Рика было удивленно спросить у жены, откуда она знает, что он что-то видел. Неужели это так отчетливо написано на его лице? Но вдаваться в подробности у мужчины желания не было. Не хватало еще, чтобы его начали считать сумасшедшим, тем более, когда ненавистный зомби апокалипсис все-таки решил дать о себе знать. Сейчас возникло множество проблем посерьезнее, чем какие-то галлюцинации Рика, и он отрицательно покачал головой в ответ на вопросы Лори. С ним все в порядке, просто болит голова.

– Ты можешь все мне рассказать, – настаивала Лори, которая явно была обеспокоена тем, что происходило с ее мужем. Рик же не считал нужным сваливать на плечи жены еще и какие-то свои проблемы, в которых он сам еще толком не успел разобраться. И без этих его видений все было неясно и запутано. Вопросов все еще оставалось слишком много, а где искать на них ответы, до сих пор было непонятно.

Травяной отвар Джеки сумел-таки немного облегчить боль и прояснить разум. Рику не хотелось больше доставлять всем неудобств и просто лежать на диване, разглядывая потолок, в то время как по радио вновь стали крутить экстренные сообщения о вирусе и эвакуации. Пора было начинать укреплять ферму, собирать припасы, пока еще есть возможность или же думать, где лучше всего спрятаться. Отправляться в тюрьму еще было слишком рано, хотя при мысли о мрачном сооружении мужчина вспомнил и про Мэрла. Придется ли Диксону бороться с обратившимися сокамерниками или же дела у него обстоят совсем по-другому? Проверить-то, наверно, не помешало бы.

Большинство людей собралось на улице; солнце все так же приветливо освещало территорию фермы, словно бы не близился никакой конец света. Что бы ни происходило с людьми, Земля по-прежнему будет вращаться, не обращая внимания на разрушительные эпидемии, лихорадки и чуму. Природе просто нет до этого дела. Лори вышла следом за мужем, по-прежнему хмурая и бледная – Рик чувствовал, как ее тревога передается ему, хоть и не сомневался в том, что женщина сможет справиться с тем, что в скором времени на всех них обрушится.

– Тебе уже лучше, – скорее констатировал, чем спросил Хершел. Он передумал расспрашивать Граймса о его самочувствии, когда тот сразу заявил, что с ним все хорошо, и вкратце рассказал ему, о чем в последние несколько часов разговаривали на ферме. Впрочем, ничего особо интересного Рик не пропустил – большинством голосов было принято решение остаться здесь. В прошлый раз ферма продержалась достаточно долго, хотя и не была, как позже выяснилось, надежным укрытием. По крайней мере, начало эпидемии можно будет переждать здесь.

Но были и те, кто желал как можно скорее убраться отсюда подальше. В их число входила Кэрол, не отпускающая от себя ни на шаг Софию, хоть Дэрил и упорно пытался объяснить женщине, что пока бояться нечего. Правда, голос его при этом был не очень-то и убедительным, словно на самом деле мужчина размышлял о чем-то другом, никак не связанном с фермой. Нетрудно было догадаться, что его мысли сейчас были заняты братом, который, в силу своего упрямства, оказался черт знает где совершенно один. Хотя он искренне верил в конец света, быть может, вера эта помогла ему подготовиться к тому, что грядет.

– У нас проблемы с оружием, – вздохнул Хершел, и в подтверждение его слов несколько человек согласно кивнули. – Пара ружей найдется, у Отиса еще были капканы и револьвер. Можно, конечно, использовать столовые приборы…

– И с машинами тоже не густо, – встрял Гленн, скрестив руки на груди. Про еду, к счастью, никто не говорил, и Рик догадался, что с запасами различных консервов и прочего проблем нет. Хотя бы что-то хорошее в этой, казалось бы, беспросветной тьме. А с остальным надо что-то делать, иначе придется туго.

Кто-то выдвинул предложение о том, что стоит съездить до города. Идея была не так уж и плоха, но в связи с тем, что люди узнали о надвигающейся болезни, сейчас наверняка везде будут пробки. Чтобы съездить туда и обратно, придется потратить далеко не один час, да и то не факт, что удастся вообще прорваться хоть куда-нибудь. А если сидеть на месте и дожидаться, пока основная масса горожан направится в Атланту, как предложил Дэйл, то возникала вероятность попасть под удар. Кто знает, как события будут разворачиваться в этот раз? Может, в сторону фермы уже направляется какая-нибудь бродячая толпа, ищущая свежего мяса? Рик все еще отчетливо видел десятки мертвецов, шатающихся вокруг дома, и меньше всего он хотел, чтобы эти картинки стали правдой.

– Нам не надо идти в город, – задумался Рик, обводя взглядом всех присутствующих. – Шейн и Андреа еще там, нам надо связаться с ними. У Шейна есть доступ в полицейский участок, там есть оружие и все, что может нам пригодиться.

Проблема заключалась лишь в том, что дозвониться до кого-либо сейчас было практически невозможно. Линии были перегружены, связь то и дело обрывалась, и это нервировало всех еще больше. Джеки с подносом, заставленном кружками, бродила вдоль стола, предлагая всем выпить горячего чая, а следом за ней тянулся шлейф из запахов травы и мяты. Рик выпил целую кружку такого пойла, ощущая, как головная боль стихает еще на тон, и только потом вспомнил о рации в своей машине. Рабочих машин на их участок было всего три, и порой некоторым сотрудникам приходилось ездить на своих автомобилях – начальство упорно пыталась экономить то на бензине, то на премиях, то на офисной бумаге. Шейн частенько проклинал все на свете, составляя отчеты и пытаясь втиснуть уйму информации на один лист вместо двух, как это было принято раньше при старом шерифе.

Рация была самая простая, частенько барахлила, и из динамиков слышались невнятные хрипы вместо нормальной речи. Но сейчас она была подобна внезапному подарку судьбы, и Рик поспешил в машину, хотя шансов даже таким образом связаться с Шейном у него было чуть больше нуля. Вряд ли Уолш сидит в своем автомобиле, дожидаясь, пока кто-нибудь соизволит вызвать его по барахлящей рации. Но попытаться ведь стоило, тем более, телефонная связь даже спустя час была все такой же отвратительной.

Подошедший к машине Дэрил бросил на Рика скептический взгляд, буркнув, что мужчина зря тратит время. Сам Диксон был уверен, что стоит наведаться в город, даже если на это уйдут сутки. За его спиной привычно висел арбалет, а одетая по случаю праздника рубашка была спрятана за потрепанной кожаной курткой. Глядя на охотника, который настороженно обводил взглядом периметр, Рик начинал осознавать, что все происходящее вовсе не сон. А ведь еще несколько часов назад все было так хорошо; счастливые Гленн и Мэгги встречали долгожданных гостей, все готовились отпраздновать их свадьбу, и тут, как гром среди ясного неба, свалилась эта кошмарная новость. Что все их позабытые страхи снова вернулись. Как будто кто-то сверху насмехался над ними, приговаривая, что от судьбы не уйти. Но был ли зомби апокалипсис их судьбой?

Рик настолько погрузился в свои размышления, что не сразу услышал голос Шейна из рации. Дэрил ткнул мужчину в плечо, заставляя его вернуться в реальность, и Граймс, мигом сориентировавшись, принялся объяснять Шейну, что ему нужно будет сделать. Он по несколько раз повторял каждое предложение, не забыв упомянуть, что его и Андреа будут ждать на ферме, пока из динамиков не стало доноситься шипение. Связь прервалась вновь, и на этот раз окончательно.

Высоко в небе с шумом пролетели несколько вертолетов.

Комментарий к Рик

«Гиады» на древнегреческом – «идёт дождь». (У Автора ассоциация со слезами)

Очередное странное название)

========== Шейн ==========

Шейн

Экстренный выпуск новостей нарушил все планы. Не дав людям времени на подготовку, со всех каналов ведущие призывали граждан собирать вещи и как можно скорее отправляться в специальные лагеря, где они будут в безопасности. Ближайший такой лагерь был в Атланте, куда ни Шейн, ни Андреа не поехали бы ни под каким предлогом. Зато все соседи мужчины, в панике хватая все самое ценное, рвались искать спасение там, где его на самом деле никогда и не было. Несмотря на то, что город окутал вечер, люди все равно собирались в дорогу. Уже спустя несколько минут после выпуска новостей с улицы послышалось рычание нескольких моторов.

– Может, стоит сказать им, что нельзя ехать в Атланту? – задумчиво спросила Андреа, наблюдая за отъезжающими автомобилями через окно гостиной. Она прищурилась, когда свет фар скользнул по ее лицу.

– Попробуй, но не жалуйся потом, что тебя посчитали сумасшедшей, – отозвался Шейн, большими шагами направляясь в свою спальню. Там, вытащив ящик с рубашками, футболками и майками, мужчина вытряхнул его на пол и откопал среди груды одежды небольшой черный мешочек. Развязав незамысловатый узел на тесемках, он вытащил оттуда пистолет, купленный пару лет назад «на всякий случай» и коробочку с патронами к нему. Вернувшись в гостиную, он без лишних слов сунул оружие в руки растерявшейся Андреа.

– Что? Не лаком же для волос ты будешь отбиваться в случае чего, – заметив удивление на лице женщины, пояснил Шейн. Он помнил, как в прошлый раз проходила эвакуация – он был тогда на службе вместе с еще одним сотрудником. В тот самый момент, когда завыла городская сирена, ни один из них и понятия не имел, что скоро нагрянет самый настоящий апокалипсис. И что военные уже ворвались в город, намереваясь при помощи автоматов искоренить вирус, который уже ничем нельзя было остановить.

Ходячие появились тогда не сразу – Шейн даже успел добраться до больницы, где лежал Рик. Правда, именно там он и узнал о планах правительства – уничтожить всех, кто мог быть или же был болен. Стреляли в людей без разбора; дети и женщины кричали, мужчины пытались отбиваться, но все было тщетно. Панический ужас, запах пороха и смерть витали в воздухе. Шейн едва успел убраться прочь, и отголоски выстрелов еще долго звучали в его голове, а перед глазами стояли забрызганные кровью больничные стены и мольба на лицах мертвых. Весь мир в одночасье сошел с ума.

В этот раз вряд ли все будет по-другому. Шейн прекрасно понимал это, и так же знал, что больница находится совсем недалеко от его дома. Как он раньше не заметил, что апокалипсис приближается вновь? Он ведь не один раз был в больнице в этой новой версии жизни, там лежал Рик, там бывали и Лори с Карлом. Неужели никто не обратил внимания на… на что? Был ли хоть один признак того, что вирус добрался до округа Кинг? Может быть да, а может и нет. Сейчас думать об этом уже поздно. Пора начинать что-то делать.

– Шейн, кто-то ломится в твою машину! – воскликнула Андреа, все еще наблюдающая в окно за царившей на улице суматохой. Мужчина среагировал мгновенно – пулей выскочил из дома и сбил с ног молодого парня, на спине которого висел рюкзак. Он завалился на асфальт и тут же принялся просить о пощаде.

– Вы что, об эвакуации не слышали ничего? – удивился юнец, поднимаясь на ноги. – Все уезжают, я думал, что машину бросили!

– Я сейчас тебя самого брошу, – рыкнул Уолш. Парень, испугавшись еще больше, поспешил удрать. Он довольно быстро смешался с толпой, направляющейся к выезду из города. Женщины и мужчины, дети, старики – в глазах рябило от такого количества народу. Все волочили за собой сумки и чемоданы, переноски с животными, пакеты, подушки, одеяла и даже что-то из кухонной утвари. Автомобили, которых было не меньше, чем людей, громко сигналя, пытались проехать, но то и дело кто-нибудь выскакивал прямо под колеса. Все были напуганы, пытались узнать друг у друга, что вообще происходит, и в общем гомоне Шейн чуть было не прослушал, как ожила вдруг его рация. На связь вышел Рик.

– … мы… фер… вы… ать… – рация, издав писк, отключилась. Последние слова Граймса Шейн разобрать так и не смог, хотя догадывался, что тот говорил что-то о ферме. В прошлый раз это место было надежным, пусть и недолговечным, так что можно было отсидеться пока что там. Добраться бы только туда. И ладно только добраться – Рик сказал, что с оружием и лекарствами у них там большая напряженка.

Держа наготове свой табельный пистолет, Шейн распахнул входную дверь и, одной ногой ступив в коридор, принялся звать Андреа. Женщина откликнулась незамедлительно и по просьбе Шейна принялась собирать в дорожную сумку, лежащую в нижнем ящике шкафа, все самое необходимое. Сам же Уолш присматривал за своей машиной, надеясь, что никакой больше случайный прохожий не попытается его угнать. И в тот самый момент, когда Андреа, крикнув, что почти готова, застегнула молнию на сумке, в доме начал моргать свет. Впрочем, не только в доме. Уличные фонари, несколько раз моргнув, с тихим треском погасли, погружая улицы в темноту. А следом за ними электричество начало отключаться и в соседних домах. Город медленно погружался во мрак.

– Что происходит? – выбежала из дома Андреа, едва не споткнувшись о порог. Шейн, пожав плечами, забрал у женщины сумку и закинул ее на заднее сиденье автомобиля. Свет в некоторых домах снова начал моргать, но это только еще сильнее пугало людей, которые стали натыкаться друг на друга, сбившись со своего пути. Вдалеке послышался гул, который, приближаясь, заставлял народ останавливаться, пытаясь понять, в чем дело. В скором времени над городом медленно пролетели несколько вертолетов. Один из них спустился так низко, что Шейн, пусть и с трудом, сумел различить двух человек, сидящий внутри. Один из них приложил ко рту рупор и принялся твердить то же самое, что и дикторы недавно в новостях. Срочная эвакуация, всем надо бежать.

– Но выезд в другой стороне! – воскликнула Андреа, когда они с Уолшем сели в машину, и мужчина стал выезжать на дорогу. В отличие от остальных, он пытался пробраться к самому центру города.

– У нас есть кое-какие дела, – отозвался Шейн, понимая вдруг, что прорваться через такой поток автомобилей и спасающихся людей будет невозможно. Придется выбираться из уютного салона и тащиться пешком, что они с Андреа и сделали.

– Когда все началось, мы с Эми оказались примерно в таком же положении – наша машина сломалась, и вокруг было столько людей, – заговорила Андреа, по пятам следуя за Шейном. Тот уверенным шагом двигался прямо через толпу. Чем дальше они уходили в город, тем меньше людей попадалось им на пути. – Мы не знали, что происходит, куда все бегут и что вообще надо делать. О вирусе по телевизору говорили мало, а те, у кого мы спрашивали о случившемся, говорили какую-то чушь. Один парень уверял нас, что все это дело рук пришельцев. И когда мы с Эми совсем отчаялись, понимая, что не успеем вовремя добраться до Атланты, появился Дэйл на своем фургоне.

Вот бы и сейчас появился Дэйл на своем фургоне, а еще лучше – один фургон. Шейн старался сосредотачиваться на дороге, но слова Андреа заставляли и его самого снова и снова возвращаться к тому времени, когда он переживал конец света в первый раз. Только тогда рядом с ним была не Андреа, а Лори и Карл, которым еще только предстояло узнать, что Рик мертв, и что им всем придется бежать в неизвестность. Сбитый с толку, действуя чисто машинально, Уолш помог им собраться, посадил в машину и повез прочь из родного города, мысленно взывая к Богу и прося у него хоть какой-нибудь помощи.

Сейчас же все зависело по большей части от Шейна и Андреа. Рик и остальные пока что не имеют возможности добыть себе оружие, а значит, их шансы выжить, если вдруг до них доберутся ходячие, не особо велики. Хотя, конечно, пока еще ни одного мертвеца Шейн не встретил, это вовсе не значит, что пока что их еще нет. По какой-то ведь причине правительство начало сеять панику – значит, время мертвецов уже пришло. Теперь надо быть начеку.

– Осторожно, – одернула вдруг его Андреа, заставив остановиться. Женщина указала в сторону парковки большого супермаркета, где один из кассиров в повязанном на бедрах зеленом фартуке угрожал ружьем каким-то людям. Те, видимо, пытались мародерствовать, решив, что в такое время никому нет дела до морали и законов. Шейн мог бы приструнить их всех, разнять, если бы ему некуда было спешить. Хотя, похоже, все-таки придется вступать с ними в перепалку – кратчайший путь к участку лежал как-раз через эту парковку.

– Не будем вмешиваться, пускай разбираются сами, – сказал Шейн, приближаясь к магазину и исподлобья наблюдая за кричащим что-то продавцом. Единственный работающий фонарь позволял разглядеть лицо человека с ружьем – бледная кожа, бисеринка пота на лбу и лихорадочный блеск в глазах. Мужчина явно был нездоров, и Андреа, тоже заметив это, инстинктивно подвинулась ближе к Шейну, опустив руку на свою сумку, где лежал пистолет.

– А ну стоять! – повернулся вдруг продавец к Шейну и женщине. До выхода с парковки им оставалось буквально метров двадцать. – Что, тоже решили нажиться? Не выйдет ничего! Это мой магазин, ясно вам? Мой! Убирайтесь отсюда!

Шейн поднял руки, показывая мужчине, что он безоружен, но тот упрямо продолжал целиться в него из ружья. Неудачливые мародеры уже удрали, а проходящие мимо редкие прохожие даже не смотрели в сторону обезумевшего продавца – они хотели поскорее добраться до безопасного места.

– Опустите оружие, я полицейский! – выкрикнул Шейн, потянувшись одной рукой к нагрудному карману. Мужчине же, видимо, принял этот жест за попытку достать оружие и, подняв ружье выше, выстрелил в воздух. Тогда Уолш, воспользовавшись тем, что человек вдруг закашлялся, выхватил из-за пазухи свой пистолет, попутно оттолкнув Андреа подальше. Но не успел он даже прицелиться, как мужчина, выронив ружье, упал на колени, продолжая судорожно кашлять.

– Мы должны помочь ему, – заявила Андреа. Словно позабыв о том, что несколько мгновений назад этот человек угрожал им с Шейном ружьем, женщина быстро подошла к нему, вытаскивая из сумки бутылку с водой. Но мужчина, все еще заходясь в кашле, и вовсе рухнул на землю, широко раскинув руки. На его губах женщина заметила алые капельки крови.

– Отойди от него, живо! – скомандовал Шейн, буквально оттаскивая женщину от уже мертвого мужчины. – Он же был болен, не хватало еще подцепить от него эту заразу. Скорее, нам надо поторапливаться.

Андреа спорить не стала; видимо, еще не до конца осознавая, что все происходящее реально, она молча пошла за Шейном. Тот в скором времени вывел их обоих к полицейскому участку, который, к счастью, был пуст. Пока женщина опустошала аптечки, в которых на деле не было ничего стоящего, кроме бессчетного множества бинтов, Шейн вскрыл оружейную и принялся сгребать с полок все, что попадалось ему под руки. Церемониться и выбирать что-либо было некогда, и часть вещей попадала на пол.

– Больница через пару кварталов отсюда. Если там нет военных, значит, нам повезло, – сказал Шейн, набив сумку так, что молния на ней едва закрывалась. Закинув ее на плечо, он вышел через черный ход на задний двор. Андреа следовала за ним.

Видимо, по гороскопу сегодня Шейну выпал удачный день – в больнице тоже оказалось пусто. В воздухе еще витал запах пороха, что говорило о том, что военные ушли отсюда совсем недавно. Мужчина, немного поколебавшись, все-таки сказал Андреа, чтобы та была готова к тому, что они могут увидеть в больничных коридорах. И, тем не менее, зная, что военные приходили сюда вовсе не для того, чтобы спасать, женщина не могла сдерживать испуганных вздохов и тихих возгласов при виде мертвых тел. В мерцающем свете люминесцентных ламп обстановка казалась еще более зловещей.

Проходя мимо бывшей палаты Рика, Шейн немного помедлил. На одно мгновение ему показалось, что там, за закрытой дверью, все так же лежит его друг. Уолш прекрасно помнил, как пытался вынести его из палаты, пытался разбудить, умолял того очнуться, но все было напрасно. Приложив ухо к его груди, Шейн не услышал сердцебиения. Он мог бы поклясться даже сейчас, что в тот момент сердце Рика не билось. И каким же образом мужчина потом оказался жив? Он не просто ожил, а еще и пришел в себя и отыскал свою семью. До сих пор даже сам Граймс не может это объяснить. Точно так же, как и почему им всем приходиться во второй раз переживать конец света.

Уолш все-таки не удержался; толкнул дверь палаты, которая оказалась пустой. Андреа же принялся толкать мужчину вперед, спрашивая, где им искать лекарства. Мужчина понятия не имел, где вообще в больницах хранятся различные препараты, пока они с блондинкой не начали ломиться во все двери подряд. За одной из них они и наткнулись на многочисленные стеллажи, на которых громоздились коробки с упаковками различных лекарств. То были препараты попроще, которые в аптеках отпускались без рецепта, но и их могло бы хватить на первое время. В тюрьме даже с такими таблетками у них был большой дефицит, если судить по рассказам остальных. Сам Шейн понятия не имел, что им может пригодиться.

– Слышишь? – спросила вдруг Андреа, замерев возле стойки с какими-то витаминами. Шейн одарил ее непонимающим взглядом. – Становится тише. Улицы пустеют, и нам тоже пора выбираться отсюда. Вдруг вернутся военные?

Шейн согласно кивнул, сунув в уже полный карман последнюю упаковку таблеток от головной боли, и, подняв с пола сумку с оружием, двинулся к выходу. Андреа поспешила за ним, оглядываясь по сторонам, словно опасалась увидеть людей в форме. Но в здании было тихо, зато на крыльце Уолш и Андреа столкнулись с группой людей, которые, по всей видимости, тоже пришли сюда за медикаментами. Не сказав друг другу ни слова, даже не переглянувшись, все разошлись по разным сторонам. Шейн почти бежал обратно к парковке магазина, и Андреа едва поспевала за ним. Но когда мужчина вдруг резко остановился, женщина чуть не врезалась в его спину, едва не упав.

– Смотри-ка, его уже нет, – напрягся Шейн, указывая на асфальт. Сначала Андреа не поняла, о чем говорит ее спутник, но уже спустя несколько секунд до нее дошло – мертвый продавец куда-то запропастился. И что-то подсказывало обоим, что этот человек ушел отсюда на своих двоих.

Стоило только вспомнить о нем, как мужчина дал о себе знать. Он ушел не так уж и далеко, быть может, по той простой причине, что только недавно обратился. Но это не помешало ему лакомиться каким-то мужчиной, уже не подававшем признаки жизни, посреди дороги. Андреа отшатнулась в сторону, завидев растекающуюся по грязному асфальту лужу крови, а Шейн, вытащив из сумки нож с длинным тонким лезвием, подошел к мертвецу, который, почуяв свежее мясо, подняв голову. Лезвие быстро и легко вошло прямо в глаз ходячего, который только и успел, что издать хрип. Вытащив нож, Шейн вытер лезвие о брючину, бросив хмурый взгляд на уже мертвого продавца. Теперь зомби апокалипсис можно было считать официально начавшимся.

========== Дэрил. Андреа ==========

Дэрил

Огонек сигареты был единственным источником света – отключили электричество. Еще недавно на горизонте мерцали огоньки высоток Атланты. Теперь же вместо них была непроглядная тьма, которая подкрадывалась все ближе и ближе. Хершел и Дэйл пытались привести в порядок запасной генератор, и то и дело над крыльцом вспыхивала лампочка, привлекая окружающих в воздухе мошек. На улице уже никого не осталось, все предпочитали отсиживаться в доме, а Дэрил же, наоборот, поспешил выбраться на свежий воздух. Здесь никто не действовал на нервы, не причитал по поводу и без, не пытался быть самым умным и строить какие-то планы. Только где-то вдалеке без конца летали вертолеты.

Он бросил окурок на землю и выдохнул. Сероватый дым смешался с белым облачком пара – с приходом темноты заметно похолодало. Скрипнула входная дверь, и на крыльцо вышли Рик и Лори, о чем-то перешептываясь. Дэрил исподлобья покосился в их сторону, смутно припоминая, как же все было в прошлый раз. Та же ферма, те же люди, только обстоятельства немного иные. Какие проблемы ждут их на этот раз? Тот толстый охотник пока еще не стрелял в мальчишку Граймса, а, может, и не выстрелит вовсе. Хотя, если сейчас все повторяется, разве может быть как-то иначе? Значит ли это, что и Софии в скором времени суждено заплутать в этом бескрайнем лесу?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю