290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Узы Силы. Угроза (ЛП) » Текст книги (страница 5)
Узы Силы. Угроза (ЛП)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 09:00

Текст книги "Узы Силы. Угроза (ЛП)"


Автор книги: KittandChips




Жанр:

   

Фанфик



сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 14 страниц)

Он догадался, что это школьный девиз. Его отцу, вероятно, он бы понравился, но он надеялся, что их будут обучать чему-то кроме верности и преданности Императору.

В коридорах тоже ощущалось присутствие Империи. Там были статуи Императора, таблички с высказываниями Императора, копии имперской конституции в рамочках… даже питьевой фонтанчик был украшен имперским гербом. Когда он остановился у стойки регистрации, он осмотрелся, чувствуя себя совершенно ошеломленным.

Он посмотрел в ту сторону, откуда доносились голоса, и увидел, что один из учеников уже разговаривал с дроидом-регистратором. Хотя спорил, возможно, более подходящее слово.

– Говорю же, она настоящая!

– Эта подпись лишь на семьдесят процентов совпадает с той, которая имеется у нас.

– У него, наверное, рука дрогнула, пока он её ставил!

– Почему твой отец, который, по нашим данным, является управляющим банка, не знает, как пишется слово «экстренно»?

– Позвони ему и спроси! Звезды, может прекратишь вести себя, как дроид, явившийся прямиком из ада, и просто примешь это?!

– Возвращайся с настоящим разрешением, – произнес дроид, возвращая планшет ученика.

Ученик был в бешенстве, и Люк отступил назад, чтобы его не оттолкнули. Люк перевел взгляд на ярко-красного модифицированного протокольного дроида.

– Кто ты? – спросил он, с намеком на скуку в своем электронном голосе. – Я раньше тебя не видел.

– Хм… я новенький, – произнес Люк, делая шаг вперед.

– Разве ты не должен был быть в классе еще пять минут назад, Новенький? Ты опоздал. Пожалуйста, не давай мне записку, которую ты написал по дороге. И не начинай придумывать оправдания до того, как ознакомишься со списком, – дроид указал на плакат, приклеенный к передней части стола. На нем было написано: «В-60 устал слушать оправдания». Первые два пункта в списке были: «я проспал» и «были пробки». Люк не стал читать дальше.

Он прочистил горло.

– Нет, я имею ввиду, я новенький.

– Мы уже установили твое имя.

– Новенький! – настаивал Люк. – Это значит… я ни разу до этого тут не был. Сегодня мой первый день. Я не знаю, куда мне идти.

– Я мог бы сказать тебе, если бы ты назвал мне свое настоящее имя, вместо этого «новенький».

Люк нахмурился, чувствуя, что его гнев начинает утихать.

– Люк Скайуокер, – сквозь зубы произнес он.

– Ах, теперь мы что-то выяснили. Директриса хотела встретиться с тобой. Но она ушла несколько минут назад, поэтому я просто отведу тебя в класс.

– Спасибо, – вздохнул Люк.

Дроид распечатал что-то, напоминающее расписание. Когда он повернулся, чтобы вывести его из приемной, Люк заметил, что у него на спине была табличка «пни меня». Он подавил смешок, радуясь, что в этой школе было что-то знакомое. Некоторые шутки никогда не стареют.

Когда они шли по коридорам, Люк попытался запомнить дорогу. Было бы неловко заблудиться в первый же день. Время от времени они проходили мимо классов, и Люк с любопытством заглядывал внутрь. Там находились ряды терминалов. Их школа на Татуине едва могла позволить себе три старых компьютера.

– Все такое современное, – пробормотал Люк, обращаясь, скорее, к самому себе.

– Интересно, почему они не заменили меня? – произнес В-60, ведя его вниз по лестнице. – Я сам удивляюсь.

– Я не это имел ввиду, – отозвался Люк, гадая, был ли дроид создан таким изначально, или же кто-то из учеников поколдовал над его личностью.

Дроид остановился перед двойными дверями и нажал на кнопку, чтобы открыть их. Внутри было небольшое фойе, за которым Люк увидел большой спортивный зал. Все ученики были чем-то заняты, поэтому никто из них не обратил внимание на то, что Люк с дроидом подошли к учительнице.

– Это Люк Скайуокер, – сказал В-60 тоном, который подразумевал, что он сообщает учительнице что-то не очень приятное. – Он присоединится к вашему классу.

– Как мило с твоей стороны проводить его сюда, В-60, – с улыбкой и слегка приподнятой бровью произнесла учительница. Она была молодой с добрыми карими глазами.

– Меня заставила сделать это программа, – настоял В-60. – Вот его расписание на оставшийся день. Возможно, вы захотите ему все объяснить.

– Разумеется, – отозвалась она, беря в руки распечатку.

Не сказав более ни слова, к облегчению Люка, дроид развернулся и ушел. Люк посмотрел на учительницу, заметив, что на ней была футболка с логотипом какой-то спортивной команды Корусанта.

– Итак, – передавая ему расписание, произнесла она, – я слышала, что твой отец сам человек в черном.

Было странно слышать, как люди говорят это. Он привык думать о себе, как о сироте.

– Да, – пробормотал он.

Некоторое время она изучала Люка, накручивая на палец локон.

– Знаешь, учитывая все это, я думала, что ты будешь выше.

Люк внутренне сжался. Его рост всегда был больной темой.

– Мы не похожи, – пояснил он.

– У тебя есть какой-то титул, о котором мне следует знать? Форма обращения, которую ты предпочитаешь?

Люк почувствовал, что краснеет.

– Я просто Люк, – быстро произнес он.

– Можешь называть меня Ли.

Называть учителя по имени… эта школа разительно отличалась!

– Э-э, разве я не должен обращаться к вам мисс или миссис? – спросил Люк.

– Мою фамилию трудно произнести. В любом случае, я рада, что ты в моем классе, Люк. Я уверена, что ты освоишься и глазом не успеешь моргнуть, как заведешь друзей.

Люк уставился на учеников, некоторые из них заметили его появление. Тут были и мальчики, и девочки, все они были примерно его возраста. На Татуине было мало учеников, поэтому друзей выбирать особо не приходилось. Но здесь все было не так – он заметил, что ученики делились на небольшие группы.

– До конца урока осталось пятнадцать минут, – продолжила Ли, – так что особого смысла присоединяться нет. Может быть, ты просто немного подождешь?

Люк с облегчением кивнул. Он спокойно стоял у стены, наблюдая за всеми. В конце концов Ли свистнула, и ученики собрались вокруг неё. К этому времени уже многие кидали на него любопытные взгляды. Он сложил руки на груди, стараясь выглядеть, как можно нормальнее.

– Класс, я хотела бы представить вам Люка Скайуокера, – произнесла Ли, махнув рукой в сторону Люка, – он новенький, поэтому, прошу вас, помогите ему освоиться.

Некоторые ученики начали перешептываться, и Люк внезапно почувствовал себя неловко. Все они, вероятно, жили на Корусанте с рождения.

Прозвенел звонок, и все ученики начали покидать зал. Люк нервно пристроился в конец группы, стараясь не обращать внимание на странного человека, который то и дело оборачивался и смотрел на него. Ему начинало казаться, что день будет долгим.

***

Вейдер обнаружил, что думает о сыне, когда смотрел в иллюминатор шаттла. Они должны были состыковаться со звездным разрушителем «Арена», на котором, если капитан грамотно выполнил отданные приказы, его должны были ждать пленные повстанцы.

«Спектрум» оказался альдераанским прогулочным крейсером, и, по их данным, около двух часов назад он должен был пересечься со звездным разрушителем «Арена». Он хотел оказаться здесь раньше, но из-за задержек в гиперпространстве прибыл только сейчас. Ему оставалось лишь надеяться на то, что капитан выполнил свою работу. Ради его же блага и блага Империи.

Но его мысли возвращались к сыну, на далекий Корусант. Мальчик пойдет сегодня в школу, если его поправки на разницу во времени были верны. Ему будет трудно влиться в новую социальную среду. Он, вероятно, будет чувствовать себя так же, как он много лет назад, когда только начал посещать занятия в храме джедаев.

Трап начал опускаться, и Вейдер отошел от иллюминатора. Он снова думал о своей прошлой жизни, мысли о которой могли его лишь ослабить. Пришло время сосредоточиться на миссии.

На посадочной палубе «Арены» его встречали капитан и старший помощник.

– Для меня большая честь приветствовать вас на борту «Арены», лорд Вейдер. Я капитан Кунтер. Это мой старший помощник, коммандер Дул.

Вейдер посмотрел на мужчин. Капитан немного нервничал, однако старший помощник был спокоен. Он предположил, что миссия, должно быть, прошла успешно, ведь в противном случае, эти двое уже начали бы извиняться.

– Как прошел захват, капитан Кунтер?

– Отлично, милорд. Мы вычислили шестерых предполагаемых повстанцев, скрывавшихся среди пассажиров «Спектрума», и вернули всю украденную информацию.

Он ожидал, что их будет больше шести человек, но это лучше, чем ничего. Капитан ожидал похвалы, но Вейдер не обратил на это внимание.

– Где сейчас находится крейсер?

– Экипаж охотно сотрудничал с нами, милорд. Мы не видели причин задерживать их. «Спектрум» ушел в гиперпространство десять минут назад.

– Вам следовало задержать их до моего прибытия, – раздраженно произнес Вейдер, – почему вы думаете, что нашли всех повстанцев на корабле?

Капитан нервно повернулся к старшему помощнику, который тут же ответил.

– Сэр, захват крейсера был неожиданным. Наши войска тщательно обыскали каждого человека и все каюты. Если бы мы задержали корабль, то могли бы столкнуться с судебным иском правительства Альдераана.

В словах офицера был смысл. Надо признать, отпустив этот корабль, они, вероятно, избавили его юристов от головной боли.

– Хорошо, – произнес Вейдер, – я осмотрю заключенных, а после перевезу на свой корабль.

– Да, милорд.

На мгновение Вейдер замер, изучая капитана. Он нервничал не более, чем любой другой капитан, с которым ему приходилось иметь дело, но у него было странное чувство, что он что-то упускает. Возможно, здесь сокрыто нечто большее.

Или же постоянные размышления о Люке искажали его восприятие Силы.

***

За все утро с Люком ни разу никто не заговорил, и он уже всерьез задумался над тем, а не останется ли он без друзей до конца года. Сейчас он сидел на уроке математики, на котором почти ничего не понял. Может быть, дела обстояли бы лучше, если бы он внимательно слушал учителя, вместо того, чтобы смотреть в окно, но избавиться от старой привычки было сложно.

Когда прозвенел звонок на обед, Люк с облегчением вздохнул. Он очень проголодался, а смотреть на очередное уравнение не хотелось. Черноволосый мальчик рядом с ним начал закрывать свой компьютер, и Люк внимательно следил за его действиями, чтобы повторить их. Согласно надписи на экране, его звали Бен Джарнет. Имя показалось ему смутно знакомым, но Люк не мог вспомнить почему. Может, стоит рискнуть и поговорить с ним.

– Хм, можно я пообедаю с тобой? Это ничего? – протараторил Люк.

Мальчик удивленно поднял голову.

– Со мной? Хм… это не самая лучшая идея.

Люк смутился.

– Хорошо… я понимаю, у тебя есть друзья, – сказал он.

– Нет, это не так…

Их диалог прервала капризного вида блондинка.

– Скайуокер? – произнесла она с самым чистым корусантским акцентом, который Люк когда-либо слышал. – Интересная фамилия. Я Офелия Галифакс. Дочь гранд-моффа Галифакса. А что насчет тебя?

– Э-э… – замялся Люк. – Я Люк Скайуокер.

– Я знаю, – закатывая глаза, сказала она, – я имею ввиду, кто твои родители?

Вокруг них собралась небольшая толпа, ожидая ответа. Люк понял, что никто из них не знал, кем был его отец. Он оглядел выжидающие лица, не зная, что ответить.

– Я думаю, он «благотворительный», – произнес мальчик, с таким же чистым корусантским акцентом. – Он говорит, как «благотворительный».

– Это правда? – спросила Офелия.

Люк быстро кивнул, и толпу это, казалось, удовлетворило. Некоторые из них, уходя, посмеивались.

– Похоже, ты нашел друга, – сказала Офелия, смахнув светлые волосы за плечо, когда уходила.

Через мгновение Люк понял, что она обращалась к мальчику рядом с ним. Бен быстро собрал свои вещи и жестом предложил Люку следовать за ним.

– Что это было? – задвинув свой стул, спросил Люк.

Они вышли в коридор, и Бен начал объяснять.

– Единственное, что имеет в этой школе значение – это то, чем занимаются твои родители.

– О, – произнес Люк, не совсем понимая, о чем он.

– Они называют нас «благотворительностью». Это люди, которые учатся здесь за стипендию или благодаря хорошим оценкам, а не связям.

Люк начинал жалеть о том, что так легко согласился приписать себе этот термин. Если они ждут, что он окажется гением, их ждет разочарование. Впрочем, сделанного не воротишь.

– Ты можешь общаться только с людьми своего уровня, – продолжил Бен, когда они подходили к столовой, указывая на различные группы. – Сыновья и дочери сенаторов тусуются вместе, у детей бизнесменов своя группа. Иерархия соблюдается строго.

– Кто из них на высшей ступени? – разволновавшись, спросил Люк.

– Они, – Бен указал на небольшую группу людей, сидящих за обеденным столом. Среди них Люк узнал Офелию.

– Это дети имперских региональных губернаторов. Ни в коем случае не переходи им дорогу, – предупредил Бен, – их родители могут стереть твою семью с лица галактики одним щелчком пальцев.

Бен взял поднос и передал его Люку. Набрав еды, Люк последовал за ним в укромный уголок столовой.

– Спасибо за объяснение, – произнес Люк, поглощая обед, – в моей старой школе на Татуине такого не было.

– Все в порядке, – отозвался Бен. – Я был на твоем месте год назад. Мне самому пришлось во всем разбираться. Просто не высовывайся. Ты ведь не хочешь здесь с кем-то поссориться.

Люк кивнул. Он откусил еще кусочек и оглядел учеников. Группа, в которую, по словам Бена, входили сыновья и дочери сенаторов, смеялась над одной из картинок в ленте новостей. Он уже собирался вновь сосредоточиться на своем обеде, как его взгляд упал на одного мальчика, сидящего за этим столом. Люк замер.

– Чили Леррод? – пробормотал он.

– Особенно с ним, – согласился Бен, – он ненормальный. Клянусь, после окончания школы быть ему только штурмовиком. Ты уже знаком с ним?

– Я… к сожалению, – произнес Люк, решив не вдаваться в подробности. Но внутри у него все сжалось. Он думал, что больше никогда его не увидит, а теперь оказалось, что он учится с ним в одной школе. Рано или поздно Чили заметит его – это лишь вопрос времени. Может быть, эта военная школа-интернат была не такой уж плохой идеей.

– Так как давно ты живешь на Корусанте? – спросил Бен. – Я родился здесь.

– Около трех месяцев, – ответил Люк, радуясь перемене темы, – я жил во внешнем кольце. У моих дяди и тети была влагодобывающая ферма.

– Они переехали сюда?

– Нет, – с грустью произнес Люк. Однако он не хотел пугать Бена подробностями. – Я переехал сюда, чтобы… жить с отцом.

– Только с отцом? – заинтересованно переспросил Бен. – Без матери?

– Она умерла, – тихо сказал Люк.

– Прости. Я спросил только потому что, ну… моей мамы тоже нет рядом. Я не помню её, хотя хотел бы.

– Я тоже не знал свою маму, – отозвался Люк, – я хочу спросить о ней отца, но… мы не слишком долго живем вместе, а говорить с ним достаточно трудно.

– Иногда важно просто выбрать подходящее время, – произнес Бен, – или же найти правильный подход.

Люк кивнул. Хотя он сомневался, что Бен сможет дать совет, который сработает с Вейдером. Но объяснить это не представлялось возможным. Если Бен хотя бы заподозорит, что его отец является кем-то важным, то, скорее всего, слишком напугается, чтобы вновь завести разговор. Рассматривая возможных претендентов на роль друга, Люк понял, что будет скрывать свое происхождение так долго, насколько это будет возможно.

– Чем занимается твой отец? – спросил он, решив сменить тему.

– Он императорский гвардеец, – Бен указал на изображение императорских стражей в красном, изображенных на школьном гербе. – Один из них.

Люк как раз собирался сказать, что однажды встречал императорского гвардейца, но вовремя спохватился. Обычные люди не могут встретить личную стражу Императора.

– Не могу поверить, что с тобой не общаются, потому что твой отец – алый гвардеец, – произнес Люк, – мне кажется, что это потрясающая работа. Он, скорее всего, видит Императора намного чаще, чем их родители.

– О да, – откусывая кусочек фрукта, отозвался Бен, – к тому же он один из старших стражников – капитан отряда. Но их… – он обвел рукой столовую, – заботит только власть. Если имена твоих родителей регулярно не мелькают в новостях, они и знать тебя не пожелают.

Картина в голове Люка начала вырисовываться. Его отец был капитаном стражи… капитаном Джарнетом. У него было странное предчувствие насчет фамилии Бена, хотя он лишь мельком взглянул на его монитор. Он хотел спросить его об этом, но особого смысла в этом не было – он все равно не смог бы сказать, что знает его отца.

Люк положил голову на руки, чувствуя, что его жизнь стремительно становится все сложнее и сложнее.

***

Дроиды. Капитан сказал, что на «Спектруме» в плен захвачено шесть повстанцев. Но забыл упомянуть, что двое из них – дроиды. Ему повезло, что он успел удалиться на мостик.

– К сожалению, они пострадали во время потасовки, – объяснил коммандер Дул, – но мы загрузили их блоки памяти, полученные данные уже просматривают наши специалисты. Полные отчеты будут предоставлены в течение нескольких часов.

Вейдер повернулся к нему, задумавшись, осознавал ли он, как незначительна эта информация. Мужчина был очень уверен в себе, и говорил со скрытым самодовольством в голосе.

– Что натолкнуло вас на мысль, что эти дроиды использовались Восстанием? – спросил он.

– Их нашли в каютах повстанцев. Первоначальная проверка показала, что эти два дроида были временно позаимствованы с «Тантива-4», корабля, зарегистрированного на королевскую семью Альдераана. Даже если в них не будет информации о Восстании, мы можем стереть из их памяти разведданные.

– Хорошо, – произнес Вейдер, – перевезите их на мой корабль.

Он сомневался, что в дроидах обнаружится что-то большее, чем программа подачи напитков, но попробовать не помешает. Он собирался уйти, когда в последний раз взглянул на дроидов. От них остались лишь почерневшие оболочки… протокольный дроид поймал пулю в грудь.

Маленький астромех выглядел лучше, но на нем стоял блокиратор, и в настоящее время он был отключен. Оба дроида казались ему смутно знакомыми. Они напоминали ему пару дроидов, которые…

Он быстро шагнул вперед и взял в руки голову протокольного дроида. Перевернув её, он поднял панель доступа, чтобы прочитать серийный номер. Как он и подозревал – С-3PO.

Не стоило удивляться. Сначала на горизонте возник Оби-Ван, потом его давно потерянный сын. Очевидно, в этом месяце прошлое не отпускало его и всячески напоминало о себе.

– Все в порядке, сэр? – спросил коммандер Дул.

– Немедленно переведите заключенных, – уходя, произнес он, – я отбываю.

Комментарий к Глава 5. Начало учёбы

Мы ждем ваших комментариев! Как вам история? Персонажи? : )

P.s. Следующая часть, возможно, задержится.

========== Глава 6. Два новых приятеля ==========

Вскоре Люк освоился в школе. Все казалось ему непривычным, но он приспособился. Однако то и дело он узнавал что-то, что вновь выбивало его из коллеи. Хорошим примером была клятва, которую они должны были произносить каждое утро, обещая верность Империи и Императору. Не ожидая подобного, в первый раз Люк расстерялся. Но он повторил нужные слова, не желая выглядеть глупо.

Проблема была решена, когда он уговорил Бена записать слова на листок, чтобы после суметь их выучить. Бен стал его лучшим другом, и единственным, если быть честным. У них было много общего, и Бен часто помогал ему с учебой. К этому тоже нужно было привыкнуть. На Татуине подобный уровень знаний не требовался, к тому же он не ходил в школу уже несколько месяцев.

Лев отвозил его в школу, когда не был занят, но Люк был не против прогуляться. Правда, становилось одиноко. Утром ему не с кем было прощаться, а вечером никто не интересовался тем, как прошел его день. Он знал, что в глубине души скучает по отцу. Он не знал почему – он редко виделся с ним, даже когда тот был дома. Он просто чувствовал себя увереннее, зная, что отец рядом.

Как-то раз, спустя две недели после того, как Люк пошел в школу, они с Беном сидели в столовой и делали домашнюю работу по математике. Люк в отчании отбросил планшет.

– Я не понимаю, – постукивая ручкой по столу, произнес Люк.

– Что именно ты не понимаешь? – спросил Бен.

– Всё. Мне постоянно твердят, что ответ неверный, а я даже ошибку найти не могу.

– Делай, как я, – поднимая планшет Люка, сказал Бен.

Воспользовавшись моментом, Люк оглядел столовую, убедившись, что Чили по близости нет. До сих пор ему удавалось избегать встреч с ним, и он планировал продолжать это делать. Столовая была почти пуста, так как большинство учеников расположились в куполообразных беседках снаружи. Люку тоже хотелось туда, но Бен был намерен закончить домашнюю работу. Кроме того, в его же интересах было выполнить все задания сейчас и дать Бену их проверить.

– У тебя есть с собой еда? – поглаживая живот, спросил Люк. Почему, когда делаешь домашку, всегда хочется есть?

– Нет, – Бен сунул руку в карман и достал несколько кредитов. – Возми что-нибудь в автомате в холле.

Люк посмотрел на кредиты.

– Ты уверен? Я не настолько голоден…

– Да, принеси немного нам обоим, – отозвался Бен, с головой погруженный в математику.

Люк взял кредиты и, обдумывая ситуацию, вышел в зал. Ему было неловко использовать кредиты друга, ведь в настоящее время у него не было средств, чтобы вернуть долг. В последний раз он получал карманные деньги, когда жил с тетей и дядей. Может, попросить Льва поговорить об этом с его отцом. Хотя Лев и другие офицеры, похоже, сильнее его нервничали в присутствии отца.

Он бросил монеты в автомат и выбрал пакет с хрустящими хлопьями. Последовало несколько щелчков, он ждал. Вскоре стало понятно, что ничего так и не произойдет. Люк пнул его, и на мгновение экран погас, после чего на нем вновь загорелась надпись: «вставьте кредиты!». Никаких признаков закуски или возврата денег он не обнаружил. Он попробовал ударить его еще раз, посчитав, что вреда от этого не будет. Типично.

– Какая жалость. Полагаю, эти кредиты были твоим последним сбережением.

Люк обернулся и увидел стоящую рядом Офелию.

– Что?

– Вот, позволь мне помочь, – вытаскивая из кармана какие-то карточки, произнесла Офелия. Она подошла, а автомату и провела одной из них по цифровому считывателю.

– Что это? – с любопытством спросил Люк.

– Моя кредитная карта. Думаю, ты никогда таких не видел, – Офелия протянула блестящую золотистую карточку Люку, чтобы он рассмотрел её. – Как грустно.

– Как… как ты получила её? – поинтересовался Люк.

– У меня их несколько. Они связаны с банковским счетом моего отца. Он…

– Гранд Мофф, да, ты уже упоминала об этом, – закатывая глаза, сказал Люк.

– Я хотела сказать, что он миллиардер.

Офелия нажала на несколько кнопок и подождала, пока появится еда. Отчасти Люк надеялся, что он вновь даст сбой, но увы.

– Вот, прошу, – произнесла она, кинув ему пакетик с хлопьями.

Люк поймал его и задумался над тем, стоит ли их принимать. Но Офелия уже удалялась.

– Спасибо, – крикнул он ей вслед.

Она не ответила.

Люк вернулся в столовую, не зная, что и думать. Она сделала это лишь за тем, чтобы похвастаться кредитными картами и заставить его почувствовать себя униженным, но благодаря этому он получил еду, может быть, оно того стоило. Еда в обмен на оскорбление… звучит, как справедливая сделка. Он сел напротив Бена и открыл пакет с закусками, положив его между ними.

– Бен, – позвал он, – у тебя есть кредитная карта?

Бен поднял голову, он явно посмеивался.

– Кредитная карта?! Ты что, шутишь?

– Просто Офелия показала мне свою.

– Это в её стиле. Она, наверно, получает по тысячи кредитов в неделю, – отозвался Бен, возвращаясь к проверке домашней работы Люка.

Люк решил сменить тему.

– Что после обеда?

– Физра, – простонал Бен.

– О, да, – просияв, произнес Люк, – Ли сказала, что мы сегодня начинаем гимнастику, да?

– Не напоминай мне, – отозвался Бен, – физра это не мое. А что насчет тебя?

– Не знаю, – признался Люк, – у нас в школе её не было. У нас и физры то не было. На Татуине ты не будешь загонять себя без крайней на то необходимости.

– Чем больше ты рассказываешь мне о своей планете, тем меньше я хочу посетить её, – произнес Бен, наконец отодвинув от себя планшет, – я исправил кое-что.

– Даже не знаю, – глядя в окно, сказал Люк, – я ненавидел её, когда жил там, но теперь иногда скучаю. У нас считалось, что если вы богаты, значит планируете покинуть планету. Или же вы хатт.

***

После встречи с Ареной они начали преследование другого лидера, о котором Вейдер узнал от одного из захваченных повстанцев. Это дало свои результаты, еще одна ячейка повстанцев была обнаружена на Бенвенти. Это был долгий процесс – подавлять эти незначительные неорганизованные мятежи, но Император был полон решимости поддерживать порядок везде, впоть до самых мелких поселений.

Они могли бы остаться в открытом космосе еще на месяц или более, гоняясь за призрачными зацепками, но Мертвая Голова нуждалась в дозоправке, а задача могла быть решена любым другим флотом. У него были дела на Корусанте – например, посмотреть, как сын устроился в школе.

До прибытия в столицу галактики оставалось меньше часа, когда к Вейдеру подошел капитан.

– Лорд Вейдер, вы просили информировать вас о любых сообщениях СМИ, касающихся приземления Спектрума. Мы только что получили одно от небольшого независимого канала ГолоНета.

Вейдер последовал за капитаном к технической установке и с интересом наблюдал за происходящим на экране. Вспыхнула часть заголовка: «Крейсер бесследно пропал!»

Появился ведущий-саллустианин.

«Правительство Альдераана запрашивает любую информацию о местонахождении прогулочного крейсера Спектрум, который неделю назад должен был вернуться на Альдераан. Судно пропало с радаров после так называемой «обычной проверки», проведенной Имперским флотом. Слово нашему альдераанскому корреспонденту…»

Вейдер был удивлен. Капитан Арены заверил его, что Спектрум вошел в гиперпространство целым и невредимым. На голографическом диспее появилось изображение молодого альдераанского репортера, расположившегося на фоне столицы.

«Обеспокоенные родственники требуют информации о текущем местоположении членов своих семей. Имперский флот отказался давать комментарии по этому вопросу. Они не ответили, что произошло с кораблем или его гражданским экипажем.

Изображение сменилось на ведущего-саллустианина.

«Командовал операцией Лорд Вейдер, но он не сделал официальных заявлений о сложившейся ситуации или пропавших пассажирах. К другим новостям…»

Техник выключил звук, а Вейдер продолжал молчать, обдумывая услышанное.

– Свяжитесь с Ареной, – обратился он к капитану. – Прикажите им немедленно переслать записи бортового журнала. И проследите за тем, чтобы этот репортаж был удален из сети.

***

Люк, как на крыльях, летел домой из школы. Он чувствовал себя счастливее, чем за все прошедшие недели, нет, месяца! Наконец он нашел что-то, что казалось естественным. Балансировать, прыгать, крутиться… все это было невероятно легко. Как будто он занимался этим всю жизнь. А когда он закрывал глаза… все постороннее, казалось, исчезало, а его разум и тело становились едины.

Он был настолько погружен в свои мысли, что налетел на мягкую, но прочную колонну, которая оказалась человеком.

– Ой, простите! – воскликнул он, с удивлением прсмотрев вверх.

Зеленокожий мужчина одарил его коротким взглядом прежде чем незаинтересованно отвернуться. Он держал в руках плакат с фотографией старика. Под картинкой была красная надпись: «Его невинный сын – пленник Империи!» На дороге рассредоточенно стояло около тридцати человек, повторяя лозунг и размахивая плакатами и табличками.

– Что вы делаете? – с любопытством спросил Люк. Он никогда не видел ничего подобного в Имперском Городе. Да и вообще где-либо, если на то пошло.

– Проходи, малыш, – сказал один из них. – Если останешься здесь, тебе не поздоровится.

Люк последовал совету и завернул за угол, где прошел все необходимые перед входом в ворота проверки. Конкретно этот вход вел в сады. Побежав по лужайке, он отбросил свои вещи в сторону и остановился лишь для того, чтобы сделать несколько колес. На третьем он рухнул в кучу свежескошенной травы.

Может быть, лучше было переодеться и потренироваться внутри… где-то должен был быть зал. Он пробежал уже полпути, когда вспомнил о своем мешке, и был вынужден вернуться за ним. К тому моменту, когда он вновь побежал к выходу, он уже не обращал особого внимания, куда именно бежит.

В результате в кабине лифта он налетел на Льва.

– Лев! – потирая голову, произнес он. – Простите! Вы уже второй человек, с которым я столкнулся за последние десять минут.

– Как дела в школе? – спросил Лев, выуживая траву из волос Люка. – Похоже, ты не скучал.

– Отлично! У нас сегодня началась гимнастика! Учитель сказал, что у меня талант.

– Держу пари, что так оно и есть, – произнес Лев, продолжая идти к одному из коридоров безопасности.

Люк собирался уйти, как вдруг вспомнил о проблеме с автоматом.

– Лев? – позвал Люк.

Лев обернулся.

– Можно вопрос, – начал Люк, подходя ближе, дабы не кричать, – мой отец… ты говорил, что он довольно богат, верно?

Лев рассмеялся.

– Тебе нужно вручить приз за преуменьшение, – сказал он. – А что, тебе что-то нужно?

– Мне хотелось бы получить деньги на карманные расходы.

– Может, тебе стоит поговорить об этом с отцом – я уверен, он будет рад обсудить это с тобой.

– Его здесь нет, – вздохнул Люк. Он не видел своего отца уже несколько недель.

– Я бы не был так уверен, – сказал Лев, – ходят слухи, что он вернулся сегодня днем.

Люк просиял и стремглав помчался к лифту. Этот день становился еще лучше!

***

Репортаж СМИ о Спектруме был доступен в ГолоНете менее часа. Но этого оказалось достаточно. Весть о пропавшем корабле долетела даже до Татуина, распространяясь словно песчаная буря, а слухи о его судьбе становились все более диковинными.

К тому времени, когда он вернулся на Корусант, по крайней мере одно крупное информационное агенство заявило, что Имперский флот посчитал судно угрозой, и в настоящий момент весь экипаж и пассажиры находятся на Корусанте. Его адъютанты сообщили более чем о двухстах сообщениях от различных сенаторов, желающих знать, когда же граждане будут освобождены.

Он удалился в оранжерею, чтобы отдохнуть от всего этого, и обнаружил, что ему открылся прекрасный вид на нелегалов, организовавших акцию протеста возле Императорского дворца. В этом была какая-то жестокая ирония. Инцендент, из-за которого они подвергали опасности свои жизни, был одним из немногих, к которым Империя не имела никакого отношения. Но убедить в этом людей было бы сложно.

Двери с громким шипением открылись, и Вейдер почувствовал, что его настроение упало еще сильнее. Он дал понять, чтобы его не беспокоили. Лучше бы это было что-то важное, иначе его посетитель рискует неожиданно вылететь в окно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю