290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Гиады (СИ) » Текст книги (страница 6)
Гиады (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 05:00

Текст книги "Гиады (СИ)"


Автор книги: Margo_Poetry






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 10 страниц)

– Дети… – начал было Рик, но Лори перебила его, сказав: “Нормально. С ними все в порядке”. Со всей этой суматохой, возникшей с момента приезда основной части группы в этот городок, Граймс даже не успел узнать, все ли нормально добрались. Уезжали с фермы впопыхах, собрав кое-какие вещи, среди которых оказалось и совсем ненужное барахло, а затем еще и разгребали затор на дороге, из-за которого им и пришлось убегать. Хорошо хоть, что ходячие почти все уже добрались в этом время до фермы.

Горизонт уже затянуло розовой дымкой; Лори неотрывно смотрела куда-то вдаль, пока Рик пил свой кофе и пытался собраться с мыслями. Он не мог быть лидером, не получалось из него и хорошего мужа и отца. Он с самим собой-то совладать никак не может. Чувство тревоги не покидает его ни на минуту, оно съедает его изнутри, да только понять бы, чем оно вызвано. Граймс поставил рядом с собой пустую чашку, потер руками уставшие и явно покрасневшие глаза и собрался было пройтись, несмотря на то, как безрассудно и опасно это могло быть.

– Не вини себя, – помешала ему Лори. Рик не понимал, как ей удается чувствовать его состояние, читать его мысли, понимать, как ему тяжело. Сможет ли он когда-нибудь понимать ее так же? С одного лишь взгляда, прикосновения, слова? Вряд ли. Он и себя-то с трудом понимает.

– Я должен был помешать всему этому, – упрямо покачал головой мужчина. – Мы потеряли слишком много людей за прошедшие сутки, а ведь все это – только начало. Мы не… Я не готов. Не в этот раз.

– Ты не должен принимать все решения в одиночку, – Лори коснулась теплыми пальцами его холодной руки. В ее взгляде не были ни намека на страх; только решимость и надежда, которая, если Рик найдет в себе силы, не угаснет в скором времени, как угасала у остальных. – Ты лидер, но ты не одинок.

Рик не нашел, что ответить. Его решимость побыть одному, блуждая по безлюдному городу, прошла, хотя и желания возвращаться в битком набитый перепуганными людьми дом тоже не было. Лори не права, говоря о том, что он не одинок – в своих кошмарных снах он всегда был один, и возвращение к реальности ничего не меняло. Он видел смерть наяву и не только, но не мог никому и ничего рассказывать. Либо его сочтут сумасшедшим, либо он посеет большую панику, а это было очень опасно.

Лишь когда очередной порыв ветра заставил Лори вздрогнуть, Рик понял, что оттягивать больше нельзя, и они вдвоем вернулись в дом. Пустую чашку из-под кофе он оставил прямо в коридоре, и ее почти тут же забрала прошедшая мимо Бет, в руках которой и без того с трудом помещалась груда грязной одежды. Мимо тенью скользнула Кэрол, вытирая руки полотенцем; в гостиной на диване сидели Морган, Дэрил и ТиДок, склонившись над разложенной на столе картой. Из обрывков их разговора Рик понял, что мужчины пытались придумать, как можно в кратчайшие сроки построить баррикаду вокруг их временного пристанища. Дженни у окна копалась в своей большой сумке, которая явно служила своеобразной аптечкой. Остальных видно не было, зато было слышно: Гленн с грохотом повалил что-то на втором этаже, а Мэгги тут же принялась причитать, и в гараже кто-то орудовал не иначе, как отбойным молотком.

Ловя на себе обеспокоенные и взволнованные взгляды, Рик направился прямиком в гараж, решив, что пытаться сохранить хрупкий мир или же хотя бы привести все вокруг к чему-то подобному стоит, начав с самого главного. А самой большой проблемой мог стать Шейн, который предпочел выплеснуть все свои эмоции на безнадежно сломанной машине при помощи кучки старых инструментов и теперь уже обломков бейсбольной биты.

Пол был усыпан осколками разбитого стекла, щепками, болтами, гайками и всякой мелочью, которая едва не проткнула Рику ногу, когда он зашел в разгромленное помещение, прикрыв за собой дверь. Глядя на царящий вокруг беспорядок, запыхавшегося Шейна и обломок биты, выскользнувший из безвольно опустившейся руки мужчины, Граймс пожалел, что не пришел сюда раньше друга. И тут же одернул себя, словно мантру повторяя имена тех, кого не сумел спасти. Если он потеряет еще и лучшего друга, то точно слетит с катушек, напрочь позабыв о долге и своих обязанностях перед семьей и группой.

Шейн заметно изменился за те несколько минут, что Рик провел в гараже. Гнев, казалось, улетучился вмиг, оставив Уолша наедине с пугающей реальностью, в которой он не знал, что делать. Или же пытался отказаться верить в то, что Андреа больше нет, как и нет и фермы, казавшейся безопасной, и каких-либо планов. Он обессилено прислонился спиной к стене, откинув назад голову и закрыв глаза.

– Скажи мне, друг, за что мы боремся? – спросил он. Рик, который успел придумать несколько вариантов начала разговора, к такому вопросу оказался не готов. – Почему мы продолжаем убегать, прятаться, сражаться? Мы словно попали в какую-то долбанную временную петлю, где все повторяется по кругу, что бы мы ни делали. Так зачем все это? – Шейн отошел от стены, вопросительно посмотрев на Рика.

– Ты хочешь сдаться? – надеясь, что правильно понял смысл слов Уолша, в ответ спросил Граймс.

– Нет, я хочу понять. В прошлый раз мы выиграли себе год жизни, так? Вляпались в точно такую же заваруху, боролись, пытались сопротивляться неизбежному, но в итоге все равно умерли. Все закончилось, и кто-то сыграл с нами злую шутку, дав немного времени пожить нормальной жизнью. Зачем мы снова продолжаем делать все это?

Рик открыл было рот, чтобы ответить, но передумал. В голосе Шейна слышалось отчаяние; скажи ему Рик, что нет смысла бороться, потому что все это не по-настоящему, Уолш со спокойной душой кинется один в бой с сотней ходячих, позабыв о страхе. Шейн был на грани, и Граймс тоже, но ведь хотя бы один из них должен быть сильным. Кто-то должен присматривать за остальными, за теми, кто все еще верит в счастливый конец, за детьми, которые просто хотят жить, не боясь выходить на улицу или смотреть в окно. Кто-то, а может и оба.

– Значит, мы должны покончить с этим как можно скорее, – заявил Рик. Другого выхода ему не представлялось, да и эта затея была, если честно, не самой лучшей. Кто гарантирует, что история повторится вновь? Шейн непонимающе посмотрел на друга, и на миг в его глазах появился блеск.

– Что ты предлагаешь?

– Мы едем в тюрьму. В прошлый раз все закончилось именно там, и мы должны узнать, почему.

Кэрол

София, Карл и Дуэйн спали втроем на одной кровати в крохотной спаленке на втором этаже. Взрослые старались как можно меньше говорить детям о том, что происходит, но ребята, один раз уже пережившие все эти ужасы, без труда догадывались обо всем. Да и не надо быть взрослым, чтобы понять, что этот смертельный вирус, от которого они всеми силами пытались убежать, остался где-то позади.

Сегодня в группу не вернулась Андреа, а на робкий вопрос Софии о том, где она, Кэрол не нашлась с ответом. Она старалась быть сильной ради дочери, надеялась уберечь ее от опасности, но с каждым днем понимала, что не в силах сделать практически ничего. Страх терзал ее каждую минуту, не давая спать, а редкая улыбка девочки заставляла все внутри сжиматься от невыносимой боли. Потерять ее еще раз? Нет, такого она точно не может допустить. Наверно, и Андреа думала так же, когда увидела, что на Эми напали. И все же она сумела спасти сестру, пусть даже ценой собственной жизни. Вопрос теперь, надолго ли?

Найденная Эми девочка оказалась знакомой почти всем людям группы. Ее семья одно время жила под покровительством Губернатора в Вудбери – городе, который тоже пал жертвой страшной эпидемии. Кэрол пыталась расспросить малышку о старшей сестре, Лиззи, о маме с папой, но Мика лишь качала головой и заливалась слезами, так и не сумев внятно объяснить, как она оказалась в этом городке. До тюрьмы отсюда добираться прилично, а до Вудбери и подавно. Может, до начала апокалипсиса ее семья жила где-то поблизости? Стоит ли пытаться их отыскать? Или ее родные уже мертвы, а Мика сумела уцелеть лишь каким-то чудом?

Спать малышка совсем не хотела, хотя было видно, что она вот-вот свалиться с ног от усталости и пережитых за ночь кошмаров. Хершел согласился присмотреть за ней, пока Кэрол бродила по дому, собирая в мусорные пакеты все, что по ее мнению могло пригодиться. Детских игрушек оказалось довольно много, но кроме Софии, прижавшей к себе плюшевого медведя, никто к ним прикасаться не стал. Еды на кухне хватило только на скромный ужин и завтрак для всей группы, а в аптечке не нашлось ничего, кроме аспирина. Если бы можно было осмотреть соседние дома…

Впрочем, на разведку прямо на рассвете уже ушли Морган, Дэрил и Гленн с Мэгги. ТиДок на пару с Дэйлом проверяли автомобили, исправляя несерьезные поломки и запасаясь топливом, а Лори и Бет приводили в порядок изрядно испачканную одежду. Висящий в коридоре календарик говорил, что осень уже в самом разгаре, а значит, не так уж далеко осталось и до зимы. В прошлый раз им приходилось скитаться сквозь ветер и вьюгу по лесам и небольшим поселениям, прежде чем они добрались до тюрьмы. Впрочем, если судить по карте, в этот раз доехать до нее не составит особого труда – лишь бы по пути ничего не случилось.

Рик был слишком занят разговором с Шейном, и Кэрол не решилась помешать им своей просьбой проверить окрестности на наличие других выживших. Как теперь объяснить Мике, что своих родных она, возможно, уже никогда больше не увидит? Или девочка и сама это уже поняла, и потому постоянно плачет и отказывается разговаривать?

Возле входной двери лежала потрепанная сумка – вещи Андреа. Кэрол нерешительно подняла ее с пола, оттряхнула и задумалась, куда ее деть. Отдать Эми? Девушку сейчас лучше не тревожить. Неизвестно, что взбредет ей в голову, хотя она ведет себя достаточно тихо, пусть и отказалась от завтрака. Хершел присматривал за ней, не докучая и не приставая с разговорами, хотя одна попытку все же предпринял. Ответа, правда, никакого не добился и ушел, оставив Эми справляться со своим горем в одиночестве.

Так ничего и не придумав, Кэрол оставила сумку там же, где и нашла, и вышла во двор, куда уже возвращалась группа. Судя по мрачным лицам, ничего полезного им отыскать не удалось, а если и удалось, то совсем немного. Морган сказал, что они сумели создать пробку из старых автомобилей с двух сторон улицы, но потом появились ходячие, и им в срочном порядке пришлось уходить.

– Не думаю, что они доберутся до нас, но с той стороны, куда ушел Дэрил, никаких помех нет, – указывая в сторону, заявил Морган.

– Дэрил был не с вами? – удивилась Кэрол, почувствовав укол тревоги. Только этого не хватало. После всего, что они пережили за прошедшие сутки, разделяться уж точно не стоило, тем более в городе, где все еще бродят мертвецы.

– Он не вернулся? – в свою очередь спросил Морган. Казалось бы, их вылазка продлилась не больше часа, и волноваться не о чем, но все же тревога не отпускала.

– Я проверю, – тут же откликнулся Гленн, отдавая Мэгги свой рюкзак и вешая на пояс пистолет. Кэрол, недолго думая, вызвалась пойти с ним, не слушая протесты мужчин. В тюрьме она успела многому научиться и уж как-нибудь сможет постоять за себя в случае чего, но остальные, видимо, успели об этом забыть.

– Я уже достаточно насиделась на месте, – решительно заявила женщина, протягивая руку к Моргану. – Дайте мне оружие, я знаю, как с ним обращаться.

Нехотя, тот все же отдал Кэрол свой пистолет, и вдвоем с Гленном они отправились в ту же сторону, куда ушел Дэрил. Постепенно голоса и звуки жизни затихали за их спинами, сменяясь лишь шумом ветра и шагов под ногами. Несколько кварталов они прошли молча, не встретив ни одного ходячего, а уже дальше, оказавшись на площади, им пришлось вести себя более осторожно. Гленн то и дело оглядывался, держа оружие наготове, Кэрол же высматривала только одного человека, пытаясь понять, куда же он запропастился. Может, вся эта тревога просто глупость, ведь Диксон прекрасно знает, что надо делать при встрече с мертвецами, и он не из тех, кто так просто угодит в какую-нибудь ловушку. Что же тогда его задержало?

========== Мэрл. Дженни ==========

Мэрл

Открыв в очередной раз глаза, Мэрл даже не сразу смог определить, какое сейчас время суток. День или в помещении просто слишком темно? А может, уже наступила ночь, а эти полосы света на полу лишь отражение висящей высоко в небе луны? Или на улице до сих пор горят фонари? Когда Мэрл был там последний раз, электричество еще работало. Или это был всего лишь сон? Один из тех немногих, что посещали его в последнее время, как и неясные галлюцинации, вызванные не иначе как лихорадкой. Что же врачи сделали с ним в этом чертовом тюремном госпитале? Или его попытка спасти себе жизнь на самом деле не увенчалась успехом?

Его мучили фантомные боли в отсутствующем пальце и сильный жар. Он не мог есть, довольствуясь лишь водой, благо несколько бутылей из столовой по пути сюда он все же успел прихватить. Правда, о кружке или хотя бы стакане он не подумал, и потому всякий раз, делая глоток, еще два он выливал прямо на себя. Руки тряслись, перед глазами все расплывалось, а где-то на улице то и дело раздавались крики и вой.

Впрочем, криков он не слышал уже достаточно долго, разве что гортанное рычание где-то совсем близко. Сколько времени он уже провел в этой вышке, прячась от пугающего внешнего мира и кого бы то ни было? Сутки, неделю, месяц? Он мог бы поклясться, что лежит на этой куче покрывал уже год, а порой ему казалось, что прошло не больше одного дня. Никто не ломился в дверь в полу, никто не звал его по имени; первое время кто-то лишь звал на помощь, но Мэрл был не в состоянии, чтобы помочь, да и не стал бы. Оружие у него было, шлем и жилет, немного еды, питье, но он не такой дурак, чтобы бросить свое безопасное место и выбраться наружу, где сотни заключенных учинили бунт, пытаясь вырваться на свободу.

Стянув с себя тяжелый плед, который словно только что вынули из печи, Мэрл сполз со своего импровизированного ложа и потянулся к воде. Неловко обхватив ее ослабевшей рукой, мужчина подтянул ее ближе и в самый неподходящий момент перевернул. Остатки воды вылились на и без того уже мокрый пол, а сам Мэрл грозно выругался, отшвырнув баклажку в стену. Тело его совсем не слушалось, а теперь еще и вода закончилась. Как он сумеет добраться до столовой, чтобы пополнить свои запасы?

Продолжая грозно ругаться, – хорошо хоть, что на это хватало сил, – Диксон с трудом поднялся на ноги, подхватив с пола автомат. Он не имел ни малейшего понятия о том, как будет спускаться по деревянной лестнице с вышки, и мог лишь надеяться, что у него все получится. Проще, конечно, было бы мешком свалиться на землю, да только высота этого не позволяла.

Прежде чем открывать дверь, Мэрл вышел наружу, чтобы осмотреться. Вдруг мертвецы заполонили собой весь двор? Они, конечно, бродили по большой прогулочной площадке, толпились возле разрушенного забора, добрались даже до ручья, но пробраться мимо них в жилые блоки тюрьмы было вполне возможно. Проблема лишь, что двигаться для этого надо будет быстро, а быстро сейчас Мэрл мог только упасть на пол и отключиться. Голова нещадно кружилась, а тело налилось такой слабостью, что впору было послать весь мир к черту и вновь уснуть. Да только спать совсем не хотелось – сны были слишком кошмарными.

Яркое солнце, бившее в глаза сильнее, чем крепкий алкоголь мог дать в голову, на несколько минут ослепило Мэрла. Зато он понял, что на дворе все-таки день, причем довольно ясный. Ветер задувал с леса, и мужчина, когда глаза привыкли к свету, повернул голову туда, подставляя лицо прохладе. Это даже помогло немного прояснить затуманенное сознание. И даже услышать чьи-то крики.

Прищурившись и прикрыв одной ладонью глаза от солнца, Мэрл увидел, как из леса выбежали три фигуры, целенаправленно двигаясь прямо к тюрьме. Впереди бежал похожий на медведя мужчина – здоровенные плечи, заросшее бородой лицо, в руках тяжелый дробовик. Он двигался весьма грациозно, успевая и стрелять в попадающихся на пути мертвецов, и размахивать ножом. Следом за ним бежала молодая девушка в съехавшей на бок бейсболке, буквально волоча за собой изрядно помятого и замученного мужчину. Криком она пыталась заставить его двигаться быстрее, изредка останавливаясь и стреляя наобум по сторонам.

Здоровенный мужик плечом влетел в погнутые ворота, которые со скрипом раскрылись. Мертвецы, гуляющие в это время по огражденному сеткой коридору, тут же повернулись к нему. Не раздумывая, мужчина отбросил в сторону дробовик и кинулся на ходячих с ножом, рыча, словно дикий зверь. Отставшие от него спутники столкнулись с еще несколькими мертвецами, и девушка, отпустив напарника, который рухнул в траву, словно мешок с песком, принялась отбиваться от ходячих. Здоровяк был слишком занят, чтобы прийти к ней на помощь, а третий член их группы явно был бесполезен. Девушка не замечала, как сзади к ней подбираются еще трое мертвецов.

Кровавое зрелище было Мэрлу обеспечено, но на миг в его голове мелькнула мысль, что этих троих можно было бы использовать. А может все дело было в сильной жажде, слабости и несвойственной ему беспомощности? В любом случае, Мэрл поднял свой автомат дрожащими руками, прицелился и выстрелил. Один мертвец рухнул сразу, сраженный выстрелом в голову, двое других лишь отшатнулись назад. Девушка резко обернулась, с ловкостью добила обоих, а потом стала шарить глазами по зданиям тюрьмы в поисках таинственного спасителя. Даже тот шкафоподобный верзила, добив очередного ходячего, принялся осматриваться.

Мэрла они увидели довольно быстро. Может и потому, что сам мужчина невольно издал громкий смешок, привлекая к себе внимание. Он ведь даже понятия не имел, кто эти люди и что им нужно, и зачем-то выдал себя. Что, если они решат захватить вышку и попросту убьют его? Сил на то, чтобы бороться с кем бы то ни было, у Мэрла не осталось. Разве что его может спасти автомат и еще несколько уцелевших патронов.

Впрочем, оружие ему больше не пригодилось. Троица, благополучно миновав оставшуюся часть пути до вышки, благополучно забралась по деревянной лестнице на самый верх, словно ураган ворвавшись в покои Диксона. Вблизи здоровенный мужчина казался еще больше и свирепее, и в его взгляде не читалось даже намека на дружелюбие. Скорее, бегло осмотрев Мэрла, явно находящегося не в самом лучшем состоянии, он схватился было за свой окровавленный нож, но его руку остановил третий человек, бледный, словно смерть, и неприметный.

– Оставь его, – тихо, но уверенно сказал он.

– Он болен, – рыкнул верзила, вырывая руку и обращая на своего спутника не больше внимания, чем на летающих по помещению мух. – Долго он все равно не протянет, я просто помогу ему избавиться от боли быстро.

– Ну попробуй, – ухмыльнулся Мэрл, которого слова незнакомца ничуть не удивили. Когда он понял, что все-таки заболел? Может, знал об этом с самого начала. Даже во второй раз ему чертовски не повезло.

– Он нам нужен, – подала голос девица, кладя руку на плечо агрессивно настроенного напарника. Мэрл хотел было спросить для чего, но весь мир вдруг поплыл перед глазами, автомат сам по себе выпал из ставшей вдруг свинцовой руки, а затем и бетонный пол чересчур быстро стал приближаться, больно ударяя мужчину по лицу. В этот раз никаких кошмаров он не видел.

Дженни

Дженни не могла найти себе места, беспокойно слоняясь по кухне, где Бет наводила порядок и разбирала гору грязной посуды, оставшейся после завтрака. Помощь девушке была не нужна, и женщина, прежде занятая заботой о больных, теперь не имела ни малейшего понятия, чем она может быть полезна. Казалось, у каждого в группе были свои обязанности, каждый вносил какой-то вклад, а она не сумела даже помочь тем, кто действительно нуждался в помощи. В сумке лежало несколько коробок со шприцами и лекарствами, который Хершел попросил сберечь для тех, кому они действительно могут понадобиться. Вспоминая, как лихорадка медленно сводила с ума родных старика, Дженни понимала, что все эти уколы вряд ли смогут помочь в борьбе с вирусом.

Несколько раз она порывалась проведать предложить кому-нибудь свою помощь, но все вокруг были слишком заняты, либо пребывали в далеко не самом лучшем расположении духа. Дженни не хотела никому мешать, и еле дождалась, когда проснуться дети. Ребята чувствовали угнетающую атмосферу в доме, и женщина всячески пыталась отвлечь их от мрачных мыслей, пусть даже ненадолго. В одной из комнат, служившей когда-то детской, она нашла коробку цветных карандашей и пачку бумаги, и пыталась увлечь детей рисованием. Карл долго упрямился, заявляя, что он слишком взрослый для подобных занятий, но стоило ему увидеть, с каким увлечением София раскрашивает нарисованный дом, он все же присоединился к ней.

– Когда мы отсюда уедем? – спросил Дуэйн, фантазии которого хватило лишь на автомобиль, немного скособоченный, но чем-то отдаленно напоминающий семейный фургон.

– Нам надо еще немного отдохнуть и набраться сил. Дорога нас ждет неблизкая, – фальшиво-бодрым голосом соврала Дженни. На самом деле она не знала, как долго группа пробудет здесь и куда направится после. Еще недавно этот город должен был стать их новым убежищем, а теперь все планы рухнули.

– Мы поедем в тюрьму, – уверенно заявил Карл, откладывая карандаш в сторону. – В прошлый раз там было безопасно, пока не пришли плохие люди. Но в этот раз мы знаем, что они могут прийти, и подготовимся лучше, верно?

– Возможно, – уклончиво ответила женщина. – Я придумала. Нарисуйте наш новый дом. Место, где мы все будем жить, когда уедем подальше от… этой болезни. Безопасное убежище, где мы будем жить долго и счастливо. А когда закончите, развесим эти рисунки в машине, чтобы остальные тоже их увидели и знали, что когда-нибудь все будет хорошо.

Чтобы другие знали, ради чего им стоит быть сильными и продолжать бороться. Вслух Дженни этого не сказала. Ни к чему пугать детей еще больше – они и так уже видели всякое.

Когда рисунки были готовы, Дженни передала опеку над детьми Лори, и вышла на улицу. Дейл, увидав цветные картинки, тепло улыбнулся и пообещал повесить их в фургоне, заодно похвалив весьма удачную идею Дженни. Женщина улыбнулась ему в ответ и, обойдя дом, присела на самодельные качели. Один рисунок она оставила себе; сложив его вчетверо, спрятала в задний карман брюк. Дуйэн не был хорошим художником, да и рисовать не всегда любил, но именно эта картинка очень запала в душу женщине: двухэтажный деревянный дом, просторный двор, Морган, пытающийся развести костер, большая пятнистая собака у его ног, и сами Дженни с сыном, с улыбкой наблюдающие за ними. Вроде бы ничего необычного, но сердце больно сжалось от того, что этому рисунку никогда не стать явью.

Убедившись, что никто за ней не наблюдает, женщина осторожно отогнула рукав свитера. На темной коже алыми полосами выделялись царапины, оставленные в очередном приступе лихорадки Джеки. Поначалу совсем незаметные и не причиняющие никакого дискомфорта, сейчас они выглядели весьма пугающе: кожа вокруг воспалилась и болела от малейшего прикосновения. Сколько бы Дженни ни пыталась обеззараживать ранки, эффекта не было никакого. Благо пока еще средства от температуры и жара действовали. Но что будет завтра? Через день или два? Как скоро болезнь даст о себе знать в полную силу?

Когда это случится, Дженни хотела бы оказаться как можно дальше от группы и от своей семьи. Она помнила, чем закончилось все в прошлый раз – болезнь приковала ее к постели, а сын и муж смотрели, как из женщины медленно уходит жизнь. Она не может допустить, чтобы они прошли через это еще раз, и в то же время не может скрывать от них правду. Ее уже начали мучить головные боли, пока не сильные, но ведь это пока. С каждым днем ей будет становиться все хуже, и очень скоро все узнают, что она больна. Что они сделают? Оставят ее умирать в одиночестве где-нибудь на дороге или милосердно прострелят голову, не дав обратиться в ходячего мертвеца?

Она не хотела об этом думать, но не могла. Неприятные мысли снова и снова лезли в голову, раны болезненно пульсировали, а скоро еще начнется лихорадка. Может, ей стоит уйти, пока все не стало совсем плохо? Украсть пистолет и уехать за город, туда, где ее не найдут. Не сказать никому ни слова, а лучше оставить записку, в которой попросить прощения и сказать, как сильно она любит свою семью. Еще раз извиниться, а потом скомкать к чертям листок и выбросить, ровно как и такие мысли из своей головы. Она не может их бросить, и в то же время не может остаться. Есть ли какой-нибудь выход из этого положения?

Она резко одернула рукав, когда скрипнула дверь, и на крыльцо вышел Морган. Тепло улыбнулся ей и подошел ближе, не догадываясь ни о чем и наивно веря в то, что скоро им удастся отсюда выбраться.

– Рик и Шейн решили, что нам стоит вернуться в тюрьму, – сказал мужчина, опираясь на спинку качели и опуская руки на плечи жены. Дженни тут же накрыла его руки своими ладонями, выдав из себя вымученную улыбку. – Придется как следует постараться, но там мы сможем намного лучше обезопасить себя. В этот раз мы не будем разделяться, а поедем все вместе.

– Это хорошие новости, – кивнула Дженни. Ее муж выглядел таким уверенным в этой затее с поездкой в новое убежище, что она так и не решилась рассказать ему о своих ранах. Впрочем, она в любом случае не смогла бы этого сделать. И надеться на лучший исход она тоже не смела – в прошлый раз не помогли даже молитвы.

– Нужно будет совершить еще одну вылазку и попытаться собрать больше съестных припасов в дорогу, – продолжал Морган, к счастью Дженни, не замечая перемен в ее голосе и поведении. – Я думал взять с собой Дуэйна. Ему стоит учиться защищать себя.

– Он ведь еще ребенок! – воскликнула Дженни, удивленная и одновременно напуганная этой новостью. Она даже вскочила с качели, сбросив со своих плеч руки мужа. – Может, ты и пистолет ему дашь?

– Ему пора учиться обращаться с оружием, – на полном серьезе кивнул мужчина. – Дженни, милая, тебя… тебя не было с нами в прошлый раз. Он сильнее, чем ты можем себе представить, и он неплохо справлялся. Тем более, его буду учить я.

Дженни почувствовала, как что-то сжалось внутри. Ей очень не нравилась эта затея, не хотелось видеть, как Дуэйн убивает ходячих, как сражается с ними, но она не могла не признать того, что муж был прав. Ее не было с ними, когда они вдвоем пытались выжить. Детство для ее сына уже закончилось, и ему придется повзрослеть и учиться постоять за себя, если он хочет выжить. Как бы сильно Дженни и Морган не желали огородить Дуйэна от этого жуткого нового мира, они не всегда смогут быть с ним рядом. Дженни уж точно – возможно, уже совсем скоро она оставит их двоих. Снова.

– Не сердись, – помедлив, сказал Морган. – Я спрашивал его об этом, и он сказал, что хочет научиться. Хочет защищать нас.

– Только что он рисовал цветными карандашами дом для нас, и не успела я оглянуться, как он стал взрослым и скоро возьмет в руки оружие, – покачала головой Дженни. Она подошла к мужу и обхватила его лицо ладонями. – Обещай мне, что будешь оберегать его несмотря ни на что.

– О чем ты говоришь…

– Просто обещай, прошу тебя. Он все-таки наш сын.

Возможно, Морган все же наконец-то заметил, что жена ведет себя немного странно, но постарался не подавать виду. Скорее всего, списал все на страх и усталость – Дженни и сама бы так подумала, если бы не знала, как все обстоит на самом деле. Мужчина ласково коснулся ее ладоней и покорно кивнул, добавив короткое:

– Обещаю.

========== Кэрол. Мэгги. Рик ==========

Кэрол

Эхо их шагов, казалось, разлеталось вокруг на несколько десятков метров. Окружающий мир словно вымер, и трудно было поверить в то, что еще совсем недавно здесь проходила целая толпа голодных мертвецов, готовых убивать все живое на своем пути. Пустынные улицы пугали сильнее, чем лежащие по отдельности мертвые тела, изредка попадающиеся им на пути. Кэрол старалась не задерживать взгляд на убитых страшной болезнью людях, которые и на людей-то уже почти перестали быть похожими, а вот Гленн не пытался обходить их стороной, пристально разглядывая трупы.

– В них есть что-то особенное? – спросила Кэрол, больше думая о том, где им искать Дэрила, хотя встревоженный взгляд Гленна заставлял ее начинать нервничать. Казалось бы, что здесь вообще такого? Ходячие попадались им на пути не так уж и редко.

– Если не считать дырок в головах, то ничего, – отозвался парень. – Либо помимо нас в этом городе кто-то есть, либо…

– Дэрил, – закончила за парня Кэрол, начиная наконец присматриваться к убитым. Охотник ушел в самую глубь города, оставляя за собой дорожку из мертвых ходячих, и неизвестно, что сейчас творится в его голове.

Впрочем, долго гадать ни Кэрол, ни Гленну не пришлось. Маленькая прямоугольная площадь, окруженная самодельным деревянным забором, за котором бродили мертвецы, издавая режущие слух хрипы, явно не так давно была местом, которое должно было защитить местных граждан от нашествия зомби. Сейчас же, судя по многочисленным трупам там и здесь, было ясно, что этот город пал так же быстро, как и все другие. Кэрол только сейчас ощутила витающий вокруг тяжелый запах смерти.

На асфальте, совсем недалеко от забора, сидел Дэрил, одной рукой опираясь на коленку, а в другой яростно сжимая стрелу, которая уже начала жалобно трещать, грозясь вот-вот сломаться. Опустив голову, он не то всхлипывал, не то шептал себе что-то под нос, и вздрогнул, когда заслышал шаги. Гленн так и остался стоять поодаль, сжимая в руках ружье и искоса поглядывая по сторонам на случай, если Диксон упустил каких-то ходячих. Кэрол же, убрав пистолет, решительно подошла ближе и опустилась рядом с мужчиной на корточки. Ей даже не надо было ничего говорить, достаточно было просто слегка коснуться его плеча, чтобы понять, что привело мужчину сюда.

– Я должен был найти ее, – сквозь зубы процедил Дэрил. Он не был в отчаянии, он был зол, и прежде всего на самого себя. Стрела в его руке наконец-таки сломалась с тихим хрустом, и одни из обломков впился в ладонь.

– Ты сделал все, что мог, – Кэрол переместила руку на его ладонь, намереваясь осмотреть ссадину, но Диксон лишь сильнее сжал кулак и отвернулся. – Ты не можешь спасти всех, Дэрил, – сделала еще одну попытку женщина, но ни ее слова, ни ее прикосновения не дали никакого результата. Дэрил словно закрылся где-то внутри себя от внешнего мира, не желая идти на контакт.

Может, в чем-то он прав. Он шел за Андреа, видел, как она уводит за собой толпу оголодавших мертвецов, спасая сестру. Мог ли он как-то помешать ходячим загнать женщину в ловушку? Мог ли он помочь ей? Спасти? Кэрол там не было, как не было никого из группы. Был только Дэрил, который потерял Андреа из виду и не смог потом отыскать ее. Который ушел, решив, что она уже вернулась к группе. И который теперь винит себя за это, хотя на его месте любой поступил бы точно так же.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю