290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Гиады (СИ) » Текст книги (страница 2)
Гиады (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 05:00

Текст книги "Гиады (СИ)"


Автор книги: Margo_Poetry






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 10 страниц)

Кэрол с самого начала не хотела сюда ехать, и Дэрил даже подумал о том, что стоило, наверно, послушать женщину. Не зря она так волновалась, не зря переживала, ведь ее опасения потихоньку начали сбываться. С того момента, как по радио начали крутить одни только экстренные новости, Кэрол ни на шаг не отпускала от себя Софию. Она с дочкой сейчас была в одной из спален на втором этаже и выходить оттуда точно не торопилась. Дэрил вспомнил, как женщина обучала детей в тюрьме обращаться с ножом, рассказывала, что нужно делать в той или иной ситуации, как спасаться, куда бежать. Как убивать. Но мужчина никак не мог представить, как женщина протягивает нож своей дочери, как учит ее правильно ударять им ходячего, как знакомит ее со смертью настолько близко, насколько это вообще возможно.

София была другой. Она была похожа на прекрасный цветок, которому не по силам защитить себя самому. Кэрол, возможно, прекрасно это понимала. По крайней мере, Дэрил был уверен в том, что даже если Софии и по силам справиться хотя бы с одним ходячим, как, например, Карлу, то Кэрол ни за что на свете не подпустит дочь к мертвецам. Женщина не сможет во второй раз потерять своего ребенка, и это было понятно без слов даже Дэрилу.

Сам мужчина то и дело возвращался мыслями к своему брату. Нашел ли Мэрл спасение в тюрьме, куда так рвался? Стал ли он одним из тех заключенных, которые почти год прожили в столовой и встретились потом с группой? Или ему повезло меньше, и сейчас он корчится в приступе кашля, сраженный злополучным вирусом? Представить Мэрла ходячим мертвецом было не так трудно, как выгнать эти образы из своей головы. В прошлый раз старший Диксон вообще сумел, отпилив себе кисть руки, выбраться с крыши одной из высоток в Атланте, а потом удрать прочь из кишащего мертвецами города. Так что шансы спастись в этот раз у Мэрла точно были.

Горизонт вновь озарился тусклым светом. Над крыльцом вспыхнула лампочка – так ярко, что Дэрил прищурился и закрыл глаза ладонью. В тот же момент в его сторону направился Рик, а Лори осталась на крыльце, провожая мужа одновременно недовольным и встревоженным взглядом. О чем бы они сейчас там с Риком не говорили, женщина явно ожидала другого окончания беседы.

– Почему ты не в доме? – спросил Граймс, остановившись в нескольких шагах от Диксона, оперевшегося плечом на ствол дерева. Дэрил пожал плечами, буркнув, что в доме слишком шумно. – Шейн до сих пор не отвечает, – показал на рацию в своей руке Рик. В его голосе мелькнула тревога. – Я подумал, что, может, стоит съездить до дороги, встретить их с Андреа. По времени они должны уже будут скоро добраться.

– Только за арбалетом схожу, – кивнул Дэрил.

– Ты взял с собой на свадьбу оружие? – с плохо скрываемым удивлением в голосе спросил Рик. Диксон ничего не ответил.

Его сумка лежала где-то в гостиной, если, конечно, никто не переместил ее оттуда. Дэрил заглядывал за каждую подушку и пакеты, которых в комнате было просто немерено, и невольно прислушивался к ведущимся тут и там разговорам. Мэгги перечисляла достоинства фермы, в то время как кто-то, по всей видимости, выдвинул идею двигаться дальше и отыскать убежище покрепче, пока мертвецов еще не так много. Джеки и вовсе шептала себе под нос, что все это безумие, небесная кара и прочее, а ТиДок, сидящий рядом с ней, опасливо косился на женщину. Вспоминал, наверно, как она решила покончить с собой вместе с тем чудаковатым доктором из ЦКЗ. В этот раз ей все-таки придется искать другие пути спасения.

Дверь, ведущая на кухню, была приоткрыта, и Дэрил, который добрался до нее в поисках своей исчезнувшей куда-то сумки, заметил сидящих в комнате Отиса и его жену. Толстяк сжимал в руках винтовку и что-то с гневом доказывал своей супруге, которая, то и дело покачивая головой, робко пыталась переубедить мужчину. О чем идет речь, Диксон так и не понял, да и не счел нужным пытаться понимать – сумка, наконец, нашлась. Быстро сменив неудобную рубашку на безрукавку, мужчина накинул куртку, взял в руки арбалет и вышел обратно на улицу. У одной из машин его уже ждал Рик.

– А если они не придут? – спросил Дэрил, забираясь в машину. Верить хотелось в лучший исход, но Диксон понимал, что сейчас не то время, когда нужно умалчивать о плохом и питать какие-либо иллюзии. Теперь все может перевернуться с ног на голову в любой момент, и к таким моментам надо быть готовыми.

– Значит, придется нам самим отправляться туда, – немного подумав, ответил Рик. – Без оружия шансов у нас мало. К тому же, сейчас среди нас есть те, кто этим оружием и вовсе пользоваться не умеет. Значит, придется быть вдвойне осторожными и не спускать ни с кого глаз.

Дэрил сразу понял, о ком говорил Рик. О той же Джеки, которая только и делала, что подливала себе в кружку какие-то травяные настойки. Об Эми, которая пусть и казалась бойкой с виду девушкой, в прошлый раз не успела толком и понять даже, что такое этот зомби апокалипсис. О Софии, которая никогда еще не держала в своих руках оружия, и сыне Мишонн, совсем еще маленьком мальчугане. Об Аннет, которая до последнего верила, что мертвецов еще можно спасти, как и ее сын, и та же Патриция, и даже Отис. Весомый балласт, если говорить начистоту.

Пока Дэрил размышлял о том, как, будучи безоружными, им защитить не только самих себя, но и тех, кто позаботиться о себе вряд ли бы смог, Рик успел вывезти их к дороге. С интервалами в несколько минут в сторону Атланты проезжали разномастные машины. Но чем дольше Рик и Дэрил находились на обочине, тем меньше таких автомобилей становилось. Дошло до того, что какая-нибудь колымага проезжала мимо раз в час, а то и больше. Ночь уже давно раскинула свои сети, а Шейна и Андреа все еще не было, и Дэрил, у которого уже закончились сигареты, начал понимать, что эти двоих, возможно, что-то задержало. Или кто-то.

Андреа

Пистолет, казалось, весил целую тонну. Вроде бы совсем недавно Андреа без особого труда удерживала в руках двустволку, а теперь этот крохотный кусок металла тянул ее вниз. Быть может, женщина просто не успела еще до конца понять, что все кошмары, которые, как она наивно полагала, остались позади, вновь стали реальными. Ведь еще сегодня утром она, обняв сестру, спокойно отпустила ее на свадьбу друзей, а теперь вновь отчаянно пыталась к ней вернуться. В прошлый раз ей это удалось, но что будет сейчас? Улицы города пустели с пугающей скоростью, но хороший ли это знак? Смогут ли они с Шейном добраться до фермы до того, как эта эпидемия разрастется до невероятных масштабов?

Задумавшись о том, что может поджидать их за тем или иным поворотом, Андреа не сразу заметила, что Шейн вел ее совсем не той дорогой, которая была им нужна. Мужчина зачем-то свернул с главного шоссе и стал петлять дворами. Как оказалось чуть позже, он вел их к дому Рика.

– У него дома тоже есть пистолет, – заявил Уолш. – У нас на счету каждая пушка, учитывая то, сколько народу собралось. Про патроны я вообще молчу.

Андреа не стала спорить, тем более, она не была уверена в том, что Шейна можно в чем-либо переубедить. К тому же, оружие действительно могло пригодиться, да и, может, в доме Рика окажется еще что-нибудь полезное. Не помешало бы еще, конечно, отыскать машину, но, как назло, подъездные дорожки домов, мимо которых Андреа и Уолш проходили, были пусты. Глупо было даже надеяться отыскать хоть какой-нибудь брошенный автомобиль, если только его владелец не пал вдруг жертвой вируса. Или же не стал закуской для какого-нибудь мертвеца, разгуливающего по городу.

До жилища Граймса оставалось не больше ста метров, когда двери одного из домов распахнулись под натиском двух тел, буквально выпавших на крыльцо. Два человека сцепились не на жизнь, а на смерть, и Андреа, заметив их, застыла, как вкопанная. Шейн, приметив странную парочку, катающуюся по деревянному полу, тоже притормозил, не зная даже, пытаться ли разнять этих двоих или не лезть. Но тут один из них столкнул с себя другого и принялся ползти.

– Помогите! – отчаянно завопил он, заметив смотрящих на него Андреа и Шейна. Но прежде чем кто-либо из них успел что-нибудь сделать, второй человек, издав гортанный рык, вцепился руками в ноги несчастного, а затем вонзил зубы в его лодыжку. Человек отчаянно закричал, взмахнув руками, и от его крика Андреа и Шейн вновь обрели способность двигаться.

– Уже поздно, – коротко бросил Уолш, и по лицу его пробежала тень. Андреа заметила, как он крепко стиснул пальцами ствол пистолета – решал, стоит ли тратить два драгоценных патрона на этих двоих на крыльце или же оставить все, как есть. От полных боли криков раненного парня внутри что-то сжималось, и Андреа ощутила острое желание оказаться отсюда как можно дальше. Она отвернулась и зажмурилась, и в следующую секунду прозвучал выстрел. А затем второй, и крики прекратились. Лишь эхо пронеслось мимо, разбиваясь на тысячи мелких осколков, и каждый из них заскользил по улицам города, на один миг заставляя его проснуться.

– Идем, – вновь раздался голос Шейна. Андреа почувствовала, как он взял ее за руку, и позволила ему вести себя дальше. С каждым шагом она старалась выровнять дыхание, заставляя себя вспоминать все то, чему научилась во время прошлой версии конца света. Научиться не поддаваться эмоциям и делать все, что потребуется для выживания. Быть сильной. Вовремя отступать. Помнить, что второго шанса больше не будет.

Дом Рика встретил их темными окнами. Луч фонарика пронзил черноту, как горячее лезвие ножа впивается в масло. Шейн быстро отыскал то, зачем они сюда пришли, а Андреа, оставаясь в коридоре, рассматривала висящую здесь фотографию – Лори, Рик и Карл сидят на крыльце своего дома и улыбаются в камеру, а возле их ног удобно устроился лохматый пес. Почему-то становилось не по себе от того факта, что эти люди больше никогда не вернутся в свой родной дом, никогда не будут вот так вот безмятежно улыбаться в камеру и вряд ли позволят себе завести собаку. Сейчас им просто не до этого.

– Шейн? Ты скоро? – устав ждать, спросила Андреа. Он же, вроде, крикнул, что нашел пистолет. Так почему он так задерживается? нашел что-то еще?

Войдя в гостиную, Андреа увидела, как мужчина торопливо спрятал что-то в сумку, держа фонарик в зубах. Не сказав ни слова, он застегнул сумку и указал в сторону выхода. Женщина, чуть нахмурившись, кивнула и вернулась в коридор. Ее так и подмывало спросить, что там такое прятал Уолш, тем более, явно добытое в чужом доме, но шум с улицы заставил ее напрячься и позабыть о вопросе. Кто-то приближался к двери, причем неторопливо, громко шаркая ногами. Шейн взял женщину за локоть и оттолкнул ее назад, тут же выставляя перед собой пистолет.

Шаги замедлились. Некто, находящийся на улице, словно насторожился. Андреа видела, как напрягся Шейн, как он задержал дыхание в ожидании. Время словно замедлило ход, и тиканье напольных часов в гостиной заполнило собой все окружающее пространство. Скрипнула ступень крыльца, затем вторая. В дверном проеме возник силуэт, и до слуха долетело низкое рычание. В тот же миг Шейн выстрелил, и силуэт, кем бы он там ни был, рухнул на крыльцо, загородив собой проход.

– Твою мать! – выругался Уолш, включая фонарик и направляя его свет на мертвое тело на пороге. Человек был ему незнаком, поняла по его лицу Андреа. Но больше всего ее волновал тот факт, что каким-то образом ходячий пришел именно к ним. Как он узнал, что они были в доме? Вряд ли он смог их учуять, слишком велико было расстояние. Вывод напрашивался только один – его привлекли выстрелы, а затем, приметив потенциальных жертв, мертвец двинулся за Андреа и Шейном. Из-за того, что передвигался он значительно медленнее, добрался до них только сейчас.

– Пора бы нам уносить ноги, – сглотнув, сказала Андреа. Вид мертвого человека вызывал у нее легкую тошноту, и почему-то настроить себя на то, что конец света все-таки реален, было трудно. Тем не менее, воспоминания о сестре немного помогли перебороть страх, и женщина заставила себя перешагнуть через тело следом за Шейном, который, все еще держа в руках пистолет, принялся осматриваться.

– Только не это, – резко остановился Шейн, из-за чего блондинка едва не врезалась в его широкую спину. Выглянув из-за его плеча, она заметила, как к дому приближается еще парочка шатающихся силуэтов. В темноте они вполне могли бы сойти за обычных людей, если бы не походка – они еле волочили ноги, а их руки безвольно висели вдоль тела.

– Доставай нож, – скомандовал Шейн, и Андреа тут же расстегнула молнию на сумке, висящей на плече мужчины. Она запустила руку внутрь, и вдруг кто-то резко схватил ее за щиколотку. Покачнувшись и вздрогнув от неожиданности, блондинка, вскрикнув, попыталась высвободить ногу из цепкой хватки. Шейн, которого она случайно толкнула, дернулся вперед, спотыкаясь на ступеньках крыльца. Он рухнул на четвереньки, а сумка свалилась следом за ним. Все ее содержимое рассыпалось по земле.

Андреа рухнула на деревянный пол, больно ударившись локтями, и увидела, что мертвец, в которого стрелял Шейн, все еще жив. Он застрял в дверном проеме, пытаясь одновременно притянуть к себе свою добычу и выбраться, и у женщины появилась возможность вытащить пистолет, который ей дал Уолш. Напрочь забыв о приближающихся к ним ходячих, она прицелилась и выстрелила, попав точно в лоб мужчины. Его хватка тут же ослабла, и блондинка смогла освободить свою ногу. Шейн, тем временем, нащупав рукой нож, двинулся с ним на оставшихся мертвецов, но прогремевший выстрел, который был подобен раскату грома в гробовой тишине, как оказалось, привлек еще нескольких незваных гостей. Уолшу пришлось поспешно отступать назад.

– Брось это! – крикнул Шейн, заметив, как Андреа пыталась в темноте собрать рассыпавшееся оружие. Вывалившиеся из коробки патроны докатились до самой дороги, и на то, чтобы собрать их все, потребовалось бы куда больше времени, чем имелось в распоряжении Андреа и Уолша. – Нам надо бежать!

Внезапно из-за поворота выскочила машина, ослепив ярким светом фар людей. Ходячие, как по сигналу, повернулись в ту сторону, но автомобиль, сбив одного из них, промчался мимо. Оглушая улицу визгом тормозов, машина развернулась и уже в следующий миг остановилась совсем рядом с Шейном и растерянной Андреа, которая прижимала к себе сумку с тем, что успела подобрать. Окно на водительской дверце приоткрылось, и знакомый голос произнес:

– В машину! Живо!

========== Шейн. Рик. Мэрл ==========

Шейн

Все произошло так быстро; сначала эти ходячие, которые продолжали прибывать и прибывать, как будто до этого момента они просто сидели в засаде, поджидая удобного случая. Потом машина, которая умчалась прочь от дома Рика так же стремительно, как и появилась там перед этим. Андреа все еще прижимала к себе сумку, во все глаза наблюдая за мелькающими за окном домами, а Шейн, тяжело дыша, смотрел в затылок сидящего впереди Моргана, с которым даже не был толком знаком. Кажется, видел его в больнице, навещающим Рика, и слышал от самого Граймса еще во времена прошлого апокалипсиса. А теперь этот человек спас им с Андреа жизни.

– Спасибо, – выдавил из себя Уолш, все еще пытаясь восстановить дыхание. Все-таки он оказался не готов к такому внезапному нашествию мертвецов. Словно прочитав его мысли, к нему обернулась жена Моргана. Первым делом она бросила успокаивающий взгляд на сидящего возле Андреа сына, который на вид был ровесником Карла, а уже потом вновь посмотрела на мужчину.

– Меня зовут Дженни, – сказала она, на что Шейн назвал и свое имя тоже. – С вами все в порядке? Вас не покусали? А что с самочувствием? Температура, озноб, слабость, головные боли?

Шейн почувствовал сухость во рту, но говорить об этом не стал, лишь дивясь такому расспросу. Он предположил, что женщина попросту боится, что ее муж рискнул подобрать зараженных людей, и в чем-то даже оказался прав. Но Дженни боялась не за себя – за сына, и понять ее можно было. Убедив ее в том, что ни он сам, ни его спутница вируса не подцепили и никаких контактов с больными не имели, Шейн откинулся на спинку кресла, спросив, почему Морган с семьей задержались в городе и не эвакуировались вместе с остальными.

– Возникли некоторые трудности, – нехотя отозвался Джонс, не отрывая взгляда от дороги. В одном лишь свете фар окружающий пейзаж пугал до дрожи. На улицах города еще никогда не было так пустынно, несмотря даже на столь позднее время; каждый попадающийся им на пути дом казался заброшенным – в некоторых окнах слабо мерцал свет, а входные двери и вовсе были открыты нараспашку. Вдалеке у самого горизонта кружил вертолет.

– Я работала медсестрой в больнице, – заговорила Дженни, нарушая повисшую в автомобиле тишину. Видно было, что ей неуютно сидеть в полном молчании. – Неделю назад к нам поступило несколько человек с обычной простудой, как мы тогда посчитали. Все они жаловались на высокую температуру, головные боли и жуткую слабость во всем теле. Лекарства, которые им назначили, совсем не помогали; у нас даже не получалось сбить температуру. А людям становилось все хуже. И суток не прошло, а двое из них умерли. Уснули и не проснулись. И никто не мог понять, в чем причина. Их тела отправили в морг, а оставшихся троих больных перевели в реанимацию. Увеличили дозы, поставили капельницы, но все было тщетно. К вечеру скончались и они, буквально по очереди, а в течение последующей ночи поступили еще больные.

Дженни судорожно вздохнула – воспоминания о тех страшных днях, когда в больнице от неизвестной болезни умирали друг за другом люди, было далеко не самым лучшим. Шейн еще сильнее нахмурился, пытаясь припомнить, слышал ли он о чем-то подобном. Черт его знает, кажется, он не провел в этой альтернативной реальности даже недели. Неужели вирус проник в эту новую версию нормальной жизни еще до того, как все они переместились сюда? Получается, этот конец света с самого начала был неизбежен?

– Она ничего не помнит о зомби апокалипсисе, – сказал Морган. Шейн как раз пытался понять, почему Дженни помнит то, что было до их перемещения. И почему он сам не заметил, как в городе стали происходить странные вещи. Он же коп, он в любом случае должен был узнать о таком количестве смертей в больнице. А может, был слишком занят совсем другими вещами и мыслями, и попросту пропустил мимо ушей любые необычные новости.

– Да, это, наверно, странное, – немного смутилась Дженни. – Морган рассказал мне все, когда я вернулась со своей смены после тех смертей и… Не успела я оправиться от шока, как мне позвонили с работы и срочно вызвали обратно. В морге стали твориться страшные вещи – умершие стали приходить в себя. И выглядело все именно так, как описал мне муж – у них были серые лица и такие же глаза, стеклянные, мертвые! Умершие издавали такие страшные звуки, словно животные, и даже покусали двоих санитаров. Я выбежала из помещения сразу, как увидела кровь – хотела позвать охрану. А потом не решилась вновь войти туда, слишком страшно было. Санитары заболели уже к следующему утру, и тогда нам стало ясно, что от этого вируса своими силами мы не избавимся. Позвонили в Атланту, а там уже все в курсе были. Сказали, чтобы всех таких больных помещали в карантин и помалкивали, якобы, чтобы панику не сеять. Все были так напуганы, что даже спорить не стали. Просто закрывали больных в отдельном блоке и приносили им еду три раза в день. А в мою последнюю смену на дверях появились цепи и замки. И тогда я ушла.

– Какой ужас… – выдохнула Андреа, которая уже успела оправиться от шока и теперь внимательно слушала рассказ женщины. – Они что, просто оставили их там умирать? Просто повесили цепи?

И хотя помочь этим людям в любом случае было нечем, Шейн тоже чувствовал возмущение по поводу таких радикальных мер. На смену возмущению быстро пришла растерянность – а что врачам еще оставалось делать? Заразу надо было остановить, не допустить того, чтобы заболел весь город. Но вирус, как оказалось, уже давно проник за пределы больничных стен. Не все ведь обращаются к докторам, многие предпочитают лечиться сами. И сейчас эти самоуверенные в себе люди бродят по улицам в поисках живой плоти.

– Где остальные? – сменил тему Морган, и Шейн, ухватившись за его слова, лишь бы больше не слышать ничего о том, как люди пытались остановить смертоносный вирус, принялся объяснять, как проехать на ферму. Слушая свой же голос, мужчина заодно избавлялся от многочисленного эха выстрелов, когда военные попросту расстреливали всех больных. Как будто это могло хоть как-то помочь. Правительство могло бы уже к тому времени понять, что никакого спасения нет. И никогда уже не будет.

Рик

Шум вертолетов давно уже смолк. Разве что одна-единственная махина кружилась в ночном небе над Атлантой, скользя лучом прожектора по распростертым внизу улицам. Последняя машина со стороны Кинга проехала чуть больше двух часов назад. Шейна и Андреа до сих пор не было.

Дэрил нервно постукивал костяшками пальцев по капоту машины, на котором сидел. Рик же ходил туда-сюда по обочине, начиная морально настраивать себя на то, что за друзьями придется ехать самим. Черт даже с оружием, как-нибудь группа без него справится – главное, что пока есть еда и укрытие. А вот своих бросать в беде точно нельзя. Надо возвращаться в родной городок, пусть даже это очень рискованно, и пытаться хотя бы при помощи той же рации связаться с Шейном. Сейчас аппарат издавал лишь неприятный слуху треск, отчего ощущение тревоги только усиливалось. Обычно Уолш отвечал сразу.

– Нам надо выдвигаться к ним навстречу, – сказал, наконец, Рик. Он задумался, не стоит ли вернуться для начала на ферму и взять с собой кого-нибудь еще, но потом решил, что и вдвоем с Дэрилом они смогут справиться. Всего-то и нужно, что доехать до города и проверить несколько мест, куда бы мог сунуться Шейн. Вполне возможно, что его машина заглохла, и сейчас они с Андреа идут пешком. В таком случае неудивительно, что добираются они так долго. А может, их что-то задержало? Или кто-то?

– Остальным сначала сказать надо, а то еще пошлют сюда кого-нибудь. И будем так всей толпой туда-сюда бегать, – пробурчал Дэрил, рассуждая, впрочем, вполне логично. Ведь их самих с Риком на ферме нет уже давненько, и все вполне могли начать бить тревогу.

И стоило только Рику согласно кивнуть, как со стороны проселочной дороги послышался шум мотора, а потом между деревьев мелькнул свет фар. Спустя пару минут к стоящим у обочины мужчина выехал автомобиль, за рулем которого сидел сосредоточенный Гленн. Рядом с ним, сжимая в руках ружье, одолженное у Хершела, сидел хмурый ТиДок. Судя по лицам этих двоих, приехали они сюда не только с проверкой, но и с не совсем хорошими новостями.

– Охотник тот, Отис, прихватил с собой жену и смылся, – сказал Гленн, выходя из машины. На удивленные взгляды Дэрила и Рик он пожал плечами. – Никто не знает, почему и когда. Все, вроде бы, были заняты тем, что пытались понять, где вас двоих так долго носит.

– Тебе бы стоило вернуться да как-нибудь успокоить остальных, – обращаясь к Рику, заявил ТиДок. – После ухода Отиса многие стали подумывать о том, чтобы поступить так же.

– Мы не уйдем с фермы, пока все это не уляжется, и пока не вернутся Шейн с Андреа, – твердым голосом сказал Рик. Он чувствовал, как снова начинает болеть голова, и стал устало массировать виски, заодно пытаясь придумать, как заставить всех успокоиться. Эти люди ведь уже переживали конец света, они знают, чего им следуют ожидать. Они готовы, если говорить прямо, они знают, что и как нужно делать. И, более того, они в курсе, что ждет их всех. А значит, должны, как никто другой, понимать, что паника делу не поможет. Так же, как и спонтанные решения бежать, куда глаза глядят.

– Смотрите, – Дэрил, спустившись с капота, кивком головы указал на дорогу. Вдалеке появились два крошечных огонька, которые становились больше и ярче по мере приближения. А затем долетел и звук работающего мотора. Меньше чем через минуту возле собравшейся на обочине группы затормозил автомобиль, за рулем которого Рик с удивлением заметил Моргана.

Мэрл

Проведя ночь в участке, Мэрл готов был послать к чертям все свои планы насчет тюрьмы и спасения за стальными прутьями от невиданной чумы. Мало того, что никто толком и не соизволил его допросить, пусть даже его поймали на месте преступления с поличным, так про него еще и совсем забыли. Нет, пару раз заглядывала к нему какая-то черноволосая мадам в форме – приносила колы и безвкусных бургеров. Но на этом все. Ни единого допроса, его просто закрыли в одной из тесных комнатушек, словно у всего участка вдруг нашлись какие-то более важные дела. Конечно, в такой-то дыре у них наверняка каждый день убивают с десяток людей, а Мэрл с одним-то трупом – ладно, возможно, все-таки двумя, – за плечами просто наивный ребенок.

Но утром следующего дня ситуация понемногу начала проясняться. Когда его, наконец, выпустили, предварительно заковав в наручники, и повели к ожидающему на улицу фургону, Мэрл услышал несколько обрывков разговоров, из которых сделал вывод, что болезнь-то, однако, уже совсем близко. Один из копов с плохо скрываемым страхом в глазах рассказывал своим коллегам, как, приехав на очередной вызов, ему пришлось застрелить какого-то мужчину, который умудрился покусать несколько человек. Рядом с бледным офицером стоял человек в черном брючном костюме – явно какая-то серьезная шишка. Он обернулся через плечо, буквально испепелив греющего уши Диксона грозным взглядом, а потом захлопнул дверь. Мэрла тут же потянул за собой другой коп, бурчащий, что они должны были уехать еще вчера.

– Куда едем-то? – безо всякого интереса спросил Диксон. В полицейском фургоне, помимо него, уже сидело трое мужчин, причем один из них судорожно кашлял, а на его лбу блестели бисеринки пота. – Эй, нет, я с этим переносчиком всякой дряни рядом не поеду! – возмутился Мэрл, резко остановившись. Офицер, который был в два раза меньше мужчины, безуспешно пытался подтолкнуть его вперед.

– Живо в машину! – рявкнул коп, хватаясь за висящую на своем поясе дубинку. Мэрл бы с легкостью сломал эту дубинку о голову этого самого офицеришки, да только нажил бы себе этим еще больше неприятностей и только зря потратил время. Он все еще хотел попасть в тюрьму, поэтому не оставалось ничего, кроме как лезть в фургон.

Натянув на лицо край футболки, Мэрл отвернулся к двери, чтобы даже не видеть лицо больного мужчины. Он мысленно считал минуты до того момента, когда фургон, наконец, доберется до тюрьмы, и даже подумывал о том, что будет, если он умудрится заболеть. В прошлый раз вирус очень удачно обошел его стороной, но что, если в этот раз все будет по-другому? Может, ему не стоило садиться в этот фургон?

– Как думаете, что происходит? – подал голос молодой мужчина с сальными волосами, свисающими до его тощих плеч. Он нервно сглотнул, косясь в сторону закрытого окошка, соединяющее их с кабиной машины.

– Я слышал, как копы говорили что-то о тетке, которая пролежала целый день в морге, а потом внезапно очнулась и принялась есть труп, лежащий на соседней койке, – с придыханием зашептал другой мужчина, чуть постарше и почти лысый. Он округлил глаза, в то время как тощий махнул рукой, буркнув, что все это какая-то ерунда.

– Нет, из-за такого никто не стал бы так торопиться. Сами рассудите, произошло что-то действительно серьезное, раз все так всполошились. Меня вот, например, никто даже не допрашивал, сразу повезли в тюрьму, как будто желая избавиться поскорее, – продолжая размышлять тощий. Мэрл, прислушиваясь к разговору, так и хотел рассказать, что же происходит на самом деле, но так и не решился. Не потому, что могут не поверить или посчитать сумасшедшим, а потому, что не хотел, чтобы эти двое потом увязались за ним, как за человеком, который в курсе происходящего. Он и сам со всем справится.

Больной снова зашелся в кашле. Беднягу скрутило так, что он буквально скатился со скамейки и рухнул на пол, начав вдруг задыхаться. Тощий и лысый отпрянули в сторону, начав вопить, но на их крики никто не отреагировал. Копы наверняка решили, что заключенные хотят обманом заставить их остановить машину, чтобы попытаться сбежать. Грозный голос одного из офицеров попросил всех заткнуться, но мужчины умолкли сами, заметив, что больной вдруг затих.

– Блин, он что, того? – округлил глаза лысый, опасливо поглядывая на лежащее на полу тело. Мэрл, как самый решительный и спокойный, осторожно протянул руку и коснулся ею шеи человека, пытаясь нащупать пульс. Как и следовало ожидать, мужчина был мертв.

Фургон вдруг остановился. Все трое услышали, как хлопнула одна из дверей, и на какое-то время в салоне воцарилась тишина. Спустя несколько мучительных минут, в течение которых Мэрл даже успел предположить, что водитель попросту смылся, услышав о том, что один из заключенных мертв, дверь хлопнула снова, а затем фургон тронулся с места. Возможно, водитель просто вышел купить себе кофе.

Диксон не знал, сколько придется ехать до тюрьмы, но что-то подсказывало ему, что мертвый мужик успеет обратиться в мертвеца раньше, чем фургон подъедет к пока еще охраняемым воротам. Вариантов, как добраться до строения и не стать при этом обедом для мертвеца, было не так уж много. Пожалуй, самым верным было попытаться выбраться из фургона, добраться до тюрьмы своим ходом, а там уже незаметно проникать в какой-нибудь блок. Какая-то часть разума начала твердить, что весь этот план с тюрьмой просто полное безумие, но Мэрл быстро нашел вполне убедительную причину так стремиться попасть в то заведение – там будет безопасно. Без Губернатора и вовсе идеально.

– Надо валить, пока этот не очнулся, – заявил Мэрл, решив, что помощь ему все-таки не помешает. Один он точно двери фургона не выломает.

– Кто очнется? – изумленно переспросил тощий.

Диксон шумно вздохнул, понимая, что на объяснения времени у него нет. Либо эти двое доверятся ему без каких-либо лишних вопросов, либо они так и будут сидеть взаперти с новоиспеченным мертвецом. Мэрл принялся долбить ногой по двери, попутно выдавая мизерные порции информации, в которых старался рассказать самую суть. Вирус неизлечим. Он превращает людей в зомби. Нет, это не выдумка. Всему миру вот-вот придет конец. Надо бежать пока еще есть время.

Сидящий за рулем офицер снова крикнул, чтобы заключенные перестали буянить, и, в надежде их успокоить, заявил, что они почти приехали. Новость вполне могла быть радостной, если бы не одной «но». Мертвый мужчина на полу вдруг пошевелил рукой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю