290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Узы Силы. Угроза (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Узы Силы. Угроза (ЛП)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 09:00

Текст книги "Узы Силы. Угроза (ЛП)"


Автор книги: KittandChips




Жанр:

   

Фанфик



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц)

========== Глава 1. “Мои поздравления” ==========

Лейтенант Лев Дорани не мог не задаться вопросом, как он оказался здесь, возможно, на самой востребованной работе в галактике. Этот вопрос он задавал себе каждое утро, однако сегодня это казалось особенно удручающим.

Когда семь лет назад он вступил в Имперский флот в качестве молодого студента с горящими глазами, он мечтал провести свою жизнь, наблюдая за всевозможными чудесами и пользуясь всеми возможностями, которые могла ему предложить галактика. Жить так, как обещали плакаты.

Они не предупредили его, что существует вероятность того, что он изо дня в день будет встречаться с непредсказуемым Лордом Ситхов. Они не упомянули и о том, что, находясь близко к ситху, ты автоматически теряешь свою страховку. Несколько месяцев назад он обнаружил, что более не имеет права на отставку, принятую во флоте. В своем письме отдел внутренних дел вежливо разъяснил ему, что человеку, занимающему его должность, она без надобности.

Приятно знать.

Тем не менее, была и светлая сторона. После того как его перевели на этот пост, бывшие начальники с удовольствием заявили ему, что он не продержится здесь и двух месяцев. И посмотрите на него, прошел год, а он все еще жив.

За то время, пока он находился здесь, до смерти задушили лишь троих адъютантов. Это явно противоречило слухам о том, что на этом месте умирает один человек каждую неделю. Лорд Вейдер временами был даже вполне нормальным. Может быть, на днях он даже запомнит его имя.

Лев остановился около конференц-зала и поправил свою и без того безукоризненную форму. Ему нужно было передать сообщение. Никто больше не осмелился, а он по глупости вызвался. Последнему адъютанту, попытавшемуся поговорить с лордом Вейдером, недвусмысленно намекнули на то, чтобы его не беспокоили. Но, если они не передадут важное сообщение в срок, последствия могут быть намного хуже.

Двери внезапно с громким шипением отъехали в стороны, и из комнаты вышел Вейдер.

– Милорд? – попытал счастья Лев.

Вейдер обернулся к нему. Это был хороший знак. По крайней мере, он не прошел мимо, проигнорировав его, или, что еще хуже, не попытался его задушить.

– Что у вас?

Лев прочистил горло.

– Сегодня утром заходил один из помощников сенатора Леррода. Он оставил это.

Лев приподнял модельку T-16 и потертый мешочек с одеждой.

К удивлению Льва, Вейдер тут же протянул руку, беря игрушечную модельку. Он вертел её в руках, осматривая со всех сторон.

– Не знаю, будет ли это что-то для вас значить, сэр, – продолжил Лев. – Он сказал, что это вещи мальчика по имени Люк. Также он сказал, что сенатор хотел навестить его в больнице, но солдаты, которых вы там оставили, не пропустили его.

Вейдер продолжал рассматривать игрушку, никак не реагируя. Лев задумался о причинах. Темный Лорд пребывал в странном настроении с тех пор, как вернулся с приема, устроенного Лерродом. Он отменил все встречи и заперся в своих комнатах, пропадая в них часами. Лев поймал себя на мысли, что он, вероятно, первый человек, заговоривший с Вейдером после той ночи. Чтобы там ни произошло, должно быть, это сильно на него повлияло.

Вейдер поднял глаза, вновь посмотрев на Льва.

– Отлично. Отправьте сенатору Лерроду сообщение, – он выдержал паузу. – Передайте ему, что если он снова приблизится к мальчику, я порублю его на куски, а останки вывешу на рекламном щите снаружи сената.

Лев сглотнул.

– Да, милорд.

Он обернулся, собираясь уйти, но вдруг вспомнил еще кое о чем.

– О, и к нам поступают бесконечные звонки от администратора Центра Помощи Семьям. Она хочет встретиться с вами. Мы не один раз говорили ей, что вы никого не принимаете, но она очень настойчива, сэр.

– Чего она хочет?

– Она сказала, что это личное дело, сэр, – осторожно произнес Лев. Он подозревал, что это может быть как-то связано с их разговором о мальчике, но это явно было не его дело.

– Назначьте встречу на следующей неделе, если в моем расписании будет окно.

– Да, милорд, – сказал Лев. – Что мне делать с этим мешком?

Вейдер молча протянул руку, и Лев с благодарностью отдал его. Кем бы ни был этот мальчик, ему нужна была новая одежда.

***

Вейдер бросил вещи Люка в угол, когда вошел в свою комнату для медитаций. Работа накапливалась, но браться за неё было бесполезно, пока в его голове продолжали звучать слова. Он твой сын… он твой сын… он…

Так много вопросов. Как это возможно? Когда он родился? Где был мальчик эти последние двенадцать лет, и как со всем этим был связан Оби-Ван? Он твой сын…

Он никогда не чувствовал себя настолько выбитым из колеи, как после произнесенных Оби-Ваном слов. Этот мальчик неделями находился у него под носом, а он не удосужился даже спросить его имя. Этого было бы вполне достаточно, одного простого вопроса. Можно было сделать все еще проще: ему всего лишь нужно было внимательнее взглянуть на мальчика. Он был странно похож на него. Но он был слишком высокомерен, чтобы отвлечься на мгновение от своих забот и задуматься.

Но даже если бы он и пренебрег всем этим, мощное присутствие мальчика в Силе должно было его насторожить. А, может быть, так и произошло, а он просто не хотел размышлять об этом. Это и понятно. В прошлый раз, когда он должен был стать отцом, он был совсем другим человеком. Тот человек был очень рад этому.

Нежеланные воспоминания вновь предстали перед ним. Улыбающееся лицо Падме, когда он почувствовал, что ребенок толкается.

Задыхающаяся Падме, лицо которой было искажено от боли, от вылившегося на неё гнева.

Теперь это не имеет значения. Ничего из этого не имеет значения. Как бы там ни было, мальчик был жив. И он был в настоящем.

И он понятия не имел, что с ним делать. Две ночи назад он отвез мальчика в медцентр и оставил там солдат, которые должны были охранять его днем и ночью. Единственный человек, который был в курсе происходящего – это медик, обязавшийся провести анализ ДНК. Он даже Императору не доложил. Одной Силе известно, как он к этому отнесется.

Вейдер разочарованно вздохнул, услышав звон комлинка. Он был уверен, что выключил его минуту назад. Но через мгновение выяснилось, что это была его приоритетная частота.

Включив его, он узнал доктора Лисона.

– Вы получили результаты теста? – спросил Вейдер.

– Да. Не хотели бы вы подойти к…

– Говорите.

– Хорошо, – доктор нажал на кнопку, и на экране комлинка высветились изображения двух вращающихся нитей ДНК. Вейдер заметил, что под диаграммой имелся текст. Результат положительный.

– Поздравляю, – произнес доктор. – Это мальчик.

Это не было неожиданностью. Он уже знал, что Оби-Ван сказал правду – Сила точнее любой науки. Но почему-то вид этих данных делал все более реальным и шокирующим. Он был отцом.

– Сколько ему лет? – наконец спросил Вейдер.

Доктор сверился с датападом, который держал в руке.

– Люку недавно исполнилось двенадцать.

Это звучало правильно. На самом деле, это звучало совершенно правильно.

– Сэр, я понимаю, что вы очень заняты, – продолжил доктор. – Я понимаю, что для вас это, должно быть, трудное время, и я не собираюсь совать свой нос не в свое дело. Но, как врач вашего сына, я должен поинтересоваться, что вы решили насчет его будущего. Сейчас он расстроен, смущен… он постоянно спрашивает меня, вернется ли он в ЦПС. Я хотел бы успокоить его, но не хотелось бы дарить ему ложную надежду.

– Вы думаете, что я брошу своего ребенка? – раздраженно спросил Вейдер.

– Прошу прощения, сэр, но я уже не раз сталкивался с подобным.

Вейдер вполне мог представить, как многие из аристократов Империи скрывают существование своих детей, дабы избежать связанных с ними проблем. Он не был одним из них.

– Я зайду к нему сегодня днем, – сказал Вейдер. – Он готов покинуть медцентр?

– Я хотел бы подержать его под наблюдением немного дольше, сэр. Однако он очень быстро поправляется.

– Хорошо, – произнес Вейдер. – Свяжитесь со мной, если возникнут проблемы.

Вейдер выключил комлинк и откинулся на спинку кресла. Он чувствовал, что может доверять доктору, и это было очень хорошо. Другой человек на его месте давно бы сообщил СМИ, и больница была бы осаждена журналистами. Мальчика нужно оградить от этого любой ценой.

Было забавно ощущать себя чьим-то защитником. В конце концов, он едва знал мальчика. Ему предстояло поговорить с ним сегодня днем, но он не знал, что сказать. Он даже не знал, как к нему обращаться. «Люк» казалось слишком дружественно, а «Скайуокер» слишком формально.

Неожиданный писк компьютера оповестил его, что пришло новое сообщение. Вейдер наклонился, чтобы открыть его, радуясь возможности отвлечься. Сидеть здесь и мучиться от превратностей судьбы было бессмысленно.

Сообщение было текстовым. Чтобы понять, что сообщение от Императора, много времени не потребовалось. То, что вызов пришел к нему подобным безличным образом, говорило о том, что повелитель был им недоволен.

После подобной встречи поговорить с двенадцатилетним мальчиком не составит труда.

***

Вселенная на него обижена. Люк был в этом уверен. Всякий раз, когда он жаловался, что находится в скучном месте, он тут же оказывался в другом, по сравнению с которым первое казалось парком развлечений. Он не раз называл Татуин «самой скучной планетой в Галактике» к огорчению своего дяди Оуэна. Затем он оказался в ЦПС. Он называл это место тюрьмой до того момента, как переехал к сенатору Лерроду и его сыну, настоящему чудовищу, Чили. А теперь он уже в течение двух дней находился в одной и той же медицинской палате с охранниками за дверью.

Честно говоря, здесь было намного лучше, чем в доме сенатора. Но зато было скучно. Единственным его собеседником был доктор, навещавший его три раза в день. Все дроиды были жутко скучными, совершенно лишенными индивидуальности. Они утверждали, что принесут ему все, что он попросит, однако доктор запрограммировал их на то, чтобы они доставляли ему лишь те продукты, которые входили в диету. Другими словами, только здоровую еду.

Смотреть ГолоНет было весело, но лишь до определенного момента. Но это было лучше, чем лежать, уставившись в потолок. Ведь когда он так делал, он начинал задумываться о своем будущем. А вернее, беспокоиться о своем будущем.

Зазвучавшие возле палаты голоса заставили его вылезти из постели и незаметно прокрасться к дверной щели. Он узнал голос доктора… он с кем-то спорил. Причем довольно жарко.

Любопытство, наконец, возобладало, и он нажал на кнопку, дабы открыть дверь. Даже если охранники сразу же её закроют, он сумеет хотя бы взглянуть на того, кто спорит с врачом. Он был рад, что сделал это.

– LJ?! – открыв от удивления рот, крикнул Люк.

Он побежал через комнату, уклоняясь от охранников, попытавшихся его остановить.

– LJ! – он врезался в солдата и обнял его доспехи, не заботясь о том, что подумают другие. – Ты помнишь меня?

LJ положил руки на плечи Люка в немой поддержке.

– Привет, приятель. Конечно, я тебя помню.

Люк почувствовал, что охранники пытаются оттащить его, и начал отчаянно сопротивляться.

– Нет!

– Все в порядке, – произнес доктор, знаком приказывая солдатам отступить. – Никому ничего не угрожает, ты знаешь этого солдата, Люк?

– Он мой друг, – ответил Люк, – из приюта. LJ, ты получил мои письма?

– Да, и я передал их твоим друзьям. Они просили передать тебе, что скучают. Без тебя стало намного скучнее.

– Но ведь это значит, что у тебя появилось больше времени, чтобы попрактиковаться в роли комика, не так ли? – Люк продолжил. – Ты ни за что не угадаешь, что со мной произошло – представляешь, я был в Императорском дворце и…

Он неожиданно замолчал. LJ не пришел бы сюда лишь для того, чтобы навестить его. Он ничего не мог сделать без приказа. Люк поднял глаза и нахмурился, ощутив прилив страха.

– Ты ведь пришел не для того, чтобы забрать меня, да? – спросил он.

– Таков приказ, – подтвердил LJ.

Люк взволнованно посмотрел на доктора. Он уже спрашивал его о том, вернется ли он в ЦПС, но он никогда не отвечал.

Один из охранников заговорил.

– У нас приказ от лорда Вейдера, в котором говорится, что этот мальчик должен оставаться здесь.

– Это правда, – сказал доктор. – И я думаю, все согласятся, что его приказы в приоритете.

– Хорошо, – выпрямляясь, сказал LJ, – я доложу об этом своему начальству.

– Тебе обязательно сразу уходить? – умолял Люк. – Мне не с кем здесь поговорить. Звезды, я даже готов слушать твои шутки.

– Кажется, он хорошо влияет на твое самочувствие, – скрывая улыбку, произнес доктор.

LJ уставился на Люка, размышляя.

– Я бы и рад, приятель, – наконец сказал он, – но приказ есть приказ.

Люк неохотно кивнул.

– Передай привет моим друзьям от меня.

– Передам.

В последний раз взъерошив Люку волосы, он направился к выходу. Люк с грустью смотрел ему вслед.

– Давай, Люк, – произнес доктор, положив руку ему на плечо, – ты должен быть в постели.

Он повел его обратно в палату, и Люк не сопротивлялся.

– Кроме того, лорд Вейдер зайдет к тебе сегодня днем. Думаю, тебе не хотелось бы, чтобы он застал тебя, бегающим по коридорам.

Люк удивленно поднял голову.

– Правда? Он придет сюда?

– Да.

– Я не понимаю, – забираясь обратно в кровать, сказал Люк. – Чем я его так заинтересовал, что он привел меня сюда и выставил снаружи охрану? Я… я просто Люк, а он один из самых влиятельных людей в галактике. Почему его это волнует?

– Ну, – произнес доктор, сидевший на краю противоположной кровати, – возможно, тебе следует спросить у него, когда он придет.

– Я не могу, – сказал Люк. – Он сказал, что я не могу говорить с ним, не получив на это разрешение.

– Я думаю, он мог передумать.

– Кроме того, он страшный. Этот звук дыхания… я повредил шею, пытаясь полностью рассмотреть его.

Доктор засмеялся.

– Это не смешно, – сказал Люк. – Я серьезно! И он всегда в плохом настроении.

– Знаешь, Люк, – серьезно сказал доктор. – Когда я был маленьким я боялся своего соседа. У него были клыки, как у нексу, и светящиеся красные глаза. Если кто-то хотя бы смотрел в его сторону, и после этого не был вынужден объясняться с вызванной им охранной, то считал, что ему повезло. Однажды я услышал, как он стонал от боли. Я перепрыгнул через забор и обнаружил, что он упал с лестницы и сломал ногу. Мы жили на отдаленном острове Новисии, поэтому прошло достаточно много времени до того, как корабль скорой помощи сумел добраться до нас. Все это время я разговаривал с ним, пытаясь помочь ему отвлечься от боли. После этого я перестал его бояться, так как понял, что, несмотря на пугающую внешность, внутри он такое же хрупкое создание, как и мы все.

Люк моргнул.

– Вы видели лорда Вейдера?

– Как ни странно, да.

– Не думаю, что его можно не бояться.

– Тебе нужно отдохнуть, – вставая, произнес доктор.

На его лице играло такое выражение, будто он знал что-то, чего не знал Люк, но мальчик предпочел не допытываться. Взрослые имели обыкновение раздражаться под потоком его бесконечных вопросов.

***

– Вы не спешили, лорд Вейдер, – спокойно сказал Император. – Я рад, что у вас было достаточно времени.

Он говорил совершенно искренне, что всегда было дурным знаком. Вейдер предпочел бы, чтобы он сердился и был саркастичным. По крайней мере, он знал бы, что он настоящий.

– Я размышлял о некоторых событиях, повелитель, – сказал Вейдер.

Император молчал, явно ожидая продолжения.

– Я размышлял над тем, что произошло, и смог увидеть далеко идущие последствия.

– Конечно, ваше усердие заслуживает похвалы. Но я уже понял, что нас ожидает в будущем, лорд Вейдер. Несколько месяцев назад я уже предвидел, что вы убьете Оби-Вана Кеноби.

Вейдер подумал было упомянуть, что на самом деле его бывшего учителя убил не он – это сделал другой джедай, но решил промолчать. Ему хватит забот, когда речь зайдет об его сыне. Не было необходимости подливать масла в огонь.

Император подсказал.

– Смерть каждого джедая – повод для праздника, не так ли?

– Да, повелитель.

– Тем не менее, вы, кажется, погружены в свои мысли. Рассеянны.

– Меня отвлекли другие события, повелитель.

– Другие события? Какое из недавних событий может быть важнее смерти двух джедаев?

В конце концов ему все равно пришлось бы сказать. Было бы глупо надеяться, что мальчик сможет жить здесь без ведома Императора.

– Я выяснил, что джедаи не работали вместе. Оби-Ван пытался защитить чувствительного к Силе ребенка от другого джедая, который пытался его убить.

– Ах, мальчик. Он преуспел?

– Нет, повелитель. Мальчик находится под охраной.

– У него есть потенциал?

– Несомненно.

– Очень хорошо. Как только наша встреча подойдет к концу, позаботьтесь об его устранении. После разузнайте, как подавить восстание в скоплении Джадис. Генерал Канзати уже готовит своих людей, но мне кажется, что если бы вы отправились туда со звездным флотом, это произвело бы большее впечатление на них. Если, конечно, вы не предпочитаете остаться на Корусанте и еще немного поразмышлять.

Вейдер тупо смотрел в направлении трона. Одним из плюсов маски было то, что она не позволяла распознать выражение его лица. Он слегка покачал головой, пытаясь сдержать эмоции.

– Вы хотите, чтобы я убил мальчика, повелитель? – уточнил он.

– И желательно сделать это поскорее, лорд Вейдер. Какие-то проблемы?

Это был очень опасный тон. Оно и понятно. Ведь даже самое ничтожное подозрение в том, что он обучает мальчика, может быть воспринято как вызов.

– В нем есть что-то еще, повелитель.

– Что же это? Очевидно, что он является угрозой для нас, – с уверенностью заявил Император.

– Он просто мальчик.

– Мальчики имеют тенденцию взрослеть. И очень быстро.

– Повелитель, я…

Вейдер мгновение колебался. Вообще он редко колебался, но ему казалось, что если он произнесет эти слова, то они станут еще более реальными.

– Я его отец.

Император даже бровью не повел.

– Это делает его еще более опасным. Он угроза. Конечно же, вы это понимаете.

Вейдер лихорадочно соображал. Император терял терпение – он должен предложить решение, иначе судьба Люка будет предрешена.

– Я позабочусь о том, чтобы он не был обучен, повелитель.

– Что именно вы предлагаете?

– Дать мне шанс воспитать его в полной преданности вам.

Теперь его мастер выглядел удивленным.

– Вы хотите стать опекуном этого ребенка?

– Он мой сын…

– Ваш сын? Он сын Скайуокера, – прервал его Император. – Скайуокер мертв. Вы Дарт Вейдер. Темному Лорду Ситхов семья без надобности.

Вейдер в замешательстве нахмурился. Повелитель был прав. Признавая мальчика своим сыном, он вновь открывался для своей прошлой жизни. Он этого не учел.

– Ваше предложение лишено смысла, – продолжил он. – Что за выгода нам в том, чтобы позволить этому мальчику стать для вас обузой? В чем выгода для меня?

Вейдер молчал, не в силах придумать ответ. Он не учел этого.

Император наклонился вперед и посмотрел на него так, будто пытался проникнуть взглядом в его душу.

– Если вы не думали о возможной выгоде, то в чем причина вашего желания вырастить мальчика?

Вейдер знал, что должен что-то сказать – что угодно, но продолжал молчать.

Император говорил тихо, в его голосе ощущалось обвинение.

– У вас до сих пор есть чувства к матери этого ребенка? Даже после того, как вы…

– Та жизнь ничего не значит для меня, – прервал его Вейдер, в голосе которого звучал гнев, но он и не пытался его скрыть. Это была запретная тема, и повелитель знал об этом. – Я ситх.

Император начал посмеиваться.

– Кстати говоря, почему вы думаете, что этот ребенок захочет жить с вами? Он взглянет на вас и решит, что лучше умереть.

Цель была достигнута. Его замешательство испарилось в волне чувств, которые было сложно описать. Было ли это желание делать все наоборот? Было ли это упрямство? Оби-Ван мог бы назвать это высокомерием. Что бы это ни было, но теперь он был уверен, что скорее умрет, чем покинет эту комнату без разрешения вырастить сына.

– Я обещаю, что позабочусь о том, чтобы мальчик не развил свой потенциал в Силе, – сказал Вейдер. – Я буду воспитывать его, как верного гражданина Империи. Если вы позволите мне растить мальчика до совершеннолетия, то я докажу вам, что он может быть вам полезен.

Император встретился с ним взглядом, явно ощутив его решимость. На мгновение он, казалось, задумался, а затем махнул рукой.

– Вы разочаровали меня, лорд Вейдер. Я подозреваю, что даже после стольких лет, вы держитесь за призрак своего прошлого. Но если вы настаиваете, можете взять мальчика.

– Благодарю, повелитель, – кланяясь, произнес Вейдер.

– Однако я буду внимательно наблюдать за ним. Если я замечу, что его способности в Силе развиваются, он будет устранен. Немедленно.

***

Хорошо, что прежде чем отправиться в медцентр, ему пришлось зайти к себе, чтобы забрать вещи Люка. Ему нужно было время, чтобы успокоиться. Тем не менее, разговор с учителем продолжал звучать у него в голове, когда он вошел в медцентр.

Он только сейчас начал осознавать насколько близок был к потере сына, и это спустя день после его обнаружения. Но теперь он намеревался стать отцом. И не просто отцом, а хорошим родителем, чтобы Император был вынужден признать, что принял верное решение, позволив Люку жить. То, что он может отсутствовать в течение нескольких месяцев не имело значения – мальчик благодаря этому станет более самостоятельным и дисциплинированным.

В соответствии с его просьбой медцентр был очищен от посетителей. Он не хотел, чтобы слухи и сплетни начали гулять среди политиков еще до того, как он приведет мальчика домой. Доктор вскоре подошел к нему.

– Доктор Лисон, – произнес Вейдер в качестве приветствия. – Как мальчик?

– На самом деле намного лучше. Он очень стойкий.

Вейдер был рад это слышать.

– Возможно, нам следует немного поговорить в моем кабинете, – сказал доктор, показывая дорогу. Вейдеру хотелось отказаться – у него не было в распоряжении целого дня, а мысль о том, что ему нужно еще поговорить с мальчиком, заставляла его нервничать. Но доктор, казалось, собирался сказать что-то важное, поэтому он решил уступить.

Когда они миновали двери, доктор указал на вещи в руках Вейдера.

– Вижу, вы принесли его вещи. Это должно взбодрить его после утреннего инцидента. Была настоящая драма.

– Что случилось? – с удивлением спросил Вейдер. – Нападение?

– Нет, нет, – произнес доктор. – Штурмовик разыскивал Люка. Его послал администратор ЦПС.

– С какой целью? – не удосужившись присесть, спросил Вейдер. Двери за ними закрылись, даря уединение.

– Ему приказали вернуть Люка. Он ушел, как только я объяснил ему ситуацию.

– Как удачно, – произнес Вейдер, – для него.

– Мне удалось найти несколько старых медицинских записей Люка, – продолжил доктор. – Я пришлю вам копии файлов. Никаких заболеваний в настоящее время у него нет, зрение и слух в полном порядке. Все необходимые прививки имеются.

– В таком случае, он полностью здоров.

– Общее физическое состояние в норме, – осторожно произнес доктор. – Тем не менее, наблюдаются признаки пережитой психологической травмы. Нестабильность его образа жизни в последнее время, вероятно, усугубило проблему. Сейчас ему нужна стабильная среда, в которой он сможет обжиться. Ему нужны поддержка и внимание. У меня есть книга, и я подумал, что, возможно, вы захотите её прочесть, – доктор поднял планшет с данными со своего стола. – Я пережил подростковые годы своих детей и нашел советы, записанные в книге, практичными и…

Вейдер поднял руку, прерывая его.

– Уверяю вас, доктор, мне не требуется помощь в том, что касается мальчика. Под моим командованием находится целая армия. Думаю, я сумею справиться с одним ребенком.

– Я не хотел выказать неуважение, – произнес доктор, положив датапад на стол. – Я не сомневаюсь в том, что вы способны заботиться о своем сыне. Но Люк – особый случай. Если его не контролировать, могут возникнуть серьезные проблемы с поведением.

– Есть что-то еще, что вы хотели бы со мной обсудить? – начиная терять терпение, спросил Вейдер. Ему было совершенно неинтересно выслушивать, как его интеллект оскорбляют глупыми академическими теориями о детской психологии. Дисциплина и строгие правила – все, что нужно мальчику. В подростковом возрасте его воспитывали именно так, и все было в порядке.

– Еще кое-что, – произнес доктор, демонстрируя больше храбрости, чем некоторые высокопоставленные офицеры.

– Говорите кратко, – неохотно сказал Вейдер.

– С Люком все в порядке, – объяснил доктор, – но он все еще поправляется. Когда будете сообщать ему новости, делайте это мягче.

– Какие новости? – с любопытством спросил Вейдер.

– Что вы его отец.

– Он не знает?! – Вейдер от удивления чуть не выронил модельку Т-16. Он не был готов к этому. – Почему вы ему не сказали?

– Я думал, что вы захотите сделать это сами, – произнес доктор, облокачиваясь о край стола. – У него будет много вопросов, на которые ответить можете только вы.

Вейдер почувствовал, что респиратор на мгновение перестал справляться со своей работой. Вопросы о прошлом… как будто упоминания Императора о матери мальчика было недостаточно. Этот день становился хуже с каждой минутой.

– Отлично, – сказал Вейдер, разворачиваясь, чтобы уйти. Он не мог позволить доктору догадаться о своих страхах. У него была репутация, которую необходимо поддерживать.

– Если возникнут какие-либо проблемы, я здесь, – произнес доктор ему вслед.

Вейдер проигнорировал его. О каких «проблемах» мог говорить доктор, оставалось только догадываться. Может быть, он думал, что мальчик упадет в обморок, когда узнает правду. На самом деле, это было бы не так уж и плохо, ведь в таком случае ему не пришлось бы отвечать на вопросы.

Охранники у двери при его приближении вытянулись по стойке «смирно». Он помедлил перед тем как войти, неожиданно ощутив прилив неуверенности. Что если Император был прав? Что если Люк будет категорически против подобной идеи? У него не было причин доверять ему. Что делать, если мальчик не захочет жить с ним?

Двери внезапно открылись. Во всяком случае, пути назад уже не было. Пришло время собраться с духом и смириться. Он Темный Лорд Ситхов. Он сражался со смертельно опасными врагами и жуткими чудовищами. Он видел галактику после грандиозной революции. По сравнению с этим его собственный ребенок – ничто.

Он перешагнул через порог и остановился, дожидаясь пока двери за его спиной закроются. Люк лежал на кровати у дальней стены. Он повернул голову и уставился на него широко открытыми немигающими глазами.

«Он боится меня – понял Вейдер. – Твой собственный сын боится тебя».

Это не должно удивлять его. Он Лорд Ситхов, он сам минуту назад с удовольствием вспоминал об этом. Люди должны его бояться. А его топтание на месте и рассматривание мальчика со стороны, точно делу не помогут.

Вейдер медленно подошел к кровати и остановился рядом с ней. Теперь, когда он находился ближе, он мог оценить проделанную докторами работу. Порезы и ушибы почти исчезли, несомненно, не без помощи бакты. Бледный шрам все еще виднелся над его глазом, но, не считая этого, он выглядел намного лучше, чем когда Вейдер только привел его сюда. Медики отлично поработали.

Люк ничего не сказал, но продолжал смотреть на него широко распахнутыми глазами. Наконец он отвел взгляд, явно ощутив себя немного неловко. Вейдер знал, что он чувствовал.

– Думаю, это твое, – произнес Вейдер, бросая модельку Т-16 на покрывало. Сумку с одеждой он опустил на пол.

Лицо Люка просветлело при виде модельки, и он елозил ногами до тех пор, пока моделька не оказалась достаточно близко к нему, чтобы он мог её взять. Он осторожно прикоснулся к ней.

Тишина возобновилась. Вейдер пытался придумать, как именно подать ему информацию об их родстве, когда Люк внезапно заговорил.

– Я копил на настоящий. Мы с моим другом Биггсом часто говорили о том, чтобы пролететь на таких через Каменную иглу.

Вейдеру стало любопытно. Полеты? Он не думал, что Люк мог унаследовать от него что-то кроме внешности.

– Ты пилот? – спросил он.

– Я могу летать на чем угодно, – слегка приподнявшись, заявил Люк. На мгновение он замолчал, после чего прибавил. – По крайней мере, я мог бы, если бы дядя позволил.

В памяти Вейдера всплыло очень старое воспоминание. Каменная игла…

– Каменная игла, – произнес Вейдер вслух. – В каньоне Нищего?

– Да, – Люк поднял голову, его рот слегка приоткрылся. – Вы слышали о Татуине?! Я здесь уже несколько месяцев, и я еще не встречал никого, кто слышал о Татуине.

– Я… раньше жил там. Давным-давно.

– Я вырос там, – сказал Люк, – с тетей Беру и дядей Оуэном.

Вейдер внутренне содрогнулся от этих имен из прошлого. Все становилось на свои места. Оби-Ван отправил мальчика к его семье… на планету, которую его отец никогда бы не посетил. Погрузившись в воспоминания, он вспомнил, что видел образы Оуэна и Беру в голове джедая. Он убил их, фактически оставив Люка сиротой. Так мальчик оказался на попечении Империи. Должно быть, его переправили на Корусант, а теперь… вот он. Без Силы здесь не обошлось, другого объяснения быть просто не могло.

– Понятно, – отстраненно отозвался он.

– Я слишком много говорю? – нервно спросил Люк, словно только что осознав, кому именно он рассказывает о своем прошлом. – Я знаю, что вам не нравится, когда я слишком много говорю. Извините.

Вейдер медленно выдохнул, ругая себя за то, что был слишком суров с мальчиком в прошлом. Было бы намного легче сообщить ему новости, если бы это была их первая встреча. Теперь же он столкнулся с первым впечатлением, которое сложилось о нем у мальчика после их прошлых разговоров.

– Ты можешь говорить, сколько хочешь, – произнес Вейдер. – Мне было бы интересно узнать о твоем прошлом. Ты сказал, что тебя воспитывали дядя и тетя. Что они рассказали тебе о твоих родителях?

Люк ответил грустно.

– Они умерли. Когда я был совсем маленьким.

– Они сказали тебе, кто твои родители? Например, имена?

– О, разумеется, – ответил Люк. – Мою маму звали Падме. Тетя Беру сказала, что знает только её имя. Так же она сказала, что именно мама назвала меня Люком.

Вейдер отвернулся и бездумно уставился в стену. Если это правда… вероятность того, что его жена умерла от его руки, становилась еще меньше.

– Моего отца звали Энакин Скайуокер, – продолжил Люк. – Это тоже мне сказала тетя Беру – дядя Оуэн не любил говорить о моем отце. Но я постоянно донимал его вопросами, из-за чего в конце концов он сказал, что он был штурманом на грузовом корабле.

Штурманом? Вейдер не знал удивляться ему или злиться на столь откровенную ложь. Похоже, Оуэн не хотел, чтобы его карьера оказала какое-то влияние на мальчика.

Люк почесал затылок, глядя на покрывало.

– Сэр, мне было интересно, почему снаружи стоят охранники. Я не понимаю, что происходит. Я все еще живу у сенатора Леррода? Просто мне кажется, что он не захочет, чтобы я возвращался, после того, как я выпустил вуки на его вечеринке.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю