290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Гиады (СИ) » Текст книги (страница 5)
Гиады (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 05:00

Текст книги "Гиады (СИ)"


Автор книги: Margo_Poetry






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 10 страниц)

Ободряюще сжав плечо Дженни, которая теперь места себе не находила, считая, что должна была лучше приглядывать за больными, Граймс вышел во двор, пытаясь поставить себя на место Джеки. Куда бы пошел он, зная, что времени у него до обращения осталось не так уж и много? Тоже бы решил уйти подальше от группы, только вот куда именно? Может, просто куда глаза глядят? Или попытался бы отыскать тихое и спокойное местечко, где заодно можно прострелить себе голову украденным револьвером?

Вскрик и последующий за ним выстрел прозвучали так близко, что Рик поначалу растерялся. Судя по всему, Джеки мыслила иначе, чем Граймс, и далеко от фермы уходить не стала. Только вот еще несколько громких хлопков говорили о том, что либо женщина никак не может попасть в намеченную цель, то бишь в саму себя, то ли дело в чем-то другом. А кто вообще, собственно, говорил, что Джеки решила покончить с собой? Может, и револьвер взяла вовсе не она?

На шум во двор начали выходить остальные, в то время как Рик со всех ног мчался к амбару, из которого и доносился шум. А едва только очутился возле открытых дверей, как чуть не был сбит выбежавшей изнутри здания перепуганной Бет. Всхлипывающая девушка тут же залепетала о ходячих, и Рик, повернув голову, увидел парочку мертвецов, невесть каким образом оказавшихся внутри амбара. А рядом с ними и Джеки – прижавшись спиной к стене, женщина дрожащими руками направляла револьвер то в одну, то в другую сторону. Только вот патроны в спасительном оружии уже закончились.

– Ходячие! – послышался крик со стороны дома. И уже спустя мгновение на поляну перед зданием стали выходить мертвецы, которых оказалось слишком много, чтобы пытаться от них отбиться. Все еще прижимая к себе перепуганную и размазывающую слезы по лицу Бет, Граймс не знал, что делать: бросаться к остальным и бежать отсюда прочь или же попытаться сначала помочь Джеки?

Решение принять помогла Бет, которая потянула шерифа в сторону группы, на ходу зовя сестру и отца. Кто-то ринулся обратно в дом, чтобы позвать остальных, кто-то рванул к машинам, чтобы успеть отогнать их ближе к крыльцу, пока ходячие не подошли слишком близко, а кто-то и вовсе начал отстреливаться от мертвецов. В один миг все перевернулось с ног на голову, заставляя мысленно возвращаться в прошлое, где точно так же пришлось однажды бежать в никуда, и, казалось, нет никакой разницы между тем, что было, и тем, что происходит прямо сейчас. Бежать ведь по-прежнему некуда.

Вспомнив о Шейне и тех, кто уехал с ним на поиски безопасного убежища, Рик схватился за рацию, попутно передавая Бет Хершелу и забирая у него протянутое ружье взамен утерянного кольта.

– Мы уходим с фермы, слышите? Не возвращайтесь, здесь опасно! – несколько раз повторил Рик, крепко сжимая в руке холодный металл. Уолш отозвался сразу, по профессиональной привычке не задавая лишних вопросов и отвечая согласием, хотя в его голосе скользила тревога. Но на объяснения времени совсем не было – ходячие подобрались слишком быстро.

Краем глаза заметив, что Кэрол и Лори уже усадили в одну из машин всех детей, Рик выстрелил в одного из мертвецов, который едва не цапнул ТиДока. Тот, похоже, совсем растерялся, позволив ходячему подобраться слишком близко к себе, но быстро взял себя в руки. Вышедший самым последним на крыльцо Хершел несколько драгоценных секунд провозился с дверным замком, и только когда вся группа, заняв места в автомобилях, тронулась с места, оставляя позади ферму и почти все вещи, Граймс понял, почему старик Грин замешкался. Кто бы на его месте ушел просто так, когда двое близких ему людей остались внутри дома, ставшего лишь маленькой точкой на карте длинного пути в неизвестность?

Рик хотел сказать что-нибудь утешительное, и не только Хершелу, которому пришлось в спешке прощаться с женой и сыном, а вообще всей группе, вновь поддающейся отчаянию из-за столь внезапного побега, да только никакие слова в голову не лезли. Разве что ехидный голос подсознания, шепчущий: «А я ведь говорил». И вопросы, один из которых: откуда в такой близости от фермы взялось столько ходячих?

Впрочем, ответ на этот вопрос стал ясен очень скоро. Прямо на повороте к шоссе пришлось сделать небольшую остановку, чтобы расчистить путь вперед. И как раньше никто не заметил взмывающие в воздух клубы черного дыма от горящих обломков некогда большого туристического автобуса? Было ясно, что пассажиры именно этого транспорта сейчас бродят по ферме; по всей видимости, водитель так торопился добраться до Атланты, что не сумел справиться с управлением и столкнулся с еще одной группой людей, пытающихся спастись. Изрядно помятый «седан» откинуло на обочину, а пассажиры, уже обратившиеся, оказались запертыми внутри. Глухое рычание и скрежет долетали до ушей Рика, который, глядя на эту картину, не мог не вспоминать свои сны, оказавшиеся вещими. Может, стоит уже начать прислушиваться к ним?

Гленн

Время стремительно клонилось к вечеру, и солнце с каждой минутой опускалось все ниже, позволяя темноте медленно обволакивать мир. Почти не разбирая дороги, Гленн уверенно вдавливал педаль газа в пол, надеясь поскорее добраться до фермы и узнать, что же там, черт возьми, случилось.

Связаться с Риком и спросить, в чем же дело, у Шейна так и не получилось, и потому мужчина готов был сорваться с места и скорее кинуться на помощь. Правда, с ним за компанию собрался и Морган, и сам Гленн, и даже Дэрил, а следом и Андреа с Эми. Уолш, конечно же, заявил, что женщинам лучше всего остаться тут, где безопасно, и что он сам справится. Андреа и слушать его не желала, из-за чего у них разгорелся долгий спор, в который постепенно втянулись и остальные, и только Гленн, забрав ключи от машины, под шумок ушел, решив не тратить время зря. В конце концов, у него на ферме осталась жена, потерять которую он боялся больше всего на свете.

Жаль лишь, что о месте встречи никто и с кем не успел договориться. Да и на подготовку нового жилища времени не хватило. Что теперь делать группе? Пытаться добраться до тюрьмы или искать что-нибудь другое? Снова скитаться кругами по лесам и заброшенным селам, не задерживаясь нигде дольше, чем на ночь? В панике просыпаться от каждого шороха и каждый день подвергаться смертельной опасности?

Как бы ни хотелось придумать что-нибудь дельное, в голову, как назло, ничего путного не приходило. Хотелось бы верить, что Рик, как и всегда, сможет решить все проблемы, но в последнее время с лидером, кажется, не все было в порядке. Гленн отвлекал себя размышлениями о том, почему Граймс в последние пару дней стал каким-то рассеянным, да еще и уверял всех, что надо в срочном порядке покинуть ферму, лишь бы не думать о том, что же происходит с группой сейчас. Лишь бы не допускать мысли о том, что этим вечером, возможно, кто-нибудь умрет. Что старые страхи снова вернулись.

Чтобы сократить путь, Гленн свернул на одну из проселочных троп, проходящих через поля. К самой ферме она, конечно, не выведет, и придется какое-то расстояние пройти пешком, но зато меньше вероятность попасть в какую-нибудь пробку на шоссе. А пробки наверняка будут: очертания брошенных автомобилей уже появлялись на горизонте. Только вот следом за очертаниями стал различим и черный дым, поднимающий в душе еще большую панику.

Резко ударив по тормозам, понимая, что быстрее всего добраться до источника дыма можно только через лес, Гленн выскочил из машины, не забыв прихватить с собой пистолет. Что бы там ни случилось, лучше добежать до этого места как можно скорее – вдруг там кто-то из группы? И кому-нибудь нужна помощь? Дым шел не со стороны фермы, что было немного странно, но ведь Рик и остальные наверняка уже ушли оттуда. Что же вообще заставило их в такой спешке покинуть дом?

Из-за деревьев стали виднеться очертания горящего автобуса, вернее, уже того, что от него осталось. Тень от огня пугающе извивалась, отражаясь на знакомых лицах; Гленн успел вовремя, группа как раз собиралась отъезжать, освободив для себя дорогу. От понимания того, что все обошлось, становилось легче.

Андреа

И ведь почти получилось найти компромисс, который устраивал бы всех. Так нет же, своим уходом Гленн лишь подлил масла в уже долго непотухающий огонь. Шейн теперь уже точно был настроен оставаться на месте и не рисковать лишний раз, попутно пытаясь по рации вызвать Рика и сообщить ему о том, что один несносный азиат, возможно, отправился прямо к ним. Даже угрюмо молчавший Дэрил очень красноречиво и кратко выразил свое мнение по поводу всего этого. С наступлением ночи проблем лишь прибавлялось, и никакое утро, казалось, не могло их разрешить.

Более-менее хорошей новостью можно было считать тот факт, что группа Рика знала, где искать остальных, а значит, тем самым остальным только и оставалось, что сидеть на месте и ждать. Долго ли – неизвестно. Андреа расхаживала по просторной гостиной кругами, в то время как Эми хлопотала на кухне, а Морган осматривал комнаты на втором этаже, а заодно и крышу, выбирая наиболее удобные точки для обзора города. И отстрела незваных гостей в случае чего.

А незваных гостей было много; они все прибывали и прибывали, медленно заполоняя улицы некогда тихого городка. К счастью, плотно зашторенные окна, не пропускающие ни единого лучика света от расставленных повсюду свечей, не привлекали внимания к дому, и потому ходячие слонялись по дороге и соседним дворам, даже не догадываясь, что совсем рядом находится такое лакомство в виде нескольких живых человек.

– Что мы будем делать? – наконец, спросила Андреа. Сидящий на диване Шейн задумчиво пожал плечами, все еще пытаясь связаться с Риком. Тот все еще не выходил на связь и вряд ли слышал все, что пытался сказать ему друг. А ведь надо было как-то предупредить Граймса и остальных, что в городе тоже небезопасно. За считанные дни нигде, похоже не осталось безопасных мест.

– Думаю, я сумею подобраться к выезду из города. Морган прикроет меня, – вслух начал рассуждать Шейн. Андреа хотела было возразить – еще бы, настолько рискованная и опасная затея, – но что-то удержало ее от этого. Сейчас настало как раз то самое время, когда каждый поступок становится рискованным, и либо ты идешь на этот риск, либо в скором времени погибаешь. Как бы сильно не хотелось защитить близких людей, сил все равно не хватит.

– Я могу помочь, – вызвалась женщина, уже прекрасно зная ответ. Конечно же Шейн отрицательно покачает головой, возмущенно высказывая свое неодобрение и подрываясь с места так, будто сотня голодных мертвецов вот-вот снесет входную дверь дома. Что еще от него можно было ожидать? Хотя вот внезапно сменившая негодование забота, заключенная в потеплевшем голосе, осторожном прикосновении ладонью к щеке и словах о том, что рисковать ее жизнью он точно не станет, была неожиданным сюрпризом. И приятным, надо сказать, как и последующий за всем этим поцелуй, который на несколько долгих секунд поселил в душе чувство безмятежного спокойствия. Казалось бы, почему это мгновение не может длиться вечно?

– Я оставлю тебе рацию на тот случай, если Рик все-таки выйдет на связь, – сказал Шейн, вновь принимая серьезный облик. – А сам доберусь до выезда и придумаю, какой знак там можно оставить. Вернусь еще до рассвета.

– Очередной гениальный план? – ухмыльнулся Морган, вернувшийся в гостиную, чтобы рассказать о своих наблюдениях. Дорога к выезду из города по счастливому стечению обстоятельств была практически пуста, если не считать пары-тройки заблудших мертвецов, а вот парочка соседних улиц были почти непроходимы. Больница местная, видимо, была сильно переполнена.

Держа наготове оружие, Шейн тенью выскользнул за дверь запасного выхода, в то время как Морган уже занял позицию на втором этаже, а Дэрил с арбалетом в руках выскочил за Уолшем следом, намереваясь с крыльца отстреливать мешающихся тварей. Парочка мертвецов справа тут же потянулись к мужчинам, почуяв добычу, и оба тут же рухнули на дорогу, сраженные стрелой и пулей. Выстрелы обещали привлечь еще больше внимания со стороны мертвого населения города, но Шейн должен был удалиться на безопасное расстояние до того, как эту улицу заполонят и другие ходячие. Только после того, как мужчина свернул в соседний переулок, отстрелив по пути еще пару мертвецов, Андреа задумалась о том, как же он будет возвращаться обратно.

– Я поднимусь на крышу и буду наблюдать, – словно прочитав ее мысли, сказал Морган. Дэрил поспешил вернуться в дом и закрыть за собой дверь, надежно подперев ее стареньким комодом. Не то, чтобы слова Джонса успокоили, но ведь и думать о плохом еще было рано. Тем более, это ведь Шейн, он знает, что делает.

Намереваясь, как и Морган, подняться на крышу и ждать хоть каких-нибудь вестей, Андреа не сразу заметила, что уже давно не видела Эми. Разве она не слышала выстрелов? Разве ей было неинтересно узнать, что здесь происходит? Переживания за одного человека напрочь стерли из памяти другого, и женщина чуть ли не бегом бросилась на кухню, чувствуя, как горло тугими обручами сковывает страх. А при виде совершенно пустого помещения по всему телу и вовсе прокатила волна панического страха. Только входная дверь, почему-то незапертая, тихо поскрипывала, покачиваясь на ржавых петлях.

========== Шейн. Эми. Андреа. Дэрил. ==========

Шейн

Выезд из города спасительным точно никак нельзя было назвать, хотя Шейн очень на это надеялся. Петляя между домами, чуть ли не прыжками преодолевая декоративные заборчики и ограждения, попутно еще и отстреливаясь от преследующих его ходячих, мужчина понятия не имел, как далеко ему придется зайти. Что, если Рик и остальные смогут добраться сюда лишь через несколько часов? Что, если они и вовсе не сумеют прийти? Что, если кто-нибудь им помешает?

Слишком много вопросов крутилось в голове, но Шейн уже, кажется, привык к этому. Постоянно терзать себя теми или иными мыслями, не знать ответов, не иметь понятия, какой следующий шаг предпринять – проходить через это приходилось не в первый раз. Если бы только была возможность устроить себе небольшую передышку, чтобы остановиться от долгого бега и просто подумать обо всем и сразу, попытаться разобраться, понять, составить план. Но нет же, во время единственного перерыва во всем этом бесконечном хаосе и сам Уолш, и Рик, и все остальные искренне поверили в то, что зомби апокалипсис – просто сон.

Сейчас этот затянувшийся кошмар был куда реалистичнее, чем нормальная жизнь до эпидемии. Может, это все остальное время они спали, а мертвецы, разруха и постоянный страх – и есть обычная реальность? Кажется бредом, а вроде бы и нет. Теперь уже разобраться в происходящем было слишком сложно.

Добравшись до первых деревьев, подле которых проходила главная дорога, Шейн позволил себе остановиться. Оперевшись ладонями о колени, он пытался привести свое дыхание в норму и заодно прислушивался, нет ли поблизости никого? Живого или мертвого – даже не столь важно. Все равно надо быть настороже.

Но дорога была пуста, по крайней мере, насколько Уолш мог разглядеть. Фонарика он с собой взять не догадался, а небо, как назло, было затянуто плотной пеленой туч. Сумерки сгущались, да еще и, по ходу дела, начинался дождь. Мелкие капли, попадая на кожу, казались невероятно холодными, или же это просто Шейна лихорадило от постоянного напряжения и беготни по наполненному мертвецами городу. А может, он и вовсе заболел? Приложив ладонь ко лбу, он в течение нескольких секунд пытался понять, нет ли у него температуры, и пришел к выводу, что, вроде бы, нет. Не хватало еще подцепить эту заразу.

Было немного страшно думать о том, что ферма уже пала, а сам он – Шейн – все еще жив. Мало походили на простые совпадения смерти Аннет, Джеки и Шона, Отиса и Патриции, и даже Эда, которому и вовсе повезло не увидеть вновь ходячие трупы. Но, с другой стороны, София и Эми все еще были с группой, Карла так и не ранили, да может и Мэрл не лишился кисти. Стоит ли надеяться, что в этот раз все обойдется? Что им удастся держать все под контролем?

Сзади послышались шаркающие шаги и глухое рычание. Мужчина в изрядно помятом и испачканном деловом костюме, едва волоча ногами, приближался к ожидающему группу Шейну. Тот без промедления врезал мертвецу наотмашь ручкой пистолета, а затем еще и еще раз, пока ходячий не затих окончательно. Только вот почти сразу за ним на дорогу вышел еще один зомби, а следом – еще двое. Теперь Уолш жалел, что не взял с собой еще и патронов побольше.

Эми

Маленькая девочка, едва сдерживая слезы и прижимая к себе плюшевого мишку, стояла посреди дороги, с ужасом вертя головой по сторонам: ходячие подбирались к ней, почти образовав вокруг ребенка плотное кольцо из своих тел. Действовать нужно было незамедлительно, и Эми, изумленный возглас которой заглушили выстрелы с другой стороны дома, рывком открыла входную дверь и выскочила на улицу.

В правой руке она крепко сжимала большой кухонный нож, прихваченный с собой чисто машинально. Боясь этих рычащих тварей не меньше, чем и незнакомая девочка, она побежала вперед, отшатнувшись от повернувшегося на звук ее шагов мертвеца и полоснув его лезвием по лицу. Особого эффекта это не возымело, разве что заставило ходячего отступить, позволив Эми проскочить ближе к девочке, а затем двинуться за ней следом, едва не ухватив рукой за край кофты.

– Давай же, бежим! – воскликнула блондинка, оказываясь рядом с перепуганным ребенком и оглядываясь по сторонам. Нож она уверенно выставила перед собой, да только толку от него было мало, ведь драться девушка не умела, а стоящая рядышком девочка – тем более.

А ходячие все подбирались ближе. Эми насчитала шестерых и, решив не рисковать и не испытывать судьбу, бросаясь на мертвецов в надежде убить, схватила хлюпающую носом девочку за руку и тут же замерла. Дорогу обратно к дому, где находились Андреа и остальные, преградили двое мужчин с безжизненными пустыми взглядами, протягивая к ним свои измазанные кровью руки. Глядя на темно-бордовые разводы на одежде трупов и слушая хрипы, вырывающиеся из их легких, Эми могла думать только о том, что не хочет стать их следующей жертвой.

Ничего не оставалось, кроме как кинуться к ближайшему дому, надеясь, что в его стенах можно будет укрыться. Хорошо хоть, что девчонка послушно делала все, что велела Эми, а не билась в истерике и не стояла в ступоре. Тогда было бы тяжелее помочь ей.

– Ладно, сейчас мы что-нибудь придумаем, – то ли пытаясь успокоить едва борющуюся со слезами девочку, то ли заставить себя поверить в то, что все и правда может закончиться хорошо, девушка с силой захлопнула тяжелую дверь, погрузив просторный холл незнакомого дома во мрак. Снаружи доносилось заунывные стоны мертвецов, которые уже взбирались на крыльцо, и Эми потянула девочку вглубь здания, надеясь отыскать там какой-нибудь выход.

– Я Эми, – продолжила девушка, беглым взглядом осматривая захламленную гостиную с заколоченными окнами – здесь явно кто-то пытался спастись. Знать бы еще наверняка, куда подевались прежние жильцы этого дома. Обратились и все еще бродят где-то тут? Или им повезло убраться отсюда в какое-нибудь безопасное место? В любом случае, Эми не чувствовала себя здесь в безопасности, и интуиция подсказывала ей, что надо как можно скорее уходить, иначе случится что-то страшное.

– Мика, – едва слышно шепнула девочка, крепко держась за руку блондинки. Ходячие в этот момент уже начали молотить своими гнилыми руками по двери, которая жалобно заскрипела под их натиском.

Поняв, что у них нет времени, да и сил на то, чтобы оторвать от спасительных окон доски, девушка кинулась к черному входу, но и там, увы, надежду на спасение перечеркнул большой навесной замок. Видимо, бывшие хозяева нечасто пользовались этим ходом или были свято уверены в том, что он им больше не пригодится. Пнув несколько раз дверь от досады, Эми хотела еще попробовать подняться на второй этаж, но снаружи вдруг раздалась парочка выстрелов.

Андреа

Напрочь позабыв о том, что стоит сообщить остальным, подгоняемая одним лишь страхом за сестру, Андреа пулей выскочила из дома, оказываясь на пустынной улице. Царящую в воздухе тишину нарушал лишь тихий свист ветра да едва слышное рычание ходячих, ошивающихся где-то поблизости. Именно на их голодный призыв и решила пойти женщина, словно некое шестое чувство подсказывало ей, что следует выбрать именно это направление. Страх по-прежнему сдавливал горло.

Далеко идти не пришлось. С десяток мертвецов толпились возле одного из некогда жилых домов, отчаянно тарабаня руками в двери, которые уже еле держались. Казалось, еще пара ударов – и эта маленькая преграда на пути мертвецов к желанной добычи попросту слетит с петель, освобождая им дорогу. Андреа сразу поняла, что в доме кто-то есть, и, судя по заколоченным окнам на первом этаже, выбраться этот кто-то сможет лишь через дверь. Оставалось надеяться, что через заднюю.

И хотя это было рискованно, женщина сделала несколько выстрелов в ходячих, тем самым привлекая их внимание и позволяя тем, кто был внутри дома, выбраться оттуда. Возможно, там была вовсе не Эми, но с другой стороны, никто еще живой группе здесь не попадался. Да и забрать обратно все свои действия было уже невозможно: мертвецы, сообразив, видимо, что лучше уж та добыча, которая сама спешит им навстречу, чем те, кто заперлись внутри здания, спустились с крыльца и направились прямо к Андреа. Та же, сделав еще пару выстрелов, бросилась бежать обратно к дому, где находились Морган и Дэрил, и лишь когда увидела выруливающих с другой улицы ей навстречу ходячих, поняла, что не следовало применять оружие.

– Андреа! – испуганный голос младшей сестры заставил блондинку остановиться и резко обернуться. Из дома, который только что атаковали мертвецы, выглянула Эми. Поняв, что все же не напрасно решила рискнуть, женщина махнула ей рукой, призывая спрятаться, а сама побежала в противоположную от Моргана с Дэрилом сторону.

Двое мужчин появились на крыльце в тот самый момент, когда Андреа уже скрывалась за поворотом, уводя за собой внушительную часть ходячих. Оставшихся Диксон с легкостью перестрелял из своего арбалета, попутно ругаясь нецензурной бранью. Эми и Мика перебежали к ним, и девушка, буквально-таки всучив малышку охотнику, порывалась отправиться за своей сестрой, но Дэрил быстро пресек любые ее попытки.

Дэрил

– Даже не вздумай! – грозно рыкнул на блондинку Диксон. Он понимал желание Эми помочь своей сестре, и так же прекрасно помнил, какая именно толпа мертвецов погналась за Андреа. Сколько их там было? Явно не меньше пары десятков. И кто знает, сколько еще повстречает эта неугомонная женщина на своем пути. И куда она вообще решила убежать.

Морган повел Мику обратно в дом, попутно напомнив о том, что надо бы приглядывать за дорогой, по которой ушел Шейн, а Диксон, подтолкнув внутрь здания Эми, вздохнул и сам направился на поиски Андреа. Он не был оптимистом и прекрасно знал, что затея женщины с самого начала была слишком опасной, но все-таки поспешил в ту сторону, куда она ушла, в глубине души надеясь, что еще не слишком поздно.

Он двигался достаточно быстро для того, чтобы нагнать ходячих уже через несколько кварталов. Судя по тому, что они все еще целенаправленно куда-то брели, Андреа все же удавалось сохранять дистанцию с мертвецами. Дэрил решил не лезть на рожон и обойти это стадо, скрываясь в тени окружающих улицу зданий. Бесшумно перебираясь через заборчики и ограды, он добрался до соседней улицы, где ходячие уже бродили хаотично, словно сбившись со следу и потеряв свою жертву.

Диксон напряженно осматривал каждый дюйм небольшой площади, каждый дом, оказывающийся в его поле зрения, надеясь увидеть тут или там мелькнувший силуэт или хотя бы намек на то, где спряталась Андреа, но все было тщетно. Женщина словно растворилась где-то среди серых зданий и готовящихся к приближающейся зиме деревьев, слилась с обступившими улицу тенями и попросту исчезла. И не было никакой возможности ее позвать и даже попытаться найти, ведь ходячих было слишком много, и Дэрил даже при всем желании не сумел бы справиться со всеми.

Возвращаться с пустыми руками не хотелось, но иного выхода мужчина не видел. Он и без того просидел в своем укрытии не меньше получаса, но за это время только ходячие стали постепенно подбираться к нему ближе, явно начиная ощущать поблизости его присутствие. Рисковать и дальше было нельзя; кто знает, может, Андреа и вовсе уже вернулась, и нет больше смысла в этом томительном ожидании черт знает где. Диксон закинул свой арбалет за спину, бросил последний взгляд в сторону площади и направился обратно. Думать о том, что женщина могла и не вернуться, ему совсем не хотелось.

Чем ближе он подходил к дому, который они облюбовали сегодня, тем меньше мертвецов попадалось ему на пути. Они все словно решили убраться прочь из этой части городка, и, пожалуй, это было очень даже неплохо. Ведь во дворе временной стоянки уже стояли парочка автомобилей, знакомых и долгожданных, если так можно выразиться. И стоило только охотнику войти в дом, как к нему навстречу выскочили Эми, Кэрол и Шейн, глядя на него со смесью волнения и тревоги. И сразу стало ясно, что ничего хорошего за время отсутствия Дэрила не случилось. Андреа все-таки не вернулась.

– Наверно, спряталась хорошо, – попытался не дать панике разрастись Диксон, хотя слова его звучали не очень-то и убедительно. По крайней мере, для торопливо надевающего куртку Шейна и Эми, едва сдерживающей подступающие к глазам слезы.

– Что насчет рации? – подала голос Кэрол, оказываясь вдруг чересчур близко к Дэрилу, легонько сжимая холодными пальцами его ладонь и в то же время глядя совсем не на него. Рик, видимо, уже не в первый раз доставая из кармана рацию, только пожал плечами, словно говоря, что эта штуковина бесполезна.

Правда, в тот самый миг, когда Шейн переступил порог дома, рация ожила, и сквозь треск и шорох раздался слабый, но хорошо узнаваемый голос Андреа. Эми молниеносно выхватила единственное связующее с сестрой звено из рук растерявшегося Граймса и поднесла рацию к губам, торопливо засыпая женщину многочисленными вопросами.

– Тише, милая, со мной все в порядке, – сквозь шипение и шорох отозвалась Андреа. Дэрил, как и другие, тут же напрягся, ожидая, когда женщина скажет, где ее можно отыскать. Но та, похоже, совсем не торопилась называть свои координаты, то ли намереваясь сама добраться до дома, то ли еще по какой-то пока неясной причине.

– Где ты? С тобой точно все хорошо? Давай мы приедем за тобой, – продолжала допрашивать сестру Эми. – Рик и остальные вернулись, нам только тебя не хватает.

– Это здорово, – все так же тихо ответила женщина. Что-то в ее голосе словно надломилось, и это явно не было хорошим знаком. И судя по тому, как остальные начали тревожно переглядываться, все начали понимать, что никто и никуда не поедет. Ни сейчас, ни позже; все, кто мог, домой уже вернулись. – Знаешь, я так рада, что мы успели отпраздновать твой день рождения, – продолжила Андреа, и то, как она это сказала, заставило даже Эми усомниться в том, что все будет в порядке.

– Где ты, Андреа? – уже более настойчиво повторила девушка, отступая в тень гостиной и подходя к окну, в то время как остальные оставались на своих местах.

– Со мной все хорошо, милая, не волнуйся. Но, знаешь, мне уже пора.

– Андреа, перестань! Сейчас же скажи, где ты? – требовательно воскликнула Эми. Ее хрупкие плечи начали трястись от беззвучных рыданий, а по щекам уже скатывались слезы. Затянувшаяся в рации пауза сменилась все тем же бесцветным голосом Андреа, которая сказала, что безумно любит свою маленькую сестренку, а затем наступила тишина. Теперь рация действительна стала бесполезной.

========== Рик. Кэрол ==========

Рик

Рассвет застал его сидящим на крыльце дома, который они выбрали в качестве временного убежища; небритый, в изрядно помятой одежде, опустивший голову на ладони и совершенно сбитый с толку. Головная боль пришла вместе с лучами солнца, заскользившими по усыпанной жухлыми листьями дороге, пустынной и пугающе тихой. Холодный ветер неспешно прогуливался между домами, то подхватывая валяющийся тут и там мусор, то затихая. Рик ощущал прикосновения ледяных пальцев к своей коже, но не шевелился уже несколько часов, не замечая утренней прохлады и жгучего ощущения растущей тревоги где-то внутри себя.

Он казался себе беспомощным ребенком, не в силах даже решить, что делать дальше. Они застряли в пустующем городе, в котором все еще ходят мертвецы, не имея ни малейшего плана. Провизии, если постараться, хватит надолго, но их хлипкий дом никак не укреплен, и если мертвецы пройдут совсем близко еще раз, кто даст гарантии, что двери, окна и стены смогут выдержать натиск обезумевшей и голодной толпы?

Надо переждать эту бурю, надо найти еще немного драгоценного времени, надо взвесить все “за” и “против”. Надо уже что-то решать. Внутри, за плотно закрытой дверью здания сидели люди – его, Рика, люди, выбравшие его лидером, прислушивающиеся к каждому его слову, следующие за ним беспрекословно. Они выбрали его своим лидером, вверили ему свои жизни, а что он дал им в ответ? Андреа, Джеки, родные Хершела, Отис… Рик повторял их имена, словно молитву, прокручивая в голове все произошедшие события и пытаясь отыскать там хоть какую-нибудь лазейку – а вдруг он что-то упустил? Вдруг их всех можно было спасти?

За спиной тихо скрипнула дверь. Рик даже не шелохнулся, надеясь, что его оставят в одиночестве еще хотя бы на несколько минут. Он еще не придумал, что делать, не нашел ответы, не узнал, какое принять решение. Еще слишком рано спрашивать его о чем-либо, дайте ему еще пару минут, часов, а лучше всего дней. Он разберется со всеми проблемами, ведь раньше у него получалось. Рик уже не помнил, как ему удавалось быть лидером в прошлый раз, а порой и вовсе казалось, что все вокруг – один мучительный и непрерывный кошмар. Когда-нибудь все закончится.

– Я сварила тебе кофе, – сказала Лори, присаживаясь рядом с мужем и протягивая ему чашку с горячим напитком. От запаха голова стала кружиться еще сильнее, и Рик только сейчас понял, что нормально не ел уже, наверно, больше суток. Он взял протянутую чашку и отпил глоток – горьковатый вкус понемногу начал рассеивать царивший внутри хаос.

– Как Эми? – спросил Граймс. Собственный голос вдруг показался ему чужим и далеким. А вопрос – до невозможности глупым. Девушка потеряла сестру – как она может себя чувствовать? Андреа, потеряв Эми, хотела покончить с собой.

– Не выпускает из рук рацию и никого не подпускает к себе, – ответила Лори. По ее уставшему лицу было видно, что женщина не спала уже очень давно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю